Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Необходимость окончательного уничтожения христианского мира





Итак, по достижении материального изобилия, у Запада имелась и необходимость, и возможность, и средства, чтобы перейти от развития материального мира к развитию мира духовного.

 

Естественно, что это изменение стало происходить не на принципах христианства, а на принципах религии денег, так хорошо описанных Равом Лайтманом. Эти принципы животных потребностей и удовольствия от насилия, на которых всегда зиждилась религия денег, но которые долгое время были относительно скрыты, стали мгновенно выходить на поверхность.

 

Подробнее рассмотрим религиозные причины неизбежности перехода к новому антихристианскому духовному миру.

 

* * *

Мировоззренческая необходимость

 

Христианская власть была уничтожена давно, но христианский духовный мир ещё продолжал существовать.

 

Теоретически он был уничтожен ещё первыми материалистами, но до поры до времени материализм сосредотачивал свои преобразования на оружии и на природе. У верхушки иерархии материализм, каббала и сатанизм преобладали давно, но в восприятии мира у простых людей сохранялось много христианского.

 

Конечно, американцы никогда не отличались глубиной духовной жизни или набожностью, но в их культуре присутствовали пуританские традиции. Нелёгкая жизнь поселенцев, тяжёлый физический труд фермера, а затем рабочего, выработали у них воспитание в духе трудолюбия, сдержанности, патриархальной семьи и покорного подчинения власти. Всё это долгое время более чем устраивало и управляющие верхи.

 

Внешне религиозность американцев выражалась в консерватизме, регулярном посещении церкви, строгости в одежде, языке и нравах. Европа, будучи гораздо более урбанизированной и более развращённой богатствами, была и более распутной. Но с другой стороны, В Европе были гораздо глубже и духовные традиции христианства.



 

В материалистическом обществе религия денег и христианство могли сосуществовать, разделяя сферы влияния. Для создания идеалистического общества религии денег было необходимо уничтожить сохранившийся внутренний мир христианства, ибо он был ей прямо противоположен.

 

После достижения изобилия стало невозможно управлять христианами через товары и вещи, понадобился переход к прямому управлению сознанием. В конце концов, сдержанность стала тормозом безудержного потребления и разврата.

 

* * *

В первые века развития капитализма товарно-денежные отношения существовали в основном в материальном производстве, а между людьми сохранялись более-менее христианские отношения (исключая рабов, бандитов и колонии, конечно).

 

В результате материального насыщения, в общественных отношениях резко увеличилась доля надстройки. Резко уменьшилась доля отношений между человеком и материальным миром, человеком и машинами, человеком и природой. Резко увеличилась доля отношений между людьми напрямую.

 

Большая часть бывших рабочих и фермеров стала фактически слугами – слугами господ или слугами друг друга. Соответственно, товарно-денежные отношения стали определять абсолютно все отношения между людьми, они стали определять любое общение. Существовавшее ранее разделение жизни на зарабатывание хлеба и собственно жизнь, исчезло. Любой человек и любой контакт, на работе или вне работы, стали восприниматься как бизнес. Деньги перестали быть деньгами ради жизни. Жизнь окончательно стала жизнью ради денег.

 

Более того, сменилась мировая иерархия. Средний американец прыгнул на несколько ступенек выше – он стал опосредованным рабовладельцем десятков людей в странах третьего мира. Ему пора было становиться «свободным» в масонском понимании человеком, он должен был перенять все привычки своих хозяев.

 

* * *

Одновременно естественная наука и математика, уже не будучи в состоянии дальше реально улучшить жизнь человека, поскольку улучшения материального мира перестали быть определяющими, начали быстро превращаться в догматическую религию, которая пытается все отношения людей подогнать под свои узкие модели.

 

Наука из воплощения мечты человека в жизнь занялась заданием того, о чём следует мечтать человеку.

 

И эти мечты обязаны были быть (1) материалистичными, или псевдо-материалистичными, телесными, но никак не духовными, (2) эти мечты надо было непременно иметь возможность оцифровать, (3) мечты должны быть максимально дешёвыми, чтобы быть экономически выгодными.

 

* * *

Экономическая необходимость

 

Теперь рассмотрим необходимость уничтожения христианского мира с точки зрения философии экономики.

