Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Период пребывания в составе Российской империи





После длительного сопротивления колонизации, в середине 60-х годов XIX века казахские земли были окончательно присоединены к Российской империи. С этого периода Казахстан находился довольно продолжительное время под гнетом Российской империи, а затем и СССР. Тогда единым для всех стал русский язык. Проводилась политика русификации среди казахов. Были открыты русско-киргизские (казахские) школы, которые были предназначены для русификации местного населения [10]. В казахских школах вводились новшества, которые противоречили казахским обычаям и традициям. Одним из таких новшеств явилось замещение арабской графики русской кириллицей в школах.

Период коренизации

В 20-е и 30-е годы XX века проводилась коренизация с целью построения государства соответственно принципам равенства и суверенности народов СССР. Выразилась эта политика в увеличении числа казахов, приближенных ко власти, переходе на кириллицу, документах по делопроизводству, которые были переведены на казахский язык, в обучении казахскому языку партийных и хозяйственных работников.

Начиная с 1921 года в республике на статус государственного претендуют два языка. В качестве подтверждения к этому можно привести 3 разных документа: 1) Декрет Совета народных комиссаров Казахской ССР от 2 февраля 1921 года «О порядке употребления казахского и русского языков в государственных учреждениях Республики», 2) Декрет КирЦика «О введении делопроизводства на киргизском языке» от 22 ноября 1923 года, где предлагалось ввести с 1 января 1924 года казахский язык в делопроизводство учреждений уездов и волостей, населенных преимущественно казахами, 3) Первая Конституция Казахстана, принятая Центральным Исполнительным Комитетом Казахской ССР от 18 февраля 1924 года, в частности в 13-й статье казахский, русский языки признаны государственными.



Период пребывания в составе СССР

Далее следует период, когда понятие государственного языка не было закреплено законом в жизни населения республики, а проблема равенства языка и народов сохранялась лишь на словах, а на самом деле – остановилась в своем развитии.

Скрытая идеология о моноязычии пропагандировалась в конституции СССР, программах КПСС, правительственных постановлениях и научных изданиях. Оппозиции к этому со стороны интеллигенции не нашлось, так как в эти же годы были репрессированы талантливые казахские лингвисты-теоретики и методисты (А. Байтурсынов, К. Жубанов, Н. Турекулов, Т. Шонанов, Е. Омаров, Х. Досмухамедов, К. Кеменгеров), писатели и составители букварей и пособий по казахскому языку (С. Сейфуллин, Б. Майлин, М. Дулатов, М. Жумабаев, Ж. Аймаутов, Т. Жургенов). По этой причине к 1937 году не осталось ни одного специалиста в области языкознания и казахская лингвистика создавалась с чистого листа [11].

Русификация получила широкую распространенность в области просвещения: запрещалась пропаганда национальных особенностей местных жителей; особое значение придавалось русификации подрастающего поколения. Для этого открывались смешанные казахско-русские школы по всей территории Казахстана.

Многие представители диаспор и национальных меньшинств усомнились в будущности своего родного языка, перешли на русский язык.

Основа идеологии политики русификации – латентное преобладающее положение русского языка над остальными языками.

Ряд следующих тезисов дает представление о содержании политики русификации СССР:

Марксистский тезис о «расцвете и сближении наций» (Программа КПСС, 1961) – тезис о сближение и достижении единства народов без границ и с общим языком полном переходе на русский язык всего населения СССР. В соответствии с этим тезисом советский народ должен был владеть русским – «вторым родным» языком. «Русский язык фактически стал общим языком общения и сотрудничества всех народов СССР» [12].

Тезис о наличии необходимости дальнейшего увеличения общего лексического фонда языков народов СССР выражался в том, что сформировался общий для всех народов словарный фонд, в составе которого преобладали слова, пропагандирующие явления и понятия советской идеологии и действительности или иначе советизмы (партия, совет, колхоз, совхоз, социализм, коммунизм, съезд, бригада, совнархоз, книготорг, райком, райсполком, сельсовет и многие другие) [13].

