Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Русская бесцензурная печать за рубежом и в России.





Положение российской периодики, цензурные притеснения еще в 1840-х годах привели к осознанию необходимости бесцензурной печати. Первые представители вольной печати за рубежом – «Полярная звезда» и «Колокол» А.И. Герцена и Н.П. Огарева, - стали образцом для создания подобных органов периодики.

После прекращения в 1868 году «Колокола» (последние номера вышли на французском языке), в Швейцарии вышло несколько изданий «молодой эмиграции»: журнал «Современность» (апрель-сентябрь 1868 года), «Народное дело» (1868-1870). В 1869-70-х годах вышло также несколько номеров журналов «Народная расправа», «Колокол»и «Община», которые были организованы по инициативе только что эмигрировавшего из России Нечаева. Однако особенно бурно бесцензурная печать стала развиваться, начиная с 1870-х годов, что было связано с ростом народнического движения.

В России в это время отсутствовали условия для создания бесцензурных органов периодики, поэтому они выходили, как и в 1850 и 60-х годах, за границей. Бесцензурная печать революционных народников отразила взгляды различных направлений внутри народнического движения, хотя в целом в ней присутствовали все его основные положения: утверждение «случайности» капитализма в России, мечты о крестьянской революции, во главе которой встанет интеллигенция, а также изучение крестьянской общины как зародыша социалистических отношений.

Характер изданий определялся задачами, стоящими перед народниками – это, с одной стороны, обращение к читателям-единомышленникам, теоретическое осмысление происходящих в России процессов, разоблачение политики самодержавия, пропаганда революции, с другой - полемика с различными направлениями, агитация в среде сочувствующей разночинной интеллигенции. Поэтому газеты и журналы народников - в основном теоретико-политические и агитационно-пропагандистские. Однако в 1870-х годах в связи с расширением круга читателей нелегальной периодики выходили и специальные агитационные издания для крестьян и рабочих.



Необходимо подчеркнуть, что издание и распространение нелегальной периодики было делом чрезвычайно трудным и опасным. Такая работа требовала больших материальных затрат на создание типографии и тиражирование изданий; кроме того, необходимо было поддерживать связи с Россией, чтобы получать необходимую информацию, перевозить нелегальную литературу и распространять ее в России. Все это делалось в условиях, когда даже простое хранение нелегальных изданий влекло за собой суровые наказания. Поэтому бесцензурная печать могла существовать и развиваться только благодаря величайшей самоотверженности ее сотрудников, их готовности на любые жертвы.

Издания «бакунистов», «лавристов» и «якобинцев».Три основные направления в народническом движении – это так называемые «бакунисты» (по имени главного идеолога, М. Бакунина), «лавристы» (последователи Лаврова) и «якобинцы» (это направление носило также название «заговорщического», лидером был Ткачев). Каждое из этих направлений пропагандировало свои взгляды в собственных нелегальных изданиях.

В революционном народническом движении середины 1870-х годов фракция «бакунистов», или «анархистов-федералистов», была самой многочисленной. С именем М. Бакунина и его единомышленников связано несколько изданий, из которых наиболее значительным был журнал «Народное дело» (Женева, 1868-1870). По замыслу издателей, это журнал должен был служить «рупором анархизма[2]», теорию которого Бакунин активно разрабатывал и впервые изложил ее на страницах «Народного дела». Действительно, первый номер, почти целиком написанный Бакуниным, бурно обсуждался в России, однако постоянно поддерживать анархистское движение журнал не стал: в редакции произошел раскол, и «Народное дело» перешло в руки эмигрантов-разночинцев, последователей Чернышевского. Лидером этой группы был Утин, в нее входили также Трусов, супруги Бартеневы, Томановская. Бакунин же вышел из состава редакции.

Второй, «антианархистский» период существования журнала связан с I Интернационалом. Группа Утина, заинтересовавшись его деятельностью, решили связать зарождавшееся рабочее движение в России с борьбой зарубежных рабочих за свои права. Редакция «Народного дела» с одобрения К. Маркса стала представлять Русскую секцию в Генеральном совете I Интернационала в 1870 году: тогда же были опубликованы Обращение организаторов секции, ответ на него Маркса, программа и устав секции. Были опубликованы и другие материалы, знакомившие читателей «Народного дела» с опытом европейского рабочего движения.

