Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Суд Ярослава Владимеричь, Правда Руськая





1. Убьет муж мужа, то мстит брат за брата, или сын за отца, или двоюродный брат, или племянник; если не будет никто мстить, то 80 гривен за убитого, если будет княжеский муж или княжеский управитель; если будет русин, или гридь, или купец, или боярский управитель, или мечник, или изгой, или словенин, то 40 гривен за убитого.

2. После смерти Ярослава еще раз собрались сыновья его Изяслав, Святослав и Всеволод и их мужи Коснячко, Перенег, Никифор и заменили кровную месть денежным штрафом; а все остальное сыновья его установили, как судил Ярослав.

О убийстве

3. Аже кто убиеть княжа мужа в разбои, а головника не ищуть, то виревную платити, в чьей же верви голова лежить, то 80 гривен; паки ли людин, то 40 гривень.

Княж муж - княжеский слуга, дружинник, феодал. Головник - убийца.

Виревная (от слова вира) - денежная пеня в пользу князя за убийство свободного человека.

Вервь - соседская территориальная община: производное от слова "веревка", с помощью которой отмеряли участки пахотной земли в пользование членам верви. Людин - простолюдин, простой свободный сельчанин или горожанин.

Перевод. 3. Если кто убьет княжеского мужа, как разбойник, а (члены верви) убийцу не ищут, то виру за него в размере 80 гривен платить той верви, на земле которой будет обнаружен убитый; в случае убийства людина платать виру (князю) в 40 гривен.

Наряду с "продажами" (см. ниже) виры были примитивной формой "налога" в пользу "публичной власти" князей. За убийство княжеских мужей назначается двойная вира. Расправа с ними и нежелание членов верви выдать своего общинника-убийцу феодалу говорит об обострении классовой борьбы в Киевской Руси.

4. Которая ли вервь начнеть платити дикую веру, колико леть заплатить ту виру, зане же безъ головника имь платити. Будеть ли головникъ ихъ въ верви, то зань к нимь прикладываеть, того же деля имъ помагати головнику, любо си дикую веру; но оплати имъ во обчи 40 гривень, а головничьство самому головнику; а въ 40 гривень ему заплатити ис дружины свою часть. Но оже будеть убилъ или въ сваде или в пиру явлено, то тако ему платити по верви ныне, иже ся прикладывають вирою.



Дикая вира - общая, уплачиваемая коллективно; от слов "дикий" или "дивий" в смысле "общий, никому не принадлежащий" (ср. "дикий мед", "дикое поле", "дикий зверь" и пр.).

Свада - ссора, столкновение, драка, вражда.

Перевод. 4. Если вервь начнет платить дикую виру (когда убийца не обнаружен), то ей предоставляется рассрочка на несколько лет, потому что им (членам верви) приходится расплачиваться без убийцы. Но если убийца находится в верви, то она должна помочь ему, так как он вкладывает свою долю в дикую виру. Но платить им (членам верви) общими силами только 40 гривен, а головничество платить самому убийце, внося свою часть и в уплачиваемые вервью 40 гривен. Но так платить по верви, если в ней вкладываются в (общую) виру, в тех случаях, когда виновный убил (человека) в ссоре (драке) или открыто в пиру.

Дикая вира платилась вервью в случаях: а) когда убийца не найден или община не захотела его выдать; б) непреднамеренного убийства в драке, на пиру. Обычай свидетельствует, с одной стороны, о еще прочных связях внутри верви между ее членами, защищающими себя складчиной на непредвиденные случаи, грозящие верви разорением (на 80 гривен можно было купить 40 лошадей - это огромная сумма, см. ниже). С другой стороны, статья говорит об имущественном расслоении внутри верви, ведении ее члеиами собственного хозяйства, дающего средства для "прикладывания" к дикой вире.

Оже станеть без вины на разбои

5. Будеть ли сталь на разбои безъ всякая свады, то за разбойника люди не платять, но выдадять и всего съ женою и с детми на потокъ и на разрабление.

Разбой без свады - предумышленное убийство с захватом чужого имущества. Поток (от поточити, заточити) - арест, ссыпка.

Перевод. 5. Если кто станет на разбой без повода. Кто же стал на разбой без свады, убил человека умышленно, по-разбойничьи, то люди за него не платят, но должны выдать его с женой и детьми на поток и на разграбление.

Люди (ср. в ст. 3 "людин") - члены верви - не отвечают материально за предумышленное убийство, но обязаны выдать убийцу с женой и детьми князв под арест с конфискацией всего имущества. Жестокость кары, распространявшейся не только на самого преступника, но и на членов его семьи, объясняется тем, что с участвовавших в разбое "людей" князь переставал получать доход.