Тезис о равноправии функций между русским и национальными языками.На словах все языки являлись равноправными, однако общественные функции между ними были распределены неравномерно. Так, обслуживание наиболее важных сфер деятельности отводилось русскому языку. Национальные же языки выполняли иные функции в области родной культуры: художественная литература, фольклор, театр, радио, телевидение, газеты и журналы, обиходно-бытовое общение и другое [13].

Тезис о гармоничном и паритетном национально-русском и русско-национальном двуязычии, как правило, поддерживался требованиями максимального охвата двуязычием населения союзных и автономных республик и областей, широкого применения двуязычия во всех сферах народно-хозяйственной жизни, высокого уровня владения русским языком.

Политике русификации подверглись все сферы образования. Вошедшее в силу в 1938 году постановление «Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей» [14], а также ставшее в 1979 году обязательным обучение русскому языку в дошкольных учреждениях свидетельствует об этом. В 1955 году преподавание казахского языка в русскоязычных школах страны было отменено.

Значительная часть казахских школ располагалось в основном в сельской местности, казахских школ в городе практически не было. Свидетельством данного факта является то, что до конца 1980-х годов в столице республики Алма-Ате функционировала лишь одна казахская школа № 12.

Период независимости

С периода получения независимости статусы казахского и русского языков претерпели изменения. Статус русского языка в КазССР не определял его как государственный, но, тем не менее, языковая политика русификации, осуществлявшаяся в стране, заключалась в едином распространении русского как общего для всех народов советского союза. Позднее, в Конституции Республики Казахстан, принятой в 1995 году, определение статуса русского языка звучало так: «В государственных организациях и органах местного самоуправления» [15]. Казахский язык, который был за годы советской власти вытеснен за рамки официально-политической деятельности, начал свое возрождение. Так, как известно, в 1986 году был принят «Закон о языках», а в 1989 году принимается постановление «О разработке государственной программы развития казахского языка и других национальных языков в Казахской ССР на период до 2000 года», в 1993 был конституционно закреплен статус казахского языка как государственного.

Языковая ситуация в Казахстане регулируется Конституцией Республики и Законом о языках в РК. Если казахский язык является государственным согласно Конституции РК и в соответствии с идеологией вернакулизации и моноязычия, то русский язык определен как язык межнационального общения, статус английского языка определен как язык делового международного общения в качестве признака политики трехъязычия. Согласно Закону РК от 11 июля 1997 года № 151-1 «О языках в Республике Казахстан» в государственных организациях и органах местного управления наравне с казахским официально употребляется русский язык [16]. Не допуская ущемления прав граждан по языковому признаку, в одной из статей Закона «О языках в Республике Казахстана» говорится, что «каждый гражданин РК имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества».

С момента принятия Закона об языках государственный язык стал выполнять многие существенные общественные функции. А ряд языков вошел в колею нового общественного действия. К примеру, казахский язык возродился в таких сферах как СМИ (радио, телевидение и периодические издания), наука, образование, искусство, культура, экономика, наука, политика, оборона). Сегодня существует множество телеканалов, функционирующих на казахском языке, а также продолжаются системные работы в области терминологии. Постепенно казахский язык вводится и в научную сферу. Словарный запас казахского языка пополнился заимствованными словами из других языков (английский, арабский, турецкий и многие другие).

Ход возрождения казахского языка для усиления его витальности есть главная установка осуществляющегося в Казахстане статусного, корпусного планирования и планирования усвоения и распространения государственного языка.

Казахский язык является символом суверенитета и государственности, политика его возрождения имеет законодательную основу, обеспечивая государственному языку право употребления во всех функциях и сферах общения. Это верный путь к возрождению казахского языка и объединению казахской нации, пробуждению национального самосознания.

По демографическим показателям очевиден факт разрыва единого языкового коллектива, ведь казахский язык функционирует на сегодняшний день несколькими региональными вариантами, усугубляющимися из-за миграции.