Если первоначально «Народное дело» выпускался как теоретико-политический журнал, то после его превращения в издание Русской секции он приобрел характер газетных «листков». Ведущее место и в газете, и в журнале занимали теоретические статьи на политические темы, обзоры и программные выступления (как правило, анонимные).

После прекращения журнала, через пять лет «бакунисты» первыми создали газету, предназначенную для читателя из народа. Это издание носило название «Работник» (подзаголовок – «Газета для русских рабочих»), оно выходило в Женеве в 1875-1876 годах. В редакционный коллектив входили Н. Жуковский, Э. Ралли, Гольштейн, Э. Эльсинц, Н. Морозов, Саблин – эмигранты из России, разделявшие взгляды Бакунина и потому сделавшие «Работник» трибуной для популярного изложения анархистской доктрины. Кроме того, здесь публиковалась информация о событиях, происходящих в России и за рубежом. Заслуга газеты прежде всего в том, что она первая обратилась к новой аудитории – «к работающему народу русскому»; изданию нашлось и практическое применение: она использовалась как пропагандистский материал нелегальными кружками и организациями в России (например, Южнороссийским союзом рабочих).

В 1878 году Жуковский и Ралли, бывшие сотрудники «Работника», издавали также «социально-революционное обозрение» «Община»(Женева, 1878). В редакционном коллективе состояли Д.А. Клеменц, Аксельрод, Степняк-Кравчинский и другие деятели народнического движения. Это издание было менее ярким, чем предыдущие, и с «бакунистами» его соединяла только некоторая преемственность в составе редакций. Здесь печатались в основном информационные материалы, а также корреспонденции, статьи - в том числе о В. Засулич, о процессах над народниками – «Процессе 50-ти» и «Процессе 193-х», и другие.

Фракция «лавристов» - народников, разделявших взгляды П. Лаврова по вопросам революционной теории и тактики, получила также название «пропагандистской». В 1873 году в Швейцарии вышел журнал «Вперед!», который стал одним из самых долгоживущих и авторитетных заграничных изданий (он выходил до 1877 года). Издание было поддержано «чайковцами» - участниками кружка Чайковского, в основном из студенческой среды; они располагали собственной типографией в Цюрихе, к тому же получали материальную поддержку от состоятельных россиян (известно, что часть средств на издание журнала поступило от И.С. Тургенева).

Пост редактора журнала занял П. Лавров – один из идеологов народничества, чьи «Исторические письма» стали своего рода «фундаментом» этого революционного движения. В них впервые прозвучала мысль о «долге» интеллигенции перед народом и о необходимость его заплатить. Лавров настаивал на серьезной подготовке к революции, на том, что прежде всего нужно сближение с народом, разъяснение позиции революционеров простому крестьянину, а это требует четкого понимания теории, целей и задач народнического движения. Программа Лаврова была напечатана в первом номере журнала «Вперед!». Всего вышло 5 номеров (два в Цюрихе, три в Лондоне); в них освещалась борьба европейских рабочих с капиталистами, деятельность I Интернационала, российские события. Публиковались и запрещенные материалы: речь Петра Алексеева на «Процессе 50-ти», статья Чернышевского «Письма без адреса» и другие.

В 1875-76 годах параллельно с журналом выходила одноименная газета «Вперед!» с периодичностью два раза в месяц. К этому времени типография также стала носить название «Вперед!» - она печатала прокламации, агитационные брошюры и другие издания.

Кроме Лаврова, в журнале и газете принимали участие Смирнов, Линев, Лопатин, Морозов, Ткачев и другие. В жанрово-тематическом отношении издания «лавристов» довольно разнообразны: здесь можно было прочитать и теоретические статьи, и обзоры русской и зарубежной жизни, корреспонденции, фельетоны, стихотворения; освещался широкий спектр тем российской и западноевропейской жизни. «Вперед!» - и журнал, и газета, – были хорошо известны в России, куда их доставляли в первую очередь петербургские «лавристы». О популярности и распространенности в российском обществе свидетельствовала полемика с изданиями Лаврова на страницах газеты «Московские ведомости» М. Каткова. За рубежом «Вперед!» читали представители рабочего движения, в том числе Маркс и Энгельс, которые далеко не во всем были согласны с Лавровым, но тем не менее не отказывали в помощи, присылали в редакцию свои материалы, необходимую информацию.

