Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Но как только женское начало освобождается прибывающими силами внутренней мужской защиты, мы наблюдаем умиляющую картину неожиданной смены приоритетов в деятельности социально успешной женщины.





Ее вдруг начинает больше, чем обычно, интересовать обустройство домашнего очага, своего "гнезда", ей хочется побыть с детьми, она возится с животными, растениями, ее одолевают чисто женские причуды: радуют "милые пустяки" и повседневные бытовые мелочи.

У женщины появляются не только созерцательность и желание украсить дом, не только стремление к безопасности, уюту, но и умение создавать в любом месте пространство любви, атмосферу тихого праздника. Истинная женственность стремится наполнить окружающий мир теплом, поддержать и утешить близких, не просто накормить их, а поделиться с ними любовью, создавая особые блюда. Восходя к высоким ступеням зрелости, женщина осознает, что через то духовное содержание, которое она вкладывает в пищу во время ее приготовления, можно исцелять отношения, душевные раны, подпитывать с помощью особых энергий пищи не только тело, но и атмосферу в доме. Растративший силы Анимус женщины (как и реальный утомленный мужчина) жадно впитывает эти живительные энергии в течение определенного срока и в один прекрасный момент — снова расправляет свои могучие плечи, становясь сильным и созидательным, вдохновленным и окрыленным своей вечной Музой — божественной женственностью.

"Вынашивание", осуществляемое во внутреннем мире реального мужчины его женским началом в адрес его мужского начала, не только является для мужчины источником душевного здоровья, но и развивает его сознание. Вынашивающие силы женского помогают мужскому началу достичь ступени духовного отцовства. Реальный мужчина, женское начало которого уже способно вынашивать, ощущает себя отцом не только по отношению к своим детям, но и — по отношению к жене, и к людям в целом.



Одним из важных элементов "вынашивания" является умение женщины ждать. Речь идет не столько о том, как по вечерам женщина ожидает возвращения мужчины с работы, сколько — об ожидании как о духовном помогающем действии женского начала в адрес мужского. Истинная женственность прозрачна, и события мира как бы проходят сквозь нее. Таков духовный механизм понимания и принятия явлений жизни, которым обладает женственность. Она умеет наблюдать явления, не контролируя их. Чистая женственность содействует гармоничному течению событий одним только своим созидательным настроем.

В сказках символически представлено классическое умение зрелой женщины ждать мужчину без напряжения и агрессии. Прекрасные скадочные героини ждут, пребывая в особенном состоянии веры в победу героя и в успех его предприятия. Они пребывают в союзе с мужчиной, даже находясь в разлуке с ним, на любом расстоянии от него. Трудно представить сказочную Василису, которая нервно бегает по той комнате в башне, где ее заточили Кощей или Дракон, и на чем свет стоит ругает своего замешкавшегося освободителя. Василиса спокойна и если даже грустна, то грусть ее светла и прекрасна, она является проявлением любви, а не депрессии. Что же делает Василиса, пока находится в плену у злодея? Ждет. И это ожидание деятельно и созидательно не меньше, чем стремление к ней героя-освободителя. Сказочная Василиса хорошо чувствует его на расстоянии и даже умудряется помогать ему, посылая различных помощников. Это умение женщины даже в разлуке с мужчиной хранить и поддерживать сакральное пространство их мужско-женского союза, следуя своим предчувствиям и интуитивным знаниям, является важнейшим аспектом "вынашивания". Плененные сказочные красавицы, не смотря на то, что находятся в плену и ограничены в физическом мире, духовно помогают героям преодолеть сложные препятствия. Сказочные Василиса или любая другая царевна, посылая своему освободителю ведающие путеводные силы — голубя, волшебное перышко, заветный путеводный клубочек и т. д., — дают, а не просят. Они посылают символы своего духовного присутствия, с помощью которых их вынашивающая женская сила находится рядом с мужчиной. Это не только направляет, но и вдохновляет героя в его борьбе за освобождение женского из сакрального плена. Путеводные символы говорят мужчине о женской вере в его победу и подтверждают, что любовь героев взаимна.