Государственный язык опирается на общую политику, Конституцию. На теории и практике казахскому языку было определено превалирующее положение в качестве государственного. Языковая политика нацелена теперь не на формирование и развитие моноязычной системы, а на двуязычие, полиязычие. Однако, статус казахского языка выделяется особняком среди остальных проблем.

Этнолингвистика уделяет особое внимание такой проблеме, как языковая оппозиция или языковая конкуренция. Повышение статуса казахского языка усилил языковую оппозицию. Во-первых, данной оппозиции подвержены казахи, говорящие и думающие только на русском языке и казахи-билингвы. Существует факт желания сохранить преобладающее положение русского языка, психология, пренебрежительное отношение к национальным ценностям, особенно к казахской культуре и языку. Во-вторых, это противоречие наблюдается лишь среди русскоязычных казахов и казахов-билингвов. Языковой нигилизм нашел свое отражение среди людей, пренебрегающих родным языком, не признающих национальные ценности и среди национальных патриотов.

Кроме того, среди казахов широко распространена смешанная, путаная речь, употребление вперемешку русских и казахских слов. Все меньше становится примеров употребления грамотной, литературной речи в повседневной жизни.

Известно из мировой практики, что язык преобладающей по численности части населения есть язык широкого употребления, доминантный язык. В Казахстане же ситуация обстоит иначе, ведь доминантен язык народа, меньшего по численности. Казахский язык в качестве государственного еще не вступил в свои полные права, не функционирует в полной мере в различных общественных сферах деятельности.

Однако нельзя не отметить, что количество учащихся на казахском языке является показателем, индикатором того, насколько выросла численность казахоязычного населения.

После получения независимости число получающих образование на казахском языке увеличилось. В воспитании будущего поколения, пробуждении национального сознания значительно влияние патриотизма. Увеличение числа казахской молодежи, получающей образование на казахском языке, есть показатель того, что спрос на казахский язык возрос по сравнению с прошлым.

Самое главное, изменилась психологическая ситуация, касающаяся казахского языка, появилась позитивная языковая ситуация, языковая идеология, стала складываться нейтральная точка зрения, начинается формирование нового языкового сознания, языковой модели, языковых принципов, характера среди казахов. Отношение к русскому языку после получения независимости оказалось неоднозначным: во-первых, так или иначе русский язык противопоставлялся государственному языку, во-вторых, статус казахского языка стал занимать главенствующее положение, в-третьих, языковая политика РК, в том числе повсеместное открытие казахских дошкольных учреждений и школ; вопросы культуры языка, раскрывающиеся в СМИ, учебники казахского языка, обязательные занятия казахского языка в учебных заведениях в течение трех лет обучения, стала побуждающим фактором к уходу из страны русского населения. Также немаловажен тот факт, что Казахстан выделяется среди других постсоветских стран более высокой степенью русификации и наиболее пророссийской ориентацией в политике. В Казахстане использующиеся и функционирующие одновременно два языка, две культуры, два мировидения не просто сравниваются, а вступают в массовое и длительное взаимодействие, осуществляемое одним или двумя народами.

Сейчас в Казахстане такое время, когда необходима регламентированная, целенаправленная и правовая политика возрождения казахского языка, материальные меры для его сохранения и полноценного функционирования. Кроме того, двуязычие любого типа играет важную роль в плане отношения говорящих на других языках к этим двум доминирующим языкам. К примеру, в многонациональных странах существует проблема с языковым регулированием, удовлетворением требований этнических групп и меньшинств, одновременно поддерживая общественную стабильность. Эта проблема находит решение в Казахстане в том, что в республике язык выполняет интегрирующую роль, становясь способом коммуникации для представителей разных этнокультурных групп.

В Казахстане показатель уровня владения русским языком достаточно высок, ведь он по-прежнему востребован в каждодневном общении и употребляется во всех сферах жизни всеми группами населения от государственного управления до промышленности, в СМИ и образовании, науке и политике.