Третье направление в революционном движении народников было связано с именем П. Ткачева. Оно получило название «бланкистского», или заговорщического. Теория Ткачева была изложена на страницах редактируемого им журнала «Набат» (Женева, Лондон, 1875 – 1881). В организации издания Ткачеву помогла группа польско-русских эмигрантов, которую возглавляли Турский и Яницкий, разделявшие взгляды Ткачева.

Журнал был рассчитан прежде всего на русскую революционную интеллигенцию, о чем свидетельствовал и его подзаголовок: «Орган русских революционеров». Первоначально он почти не был известен в России. Впрочем, и в эмигрантской среде взгляды Ткачева на первых порах получали отпор большинства революционных народников. Сам идеолог «бланкизма» не стремился к широкому охвату публики: ему было важно сделать известны свои взгляды и начать дискуссию хотя бы среди немногих, а затем – революционная практика подтвердит его идеи, считал Ткачев.

В соответствии со своей задачей редактор почти полностью посвятил журнал изложению теории «бланкизма» (статьи Лаврова «Итоги», «Наши иллюзии», «Революция и государство» и другие). Суть ее заключалась в убеждении Ткачева о неустойчивости самодержавия в России, о том, что оно не имеет классовых корней, одинаково ненавистно и бедным, и богатым, - «висит в воздухе», и может быть легко свергнуто при удобном случае. Не нужно пропаганды, подготовки народной революции – переворот должна совершить группа заговорщиков, причем немедленно: «Пользуйтесь минутами. Такие минуты не часты в истории. Пропустить их - значит добровольно отсрочить возможность социальной революции надолго, - может быть, навсегда. Не медлите же! В набат! В набат!». А спешить необходимо, поскольку капитализм еще не «пустил корни» в России и не разрушил основу будущего социализма – крестьянскую общину. После государственного переворота революционеры смогут захватить власть в свои руки, а затем уже осуществить «социальную революцию рядом реформ в области экономических, политических и юридических отношений общества». Ткачев считал, что народ всегда готов к революции, он просто запуган, и оттого пассивен. Если исчезнет самодержавие, народ восстанет и утвердит победу революции. Таким образом, главной задачей Ткачев считал создание строго централизованной революционной организации, которая должна как можно скорее осуществить государственный переворот.

Идеи Ткачева были противопоставлены и анархистам, и «пропагандистам». Он критиковал Лаврова за его стремление к пропагандистской деятельности: народ не надо готовить к революции, надо просто ее делать – а затем уже вести пропаганду. В свою очередь Бакунин, по мнению Ткачева, был неправ, когда отказывался от политической борьбы и стремился к уничтожению любого государства: цель революции – как раз «захват политической власти» и «создание революционного государства».

Кроме материалов самого Ткачева, в журнале публиковались статьи о революционных выступлениях в России и за границей, печатались рецензии, исторические работы, в которых нередко поднимались темы заговоров и тайных обществ.

По свидетельству Льва Дейча, идеи Ткачева «приводили не только в крайнее негодование, но прямо в ужас тогдашних революционеров». Революционеры-народники отвергали программу «Набата», хотя, как и предсказывал Ткачев, они на практике позаимствовали некоторые ее положения. Когда Ткачев вышел из состава редакции, его сменил Турский и придал журналу характер террористического органа.

Последним крупным заграничным изданием, связанным с революционным народничеством, стал журнал «Вестник Народной воли». Он выходил в Женеве в 1883-1886 годах. Руководителями журнала выступили Лавров, Кравчинский, Тихомиров. Созданный во времена углублявшегося кризиса народнического движения, журнал не занял положения ведущего в среде революционных демократов, хотя на его страницах были опубликованы интересные теоретико-политические статьи, воспоминания, документы и материалы о революционном движении в России, впервые было напечатано письмо Маркса в редакцию «Отечественных записок».

Зарождение нелегальной печати в России.Цензурная политика самодержавия и условия политической жизни в России способствовали тому, что в обществе постоянно «ходили по рукам» запрещенные книги, брошюры, прокламации, журналы и другие нелегальные произведения, либо рукописные, либо изданные за границей. В конце 1870-х годов в связи с ростом освободительного движения, вовлечением в процесс множества людей все более острой становилась нужда в российской подпольной типографии, которая более оперативно отражала бы события и не требовала от распространителей дополнительного риска при пересечении границ.

В 1877 году из-за границы в Россию было доставлено типографское оборудование, принимались меры к организации подпольных типографий. Первая российская нелегальная газета «Начало» (с подзаголовком «орган русских революционеров») издавалась в Петербурге с марта по май 1878 года. Ее организовал кружок под руководством братьев Бух.

