Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Собеседники и аудитория ведущего





 

Самый известный вариант – это беседа ведущего с одним собеседником. Мы в следующих разделах обратимся к роли ведущего в такой ситуации. Здесь же покажем необычный случай «заочного собеседования», когда текст строится как рассуждения ведущего перед микрофоном и реплики «героя» в записи. Журналист в своей речи делает подводки к фрагментам записи. Покажем прием на примере программы «Окно в кино» (Радио России. 2006. 20 марта). Ведущая – Екатерина Кириллова, а гость в «Окне» – польский режиссер Кшиштоф Занусси. Покажем переплетение двух речевых потоков:

Е.К. Как зародилась и пустила крепкие корни метафизика у ярого физика Занусси? За его плечами физический факультет Варшавского университета. Правда, более двух лет душа не выдержала и перебралась на философский факультет Краковского университета. Говорят, выше философии только звезды. Кшиштоф Занусси никогда не рассказывал, как пришел к вере. А быть может, она всегда пребывала в нем? Но ясно одно: другого такого кинорежиссера со столь ясным религиозным мышлением, неискаженно трансформирующимся в кадре, нет Занусси – избранник. Знаю, он не любит громких слов в свой адрес. Но кто-то должен заявлять: Занусси – уникальная парадигма в мире кино.

К.Занусси. Картина не по заказу сделана, а так, как я ее задумал, и выражает то, что я пробовал выразить. Но я обращался к светской публике, потому что я глубоко верю, что большинство людей, моих потенциальных зрителей, которых, я знаю, очень много не будет, но среди тех же зрителей большинство – это люди, которые очень далеки от религиозного опыта. И если я помогаю им идентифицироваться с моим главным героем – агностиком (я сам с ним не в полной мере идентифицируюсь), я рассказываю, что есть такой путь, и, может быть, он окажется кому-то интересен. Я предлагаю рассказ о человеке, который физик, который для огромной части публики вопросов серьезных не берет, который их обходит, которые обладают такой гордыней, что считают себя самих центром космоса.



Е.К. С миром не надо соглашаться, считает Занусси. Во имя благой цели можно и на коленях постоять. «В костеле я же делаю это. Разве меня это унижает?» – это Занусси.

Возможно общение ведущего с двумя и более собеседниками, между которыми могут быть как отношения сотрудничества в разработке одной темы, так и отношения конфронтации. Понятно, что поведение ведущего во втором случае осложняется (о чем в следующем разделе более подробно).

Присутствие студийной аудитории также осложняет работу ведущего, ведь чаще всего слушателей тем или иным образом приходится вовлекать в разговор.

Широкая внестудийная аудитория СМИ – незримый адресат всех передач и публикаций. Для нее в конечном итоге работает ведущий, организуя общение у микрофона или на газетной полосе. Однако сегодня, благодаря прямому эфиру, эта аудитория также может вовлекаться в общение, поэтому ведущий должен уметь вплетать в разговор вопросы и мнения зрителей и слушателей.

Крайний случай – когда единственным «собеседником» ведущего является именно широкая аудитория, то есть программа целиком сводится к звонкам слушателей и общению с ними. Вот, например, программа по заявкам на радио «Динамит FM» (2000. 6 нояб.). Ведущий Алексей Иванов. Передача «составилась» из разговоров с восемью дозвонившимися слушателями. Приводим пример такого разговора:

(Звонок в студии.)

Ведущий. Алло!

Слушатель 1. Алло!

В. Привет!

С1. Привет, Алексей!

В. С кем разговариваю?

С1. Это Сергей.

В. Сергей, ты сейчас находишься где?

С1. Я нахожусь сейчас у дома, на улице Бебеля.

В. О. Отлично! Что вы сейчас делаете на Бебеля? Слышу, что с мобильного звоните.

С1. Алексей, у меня вчера был день рождения.

