Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Заикание при неврастении и у больных, акцентуированных по астеноневротическому типу





Как видно из таблицы 2, наибольшее количество за­икающихся с неврастенией — это взрослые пациенты (20), на втором месте — подростки (15), среди детей до 14 лет мы выявили только 4 человек, страдающих этой формой невро­за, причем все четверо приближались к пубертатному возра­сту. Наибольшее количество больных, акцентуированных по

астеноневротическому типу, приходится на подростковый возраст (13), на втором месте — взрослые (10). Среди детей эта категория заикающихся отсутствует, так как акцентуа­ции личности (см.: Leonhard К., 1968) — это крайние вари­анты нормы, которые сказываются в заострении отдельных характерологических черт больного, могут появиться не ра­нее подросткового возраста. А. Е. Личко (1977) считал, что правильнее было бы говорить не об акцентуированных лич­ностях, а об акцентуациях характера, поскольку именно осо­бенности характера отличают эти личности от других. ..,

Заикание у указанной категории больных возникает в детстве, на фоне соматической ослабленности и нередко у детей с резидуально-органической «почвой». Оно протекает в прямой зависимости от общеневротических проявлений и при психотравмирующих условиях (острая психотравма, психотравмирующие ситуации) может перейти в стойкое ре­чевое нарушение, осложненное неврастенией. Как отмеча­ет В. В. Ковалев (1979), в этиологии неврастении у детей среднего и старшего школьного возраста основная роль при­надлежит хроническим психотравмирующим ситуациям, чаще всего связанным с конфликтами в семье и в школе. Клинические проявления неврастении (повышенная возбу­димость, утомляемость, раздражительность, колебания на­строения, неуверенность в своих силах, нарушения сна, не­вротические головные боли, неустойчивость внимания и др.), в свою очередь, еще более осложняют положение подрост­ков в учебных заведениях и в семьях, в которых к ним не­редко предъявляют завышенные требования.



Нам приходилось наблюдать старших школьников, обра­тившихся с жалобами на резкое ухудшение состояния речи, снижение памяти и работоспособности. При обследовании этих больных выяснилось, что речевыми эмоционально зна­чимыми ситуациями являются те условия, которые для них были источниками психотравматизации. И вопреки сложив­шемуся мнению о том, что заикающимся дома говорить все­гда намного легче, мы в отдельных случаях выявили почти полную невозможность речевого общения таких детей и под­ростков со своими родителями, применявшими к ним непо­мерно жесткие приемы воспитания — завышенные требо­вания, физические наказания, постоянные нравоучения и «проработки» за совершенные, с их точки зрения, проступ-

6-3116

ки, а также напоминания о речевом недостатке. Эти дети, вы­растая и уже не находясь в полной зависимости от своих ро­дителей, на протяжении многих лет отмечают в их присут­ствии определенную эмоциональную скованность и некоторое ухудшение речи.

Психотравма, полученная подростком в результате затя­нувшегося конфликта в учебном заведении и являющаяся причиной невроза и соответственно речевого срыва с фик­сацией на нем внимания больного, как правило, «звучит» (цит. по В. В. Ковалеву, 1979) на протяжении всей жизни человека и может привести к ухудшению речи спустя мно­го лет, когда практически здоровые в речевом отношении взрослые люди попадают в условия, напоминающие учеб­ный процесс.

Как указывают Б. Д. Карвасарский (1980),А. М. Свядощ (1982) и другие авторы, в отечественной литературе приня­то выделять три формы неврастении: гиперстеническую, переходную (состояние раздражительной слабости) и гипо-стеническую.

Для заикающихся, страдающих гиперстенической формой неврастении, которая выражается в повышенной раздражи­тельности, возбудимости, суетливости, несдержанности, по­вышенной чувствительности к незначительным раздражите­лям и изменениям окружающих условий, слезливости и т.п., характерны и определенные особенности симптоматики их речевого нарушения.

У подавляющего большинства больных этой группы заи­кание протекает на фоне значительно ускоренного темпа речи и общих движений. В состоянии возбуждения их речь резко ухудшается, становится неряшливой, нередко — пло­хо разборчивой, изобилует персеверациями отдельных зву­ков и звукосочетаний. Они обычно говорят громким, напря­женным, плохо модулированным голосом. В связи с сокра­щениями пауз между фразами или смысловыми частями фраз у них часто наблюдаются нарушения речевого дыха­ния (речь взахлеб). После вынужденной паузы, вызванной «потерей мысли», что является характерным для больных неврастенией, продолжение речи еще более затруднено, не­редко сопровождается сопутствующими движениями и вы­раженными вегетативными реакциями. Аналогичная карти­на наблюдается и в тех случаях, когда больных что-либо

 

возмущает, выводит из себя или когда им приходится какое-то время чего-нибудь с нетерпением ожидать.

При форме раздражительной слабости повышенная не­рвная и речевая возбудимость легко переходят в состояние вялости и апатии, что в речи заикающихся выражается не­которым замедлением темпа, снижением силы голоса, вяло­стью артикуляции, тяжелыми судорогами, преимуществен­но тонического характера в начале речевого акта. Некото­рые больные отмечают, что им в таком состоянии говорить трудно и просто не хочется. У больных с нарушениями сна вялость, чувство усталости и разбитости в утренние часы в речи проявляются аналогичным образом.

В психологическом отношении у заикающихся подрост­ков и взрослых, у которых речевое нарушение протекало на фоне неврастении, мы не наблюдали, как правило, стойкой системы логофобий, за исключением тех случаев, когда пси-хотравмирующие ситуации имели непосредственное отноше­ние к их речи. В подавляющем же большинстве случаев в сознании больного доминирующую роль играли пережива­ния, связанные с содержанием психотравмы, вызвавшей раз­витие неврастении, и, таким образом, его внимание как бы отвлекалось от мыслей о заикании. Такую же отвлекающую роль играют и соматические ощущения и расстройства, ко­торые нередко наблюдаются при этом неврозе (невротические головные боли, неприятные ощущения в области сердца, рас­стройства желудочно-кишечного тракта и др.).

Гипостеническую форму неврастении в чистом виде у заи­кающихся нам наблюдать не приходилось, так как она встре­чается редко. Как отмечает А. М. Свядощ (1982), ссылаясь на данные Л. Н. Канавец, гипостеническая форма наблюда­ется у 2,3% от общего количества всех страдающих этим

неврозом.

В. А. Ковшиков (1976), Г. А. Волкова (1985), изучая осо­бенности проявления заикания у взрослых и сопоставляя их с психоневротическим фоном, на котором оно протекает, при гипостенической форме неврастении отмечают у больных чрезмерно расслабленную во время речи мышечную сферу, сгорбленную осанку, однообразные и невыразительные позы, бедную мимику и отсутствие выразительной жестикуляции. Началу речи таких больных предшествует длительный ла­тентный период. Речь их отличается замедленным темпом,

сниженной силой голоса. Вялая артикуляция в сочетании с судорогами нарушает внятность произношения. Естествен­ное интонирование речи нарушено. Во многих случаях заи­кание сопровождается другими дефектами речи (полиморф­ная дислалия, функциональная риналалия), усугубляющи­ми его проявления. Сложный и стойкий симптомокомплекс заикания, протекающего у больных на фоне гипостенической формы неврастении, как указывают авторы, отрицательно влияет на осуществление важных для личности потребностей и стремлений.

Заикание у больных неврозом









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.