 

В 1960-е годы был достигнут тот уровень материального достатка, о котором мечтали утописты в средние века. Дальше человек мог сосредоточиться на своём духовном развитии. Дальше результат давала бы не специализация, не разделение труда, а универсальное, разностороннее развитие личности.

 

Но усиливающаяся специализация необходима для увеличения объёмов торговли, ибо чем более универсален человек, тем меньше ему надо обмениваться с другими.

 

Поэтому развитие не могло не пойти в сторону разделения и уничтожения христианской личности, а также дальнейшего разделения семьи и общества, и даже тела человека.

 

* * *

В начале 1950-х годов Америка была очень сильной страной. Практически всё промышленное производство было внутренним; США активно экспортировали технику в Европу и в остальной мир. При этом у них хватало денег на продолжительную Корейскую войну и стремительную гонку ядерных вооружений[463].

 

В Америке были обычными большие семьи с несколькими детьми. Большинство женщин не работало, пока ребёнку не исполнялось 6 лет. Зарплаты мужа полностью хватало и на еду, и на одежду, и на собственный дом и автомобиль.

 

Дальнейшая специализация и разделение общества пошли в первую очередь в направлении разделения и коммерциализации семьи. Американская семья прошла следующие этапы:

1) И муж, и жена, и дети работают вместе (на ферме), отдыхают вместе. Семья едина и семья всё время вместе.

2) Муж работает (на заводе), жена с детьми. Семья едина через детей, отдыхают все вместе.

3) И муж, и жена работают, в разных местах. Дети – с сиделкой или в детском саду, семьи всё меньше, семья всё более разделена, но она частично связана через детей и через общий отдых.

4) Мужчина и женщина работают в разных местах. Развлечения у каждого свои. Детей нет, семьи нет.

 

Если в 1950-м году 90 процентов матерей сидели с детьми до 6 лет, то в 2000-м году – только треть (и при этом детей стало гораздо меньше).

 

Продолжая эту последовательность, сначала был труд для семьи, затем – товар для семьи и деньги для семьи, постепенно – семья для денег и товаров, в итоге – семья не нужна, нужны деньги и товары.

 

С точки зрения корпораций, вовлечение женщины в оборот и замена у неё ребёнка, как цели жизни, на контролируемые корпорациями товары и развлечения, как цель жизни, было крайне выгодным[464].

 

«Независимая» и «самостоятельная» женщина не только стала безудержным потребителем, но она ещё и начала составлять сильную конкуренцию мужчинам в борьбе за рабочие места. В итоге с начала 1970-х годов до конца 1990-х реальная зарплата мужчин, с учётом инфляции, снизилась на 30 процентов. Теперь даже если захотеть, зарплаты одного мужа, как правило, не хватит на прокормление семьи из нескольких детей и обеспечение образования для них.

 

Уничтожение семьи, уничтожение главной ячейки христианского общества было и теоретически необходимо, и экономически оправданно.

 

* * *

«Сервисная» экономика и атрофирование мышления

 

Поскольку формула прибыли, формула счётной книги – это перепродажа, то идеальная экономика, которая без проблем впишется в модель счётной книги – это перепродажа и сервис.

 

В конечном счёте, страны религии денег хотели заниматься только перепродажей, они её и получили. Начав с вынесения производства в Японию и Азию в 1960-х и 1970-х годах, корпорации Европы и США постепенно оставили в своих странах и в своих счётных книгах исключительно «сервисную» и информационную экономику.

 

В Орде оставили слуг, продавцов, служителей культа, и отдельные важные производства, например, оружия. Доля услуг и сервиса сегодня официально составляет в этих экономиках 70 процентов (и это не считая тех, кто занят администрацией, маркетингом и так далее в производственных компаниях). Можно считать, что не более 10-15 процентов населения в Орде заняты непосредственно производством физических товаров.

 

Материальное насыщение завершило и этап управления колониями через военную силу, начав переход к новым методам колониализма – к финансовому и насилию над сознанием, о которых мы подробно говорили в 8-й и 9-й главах.

 

* * *

Одновременно в самих станах Орды произошёл полный переход от мыслящего, создающего сознания к потребляющему. Пропал смысл в улучшении и даже в сохранении качества образования.