В. О, я тебя поздравляю с удовольствием, весь «Динамит» тебя поздравляет. Желаем счастья, здоровья, ну и всего самого прочего, такого. Как отмечали?

С1. Вчера мне было 25 лет.

В. Отлично, супервозраст. Вся жизнь, можно сказать, впереди у тебя, так и есть.

С1. Я хочу сейчас передать привет своим родным, то есть маме, папе, теще, тестю и своей любимой дорогой жене, которая сидит рядом со мной.

В. Ну, видимо, хорошо тебя поздравили, у вас еще день рождения продолжается, как я понял.

С1. Да, Алексей, вы правы.

В. Супер, супер все. Хорошо, давай мы еще раз тебя поздравим. Главное, чтобы слушал наше радио и не забывал про нас. Теперь давай послушаем что-нибудь танцевальное. Ты не против?

С1. Нет, конечно, Алексей, я не против, это все классно. Я хотел бы еще, знаете, что: поздравить вас, у вас классное радио, я постоянно, когда езжу в машине, слушаю только ваше радио.

В. Слушай, прямо такой бодрячок у меня настает от твоих слов. Просто супер. А сегодня все работают, многие люди практически работают. Вот, например, вы отдыхаете. Хорошо, как отдыхается вам сегодня?

С1. Вообще супер, Алексей. С вашим радио это класс.

В. Ну ладно, танцы начинаются тогда, вернее, продолжаются.

(Звучит музыка.)

Каждый из восьми позвонивших вводит в диалог свою тему. Слушатель-2 (Ксения) говорит о подготовке к празднику (тогда еще отмечали 7 Ноября), Слушатель-3 рассказывает о компьютерном клубе, четвертый говорит о дне рождения сестры и т.д. Так что ведущему не позавидуешь – надо мгновенно переключиться на новую тему и несколько минут продержаться в эфире с очередным собеседником.

В телепрограмме «Бодрое утро» (у нас запись: MTV. 2002. 18 марта) мы тоже видим пример текста, составленного из телефонных разговоров со зрителями. Особенность же передачи в том, что у неее два ведущих. Промежутки между звонками зрителей заполнены разговорами ведущих друг с другом. Причем заявлена тема обсуждения. В нашем материале – это диета. Приводим отрывок, демонстрирующий общение двух ведущих (Иван Ургант, Шелест):

У. Здравствуйте, наши веселые, крутые, утренние друзья. Это программа «Бодрое утро» стучится в ваши сонные телевизоры. Естественно, при помощи э-э нашего главного м-м-м-э…

Ш. Аргумента.

У. Козыря. Нашего главного… Нашей козырной дамочки.

Ш. Нашего гвоздя.

У. Нет. Гвоздя – это я. А ты э-э козырная дама, запрятанная в рукав. Шелест. Прошу любить и жаловать.

Ш. Иван Ургант. Прошу тоже…

У. Да, жаловать. Кстати, жалованье когда у нас? 18 число. До жалованья еще достаточно…

Ш. Еще ждать и ждать.

У. Еще ждать и ждать. Да.

Ш. Затягивать и затягивать пояски все туже и туже.

У. На часах. Как ремешки. Да?

Ш. Да.

У. Вот. У нас сегодня здесь, э-э как это водится, понедельник, э-э веселая непринужденная беседа <…> Мы сегодня решили поговорить о диетах.

Как показывает уже начало диалога, ведущие используют прием речеведения, который называется унисон. Он «создается несколькими Рассказчиками в режиме реплицирования», как говорит о диалоге-рассказе (нарративе) И.Н.Борисова (2001: 267). Мы видим, что ведущие подхватывают реплики друг друга, подсказывают слово, предлагают неожиданные ассоциации. Точно так же вдвоем они общаются и со зрителями. Один отрывок:

Ш. О диетах мы сегодня говорим. 9742222, абонент «Бодрое утро». Алло!

Зритель. Алло!