Основное внимание газеты было сосредоточено на критике российского самодержавного строя и освещении текущих событий «с точки зрения принципов социализма». Теоретические материалы здесь отсутствовали, однако публиковались заметки о рабочем движении, о жизни политических ссыльных и так далее.

Кружок братьев Бух был немногочисленным, взгляды его участников, отраженные в «Начале» - во многом противоречивыми, и первый нелегальный орган печати на территории России не нашел отклика у читателей. Однако его опыт был продолжен организаций «Земля и воля».

«Земля и воля» была организована еще в 1876 году, она нуждалась в собственном печатном органе, однако условия для его создания сложились только в 1878 году. «Земля и воля» организовала собственную Петербургскую вольную типографию – она была отлично законспирирована и благодаря этому работала необыкновенно долго, до 1880 года. Типография пережила распад «Земли и воли», перешла «по наследству» к «Народной воле» и была обнаружена только благодаря случайности. При попытке ареста работники типографии оказали полиции вооруженное сопротивление, успели уничтожить все секретные документы и предупредить своих соратников, благодаря чему удалось избежать массовых арестов. Кстати, в этой типографии работали и организаторы первой нелегальной газеты, братья Бух.

Лозунг «Земля и воля!» выражал, по мнению революционеров, заветные чаяния русского народа и его вождей – Пугачева, Разина и других предводителей народных стихийных восстаний. Земля должна быть отдана крестьянам, и прежде всего, считали народники, необходимо решить аграрный вопрос, поскольку собственно «рабочего», пролетарского, в России еще не существует. Для того, чтобы решить аграрную проблему, необходима народная революция, и все силы нужно отдать ее подготовке – так, в общих чертах, выглядела программа «Земли и воли».

Первый номер землевольцев вышел в Петербурге в начале ноября 1878 года, это был журнал «Земля и воля» (подзаголовок – «социально-революционное обозрение»). В состав редакции вошли Степняк-Кравчинский (он был инициатором издания), Клеменц, Морозов, Плеханов и Тихомиров.

Особенностью этого издания стала его принадлежность к настоящей революционной организации, которая имела свой руководящий центр, программу, устав. Журнал по сути стал ее органом, способствовал сплочению сил вокруг «Земли и воли», вел пропагандистскую и агитационную деятельность. Здесь публиковались теоретические статьи, фельетоны, корреспонденции, известия о российских и зарубежных событиях; на страницах журнала велась полемика с газетой «Голос» и журналом «Вестник Европы», был дан подробный разбор государственного бюджета и так далее. Журнал ориентировался в первую очередь на революционную молодежь, в среде которой он действительно пользовался успехом.

Кроме журнала, в типографии издавались «Листки «Земли и воли» («революционная хроника»). Они были менее разнообразны по содержанию, поскольку считались дополнением, задача которого – следить за «текущими событиями борьбы». Основное содержание «Листков» - небольшие по размеру редакционные статьи, информационные материалы о действиях революционной организации, политических судебных процессах, арестах, гибели осужденных и др.

Первоначально «Земля и воля» выступала против террора как метода политической борьбы. Однако постепенно часть редакции стала склоняться на сторону террористической деятельности, что привело к расколу: журнал продолжал выступать в духе землевольческой программы, а газета, которую редактировал Морозов, начал восхвалять преимущества террористических актов: «Политическое убийство - это единственное средство самозащиты при настоящих условиях и один из лучших агитационных приемов. Нанося удар в самый центр правительственной организации, оно заставляет содрогаться всю систему…».

В 1879 году «Земля и воля» распалась на две самостоятельные организации – «Народная воля» и «Черный передел».

К народовольцам перешла Петербургская вольная типография, преемником журнала и листков «Земли и воли» стали журнал «Народная воля» (1879-1885) и газета «Листки «Народной воли»(они выходили, когда нельзя было выпустить основное издание, то есть журнал). Эти издания выходили нерегулярно, с большими перерывами, хотя в течение длительного времени; издание переносилось в Москву, в Ростов-на-Дону, в Тулу и другие города.

Изданиями «Народной воли» первоначально руководили Тихомиров и Морозов. Затем Морозов эмигрировал за границу, а Тихомиров участвовал в редактировании практически всех номеров журнала (он же был одним из самых активных авторов). С редакцией сотрудничали А.И. Иванчин-Писарев, С.Н. Кривенко, Г.А. Лопатин, с 1880 по 1881 годы здесь участвовал Михайловский.

