Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Онтология, или учение о мире.





Милетские философы считали динамизм существенной характеристикой первоначала, которое порождает, поддерживает и поглощает все вещи. Но лишь Гераклит первым основательно проработал эту идею: «Всё течёт, все меняется», «нельзя дважды войти в одну и ту же реку», «на входящих в те же самые реки притекают в один раз одни, в другой раз другие воды» (26, с. 209), ничто не остаётся недвижным и постоянным. Таким образом, Гераклит полагал, что непрерывная изменчивость является главной характеристикой всего существующего.

Но если это так, тогда и само первоначало также должно обладать движением. Движение должно быть присуще ему по самой его природе. В этом отношении, неудивительно, что в качестве первоначала Гераклит указывает огонь. Мир рождается из огня и в огне гибнет. «Все составилось из огня и в огонь разрешается». (11, с. 334) «Под залог огня все вещи, и огонь [под залог] всех вещей, словно как [под залог] золота – имущество и [под залог] имущества – золото». (26, с. 222) «Этот космос, один и тот же для всех, не создал никто из богов, никто из людей, но он всегда был, есть и будет вечно живой огонь, мерно возгорающийся, мерно угасающий». (26, с. 217) Огонь - фундаментальное начало, всё остальное - трансформация огня. Поскольку души людей также произошли из огня, постольку их качества напрямую зависят от их сухости: «Сухая душа – мудрейшая и наилучшая». (26, с. 231) «Когда взрослый муж напьется пьян, его ведет {домой} безусый малый; а он сбивается с пути и не понимает, куда идет, ибо душа его влажна». (26, с. 233)

Уже милетские философы рассматривали первоначало как божественное (начало). Гераклит продвигается по этому пути далее. Ему трудно принять мысль, что разумно организованный мир является порождением первоначала, не обладающего разумом. Он полагает, что огонь как первоначало не только божественен, но и разумен. Огонь есть логос. «Многозначность слова «логос» - а оно обозначает и слово, и речь, и рассказ, и повествование, и довод, и учение, и счет, и исчисление, и соотношение, пропорцию и т. д. – не позволяет однозначно передать его каким-то одним словом русского языка. Ближе всего будет здесь, пожалуй, значение «закон» - всеобщая смысловая связь сущего» (5, с. 55) Следует добавить также и значение «разум». Огонь, согласно Гераклиту, разумен, и, в силу этого, огонь полагает закон всему сущему. «Всех и вся, нагрянув внезапно, будет Огонь судить и схватит». (26, с. 239) «Эту-вот Речь (Логос) сущую вечно люди не понимают и прежде, чем выслушать [ее], и выслушав однажды. Ибо, хотя все [люди] сталкиваются напрямую с этой-вот Речью (Логосом), они подобны незнающим [ее], даром что узнают на опыте [точно] такие слова и вещи, какие описываю я, разделяя [их] согласно природе [= истинной реальности] и высказывая [их] так, как они есть. Что ж касается остальных людей, то они не осознают того, что делают на яву, подобно тому как этого не помнят спящие». (26, с. 189) «Ибо мудрым {Существом} можно считать только одно: Ум, могущий править всей Вселенной» (26, с. 239) «Ибо все человеческие законы зависят от одного божественного: он простирает свою власть так далеко, как только пожелает, и всему довлеет, и [все] превосходит». (26, с. 197)



Итак, Огонь-Логос является источником всего сущего. Похоже, это утверждение заставляет Гераклита реабилитировать все мироздание. Если Огонь-Логос божественен и сверхразумен, то он не может порождать что-то неправильное и нехорошее. Различение добра и зла корениться не в природе вещей, а в головах людей: «Для бога все прекрасно и справедливо, люди же одно признали несправедливым, другое – справедливым» (26, с. 241)

Все существующее не только находится в непрестанном движении и изменении, но оно пронизано также враждой. Все, что существует, имеет свою противоположность, своего противника, борьба с которым и дает жизнь всему. «Должно знать, что война общепринята, что вражда – обычный порядок вещей, и что все возникает через вражду и заимообразно {= «за счет другого»}». (26, с. 201) «Гомер, молясь о том, чтобы «вражда сгинула меж богами и меж людьми», сам того не ведая, накликает проклятье на рождение всех {существ}». (26, с. 202) «Война (полемос) – отец всех, царь всех: одних она объявляет богами, других – людьми, одних творит рабами, других – свободными». (26, с. 202)

Причем, Гераклит видит не только всеобщую вражду, но и относительность всего сущего: «Море – вода чистейшая и грязнейшая: рыбам – питьевая и спасительная, людям – негодная для питья и губительная». (26, с. 206) «Взрослый муж слывет глупым у бога, как ребенок – у взрослого мужа». (26, с. 242)

В некоторых книгах по истории философии вы можете обнаружить заявление, что Гераклит – основатель диалектики. Я не считаю это суждение верным, хотя и признаю, что в некотором смысле к такому суждению есть основания.