6. Аже кто не вложиться в дикую веру, тому людье не помогають, но самъ платить.

Перевод. 6. Если кто (из членов верви) не внесет свою долю в дикую виру, тому люди не должны помогать, но он сам платит.

Другое свидетельство имущественного расслоения внутри верви: не "вкладывались" в дикую виру либо люди состоятельные, либо неимущие. Но здесь видна и кара уклоняющемуся от взноса в интересах обеспечения княжеских доходов.

7. А се покони вирнии были при Ярославе: вирнику взята 7 ведерь солоду на неделю, же овень, любо полоть, любо 2 ногате; а в середу куна же сырь, а в пятницю тако же; а курь по двою ему на день; а хлебовь 7 на неделю; а пшена 7 уборковь, а гороху 7 уборковь, а соли 7 голважень; то то вирнику со отро-комь; а кони 4, конемь на роть сути овесь; вирнику 8 гривень, а 10 кунь перекладная, а метелнику 12 векшии, а съсадная гривна. Аже будеть вира во 80 гривень; то вирнику 16 гривень и 10 кунь и 12 векши, а переди съсадная гривна, а за голову 3 гривны.

Покон вирный - правила, устав для сборщика вир и других поборов в пользу князя. Солод - проросшее зерно, засушенное и смолотое, для изготовления пива или кваса. Солодкий - сладкий, вкусный, В этом тексте - уже готовый напиток в ведрах. Овен - баран.

Полоть - туша мяса, говядины или свинины. Уборок, голважень - меры сыпучих тел; объем их не известен.

Метельник ("мятельник" - от одежды в виде мантии - "мятля") - княжеский дружинник, сопровождавший вирника.

Векша - белка, беличий мех; мелкая денежная единица.

Перекладная, ссадная - деныи, уплачиваемые вирнику при въезде и выезде с территории общины. Отрок - княжеский дружинник.

Куна - денежная единица и основа денежной системы древней Руси. Название происходит от слова "куница", шкурки которой одно время служили на Руси денежной единицей.

Ногата - денежная единица, 1/20 гривны.

Перевод. 7. Таков устав вирнику князя Ярослава: вирник (находясь на территории общины) имеет право взять 7 ведер солоду на неделю, барана или тушу говядины, или (вместо них) 2 ногаты деньгами, а по средам и пятницам куну денег и сыр; кур ему брать по две на день, хлебов 7 на неделю, а пшена и гороха по 7 уборков, а соли 7 голважен - все это ему вместе с отроком; поставить ему 4 коня, а кормить их овсом (досыта); (при вире в 40 гривен) вирник берет себе 8 гривен и 10 кун перекладной (пошлины), а метельник 12 векш, при выезде гривну, а если будет взиматься вира в 80 гривен, то вирник получает 16 гривен 10 кун и 12 векш, а при выезде гривну, за каждого убитого 3 гривны.

Вместе с судебными пошлинами княжеская власть узурпирует древние судебные права свободных общинников и вводит княжеский суд. Вирник и сопровождавший его отрок (или отроки) творит в общине суд и расправу и взимает в пользу князя виры и продажи (по делам, не связанным с убийством), получая часть денег и в свою пользу. Кроме того, община обязана по закону содержать вирника и отрока, кормить их и их лошадей. Такие наезды становятся регулярными и свидетельствуют об усилении княжеской власти и суда.

О княжи муже

9. Аже въ княжи отроци, или в конюсе, или в поваре, то 40 гривень.

Перевод. 9. За убийство княжеских отрока, конюха или повара платить 40 гривен.

10. А за тивунь за огнищныи, и за конюший, то 80 гривень.

Тиун - княжеский или боярский приказчик, управитель; тиун опиацный и домоправитель (от огаище - очаг, дом): тиун конюший - княжеский муж, управлявший табунами и конюшнями князя.

Перевод. 10. За убийство тиуна огнищного или конюшего платить 80 гривен.

11. А в сельскомь тивуне княже или в ратаинемь, то 12 гривень. А за рядовича 5 гривень. Тако же и за боярескъ.

Сельский (или посольский) тиун ведал княжескими (и боярскими) селами и всеми сельскохозяйственными угодьями феодала; ратайный тиун (от слова ратай - пахарь) -лицо, ведавшее пахотными работами.

Рядович (от ряд - договор) - человек, отдавшийся в кабалу по договору с феодалом. Перевод. II. А за сельского или пахотного тиуна платить 12 гривен. А за рядовича 5 гривен. Также и за боярских.