Ш. Чего-то мы размазали столько информации много. Женя, ты диетолог?

З. Э-э нет. Ну как… Я собираю диеты и раздаю их всем своим подругам, хотя сама там пробовала садиться диет на двадцать… теперь я уже…

У. Женечка, прости. А где ты собираешь диеты?

З. А, ну где попадется. Во всяких там книгах по лечебному питанию, журналах…

Ш.По Ноннам Мордюковым, по Бабкиным ходишь собираешь, наверно?

З. Да нет. (И т.д.)

Отметим наконец «диалог с письмами». Ведущий программы «Радио России» «Встреча с песней» Виктор Татарский, зачитывая письмо, потом может обратиться к автору письма, оценивая его мысли, стиль. У нас программа от 25 ноября 2000 года. Приводим пример такого общения:

Людмила Грицай. Люде 17 лет, живет она в Рязани. «Здравствуйте, я очень рада, что пишу вам. Это смелый шаг с моей стороны, но, когда слушаю вашу передачу, всегда удивляюсь такому количеству по-настоящему добрых писем. В них сного искренности, сердечной теплоты и невыдуманной любви к людям. Пишу к вам с большой просьбой. Вот две строчки из песни, мотив и слова которой помнят, наверное, многие уже немолодые люди. “Мне сегодня так больно, слезы взор мой туманят”. Не знаю почему, но эти слова живут постоянно со мной, особенно когда отчего-то грустно на душе. Моя мама сказала, что это один из романсов Изабеллы Юрьевой и что у нас дома где-то лежит много патефонных пластинок с ее записями, но самого-то патефона нет. Может быть, я так хорошо запомнила строчки песни оттого, что в театре видела прекрасный спектакль, где в одной из кульминационных сцен она звучала. Не знаю отчего, но я люблю песни, которым много лет. Они вызывают уважение. Ведь люди, которые слушали их впервые, далеко не молоды или их уже нет, а песня живет, и можно попытаться услышать в ее мелодии отзвуки судеб тех людей. Ведь для меня и для моих ровесников все, что было до 80-х годов нашего века, уже история». Люда, с этой песней действительно много связано у людей военного поколения. Песня стала популярной еще в 30-е годы. Вот, например, есть одно письмо в связи с ней из Петербурга от Клавдии Сергеевой. «Если можно, пусть прозвучит песня моей любимой певицы Изабеллы Юрьевой “Если можешь, прости” для друга Федора из далекого 45-го года. Федя, хочу пожелать тебе радости и здоровья. Я помню нашу последнюю встречу. Вашу часть из Симферополя перевели в Запорожье, и ты однажды с другом встречал наш поезд, был счастлив, а я тебя очень огорчила, о чем потом жалела. Впоследствии, проезжая Запорожье, я всегда выходила на перрон и ждала, но ты не приходил. За причиненную тебе боль в жизни была наказана. А эта последняя встреча осталась у меня в памяти навсегда. Если ты сейчас слышишь меня, я надеюсь, что вспомнишь и простишь. С уважением Клава. Петербург». (Звучит песня «Если можешь, прости» в исполнении Изабеллы Юрьевой.)

Как видим, ведущий, хотя и предназначает информацию для широкой аудитории, здесь подает ее как обращенную к одному слушателю – автору первого письма. Кроме того, организован некий диалог писем – слушатели радио заочно общаются друг с другом.

Таким образом, диалогические тексты различаются по количеству общающихся, причем колеблется не только число собеседников, но и число ведущих. В этих условиях ведущий должен уметь организовать общение, для чего он осуществляет ряд направляющих действий.