 

До насыщения, чем больше инженеров и техников готовило общество, тем быстрее оно бежало, тем конкурентоспособнее оно было среди других. Умение мыслить помогало открывать новые законы и изобретать.

 

Теперь, с наступлением материального изобилия, когда открывать больше особо нечего, развитие мышления исследователя стало и неприбыльным, и опасным для управляющей системы. Выгоднее стало программирование мышления для оптимального выполнения уже открытого и для 100-процентного подчинения командам.

 

* * *

Даже на простейшем уровне мозг атрофировался, благодаря стремлению снизить затраты, как умственные, так и физические, абсолютно на всё.

 

В Орде перестали чинить технику, поскольку дешевле её выкинуть и купить сделанное почти бесплатно в колониях. Потребитель перестал сам готовить пищу, но начал покупать готовую замороженную. Потребитель даже хлеб перестал нарезать самостоятельно.

 

Вместо мира, который надо анализировать, потребитель стал видеть полностью готовую картинку телевидения и компьютера. Ему больше не надо самому ориентироваться ни в чём. Для каждого шага есть готовые алгоритмы и указатели.

 

У мозга просто не осталось шансов создавать свои, хотя бы самые примитивные, отражения, у рук – шансов развивать какие-либо навыки.

 

Если труд сделал из обезьяны человека, то отсутствие осознанного труда сделало из потребителя обезьяну, которая выучила несколько модных словечек и умеет нажимать несколько кнопок в банкомате и в видеоприставке.

 

Скатерть-самобранка – это подарок дьявола.

 

Языческая революция

Итак, окончательное уничтожение христианского мира было необходимо, и оно произошло в середине 1960-х годов.

 

Мы хорошо знаем о культурной революции 1960-х годов в Китае. Но на Западе происходила ещё более разрушительная культурная революция. Только она осуществлялась не физическим насилием, а насилием сознания через телевидение. В истории этот процесс известен как возникновение масс-культуры и сексуальная революция.

 

Если в Китае революция проводилась под руководством великого кормчего Мао, то в Орде её возглавляли наши старые знакомые – жрецы религии денег, эти хунвейбины телеэкрана.

 

Культурная революция по-западному означала максимальный секс, разврат, наркотики, пропаганду психических расстройств, шизофрении, образов насилия и полное откидывание всяких моральных и нравственных ограничений.

 

* * *

Как мы обсудили, проникновение товарно-денежных отношений во все стороны жизни не могло не закончиться их выходом наружу, откидыванием ставшей абсолютно ненужной оболочки христианской морали.

 

Конечно, поколение молодых американцев и европейцев 1960-х годов было далеко не первым поколением, у которого ценности и цели сводились к тому, чтобы поменьше работать, побольше получать удовольствий от жизни.

 

В конце концов, потребности молодёжи 1960-х мало чем отличались от их предшественников, делавших деньги на буме 1920-х годов и тут же тративших их в ночных притонах на нелегальный алкоголь. Или копателей времён золотых лихорадок, спускавших всё намытое золото на проституток и на алкоголь прямо на приисках.

 

Но если раньше дичали отдельные слои населения, то хунвейбинам 1960-х удалось подвинуть умом всё общество, включая учёных и интеллектуалов, артистов и аристократов, учителей и журналистов, и так далее.

 

Десятилетиями христианские истины вымывались через бульварную прессу, комиксы, а также фрейдизм, социал-дарвинизм, евгенику и прочие «социальные» теории[465]. Но приход и массовое распространение телевидения в начале 1950-х годов дали жрецам религии денег такое оружие, с которым уже ни церкви, ни школы не могли ничего поделать.

 

Революция культов началась с безобидного рок-н-ролла и паясничавших в прямом эфире телеведущих. Но буквально за пять-десять лет шаг за шагом, слой за слоем, она сняла почти все культурные табу и правила поведения, которые христианская цивилизация вырабатывала две тысячи лет.

 

* * *

Телевидение, начав спираль разврата, сквернословия и извращения, уже не могло остановиться.

 

В 1966 году была отменена цензура в кино. Она началась с «высокохудожественной» порнографии Микеланджело Антониони (символично, что развращение нового времени начал прямой потомок поганого римлянина). Немедленно за «высокохудожественной», последовала гораздо менее художественная, но гораздо более откровенная и обильная порнография попроще.