Все элементы активного ожидания — по сути, волшебные вклады женского в героическую освободительную миссию мужского. Вынашивающие силы женского ожидания обладают большим могуществом, и часто становятся решающими условиями мужской победы. Известные со времен Великой Отечественной войны строки К. Симонова "Как я выжил, будем знать только мы с тобой: просто ты умела ждать, как никто другой …Ожиданием своим ты спасла меня…" перестают в этом смысле быть только поэтической метафорой. Они являются сакральным законом успешного взаимодействия мужского и женского начал, преодолевающих любые, даже непреодолимые преграды на пути к их союзу.

Итак, умение ждать — свойство зрелой женственности. Напомним, что понятие "зрелость" используется не в отношении возраста человека, а как духовный статус. Он зависит от того, насколько полно и гармонично взаимодействуют мужское и женскоеначала личности. Другими словами, чем более полноценно осуществляется контакт и совместное творчество мужского и женского во внутреннем мире, тем более зрелыми являются эти начала и личность человека любого пола в целом.

Умение ждать — синоним женской мудрости. Глубина ее — в осознании сакрального предназначения целительных свойств женственности. Как мы выяснили, основное предназначение женских сил — сохранять и восстанавливать растраченные мужские силы, исцелять мужское и сотворить ему.

Отцовство — вершина мужской зрелости

Мужчина обретает зрелость, когда его мужское начало достигает одного из важнейших духовных пиков развития — сознания отца. Архетип Отца поднимает мужское сознание на высокую ступень ответственности и созидания, что еще больше преобразует природу мужских энергий, сообщая им не только защищающую, но и творящую функцию. Недаром одним из могучих символов дающего жизнь отцовского начала является образ солнца. В ходе созревания реальной женщины при формировании ее мужского защищающего начала фундаментальную роль играет именно отцовский аспект ее Внутреннего Мужчины.

К сожалению, многие современные мужчины страдают от дефицита прежде всего отцовского, а не мужского компонента мужественности. Что касается женщин, то они переживают дефицит женского, а не материнского аспекта женственности. Мы уже отмечали, что неженственная мать — превращается в Мачеху, а если сгустить краски этого персонажа — в Ведьму. Мужчина же, лишенный отцовского отношения к миру, невольно становится Злодеем.

Незрелый мужчина воспринимает любую женщину как ребенок: он ожидает от нее большой отдачи, самопожертвования и дающего потока, избегает ответственности, ведом в сфере отношений, что естественно в отношениях матери с маленьким сыном.

В то же время реальный мир воспринимает любого мужчину как Правителя. И когда мужчина оказывается несостоятелен как Правитель, то есть, будучи взрослым на вид, внутренне остается маленьким и испуганным мальчиком, — мир, оставшись без управления, начинает вокруг него разрушаться — возникают анархия и хаос.

Женщина рождается с заложенным в ее природу материнским инстинктом, и, созревая духовно, развивает свою женственность. Мужчина же от рождения имеет инстинкт оплодотворения женщины, но не имеет развитого отцовского начала. Созревая, он движется в обратном женскому духовном направлении: если женщина поднимается от материнского к вершинам женственности, то мужчина — от мужественности к отцовству. Мужественность, как воля и сила, также даны мужчине от природы, как материнский инстинкт дан от природы женщине.

. К отцовству же как к своей высшей духовной ипостаси, мужчина поднимается, воспходит по ступеням зрелости.

Земное отцовство являетсяодной из важнейших вершин на пути к божественному творчеству Духа. Только достигнув уровня зрелого земного отцовства, можно разглядеть еще более высокие и прекрасные пики и ландшафты Великой мужской защиты как божественной силы. Образы Добрых Волшебников, Мудрецов, Духовных Учителей символически олицетворяют созидающую силу Великого Отца. Поэтому в инициационной терапии такие архетипические темы как "Добрый Волшебник", "Духовный Учитель" и т. п.. стали одной из ведущих тем, используемых на продвинутых этапах инициационной работы, формирующей в личности фигуру зрелого Внутреннего Отца. Теме возрождения, восстановления и исцеления внутренней отцовской фигуры в инициационной терапии посвящается целый курс "отцовских" инициаций.