Кроме того, русский язык входит в состав предметов для обязательного обучения, на нем учатся и говорят в детских садах, в средних общеобразовательных и специализированных школах, в ВУЗах. Без русского языка невозможно представить целостную картину духовной культуры Казахстана, он выполняет роль важного коммуникативного средства в бытовой речи, как устной, так и письменной, в социальных сетях.

Все это говорит о том, что несмотря на принимаемые меры по политике возрождения казахского языка, его статус еще не вполне реализован, потому что нет механизма обеспечения его повсеместного изучения и использования. В сфере делопроизводства и служебного общениягосударственный язык еще не укоренился.

Это далеко не полный перечень проблем казахского языка на пути становления его государственного статуса. Заслуживает внимания ученых и преподавателей факт состояния современного казахского языка, его развития и расширения возможностей.

В «Государственной программе развития и функционирования языков в Республике Казахстан на 2011-2020 годы» подчеркивается гармоничная языковая политика, обеспечивающая полномасштабное функционирование государственного языка как важнейшего фактора укрепления национального единства при сохранении языков всех этносов, живущих в Казахстане, т.е. консолидирующая роль казахского языка [17]. Со временем казахский язык должен стать языком межнационального общения.

Для полноценного приобретения казахским языком его статуса государственного, необходимо, чтобы требования, предъявляемые к нему, стали основными параметрами модели функционирования государственного языка. Так казахский язык последовательно приблизится к этой цели.

Ответственность за реализацию государственного статуса казахского языка лежит на государственных органах всех уровней. Важная составная часть казахстанского патриотизма – это знание государственного языка.

Владение родным языком – необходимое условие его сохранения и государство закрепляет за собой обязанность способствовать созданию условий для изучения и функционирования языков народа Казахстана.

Родной язык – это не только психолингвистическое явление, оно также принадлежит к области социолингвистики, истории, демографии, географии, экономики, педагогики, политики.

К определению понятия «родной язык» имеются разные подходы: во-первых, родной язык – это тот язык, на котором говорят с детства, во-вторых, это язык своей национальности, в-третьих, «язык, который любят или выучили первым, и даже тот, на котором говорят с трудом» [18]. Среди некоторых представителей разных этнических групп считается родным языком язык того этноса, к которому принадлежат родители билингва. Однако не стоит забывать, что язык не врожденное, а приобретенное в ходе воспитания и в зависимости от окружающей среды социальное явление. Когда определение «родной язык» не совпадает с понятием «язык этнической принадлежности», появляется понятие «второй родной язык». Используя понятия «родной» и «неродной» язык, мы предполагаем, что язык – средство общения и система знаков, которая используется в процессе общения. Ребенок не рождается с знанием какого-либо языка, языка матери, а приобретает речевые навыки от старших в ходе общения, через познание окружающего мира. Может оказаться, что условия формирования речевых навыков будут разными и ребенок будет находиться в иной коммуникативной среде, нежели язык матери. Тогда у ребенка путём постоянной тренировки появляются речевые навыки на том языке, на котором говорит окружающая среда, посредством этого языка он выполняет различные действия. И первым языком становится с детства другой язык, а не материнский. Поэтому первым языком следует считать тот, на котором у человека формируется его языковая компетентность вне зависимости от национальности. Язык же, опирающийся на первый язык, справедливо считать вторым языком.

Определение уровня владением родным языком весьма трудоемкая работа. Невозможно решить данную проблему лишь с точки зрения лингвистики. Для этого, исследуя язык и общество в взаимосвязи друг с другом, необходимо опереться на социолингвистику, определяющую более широко данную проблему на фоне языковой действительности.

В рамках государственной языковой политики должны быть созданы условия для изучения всеми гражданами РК с целью овладения и изучения государственного языка. Сегодня работают центры по обязательному, бесплатному обучению государственному языку согласно этнической, демографической, профессиональной специфике различных групп населения.