 

В конце 1960-х гомосексуализм из психического заболевания превратился в одно из главных «прав человека». Преследовать начали уже не гомосексуалистов, а тех, кто считал гомосексуализм извращением.

 

Садомазохизм и фетишизм из психопатологий стали доходными и совершенно легальными видами бизнеса.

 

Секс-индустрия в США выросла с 10 миллионов долларов в год в 1970 году до 10 миллиардов долларов в 2001-м. Рост в 1000 раз – отличное вложение инвестиций.

 

Англо-американские капиталисты превратились в англо-американских гомосексуалистов.

 

* * *

В 1966 году был отменён и запрет на аборты. За шесть лет до этого в массовую продажу поступило новейшее научное изобретение – противозачаточная таблетка, которая делает женщину временно бесплодной.

 

Сочетание активной пропаганды секса по телевидению и в кино и отсутствие страха забеременеть дало одновременный взрыв разврата и падение рождаемости чуть ли не до нуля. В этот момент и закончился послевоенный детский бум – именно потому, что ценности семьи сменились желанием максимального удовольствия от секса. Стало обыденным заниматься сексом в первый же день знакомства, просто с друзьями, на работе, группами, обмениваться жёнами (если они были), и так далее. Секс сопровождался массовым «открытием» всевозможных наркотиков и, конечно, брэндов.

 

И это относилось не к маргинальным слоям общества. Наоборот, тон задавала молодёжь среднего и зажиточного класса. Началась гонка – победит тот, кто испытает больше и быстрее.

 

Революция культов проходила под лозунгом «Ты живёшь один раз, делай, что хочешь, и наплюй на всё, что ограничивает твою свободу». Естественно, что все хотения и свелись к базовым животным инстинктам.

 

Язычники стали быстро дробиться на культовые группы, разукрашивавшие себя как настоящие дикари – хиппи, панки, рокеры и так далее. На какой-то момент корпорации даже потеряли управление над массами – в рамках всеобщего отрицания культуры[466] они наплевали на товары, сели в разукрашенные микроавтобусы и поехали сношаться на природу.

 

Открытый Колумбом сифилис религии денег вступил в третичную стадию.

 

* * *

Символом перехода Запада в идеализм, и немедленно – в язычество, стало избрание и скорое убийство в 1963 году первого и последнего католика-президента США – Дж.Кеннеди.

 

В 1962-1965 годах прошёл II Ватиканский собор католической церкви, который принял некоторые эпохальные решения, противоречащие всей двухтысячелетней истории христианства. Среди прочего, он перестал признавать убийство Христа иудеями и антихристианскую суть иудаизма.

 

Собор выступил за сближение с иудаизмом и «осовременивание» католической церкви. Вместо борьбы с культами – за модернизацию и вписывание христианской церкви в антихристианское общество[467].

 

В 1960-е годы для Запада настал срок уплаты по его договору с Мефистофелем.

 

* * *

Вместе с христианским миром умерли и его последние поэты, писатели, драматурги и композиторы. Повсеместно звуки виолончели и флейты сменились на скрежет металлического рока и рёв языческих рок-банд.

 

Если ещё в начале 1960-х среди американцев времяпровождением культурного человека считалось посещение драматического театра, то в 1990-х это уже был поход в средний ресторан, чтобы неплохо поесть.

 

Театральное искусство 2000-х? Один из лучших современных спектаклей, идущий в 40 странах и в 160 городах, называется «Монологи влагалища» (The Vagina Monologues), и представляет – соответствующее мировоззрение.

 

Пьеса «Публичный секс, Искусство и Демократия», написанная юристом и активистом за демократические права человека Джоном Айнсом. Пьеса посвящена актуальным проблема современной жизни – свободе, демократии и раскрепощению человека. Во время двухактного спектакля, среди монологов о демократии, актёры на сцене занимаются реальным оральным сексом[468].

 

Это – современный театр. Но новое ли это в театральном искусстве? Это – позабытое старое. Театральные постановки в Древнем Риме включали реальные акты секса, изнасилования и даже убийства (для чего использовались актёры-рабы и заключённые).

 

* * *

Последние фантасты христианского мира, например, Рэй Брэдбери, с ужасом – и с проницательностью – предвидели наступающее общество.