12. А за ремественика и за ремественицю, то 12 гривень.

Ремесленники работают в усадьбе феодала как зависимые люди: жизнь их оценивается выше, чем цена рядовича или "смердьего холопа" (см. ст. 13), не обладающих искусством того или иного ремесла, но ниже, чем жизнь свободного общинника ("людина").

13. А за смердии холопь 5 гривень, а за робу 6 гривень.

Смердий холоп - выполняющий в отличие от ремесленников или лиц, служивших феодалу тиунами или кормильцами (см. ст. 14), простую работу, подобно общинникам-смердам.

Роба - женщина-служанка, находившаяся в том же положении, что и мужчина-холоп. Перевод. 13. А за смердьего холопа платить 5 гривен, а за робу 6 гривен. Роба стоит больше, поскольку дает феодалу "приплод". Такой же "урок" за холопа 5 1ривен, а за робу б 1ривен назначала ст. 106.

14. А за кормилця 12, тако же и за корми(ли)цю, хотя си буди холопь, хотя си роба. (...)

Кормилец - дядька-воспитатель.

Здесь и во всех других случаях, когда смысл ясен, перевод не дается.

Перевод. 14. А за кормильца и кормилицу платить по 12 гривен, хотя тот холоп и та роба.

Статьи 9-14 ярко характеризуют уже сложившееся ко времени Ярослава Мудрого (первая половина XI в.) феодальное хозяйство князей и бояр с его управителями, старостами, зависимыми людьми, работающими на феодала.

17. Искавше ли послуха не налезуть, а истьця начнеть головою клепати, то имъ правду железо. Тако же и во всех тяжахъ, в татбе и в поклепе; оже ли не будеть лиця, то тогда дати ему железо из неволи до полугривны золота; аже ли мне то на воду, оли то до дву гривень; аже мене, то роте ему ити по свое куны. (...)

Истец - в древних законах так называли и истца (обвинителя) и ответчика; в данной статье истец как раз ответчик. Головою клепати - обвинять в убийстве; поклеп - обвинение по подозрению.

Железо, вода - так называемые "ордалии", "божьи суды", к которым прибегали при отсутствии явных доказательств в пользу обоих тяжущихся, и, по представлениям людей того времени, их должен был рассудить бог.

Татьба - воровство, тать - вор. Лицо - поличное.

Перевод. 17. Если ответчика обвиняют в убийстве, а свидетелей тяжущиеся не найдут, то подвергнуть их испытанию (раскаленным) железом. Так поступать и во всех тяжбах, в воровстве (или в другом) обвинении; если (обвинитель) не предъявит поличного, а сумма иска составляет до полугривны золотом, то подвергнуть его испытанию железом в неволю; если же сумма иска меньше, до двух гривен (серебра), то подвергнуть его испытанию водой; если же иск еще меньше, то пусть он для получения своих денег принесет клятву. Славяне (русины) знали также и такую форму "божьего суда", как состязание мечами: кто одержит верх над своим противником, в пользу того ре- шается спор.

В классовом обществе "божьи суды" представляли собой форму княжеского суда: в Киевском государстве они производились в присутствии княжеских судий, взимавших в пользу князя особую судебную пошлину - "железное", в XV-XVI вв. - боярина и дьяка, взимавших с тяжущихся "полевые пошлины".

"Уставь Володимерь Всеволодича"

48. Володимерь Всеволодичь, по Святополце, созва дружину свою на Берестовемь: Ратибора Киевьского тысячьского, Прокопью Белогородьского тысячьского, Станислава Переяславльского тысячьского, Нажира, Мирослава, Иванка Чюдиновича Олгова мужа, и уставили до третьего реза, оже емлеть в треть куны; аже кто возметь два реза, то то ему исто; паки ли возметь три резы, то иста ему не взята.

Берестово - княжеское село под Киевом (известно с Х в.), летняя резиденция и усыпальница киевских князей (см.: ПСРЛ. Т. 1. С. 80, 130, 155, 182, 231, 232). Тысячьский (тысяцкий) - княжеский воевода, предводитель городского ополчения ("тысящи"), ведавший в мирное время делами городского управления. Исто - основная сумма долга ростовщику.

Перевод. 48. (Князь) Владимир Всеволодович (Мономах), после смерти (князя) Святополка, созвал дружину свою в Берестове: Ратибора Киевского тысяцкого, Прокопья Белгородского тысяцкого, Станислава Переяславского тысяцкого, Нажира, Мирослава, Ивана Чюдиновича боярина (мужа) Олегова (князя черниговского Олега Святославича), и постановили - брать проценты только до третьего платежа, если заимодавец берет деньги "в треть"; если кто возьмет с должника два (третных) реза, то может взыскать и основную сумму долга; а кто возьмет три реза, тот не должен требовать возвращения основной суммы долга.