«Народная воля» пользовалась большой популярностью в русском обществе, она была известна и демократическим, и либерально-монархическим кругам. Известен ее тираж – 2-3 тысячи экземпляров, этого было достаточно для того, чтобы окупить типографские расходы. Сам же журнал разделил судьбу народнического движения, до 1881 года развиваясь по восходящей, а после цареубийства постепенно пришел в упадок. На первом этапе, в пору оживления революционной деятельности, он отличался боевым духом, остротой и живостью материалов, призывающих к свержению самодержавного строя. Основная задача народовольцев - «снять с народа подавляющий его гнет современного государства, произвести политический переворот с целью передачи власти народу», то есть ставились политические цели. Эта тема развивалась во многих материалах, написанных в жанрах публицистической статьи, корреспонденций, фельетона, революционной прокламации, хроники, даже в стихотворениях.

Народовольцы разделяли мнение Ткачева о том, что государство ни на кого не опирается, и его можно легко свергнуть. Поэтому журнал призывал к немедленному захвату власти. В одной из передовых статей рисовался такой сюжет будущего: революционеры совершают политический переворот и созывают Учредительное собрание, которое установит новый общественный строй. Тем не менее и члены «Народной воли», и журнал первостепенное значение отводили пропагандистской работе, что, с одной стороны, противоречило их отношению к революции, с другой – на практике реализовывалось в террористических актах, отвлекавших все силы и отрицательно сказывающихся на деятельности организации.

После 1881 года решительный настрой в журнале угасает, кризис народнического движения отразился на содержании журнала. На последних номерах лежит отпечаток обреченности и трагизма.

Кроме журнала, народовольцы в 1880-1881 годах издавали «Рабочую газету»- это была одна из первых в России органов периодики, рассчитанных на эту часть аудитории. Руководил газетой Желябов, который в передовой статей в популярной форме изложил основные положения программы народовольцев, главной из которых было бороться с «утеснителями народа». Задача газета - «выяснить народу, кто друг, кто враг, выяснить, как свергнуть иго и при каких порядках народ будет счастлив и свободен». Здесь печатались корреспонденции и рассказы о положении рабочих и крестьян.

Вторая народническая организация, образовавшаяся после раскола «Земли и воли», - «Черный передел», также издавала собственные журнал и газету: «Черный передел» («Орган социалистов-федералистов») и «рабочий листок» «Зерно». Эти издания были менее известны в обществе и пользовались меньшим влиянием на общественное мнение. В редакции принимали участие Плеханов, Аксельрод, Стефанович, Дейч, публиковались Вера Засулич, Лавров и другие публицисты. Издания просуществовали недолго, поскольку в 1882 году «Черный передел» прекратил свое существование.

Зарождение марксистской печати. Издания группы «Освобождение труда» и группы Благоева.Произведения Маркса и Энгельса были известны в России еще с 1840-х годов, но тогда никто не подозревал, какое влияние они окажут на развитие русской революционной мысли в конце XIX – начале XX века.

Систематическое изучение трудов немецких социалистов началось в 1880-х годах, на фоне кризиса народнического движения. Появление марксистской печати в России, где пропагандировались идеи основоположников научного социализма и практические выводы, связано с деятельностью группы «Освобождение труда». Предыстория этой группы связана с расколом «Земли и воли» на «Народную волю» и «Черный передел». Первая из них, как нам уже известно, совершила убийство Александра II, после чего была практически разгромлена правительством. Акт цареубийства был крайне отрицательно воспринят русским обществом, интерес к деятельности революционеров упал, и в демократической среде в 1880-х годов ясно чувствуется растерянность и идейный кризис.

«Черный передел», заявивший о своей верности идеям «Земли и воли», осуждавший тактику террора, в 1882 году прекратил свою деятельность в России. Многие чернопередельцы в начале 1880-х были арестованы, типография разгромлена. Однако еще до распада группы лидеры «Черного передела» – Плеханов, Дейч, Засулич, Стефанович, Игнатов – были вынуждены эмигрировать в Женеву.