Во всех образовательных учреждениях (дошкольные учреждения, общеобразовательные школы, средние специальные и высшие учебные заведения государственного и негосударственного типа) ведутся обязательные уроки государственного языка. Выходят в свет различные пособия, реализующие методику доступного и эффективного овладения казахским языком, самоучители, разговорники, словари для всех групп населения. Владение государственным языком госслужащих является обязательным, поощряется его знание работниками сферы науки, культуры, образования, здравоохранения и обслуживания населения.

Обязательной нормой становится использование государственного языка в практике межгосударственного общения. Все мероприятия с участием официальных лиц проводится преимущественно на государственном языке, обеспечивая при необходимости синхронный перевод на другие языки. Законодательные акты, доклады официальных лиц, служебные документы готовятся на государственном языке.

Одно из образовательных требований, характерных для нашего времени – это понимание и принятие чужой культуры, чужого мнения, т.е. осознание принадлежности к мировому сообществу. В этом отношении для повышения эффективности образования данный вопрос имеет важное значение при изучении казахского и русского языков.

Употребляющийся официально в государственных организациях, а также в органах местного самоуправления вместе с государственным языком русский язык, должен выполнять связующую функцию при общении с ближним и дальним зарубежьем, а также при получении информации в разных областях науки и техники.

За двадцатилетний период независимости русский язык не претерпел кардинальной перестройки, что позволило бы сделать Казахстан изолированным ареалом существования русского языка.

В.Г.Костомаровым, Ю.Н.Карауловым, М.Л.Ремневой и многими другими неоднократно отмечалось, что большей частью русский язык в Казахстане – это правильный, нормированный, образцовый язык, а русской устной речи свойственна особо четкая артикуляция без акцента, лишенная каких-бы то ни было диалектных маркеров.

С другой стороны, русский язык в Казахстане, несмотря на названные особенности, при сохранении общего образовательного пространства с государствами-участниками СНГ, политической и культурной ориентации казахстанского общества на Россию как главного коммуникативного и интеграционного партнера, испытывает все более возрастающее воздействие со стороны казахской культуры и казахского языка [13].

Владение казахским и русским языками – необходимое условие осуществления интеграционных процессов в стране. Динамика владения казахским и русским языками молодым поколением казахстанцев – показатель дейтственности языкового планирования.

Сегодня трудно найти страну с многоэтническим населением, говорящем на одном языке: мир стремительно меняется, и в его этноязыковой панораме происходят постоянные и значительные сдвиги. Казахстан в этом отношении также не является исключением, а основные тенденции таких сдвигов в разные периоды развития страны были разнонаправленными.

Э.Д. Сулейменова отмечает: «Эноязыковой ландшафт современного Казахстана характеризуется, с одной стороны, наличием этнического и языкового разнообразия, с другой – тем, что практически только два этноса (казахский и русский) доминируют в количественном отношении над всеми остальными этносами. Более того, казахский и русский языки лидируют по количеству говорящих во всех этнических группах значительно число билингвов со вторым казахским или вторым русским языком, что также увеличивает поле софункционирования обоих языков. Все вместе придает этноязыковому ландшафту диффузный характер, а языковая ситуация оказывается четко центрированной вокруг двух демографически коммуникативно мощных партнеров – казахского и русского языков» [13].

Говоря о главных факторах, обусловливающих динамику языковых процессов в Казахстане, можно сказать, что мероприятия языкового планирования, подкрепляемые интенсивными миграционными процессами (этническая репатриация, миграция из страны, внутренняя миграция) выходят на первый план.

Этноязыковой ландшафт страны меняется, происходит решительная перегруппировка языков. Это заключается, во-первых, в изменении удельного веса языков в функционировании и изучении. Очевидные сдвиги произошли в особенностях функционирования русского языка в Казахстане. Произошло смещение акцентов в изучении и использовании английского языка в профессиональной сфере и повседневной жизни, стал заметен рост числа изучающих китайский, арабский и турецкий языки, увеличилось количество школ с узбекским, таджикским и уйгурским языками обучения.