Таким образом, если ростовщик дал взаймы 10 гривен, то один "третный рез" равен 5 гривнам. Взяв с должника "два реза" - 10 гривен, кредитор имел право взыскать и основную сумму долга - 10 гривен. Взыскав с должника "три реза" (5+5+5), ростовщик терял право на взыскание основной суммы долга.

49. Аже кто емлеть по 10 кунь от лета на гривну, то того не отметати. (...)

Лето - год.

Перевод. 49. Если же (ростовщик) взимает (с должника) по 10 кун за год с гривны, то это не запрещается. Считая в гривне 50 кун = 20% годовых.

Такие проценты разрешалось брать (в отличие от "третных") без ограничения срока. К постановлениям Владимира Мономаха и его бояр о резах относятся ст. 47-49, отменявшие правило ст. 46, которая отдавала должника в полную волю ростовщика (как договорились, так и плати). Однако законы Мономаха лишь ретулировали размеры и процедуру взыскания процеитов, основываясь на обычной практике взыскания весьма высоких процентов.

Аже закупь бежит

52. Аже закупь бежить от господы, то обель; вдеть ли искать кунь, а явлено ходить, или ко князю или к судиям бежить обвды деля своего господина, то про то не робять его, но дати ему правду. (...)

Закуп - смерд, находящийся в феодальной зависимости от господина за ссуду. Обель - полный холоп. Робят - превращают в холопа. Дата правду - дать суд.

Перевод. 52. Если закуп убежит от господина (не расплатившись с ним за ссуду), то становится полным холопом; если же он пойдет искать денег с разрешения господина или побежит к князю и его судьям с жалобой на обиду со стороны своего господина, то за это его нельзя делать холопом, но следует дать ему суд.

По церковному закону "Правосудие митрополичье", "закупный наймит", не пожелавший оставаться у господина и обратившийся в суд, мог получить свободу, возвратив феодалу "вьдвое задаток", что было равносильно на практике полной невозможности порвать с господином, так как тот определял и размеры своего "задатка" закупу (см.: Древнерусские княжеские уставы XI-XV вв. М. 1976. С. 210).

О закупе

57. Аже закупь выведеть что, то господинь в нем; но оже кде и налезуть, то преди заплатить господинь его конь или что будеть ино взял-ь, ему холопь обелныи; и паки ли господинь не хотети пачнеть платити за нь, а продасть и, отдасть же переди или за конь, или за воль или за товарь, что будеть чюжего взяль, а прокъ ему самому взята себе. (...)

Выведеть - украдет.

Господин в нем - может поступить с закупом-вором по своей воле. Перевод. 57. Если закуп украдет что-либо, господин может поступить с ним по своей воле: либо, после того как закупа поймают, заплатит (потерпевшему) за коня ими иное (имущество), украденное закупом, и превращает его в своего холопа; либо, если господин не захочет расплачиваться за закупа, то пусть продаст его, и отдав сначала потерпевшему за украденного коня или вола или за товар, остаток берет себе.

В любом случае закуп становился холопом, так же как при побеге от господина (ст. 52).

О послушьстве

59. А послушьства на холопа не складають, но оже не будеть свободного, то по нужи сложити на боярьска тивуна, а на инех не складывати. А в мале тяже по нужи възложити на закупа. (...)

Тяжа - тяжба. По нухи - по нужде.

Перевод. 59. О свидетельстве (на суде). Холоп не может быть свидетелем на суде, но если не будет свободного (свидетеля), то в крайнем случае можно положиться на свидетельство боярского тиуна, но не других (холопов). А в малых тяжбах по нужде (при отсутствии свободных свидетелей) свидетелем может быть закуп.

Речь идет о сельском или ратайном тиунах бояр и князей, поступивших к ним в холоди "без ряду" (ст. 104), жизнь которых оценивалась в 12 гривен (ст. II). Свидетельство тиунов принималось во внимание лишь при отсутствии свободных свидетелей, потому что они занимали в хозяйстве бояр более высокое положение, чем рядовые холопы.

65. Аже межю перетнеть бортьную, или ролеиную разореть, или дворную тыномь перегородить межю, то 12 гривень продажи. (...)

Межа - граница владений, полоса между участками пахотной земли. Тын - забор, изгородь.

Перевод. 65. Если кто испортит бортную, пли перепишет пахотную, или перегородит тыном дворную межу, должен заплатить 12 гривен продажи (князю).