Очутившись в относительной безопасности, революционеры начали анализировать причины неудач, обратились к теории народничества и обнаружили некоторые несостыковки в ее основных положениях. В частности, практика показала, что крестьянский социализм – это утопия, что крестьяне в основном не поддерживают революционеров, а самодержавное государство не «висит в воздухе». Плеханов и его друзья пришли к выводу, что России не миновать фазы капитализма и пролетарского движения. А это означало, что необходимо изучать особенности пролетариата как класса, разбираться в специфике капиталистической формации.

Плеханов одним из первых начал систематически изучать труды Маркса и Энгельса, в 1881-1882 годах он перевел на русский язык «Манифест Коммунистической партии», написал ряд статей, свидетельствующих о переходе на позиции научного социализма. Плеханов принял и творчески развил мысль Маркса о классовой борьбе как политической, о социализме как необходимой стадии развития человечества. Плеханов распространил эти идеи и на Россию – с учетом своеобразия ее исторического пути. Для того, чтобы совершить социалистическую революцию в России, необходимо для начала свергнуть самодержавие, опираясь на зарождающийся класс пролетариата. Поэтому Плеханов поставил вопрос о создании российской революционной рабочей партии. То есть в понимании принципов и методов освободительной борьбы Плеханов окончательно разошелся с народниками.

25 сентября 1883 года было объявлено о создании группы «Освобождение труда», которую возглавил Плеханов. В нее вошли Аксельрод, Дейч, Засулич и другие бывшие участники народнического движения из «Черного передела». Деятельность группы началась с издания серии «Библиотека современного социализма» -в объявлении об издании группа «Освобождение труда» провозгласила свои основные цели и задачи:

1) перевод на русский язык важнейших трудов К. Маркса и Ф. Энгельса, а также произведений их последователей для распространения идей научного социализма;

2) критика народничества и разработка проблем русской общественной жизни с точки зрения теории марксизма.

В 1880-90-х годах Плеханов и его единомышленники выпустили целый ряд оригинальных и переводных работ, актуальных для русской жизни и разъясняющих основы марксистской идеологии. Это «Манифест Коммунистической партии», который давал представление об основах марксистского учения, «Наемный труд и капитал», посвященный экономической теории Маркса, брошюры Плеханова «Социализм и политическая борьба», «Наши разногласия», в которых была доказана ошибочность народнической теории, Аксельрода «К вопросу о современных задачах и тактике русских социал-демократов», а также проект программы группы «Освобождение труда» и другие работы. Опубликованные работы положили начало новому периоду в развитии революционной теории в России.

Кроме брошюр, в «Библиотеке современного социализма» в 1888-1892 годах выходил непериодический сборник «Социал-демократ». Его можно рассматривать как первый теоретический журнал, положивший начало марксистской журналистике в России.

Главное место в «Социал-демократе» занимала полемика с народниками. Она возникла как ответ на недовольные выступления таких идеологов народничества, как Тихомиров, Лавров и их сторонников. Действительно, деятельность небольшой группы эмигрантов, заявлявшей об ошибочности революционной теории и предлагавшей взамен нее совершенно новый подход, многим сначала казалась достаточно дерзкой. Аксельрод вспоминал: «Когда группа "Освобождение труда" появилась на свет, она встречена была… чуть не всем старшим поколением радикальной интеллигенции, без развития направлений, столь же неприязненно и враждебно, как и народовольческим центром».

«Социал-демократ» выпускался силами трех человек – Плехановым, Засулич и Аксельрод, они же были основными авторами. Первый выпуск открывался статьей Плеханова «Как добиваться конституции?», который представлял собой диалог о настоящем и будущем России и о ее роли в прогрессивном движении человечества. Кроме публицистических выступлений, в сборнике публиковалась беллетристика (отрывок из романа Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов», переводы с французского, мемуары Плеханова), литературная критика (цикл статей Плеханова «Наши беллетристы-народники», статьи Засулич «Наши современные литературные противоречия» и «Карьера нигилиста»). Каждый номер завершался рубрикой «Хроника», где помещались мелкие информационные заметки о революционном движении в России и за рубежом.

С 1885 года группа «Освобождение труда» на протяжении почти десяти лет работала над изданием другой серии – «Рабочей библиотеки», которая стала первым опытом создания марксистской литературы для рабочих. Чтобы рабочие не очутились в роли «слепого орудия в руках эксплуататоров», необходимо было объяснить им теорию научного социализма, познакомить с опытом русского и зарубежного рабочего движения и обрисовать перспективы революционной деятельности. Эти задачи определили выбор произведений для печати: были изданы брошюра Аксельрода «Рабочее движение и социальная демократия» (о рабочем движении за рубежом и необходимости изучения марксизма), брошюра Дикштейна «Кто чем живет?» (изложение в популярной форме теории прибавочной стоимости Маркса), а также речь Петра Алексеева на суде 10 марта 1877 года, брошюры В. Засулич «Варлен перед судом исправительной полиции», Плеханова «Ежегодный всемирный праздник рабочих», Аксельрода «Задачи рабочей интеллигенции в России» и ряд других работ.