В Античности слово «диалектика» обозначало искусство полемики и искусство изощренного мышления, необходимого в полемике. В этом смысле слова считать Гераклита диалектиком нельзя. Более того, учитывая темноту его изложения, и нежелание вступать в дискуссию со вздорными людьми – а таковыми, похоже, оказывались почти все люди – его следовало бы считать классическим антидиалектиком. Но в XIX веке в философии произошло неприятное событие. Немецкий философ Гегель (с подачи Фихте) зачем-то придал старинному слову «диалектика» совершенно иной смысл. Диалектикой для Гегеля являлось учение о развитии и всеобщем движении. Он поступил крайне опрометчиво - не стоит без крайней нужды вводить новое значение для термина, которым пользуются все образованные люди несколько тысяч лет – если ваше новшество будет успешным, то вы создадите чрезвычайную путаницу в языке. Именно так и произошло в случае с Гегелем. Популярность Гегеля и его последователя Маркса оказались столь велики, что новое значение термина «диалектика» прижилось. В результате, невежественные философы знают лишь о гегель-марксовском значении слова «диалектика», а умным и образованным философам приходится тратить время и слова на объяснение того, в каком значении они употребляют это слово. Как видите, сейчас я занимаюсь именно этим.

Соответственно, если вы встречаете в книге утверждение, что Гераклит – это первый диалектик, то вы должны помнить, что это суждение справедливо, если термин «диалектика» употребляется в гегель-марксовском значении этого слова. Но даже в этом случае такое утверждение не очень корректно. Это утверждение есть грубая модернизация, то есть, опрокидывание значений и смыслов современности в глубокую древность. С таким же успехом мы, памятуя о нынешней популярности автомобильных гонок, можем назвать колесничих олимпийских игр первыми пилотами античных болидов.

 

 

Теория познания

Судя по всему, Гераклит - первый философ, у которого мы можем обнаружить зачатки гносеологии, то есть теории познания. Гераклит, размышляя о том, как мы познаем мир, приходит к выводу, что это познание осуществляется двояко. Мы познаем мир посредством чувственного восприятия (зрение, слух, обоняние, осязание и т. д.) и постигаем его посредством ума. Гераклит видит, что чувственным восприятием обладают все. А вот умом, разумом обладают немногие. Соответственно, он склонен делать акцент на умопостигаемости истины. Такой акцент необходим еще и потому, что происхождение всего сущего из Огня-Логоса не является очевидным для толпы, но очевидно для мудреца (Гераклита). «Природа любит прятаться» (26, с. 192), и трудно ее постичь большинству людей, поскольку «большинство обжирается как скоты» (26, с. 244) «Большая часть божественных вещей ускользает от познания по причине невероятности [или: «неверие»]». (26, с. 193) «Глаза и уши – дурные свидетели для людей, если души у них варварские» (26, с. 193). Огонь-Логос постигается мудрецом, и Логос вещает его устами. Но приземленный ум окружающих, питающийся лишь впечатлениями чувственного восприятия, не в силах уразуметь эту речь. «Те, кто слышали, но не поняли, глухим подобны: «присутствуя отсутствуют», - говорит о них пословица». (26, с. 190) В итоге: «Ослы солому предпочли бы золоту» (26, с. 208) и «Свиньи грязью наслаждаются больше, чем чистой водой». (26, с. 206) Гераклит горько сетует: «Чьи только речи я не слышал, никто не доходит до того, чтобы понимать, что Мудрое ото всех обособлено». (26, с. 239)

Но и в разуме мудреца Гераклит иной раз сомневается: «Человеческая натура не обладает разумом, а божественная обладает». (26, с. 241) Здесь он вплотную подходит к идее, заставившей Пифагора ввести в оборот слово «философия». Мудростью обладает лишь бог, а человек может лишь стремиться к ней и любить ее.

В заключение приведу еще несколько изречений Гераклита с тем, чтобы мудрость сего человека обогатила и вас:

«Я искал самого себя» (26, с. 194).

«Не к добру людям исполнение их желаний». (26, с. 234)

«Людей ожидает после смерти то, чего они не чают и не воображают». (26, с. 235)

«Всякая тварь бичом пасется». (26, с. 237)

«Вотще (тщетно – С. Ч.) очищаются кровью <кровью> оскверненные, как если бы кто, в грязь войдя, грязью отмывался: его бы сочли сумасшедшим, если бы кто из людей заметил, что он так делает. И изваяниям этим вот они молятся, как если бы кто беседовал с домами, ни о богах не имея понятия, ни о героях» (26, с. 240)

«Один мне – тьма, если он наилучший» (26, с. 245)

«Рожденные жить, они обречены на смерть, да еще оставляют детей, чтобы родилась {новая} смерть» (26, с. 246)

«В своем ли они уме? В здравом ли рассудке? Они дуреют от песен деревенской черни и берут в учителя толпу, того не ведая, что многие – дурны, немногие – хороши» (26, с. 246)

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.