69. Аже пчелы выдереть, то 3 гривны продаже, а за мед, аже будеть пчелы не лажены, то 10 кунь; будеть ли олекъ, то 5 кунь. (...)

Не лажены - улей с сотами и пчелами цел. Олек - самая голова улья, или почин сотов.

Перевод. 69. Если кто вытащит (похитит) пчел (из улья), должен заплатить 3 гривны продажи (князю), а за мед (владельцу улья), если (при воровстве) все соты были целы, - 10 кун, а если взят только олек, то 5 кун.

Бортные ухожаи в лесах или пасеки с ульями принадлежали князьям и другим феодалам в числе наиболее ценных угодий. Воск и мед были одними из самых дорогих товаров, вывозимых из Руси.

О смерде

71. Аже смердь мучить смерда без княжа слова, то 3 гривны продажи, а за муку гривна кунь.

Мука - пытка, истязание, избиение.

Перевод. 71. Если смерд подвергнет муке смерда без княжеского суда, то заплатит 3 гривны продажи (князю) и потерпевшему за муку гривну денег.

72. Аже огнищанина мучить, то 12 гривень продаже, а за муку гривна. (...)

Перевод. 72. За истязание же огнищанина платить 12 гривен продажи и гривну (потерпевшему) за муку.

Равная плата "за муку" смерду и огнищанину (княжескому слуге) назначена потому, что имеется в виду слуга-холоп, за убийство которого взималось 12 гривен (ст. II), в то время как за убийство тиуна огнищного или конюшего взимали двойную виру - 80 1ривен (ст. 10).

О гумне

79. Axe зажгуть гумно, то на потокъ, на грабежь домь его, переди пагубу исплатившю, а вь проце князю поточити и; тако же, аже кто дворь зажьжеть.

Пагуба - гибель, убыток.

Перевод. 79. Если сожгут гумно, то дом виновного отдать на поток и на грабеж, взыскав сначала убытки, а за остаток (невзысканного) князю заточить его; так поступать и с теми, кто двор подожжет.

80. А кто пакощами конь порежеть или скотину, продаже 12 гривень, а пагубу господину урокъ платити. (...)

Пакощами - здесь: с умыслом, преднамеренно.

Перевод. 80. А кто преднамеренно порежет коня или (другую) скотину, заплатит 12 гривен продажи и возместит убытки господину (владельцу) погубленного.

Преднамеренность и характер действий (поджог тумна, двора, уничтожение скота) раскрывают их социальную подоплеку - протест против усиливавшегося феодального гнета.

Аже умреть смердъ

85. Аже смердъ умреть, то заднивдо князю; аже будуть дщери у него дома, то даяти часть на не; аже будуть за мужем, то не даяти части им.

Задница - наследство, имущество, оставшееся после смерти человека.

Перевод. 85. Если смерд умрет (не оставив сыновей), то задница вдет князю; если после него останутся незамужние дочери, то выделить (часть имущества) им; если же дочери замужние, то им не давать части наследства.

О заднице боярьстеи и о дружьнеи

86. Аже в боярехъ любо в дружине, то за князя задниця не вдеть, но оже не будеть сыновъ, а дчери возмуть. (...)

Перевод. 86. Если умрет боярин или дружинник, то их имущество не вдет князю, но если у них не будет сыновей, то наследство получат их дочери.

Владельческие права смерда (и даже в известной степени закупа) 01раждались законом в интересах всего класса феодалов и князя как носителе публичной власти.

О холопьстве

102. Холопьство обелное трое: оже кто хотя купить до полу гривны, а послухи поставить, а ногату дасть перед самемь холопомь.

Перевод. 102. Холопство обельное троякого вида: если кто купит (поступающего в холопы) до полгривны в присутствии свидетелей (сделки) и ногату (княжескому судье) заплатит перед самим холопом.

103. А второе холопьство: поиметь робу без ряду, поиметь ли с рядомь, то како ся будеть рядилъ, на том же стоить.

Перевод. 103. А второе холопство: кто женится на рабе без договора (с ее владельцем), а если с договором (рядом), то как договорились, так и будет.

104. А се третьее холопьство: тивуньство без ряду или привяжеть ключь к с(эбе без ряду, с рядомь ли, то како ся будеть рядиль, на том же стоить. Привяжет ключ - поступит в слуги (ключники).

Перевод. 104. А вот третье холопство: кто поступит в тиуны или в ключники (господина) без договора с ним, если же с договором, на том и стоять.

105. А въ даче не холопъ, ни по хлебе роботять, ни по придатъце, но оже не доходять года, то ворочати ему милость; отходить ли, то не виновать есть.