 

Передача инициативы

 

Как инициатор разговора журналист передает инициативу собеседнику, задавая ему вопрос или прямо называя речевое действие, которое должен совершить собеседник:

Первый вопрос к вам: насколько изменилось настроение, насколько прибавилось оптимизма, если сравнивать все развитие ситуации с 96-м годом, когда вы стали директором ФСБ? («Очная ставка» с Олегом Вакуловским. Собеседник – депутат Госдумы Николай Ковалев // Радио России. 2006. 25 марта);

Андрей Норкин. …Есть кое-какая информация о том, что будет матч ветеранов, но большего мы пока что не знаем. Вы не раскроете какие-нибудь секреты, что ждет нас?

Сергей Степашин. Секретов нет…(НТВ. Герой дня. 2000. 25 окт.).

Если собеседников два и более, задача ведущего усложняется. Сейчас он должен следить, чтобы каждый из приглашенных мог высказаться:

Игорь Гмыза. Тема передачи – нужны ли нашим детям уроки веры? Гости в студии – Леонид Евгеньевич Перлов, представляющий межрегиональную организацию «Учителя за свободу убеждений», и Александр Владимирович Щипков, главный редактор интернет-портала «Религия и СМИ». Итак, надо ли учить наших детей основам веры? Вопрос Леониду Перлову. Наш гость в свое время входил в состав инициативной группы, которая называлась «Учителя против милитаризации и клерикализации школы». В ее названии очень четко обозначалась позиция, против чего она. А почему?

Л.Перлов. Существует две стороны этого вопроса <…> Педагогика состоит из двух частей – педагогики и дидактики. Они не могут развиваться отдельно друг от друга. Они могут работать только при симметричном развитии. Шарахаться? Этим вот и занимаются сейчас. И все равно результат получается нулевой, если не отрицательный. Вопрос преподавания основ веры в школе из этой же серии.

И.Гмыза. Александр Владимирович, каково ваше мнение на этот счет?

А.Щипков. Я считаю, что обучить вере невозможно.

Еще внимательнее должен быть ведущий, если собеседников около десятка, как во «Временах» В.Познера. Поэтому при подготовке ему приходится продумывать, кто из приглашенных должен отвечать на тот или иной вопрос, а в процессе разговора передача инициативы требуется постоянно. Приводим эти моменты из уже цитированной программы:

Марк Анатольевич, я хочу задать вам один вопрос: вот до того как прекратил свое существование СССР, вы вообще-то думали, что такое может произойти? У вас когда-нибудь была мысль, что это все исчезнет, что этого не будет при вашей жизни? (вопрос Марку Захарову); Первый вопрос у меня к вам, господин Козырев. Вот то, что мы сейчас увидели, все эти события, не говорили ли они все-таки о глубочайшем кризисе так называемой советской империи? (вопрос Андрею Козыреву, министру иностранных дел с 1990 по 1996 год); Господин Бурбулис, вы в те годы были активнейшим участником событий. Согласны ли вы с этим посылом (только что прозвучали слова А.Козырева: «Народ выразил свою волю: не хочу больше жить в этой отсталой тоталитарной махине»), что на самом деле система попросту себя изжила и в этом вся причина, а не в каких-то других вещах? (вопрос Геннадию Бурбулису, члену Совета Федерации от Новгородской области); Мне бы хотелось обратиться к госпоже Нарочницкой. Значит, вы, если я не ошибаюсь, утверждаете, что следует говорить не о распаде Советского Союза, а о расчленении. Так? (Наталья Нарочницкая, историк); Господин Подберезкин, ваше мнение по тому же вопросу? (Алексей Подберезкин, лидер движения «Духовное наследие»); Так, господин Алкснис, я полагаю, у вас другой взгляд на эти вещи… Очевидно, вы не считаете, что он действительно прогнил, этот строй. Что вы скажете? (Виктор Алкснис, депутат Госдумы); Господин Бунин, к вам вопрос. Вот вы послушали, что говорит Бжезинский. Вы будете ему возражать или согласитесь с ним в главном посыле: все равно это было неизбежно, никуда не денешься, а Запад здесь ни при чем? (Игорь Бунин, директор фонда «Центр политических технологий»); Господин Аксючиц, вопрос к вам. Вы видите сценарий, при котором Советский Союз мог бы сохраниться? (Виктор Аксючиц, философ); Представим себе, что Советский Союз продолжал бы существовать. Это условие начала нашей игры. А дальше – «да» или «нет». Вопрос первый. Остался ли бы президентом СССР Михаил Горбачев? Я чувствую, что с микрофоном трудно, поэтому я буду называть. Господин Марков? – Марков. Нет Сергей Марков, директор Института политических исследований).