Казахский язык стоит на первом плане, ему оказывается всемерная поддержка как со стороны государства, так и со стороны казахстанского общества. Вдобавок, частое присутствие казахского языка в коммуникативном пространстве сделало заметным его влияние на другие языки.

Активные процессы, происходящие в языковой ситуации Казахстана, требуют особого внимания к важнейшим в теоретическом и практическом отношении проблемам адекватности языковой идеологии и действенности языковой политики, эффективности языкового планирования, и самое главное – общего понимания основных глубинных особенностей и направлений происходящих языковых процессов.

 

Термины родства

Терминология родства формировалась на протяжении многих веков и относится к древнейшему периоду. Если на сегодняшний день известно, что казахские термины родства существовали еще до возникновения письменности, то терминология родства русского языка существовала еще в общеславянскую и общеиндоевропейскую эпоху, она принадлежит к наиболее древним и устойчивым пластам словарного состава русского языка.

Впервые на необходимость изучения терминов родства обратил внимание американский ученый-этнограф Л.Г. Морган, в 1871 г. опубликовавший исследование «Системы родства и свойства» и впоследствии развивший свои взгляды в своей знаменитой работе «Древнее общество», которая вышла в 1877 г. и составила эпоху в науке [19]. Исследование терминов родства занимало умы ученых с давних времен, этот вопрос остается объектом многочисленных исторических, этнографичсеких трудов и представляется актуальным и по сей день, потому как изучение данной проблемы помогает более глубоко понять суть суть социальных отношений на каком-либо этапе из человеческого развития.

Как для историков, этнографов, так и для лингвистов изучение терминов родства представляет особый интерес.

Существуют большие трудности изучения терминологии родства, относящейся к одной языковой группе или же к какому-либо языку. По данным проводившихся исследований касаемо этой проблемы можно сказать, что семейная форма претерпевает изменения быстрее, нежели форма родственная. В связи с этим наблюдается несоответствие между формами исторически сложившихся ранее терминосистемами родства и понятиями, обозначающими формы современной семьи. Такое явление замечаем и у тюрксих народов.

Славянские и индоевропейские термины родства рассматривались в работах А.В. Исаченко. Этимологическая трактовка славянских терминов принадлежит О.Н. Трубачеву.

А.А. Калужнин, А.И.Моисеев, О.С. Чеснокова и др. занимались анализом русских терминов родства. Тюркские же термины родства широко рассматривались в трудах Л.А. Покровской, которая описала их с точки зрения исторически-лексикологического аспекта, в материалах словарей В.В. Радлова, Н.И.Ильминского, Л.Будагова, а также исторических, этимологических словарей, словарях тюрксих народов.

Казахские термины родства были изучены в сопоставительных исследованиях Ш.Ш. Сарыбаева и М.Ш. Сарыбаевой.

В современной лингвистике все слова, относящиеся к родственным связям, принято называть терминами родства. Термины родства выделяются в одном ряду с научными, общественно-политическими терминами, терминами искусства, техники, спорта и т.д.

Понятия термин, терминология, терминосистема имеют самые разные и зачастую неопределенные значения в лингвистике. В основном, существует два мнения по этому поводу: 1) терминология – это самостоятельный пласт литературной лексики, 2) терминология – это отдельная подсистема, выводящаяся за пределы лексики литературного языка. Данные подходы подробно описаны в работе В.П.Даниленко [20, с. 3-12].

«Термины представляют собой группу слов, во многом отличную от других слов литературного языка, и в языке существует бинарное противопоставление термин – нетермин» (Л.А. Капанадзе) [21, с. 76].