Дача - здесь: ссуда хлебом, семенами, инвентарем или скотом вместе с придатком составляла милость.

Перевод. 105. А за ссуду хлебом с любым придатком человек не становится холопом, но если он не отработает долга (в течение условленного срока), то обязан возвратить полученное; если же отработает, то ничем больше не обязан.

Здесь речь идет о работе на заимодавца-феодала в течение обусловленного срока, которая как бы заменяла проценты по денежному долгу.

Статьи 102-104 о холопах в отличие от ст. 52 и 57, где говорится о насильной продаже в холопы беглого закупа или закупа-вора, перечисляют законные основания и процедуру "добровольного" поступления в холопы разорившихся смердов или горожан, толкаемых на этот шаг крайней чуждой, угрозой голодной смерти человека и его семьи. Русская Правда назначала цену "за холопа 5 гривен, а за робу 6 гривен" (ст. 13, 106). Цена же раба-пленного, считавшегося на Руси, как и в других странах в ту эпоху, военной добычей, законом не регламентировалась, а устанавливалась по соглашению продавца и покупателя. Рабов-пленных не только продавали, но и дарили. В 955 г. князь Игорь, "утвердив мир с греки", отпустил византийских послов и одарил их "скорою и челядью и воском". Виновный в убийстве чужого холопа не нес уголовной ответственности, а возмещал лишь господину его стоимость (5 гривен за рядового, 12 гривен за ремесленного и т. д.). Убийство господином собственного холопа не считалось преступлением. В то же время пути, которыми человек попадал в рабство, особенно случаи самопродажи разорившегося человека, способы эксплуатации отличают холопов от патриархальных рабов - "челядинов" - прежнего времени, массу которых составляли военнопленные ("ополонишася челядью"). и отражают более высокую ступень имущественного и социального неравенства. Теперь холоп не чужеземец, а "свой", славянский общинник, горожанин или сельчанин, вынужденный материальными обстоятельствами идти в кабалу к богатому феодалу или купцу, чтобы спасти себя и свою семью от гибели. Жестокая эксплуатация, бесправное положение были причиной побегов холопов от своих господ

 

НОВГОРОДСКАЯ СУДНАЯ ГРАМОТА

Введение

Новгородская Судная грамо­та — важнейший правовой документ Новгородской фео­дальной республики. Содер­жание правовых документов Новгорода (и Судной грамоты в том числе) отражает своеобразие его общественно-политиче­ского строя, определявшееся особенностями прежде всего эко­номического развития этого крупнейшего торгового и ремес­ленного центра Древней Руси, с огромными зависимыми территориями, население которых платило дань «господину Великому Новгороду», что являлось дополнительным источ­ником обогащения новгородской знати.

Республиканские порядки в Новгороде сложились не сразу. Борьба между князем и боярством шла многие десятилетия и привела к установлению приоритета боярской власти после событий 1136 г., когда, воспользовавшись восстанием новго­родцев, боярство присвоило право приглашать князя и заклю­чать с ним договор, четко определявший права и обязанности. По-видимому, наиболее существенным преобразованием 1136 г. была организация совместного суда князя и посадника с приоритетом в нем князя, что в дальнейшем отразилось в формуле новгородских докончаний с князьями: А без посад­ника ти, княже, суда не судит и. Постепенно на протяжении конца XI—XIII вв. оформились все элементы политической системы Новгорода — вече, посадничество, тысяцкий, бояр­ский Совет (осподе) во главе с владыкой — архиепископом новгородской Софии.

Псковская земля входила в Новгородскую республику до середины XIV в., хотя уже в начале XIII в. в Пскове утверж­дается особый княжеский стол. В 1348т. Псков отделился от Новгорода, также став феодальной республикой. Среди исто­рических документов Пскова особое место занимает Псковская Судная грамота, относящаяся к XV веку.

Феодалы Новгородской и Псковской республики, их круп­нейшие землевладельцы были тесно связаны с торговлей и ремеслом. Кроме феодальной ренты 1 бояре получали доходы от торговли, ростовщичества, поборов с зависимых терри­торий.

Крупными земельными собственниками были новгородский владыка — архиепископ Софийского собора, высшее духовенст­во, монастыри. Но духовенство Новгородской земли имело свои интересы и в торговле (внешней и внутренней), покровителем которой оно себя объявило. Новгородские купеческие корпора-

ции объединялись вокруг патрональных храмов. Церковь не­посредственно участвовала в торговле и осуществляла кон­троль над мерами длины, веса и т. п. Локоть иванский, гривенка рублевая, скалвы (весы) вощаные и т. п. хранились в церкви.