Это первый круг вопросов. Потом приглашенные выступали точно так же по предоставлении им слова ведущим. Даже этот первый круг показывает, что вопросы задаются с учетом информированности и политической позиции говорящих.

Еще более усложняется задача ведущего, когда в разговор вмешиваются звонки радиослушателей или телезрителей, а также голоса «внутренней аудитории» ток-шоу. Например, в цитированной «Очной ставке» рассказ Н.Ковалева об антикоррупционных полицейских операциях-провокациях «шейх» и «пчела» в США прерывается:

Ведущий. Я прошу извинить… дело в том, что у нас ждет на проводе несколько человек из других городов. Итак, это был рассказ об операциях «шейх» и «пчела».

Н.Ковалев. Мы продолжим про Италию.

Ведущий. После того как мы ответим на первые звонки, мы вернемся к тому, применим ли способ провокации здесь, в России. (Музыкальная вставка.) Итак, у нас на связи Мария Алексеевна из города Пенза. Пожалуйста, вы в эфире. (Реплика слушателя.) Мария Алексеевна, спасибо. Слово Николаю Дмитриевичу.

В программе Владимира Соловьева «К барьеру!» ведущий (по условиям игры) предоставляет слово секундантам: Прошу, со стороны господина Жириновского; Вопрос со стороны господина Рогозина! Во «Временах» (ОРТ. 2001. 19 авг.) В.Познер предоставляет слово аудитории:

Ведущий. Я хочу спросить прежде всего… вот, у нас сегодня много молодых людей… Я хочу спросить нескольких из них. Вот как вы считаете, мы на самом деле живем в другой стране, чем, скажем, 15 лет тому назад? Какое у вас ощущение? Ну, давайте, я с вас начну.

1-й мужчина. В другой стране живем.

Ведущий. Так. Что вы считаете?

2-й мужчина. Ну, я считаю, что страна примерно такая же, как была.

Ведущий. Так, а вы?

Девушка. Ну я не знаю, мне кажется, она изменилась. Раньше было проще жить, и люди были проще.

Ведущий. Так. Кто бы еще хотел высказаться по этому поводу? Вы? Прошу вас.

3-й мужчина. Знаете, 19 августа 91-го года я был во Франции. Мы прожили там два года. Мы возвращались – мы увидели совершенно новое.

Ведущий. Хм, вот ваш итог. Для меня это очень важный вопрос на самом деле.

Таким образом, передача инициативы – важная функция ведущего.

 

Лишение инициативы

 

Понятно, что когда ведущий передает инициативу от одного говорящего к другому, первый этой инициативы лишается. Но это естественный процесс в диалоге, его норма, о которой особо говорить нет никакой надобности. Случается иногда, однако, так, что ведущий вынужден лишать слова. Это зависит от типа диалога, но более всего от личности говорящего. Так, в уже упоминавшейся программе В.Соловьева «К барьеру!» ведущему порой приходится «утихомиривать» В.Жириновского:

В.Жириновский. Дмитрий Олегович, вот видите, как вы лавируете.

Д.Рогозин. Следующий год…

В.Жириновский. Мы же обсуждаем с вами перенос праздни ков…

Д.Рогозин. Владимир Вольфович, я вас… Я вас не перебивал.. Послушайте…

В.Жириновский. …Можно праздновать вооруженный захват власти или нельзя! А вы говорите, как мы работаем в Думе!