Основанием для такого противопоставления служит различные критерии функционального характера на границе между членами оппозиции термин – нетермин. Самую интересную и важную точку зрения о главной особенности термина – дефинитивной функции, видим в определении В.В. Виноградова: «слово исполняет номинативную или дефинитивную функцию, т.е. или является средством четкого обозначения, и тогда оно – простой знак, или средством логического определения, тогда оно – научный термин» [22, с. 12-13]. Понятие примыкает к термину, но он его не называет. Так, в словарях термины не толкуются, а кратко и логически описываются их дифференциальные свойства. Когда нет логического определения, справедливо о говорить о том, что термин неизвестен, независимо какие ассоциации и слова о нем возникают. Этим объясняется моносемичность любого термина в пределах своего терминологического поля и отсутствие у него синонимов, за исключением вариантов.

Вслед за В.В. Виноградовым и О.С. Ахманова дает такое толкование термину: «Слово или словосочетание специального (научного, технического и т.п.) языка, создаваемое (принимаемое, заимствуемое) для точного выражения специальных понятий и обозначения специальных предметов» [23, с. 474]. Отдельно ученый выделяет термины родства: «Термины родства – англ. Kinship terms of relationship. Слова, называющие людей, состоящих в тех или иных родственных отношениях с другими людьми. П.: рус. отец, мать, брат, сестра» [24, с. 474].

Определение О.С.Ахмановой верно только относительно терминов родства, используемых в сугубо научной сфере и терминологическом значении (этнография, социология, юриспруденция и т.д.). Однако, учитывая, что наименования родства употребляются в большей степени в бытовой сфере, где являются прямым наименованием родственников, и у большинства носителей языка не соотносятся с научной сферой. Большинство исследователей терминологии (В.П. Даниленко, Л.А. Капанадзе, Д.С. Гринев) сходятся в том, что, кроме языка науки, «терминология в своей прямой функции никакой другой сфере языка, кроме научной, не принадлежит и принадлежать не может» (В.П. Даниленко) [24, с. 14]. Д.С. Гринев пишет: «Термин – номинативная специальная лексическая единица специального языка, принимаемая для точного наименования специальных понятий» [25, с. 50].

Термины родства выражают различные виды семейных отношений, и вместе с тем – это определенная система социальных установок. Наименования родства выделяются не только в терминологии, но и в определенной мере в этике, так как индивиды или группы индивидов, использующих эти термины, ориентируются на определенную линию в отношении друг друга: уважение или фамильярность, право или обязанность и т.п. Таким образом, речь идет о двух системах, между которыми существуют глубокие различия: о системе номинации, являющейся частью словаря, и о социально-психологической системе установок» [26, c. 153-154].

У каждого термина родства имеется определенный референт, или, точнее, класс референтов. Нас интересует номинация отношений родства в разносистемных языках – русском и казахском. Так, русский язык (флективный тип) относится к одной из крупнейших ветвей индоевропейской семьи языков - славянской, к ее восточной группе. Казахский язык (агглютинативный тип) относится к кыпчакской группе ногайской ветви тюркской семьи языков, куда также входят татарский, каракалпакский, киргизский языки. Несмотря на лексическую и грамматическую общность, даже близкородственные языки имеют отличительные, присущие только им, языковые особенности.

Известным представляется факт выражения каждым языком самых различных способов мышления народа. Сравнительное исследование языков выявляет их глубинные различия и глубинные сходства: «...исследование разнообразия может привести к обнаружению универсалий...» [27, с. 292]. По мнению А. Вежбицкой, «в действительности нет никакого конфликта между интересом к языковым и концептуальным универсалиям, с одной стороны, и интересом к разнообразию лингвокультурных систем – с другой. Напротив, чтобы достичь своих целей, оба интереса должны идти рука об руку» [27, с. 293].

Для осуществления тем или иным языком его основной, коммуникативной функции, в процессе общения между представителями различных культур, необходимо знать и учитывать систему ценностей носителей этих культур и систему ценностей, отражаемую одним языком. Причем «для решения поставленных задач необходимо как осознание собственной культурной принадлежности, так и культурологическое описание лексики того или иного языка, включающее наряду с традиционными компонентами лексического значения и его культурологический компонент» [28, с. 41].

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.