Новгородский архиепископ скреплял своей печатью торго­вые договоры с иностранцами. Таким образом, интересы нов­городского духовенства и боярства были тесно связаны.

Политический строй Новгорода (а затем, после получения независимости, и Пскова) отличен от других русских земель и может быть определен как феодальная (боярская, аристок­ратическая) республика. Новгород не только столица Новго­родской земли, но как бы олицетворение государства, носи­тель государственного суверенитета — «господин Великий Новгород». Юридически высшим органом считалось вече — собрание полноправных жителей города мужского пола. Но реальная власть принадлежала Совету. Этот Совет формиро­вался из бояр и высших чинов новгородской администрации: посадника, тысяцкого, старых посадников и тысяцких, старост городских концов. Возглавлял Совет владыка. Боярский Со­вет собирался по мере надобности и решал важнейшие вопро­сы государственной жизни: подбирал кандидатуры князя, по­садника, других должностных лиц, готовил вечевые собрания, необходимые документы, решал вопросы внешней политики.

Победа республиканского строя не привела к ликвидации князя как политической фигуры в Новгороде. Князья пригла­шались в Новгород после того, как их кандидатура предвари­тельно обсуждалась на Совете. Затем эта кандидатура реко­мендовалась вече, после чего с князем заключался договор, подробно регламентировавший его права и обязанности. На последнем этапе существования Новгородской феодальной рес­публики великий князь посылал в Новгород своего намест­ника.

Важнейшую роль в политической жизни Новгорода играл архиепископ (владыка). Он — глава новгородской церкви, но одновременно и лицо, имевшее значительные прерогативы по­литической власти. Архиепископ возглавлял Совет, представ­лял Новгород во внешних сношениях, скреплял печатью дого­воры и грамоты Новгорода, а с первой половины XIV в. ве­дал и всеми тяжбами по земельным делам. Суд высшей инстанции заседал в его резиденции. Архиепископ вершил также и церковный суд.

Новгородская администрация существенно отличалась от системы управления княжеств периода феодальной раздроб­ленности. Во главе управления в Новгороде стоял посадник — первое по важности должностное лицо, избиравшееся на вече из представителей знатнейших боярских фамилий. Посадник

Новгородская Судная грамота

был

председателем на вече, контролировал деятельность кня-

зя, выполнял вместе с ним важнейшие функции (командова­ние вооруженными силами, суд), ведал администрацией, внешнеполитическими делами, следил за взысканием податей

302 с населения. С середины XIV в. в Новгороде избирают одно-

Законодательство временно шесть посадников с пожизненными полномочиями, Древней но одного из них ежегодно избирают на должность главно-

уси го — степенного — посадника. В основе формирования этого

органа власти лежит представительство от концов города. В конце первой четверти XV в. число одновременно действовав­ших посадников достигает 24, затем — 36.

Второе по значению должностное лицо в Новгороде — ты­сяцкий. Его избирали на вече поначалу из числа лиц небоярского происхождения, поскольку он, судя по «Рукописа­нию князя Всеволода», представлял интересы житьих и чер­ных людей. Однако уже в первой половине XIV в. эта долж­ность была узурпирована боярством. Со второй половины XIV в. число тысяцких достигло 5 (по числу концов), один из них ежегодно избирался в степенные тысяцкие. Тысяцкий возглавлял систему сотских, ведавших десятью сотнями. Ты­сяцкий ведал прежде всего торговлей и судом по торговым тяжбам, решал он и другие вопросы управления, помогая по­саднику.

Управление Новгородом строилось следующим образом: город делился на пять концов (соответствовавших исторически возникшим посадам): Плотницкий, Славенский, Загородский, Неревский и Гончарский. Каждый конец созывал свое кончан-ское вече с выборным кончанским старостой во главе.

Как уже указывалось, многие особенности политического строя Новгородской феодальной республики нашли отражение в статьях Новгородской Судной грамоты — одного из инте­реснейших документов русского феодального права. Она дош­ла до нас не в подлиннике, а в одном из списков XV в. в сос­таве сборника новгородских и двинских актов, хранящегося в Ленинградской государственной Публичной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина. Список дефектен: в нем нет конца, а часть имеющегося текста утрачена.

Впервые Новгородская Судная грамота была опубликована Н. М. Карамзиным (История государства Российского, т. 5, прим. 404). Позднее ее включили в Акты, собранные Архео­графической экспедицией в библиотеках и архивах Россий­ской империи (ААЭ, т. I, №92, 1836). Публикацию текста Новгородской Судной грамоты с разбивкой на статьи и неко­торыми комментариями предпринял М. Ф. Владимирский-Буданов. Деление на статьи стало общепринятым и в основ­ном сохранялось в последующих изданиях Новгородской Судной грамоты.