Средства на издания группа «Освобождение труда» получала от деятельности сотрудников – Аксельрод содержал кефирное заведение, жена Плеханова имела врачебную практику, сам Плеханов давал уроки, получал гонорары за чтение лекций и за изданные в России и за границей статьи и книги. На издательское дело, кроме того, деньги собирались среди русских эмигрантов и студентов. Значительная часть доходов поступала от продажи нелегальной литературы, хотя цены были невелики: издания из серии «Рабочая библиотека» стоили от 5 копеек, работа Ленина «Задачи русских социал-демократов» -15 копеек, самые дорогие издания стоили 2 рубля, и на них указывалось, что «половина сбора от продажи этой брошюры предназначается в пользу ссыльных и заключенных».

Брошюры, изданные группой «Освобождение труда» и под ее редакцией, печатались, как правило, на тонкой бумаге, а часть тиража - на папиросной. Обложки различных цветов — розового, оранжевого, бежевого, зеленоватого, серого. Размер большинства изданий был небольшой, что облегчало их нелегальный провоз в Россию и распространение среди революционеров и передовых рабочих. О тиражах изданий 1880-х годов судить трудно, так как о них нигде не говорилось. Но в 1890-х годах в «Листке «Работника» печатались сведения о тиражах изданий «Союза русских социал-демократов». Наибольшими тиражами — 5000 экземпляров — были напечатаны «Листки «Работника» № 1 и 2, а также брошюры для рабочих: Ленина «Объяснение закона о штрафах», Шестернина «Десятилетие Морозовской стачки».

В России марксистское направление первой поддержала группа Димитра Благоева, которая возникла как социал-демократическая организация в Петербурге практически одновременно с группой «Освобождение труда», в 1883 году, но независимо от нее. В группу входило около 30 человек, в основном студентов петербургских вузов. До знакомства с Плехановым и его соратниками благоевцы поддерживали связи с народническими кружками и находились под влиянием народничества. После того, как благоевцы приняли программу группы «Освобождение труда», они начали пропаганду идей марксизма среди революционеров и среди рабочих, для чего предприняли издание «рабочих листков». Эти издания были обращены к рабочим Петербурга, пересылались в провинцию.

Первые «листки» печатались на гектографе, однако вскоре встал вопрос о создании собственной типографии. В ней, кроме листовок, благоевцы в 1885 году смогли выпустить два номера газеты «Рабочий» тиражом 200-300 экземпляров. Основная мысль этой газеты была выражена в программной статье Благоева «Чего недостает рабочему народу?»: главная беда рабочего люда заключается в отсутствии знаний, а «незнание всегда приводит к угнетению слабых сильными». Поэтому цель газеты определялась как «распространить самое необходимое знание на рабочий народ», прежде всего о европейском и российском опыте революционного движения. В «Рабочем» были опубликованы статьи Плеханова и Аксельрода.

Однако деятельность группы Благоева была вскоре прекращена: в 1885 году из России был выслан Благоев, были арестованы многие члены группы, а в 1886 году типография была обнаружена и разгромлена полицией.

Тем не менее начало марксистской периодике было положено. С учением Маркса и Энгельса знакомились все более широкие круги революционеров и рабочих, которые начали внимательно изучать теорию научного социализма. На рубеже веков марксизм становится основой революционного движения в России и служит платформой для создания социал-демократической партии.

Марксистская печать началась с брошюр, «листков», прокламаций и сборников, однако довольно скоро была созданы и регулярные периодические издания, предназначенные для широкой демократической аудитории.

 

Вопросы для повторения.

1. Система легальной печати: правительственная, консервативная, либеральная, радикально-демократическая журналистика.

2. Типологическая картина газетной и журнальной периодики конца XIX века.

3. Сатирические журналы рубежа веков.

4. Бесцензурные издания революционных народников за границей. Первые нелегальные издания в России.

5. Издательская деятельность группы «Освобождение труда» и группы Благоева.


Глава 2.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.