Д.Рогозин. Владимир Вольфович…

В.Жириновский. Вы также работаете в Думе, что расскажете про ваш блок! Фиктивный! Кто знает Партию российских регионов? Никто! Партию народной воли? Никто! Соцпартию?..

Ведущий. Владимир… Владимир Вольфович, Владимир Вольфович. Вы… Вы… Вы ревнуете к проценту «Родины». Это ревность. Прекратите.

В.Жириновский. Фальшь! Фальшь! Когда они обещали землю крестьянам. Фабрики – рабочим…

После очередной такой же схватки ведущий, потеряв всякое терпение и всякую тактичность, спрашивает у Жириновского: «У вас когда батарейка сядет? Энерджайзер отдыхает!». А в другой раз, безуспешно пытаясь остановить того же говорящего, ведущий жалобно спрашивает: «Можно я щас с Рогозиным поговорю?».

Ведущие «Бодрого утра» (МТV. 2002. 18 марта) весьма энергично отказывают «собеседнику» в предоставлении слова:

Ургант. Пейджер. Сначала. Извините, простите. «Сначала она решила с березки. Постоять на ней, она уже собиралась э-э спуститься на землю, но тут… Ой, какая гадость! Пошляки, не звоните нам. Свиньи! Зачем вы нам звоните, пошляки, вы чего? Вы… есть же много других программ, где любят пошлости. Это же не наша программа, Шел? Правда? Ну посмотрите…

Шелест. Это не наша программа.

(Приводим фрагмент не в качестве примера для подражагия, а в качестве предупреждения. Как подробнее будет показано далее, ведущий строят свое общение целиком в русле стеба, а стеб не так уж далек от пошлости. Поэтому им бы надо быть готовыми к подобным происшествиям и не так яро нападать на тех, кто рвется в той же тональности к ним в собеседники.)

Отметим, кстати, что собеседник не всегда подчиняется ведущему и за свою инициативу может постоять. Приведем три фрагмента из «Времен» (ОРТ. 2001. 19 авг.):

Б.Немцов. …Это пишет ГКЧП. Дальше там – собрать, распределить… И все их предложения экономического характера привели бы к военному коммунизму и продразверстке. Теперь еще один момент…

Ведущий. И все-таки, все-таки, ну, Борис Ефимыч, кто победил?

Б.Немцов. Извините, сейчас я договорю, можно?

Ведущий (с легкой иронией). Давайте.

Б.Немцов. Потерпите одну минуту, вам недолго осталось.

Ведущий. Хорошо.

Б.Немцов. Так вот…

Ведущий (со смешком). Это угроза, что ли?

Б.Немцов. Это не угроза. Это просьба.

Ведущий. Сегодня все-таки 19 августа, так черт его знает…

Б.Немцов. Знаете, я очень мирно настроен, думаю, и вы тоже. Так вот. Очевидно, что все рецепты, которые они предлагали… Они еще газеты закрыли, знаете? Вот они не работали. И страна просто ушла от крупномасштабной гражданской войны…;

А.Кудрин. …Я должен сказать, что это был сложный симбиоз выбора, который пыталось сделать правительство и который навязывал левый парламент.

Ведущий. Но…

А.Кудрин. Я могу сказать последнее, что вот в этой линии последний год, прошлый год, впервые мы государственный бюджет принимали без левых фракций;

Г.Попов. Ни один рядовой гражданин мог ничего не потерять. Их вклады составляли 6-7% во всем том, что имели наши банки…

Ведущий. Александр Андреевич, я знаю, что вы хотите (это попытался вмешаться в разговор Александр Проханов).

Г.Попов. Позвольте мне закончить.

Ведущий. Хорошо.

Г.Попов. Я хочу закончить следующим. В отношении нынешнего бюджета…

Как видим, это действительно борьба за инициативу, порой весьма эмоционально насыщенная.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.