Советские историки неоднократно публиковали текст Новго­родской Судной грамоты. Так, в 1935 году был издан сбор­ник «Памятники истории Великого Новгорода и Пскова», подготовленный Г. Е. Кочиным; в 1953 году вышел в свет второй выпуск «Памятников русского права» (под редакцией С. В. Юшкова, составитель А. А. Зимин). Последняя публика­ция, несколько отступая от принятой разбивки текста грамо­ты, выделяет из ст. ст. 4 и 5 ст. ст. 4а и 5а.

Вопрос о времени составления Новгородской Судной грамо­ты дискуссионен. Исследователи относят ее к разным перио-дам XV в. (14401, 14462, 14563).

Нам известна редакция 1471 г. Дата этой редакции устанав­ливается по упоминанию в ней нареченного на архиепископст­во священноинока Феофила. Такой титул присваивался архи­епископам, избранным на кафедру, но еще не получившим утверждение от митрополита. Феофил был избран в ноябре

1470 г. и утвержден 15 декабря 1471 г. В то же время перего­воры Ивана III и его сына Ивана с представителями Новго­рода происходили в конце июля — первой половине августа

1471 г. после шелонского поражения Новгорода. К этому вре­мени и относится вручение великому князю Новгородской Судной грамоты, потребовавшейся при подготовке Коростын-ского договора. Однако 1471 год нельзя считать датой состав­ления данного документа, так как в других актах, относящих­ся к этому времени, о грамоте говорится как о существующем факте. Например, в ст. 5 проекта договора короля Польского и великого князя Литовского Казимира IV с Великим Новго­родом, датируемого концом 1470 г. или первой половиной 1471 г., содержится прямое указание на Новгородскую грамо­ту: а пересуд... имати по Новгородцкой грамоте... В ст. 25 Ко-ростынского договора Новгорода с великим князем Иваном Васильевичем о мире, заключенном в августе 1471 г., говорит­ся о Новгородской грамоте, определившей заклад (наказание) на наездъщиков, на грабежщиков, на наводщиков. В то же время некоторые статьи Новгородской Судной грамоты свиде­тельствуют об усилении влияния в Новгороде великого князя Московского и отражают содержание договора с ним (напри­мер, ст. ст. 6, 10, 28 устанавливают судебные штрафы в по­льзу как великого князя, так и Новгорода; это же положение содержится в ст. ст. 25 и 26 Коростынского договора москов­ской редакции со ссылкой на Новгородскую грамоту).

Видимо, редакции 1471 г. предшествовала более ранняя, ос­нованная на старине, т. е. на обычае, на судебной практике, постановлениях вече и договорах с князьями.

Л. В. Черепнин сделал новую попытку определить время составления первой редакции Новгородской Судной грамоты, указав на возможную связь между событиями 1385 г., судеб­ной реформой в Новгороде того времени и составлением гра­моты .

В 1385 г. новгородцы высказались против права митрополи­та как судить их в своей резиденции в Москве, так и производить периодически суд в Новгороде. Церковный суд по вечевому решению 1385 г. должен был осуществляться новгородским архиепископом при участии представителей нов­городских бояр и житьих людей (по два от каждой из тяжу-Щихся сторон). Одновременно был определен и состав суда посадника и тысяцкого, на которых также должны были при­сутствовать по два боярина и по два житьих человека от каж­дой стороны4.

Эта реформа, без сомнения, отражена в ст. ст. 1 и 5 Новго­родской Судной грамоты. Но достаточно ли такого факта для датирования всей грамоты? Вряд ли. Скорее он сви­детельствует об источниках документа, относящихся к разным периодам истории Новгорода5.

Новгородская Судная грамота имеет заголовок О суде и закладе на наездщики и на грабещики (т. е. о суде и наказа­ниях за нападения и грабежи) и содержит в основном нормы, относящиеся к судопроизводству. По мнению некоторых исто­риков (А. А. Зимина, Л. В. Черепнина), заголовок этот явля­ется, очевидно, припиской составителя сборника новгородских . и двинских актов.

Публикация текста Новгородской Судной грамоты дается по изданию: Акты, собранные Археографической Экспедици­ей в библиотеках и архивах Российской империи (ААЭ). Т. I, №92. Спб., 1836.

Деление на статьи общепринятое, соответствующее изданию М. Ф. Владимирского-Буданова6.

Текст

О СУДЕ









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.