 

Но кто потирал руки – так это жрецы насилия. Теперь у христианства, социализма и иных религий не оставалось никакого шанса противостоять религии денег. Язычникам, понимающим только инстинкты, в принципе бесполезно объяснять духовные или нравственные понятия[469].

 

С этого момента внутреннее развитие Орды перестало определяться необходимостью удерживать уровень культуры, конкурентоспособный с социализмом, или беспокоиться о коммунистической пропаганде или о развитии любых других идей. Всё это больше никак не интересовало стадо населения.

 

В западной «науке» появление этой агрессивно-открытой новоязыческой массы было аккуратно завёрнуто в привлекательную упаковку «постиндустриального» общества[470]. Правильнее было бы использовать термин «пост-христианское общество».

 

Западная Европа и Япония где с опозданием, а где и с опережением, следовали за лидером свободного мира.

 

Пять поколений американцев

Главная ошибка русских при анализе Америки и Запада в том, что мы обычно пытаемся оценить и понять американское общество, его логику, мотивы его поведения, исходя из своих христианских, «общечеловеческих» представлений о мире. Даже жестокость и проявления силы американцев мы обычно объясняем их желанием материально обеспечить себе «человеческую» жизнь. Нам не нравится эгоистичность этого желания, не учитывающего интересы других, но внутренне это оправдывается тем, что все хотят жить лучше.

 

Но американское общество никогда не было особенно христианским, и оно уже более 40 лет совершенно не христианское. Действия общества изобилия продиктованы не борьбой за выживание. Американское общество совершенно не похоже на нас, и оно и не стремится к человеческой жизни – хотя в силу двухслойности своего сознания и делает вид, что разделяет наши ценности.

 

* * *

Чтобы лучше представить, кто такие современные американцы, посмотрим на их поколения. Сами они выделяют пять основных ныне живущих поколений.

 

1. Поколение GI. Это поколение тех, кто помнит Великую депрессию и Вторую мировую войну (родились до 1933 года). Это уходящее поколение воспитано в более-менее традиционных консервативных традициях. Его эгоизм ещё проистекал из нужды. Как правило, эти люди не принимают изменившегося в 1960-е годы общества. Нет понимания между ними и их детьми. Мы будем называть это поколение Джи-Ай.

 

2. Поколение Swing. Это маленькое поколение, родившееся в годы Великой депрессии и войны (между 1933 и 1945 годом). Большинство нынешних руководителей корпораций и стран, включая Д.Чейни, Дж.Эшкрофта и К.Пауэлла, принадлежит к этому поколению. Мы будем называть его поколением Свин[471].

 

3. Поколение Baby Вoomers. Это дети Джи-Ай, те, кто появился в послевоенный пик рождаемости и до революции культов (1946 – 1964). Это самое многочисленное живущее поколение и первое, целиком выросшее при телевизоре и материальном изобилии. Именно это поколение свихнулось и было свихнуто в 1960-е. Поскольку они уже далеко не бэби, то мы будем называть бэби-бумеров Стариками-язычниками.

 

4. Поколение Generation X. Это те немногие, кто родился во времена, когда Старики-язычники не собирались вообще заводить детей – с 1965 по 1976 годы. Родители этого поколения, как правило, Свины, сформировались до революции культов и не были чистыми язычниками. Они воспитали своих детей относительно образованными, и сохранили остатки семейных отношений. Но в то же время, это сугубо телевизионное и компьютерное поколение. Мы будем называть его Поколением Х[472].

 

5. Поколение Millenial. В конце 1970-х Старики-язычники вдруг сообразили, что им уже за 30, сработали силы природы, они вступили в брак с одним из своих многочисленных сексуальных партнёров (чтобы впоследствии развестись), и с трудом выжали из себя одного ребёнка. И соответственно «воспитали» его в чисто языческом стиле. Типичными представителями этого поколения являются дочки Буша-младшего[473]. Мы будем называть этих детей язычников (родились между 1977 и 1994 годами), Убер-язычниками[474].

 

Конечно, в Америке есть много людей, не попадающих ни под одно из этих определений. Около четверти американцев до сих пор по тем или иным причинам посещают церковь. Многие, особенно в небольших городах, искренне пытаются сохранить свой мир и семейные ценности. Но не они определяли и определяют, куда движется Америка в целом.

 

VI.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.