Выращивать фигуру Внутреннего Отца нередко следует, используя наиболее архаичные образы, символизирующие отцовскую защиту, адресованную детскому слою личности. Тема "Слон", которую предлагает символдраматическая техника Ханскарла Лейнера [11], способствует установлению контакта с позитивной, оберегающей стороной отцовского начала. Интегрировать естественную природную агрессию отцовской фигуры помогает используемая в символдраматической технике тема "Бык". Для дальнейшего строительства внутренней отцовской фигуры целесообразна работа с наиболее близким детскому слою личности образом защищающего и творящего отца в облике Доброго Гнома. Для этого используется архетипическая тема "В гостях у Гнома". Инициация "В гостях у Деда Мороза" и "В гостях у Доброго Волшебника" или "Добрый Волшебник" также служат важным архетипическим материалом для формирования внутренней отцовской фигуры.

Мы уже говорили о том, что, становясь истинным отцом, мужчина обретает творящую мужскую волю, а также — глубинную потребность быть отцом не только по отношению к своим близким, но — и к миру в целом. С появлением потребности оберегать и воссоздавать мир вокруг себя, мужчина достигает подлинной зрелости. То же относится к Внутреннему Мужчине реальной женщины. Когда Внутренний Мужчина не только по-мужски, но и по-отцовски (по-царски) возглавляет личность женщины, ее женственность, наконец, расцветает и источает ароматы всех своих прекрасных качеств. Царить в здоровой личности любого пола — это естественная природная функция мужского начала. Выражение "без царя в голове", возможно, означает не только "без ума", но и — "без правящего мужского начала — без внутреннего царя".

Самая женственная, милая и хрупкая на первый взгляд женщина является такой именно потому, что очень надежно защищена ее зрелым Внутренним Мужчиной. Со второго взгляда не трудно заметить и почувствовать в ней ту глубинную силу, то внутреннее спокойствие и вдохновение, которые рождают у окружающих мужчин желание оберегать ее, делать для нее что-либо хорошее, служить ей в самом светлом смысле слова. Мужчины неосознанно подражают Внутреннему Рыцарю зрелой женщины, им хочется походить на него. Другими словами, зрелый Внутренний Мужчина любой женщины может незримо инициировать реальных мужчин, окружающих ее. Незрелые же мужчины испытывают одновременно большое воодушевление и большой дискомфорт, оказавшись рядом со зрелой женщиной, так как не выдерживают столь серьезной конкуренции в лице ее могучего внутреннего Защитника. Незрелый мужчина чувствует себя рядом со зрелой женщиной проигравшим.

Дед Мороз и Санта Клаус — символы чистоты мужской духовной зрелости, восходящей у этих персонажей до уровня созидательной волшебной силы, которая чаще всего проявляется в дарении. Они заботятся о детях и взрослых, спасают попавших в беду, дарят подарки, радуя своих подопечных. Мужское волшебство как символ высшей отцовской силы и функция дарения в образах Санта Клауса и Деда Мороза выделены коллективным сознанием для того, чтобы можно было не только осознавать и использовать, но и инициировать, интроецировать (помещать) в личность этот высокий мужской духовный потенциал, бесконечно к нему стремясь.

Образ Санта Клауса отражает больше мужское дарение, а деда Мороза — отцовское. Дед Мороз дважды отец, так как является дедом. Роль деда — самая духовная из семейных ролей. Синяя шуба Деда Мороза указывает на его силу во внутреннем мире, а красная шуба — на силу в мире внешнем.

Деда Мороза сопровождает внучка Снегурочка - нарождающаяся женственность, перенимающая у него созидательную науку дарить людям радость. Снежная чистота и холодность (асексуальность) отражают чистоту и высоту духовных задач этих архетипических персонажей. Они свободны от земных страстей и человеческих слабостей.

Обратимся теперь от реалий коллективной Души, "мира между мирами", как называет ее К. П. Эстес, — к социальной реальности, в которой развивается отцовская функция.

Доктор психологических наук, профессор В. Н. Дружинин пишет: "При социализме у мужчин отсутствовал естественный опыт отцовства. Социализм это крушение семьи: масса матерей-одиночек, в армии власть кулака, нереализованность супругов в сексе и в общении. Массовая пропаганда высмеивала женщин, которые направлены на воспитание детей, на семью. Женщины устремились в профессиональную карьеру. Результатом явилось разрушение эмоциональных связей между ребенком, матерью и отцом.

Каким же должен быть… идеальный отец? Его функции состоят в том, чтобы охранять и передавать историческую память (все мы носим фамилии отцов) и быть первым образцом правителя… (курсив наш)" [5].

"Передавать историческую память" означает, что отец предстает носителем родового сознания.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.