Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Часть 3. Судья вне зала судебного заседания





Лекция 9. Учимся определять особенности характера человека по его внешнему виду (габитусу1)

Эту лекцию, Ваша честь, мы поместили в третью часть «Судья вне зала судебного заседания» по той простой причине, что ее содержание прямо не свя­зано с процедурой судопроизводства. Но и в зале су­дебного заседания, и в собственном кабинете во вре­мя приема граждан или при встрече с деловыми, официальными лицами возникает необходимость в ответе на вопрос: что из себя представляет Ваш партнер по профессиональному общению, каков его менталитет, какова система его ценностей, каковы особенности его характера и т. п.? Отсюда необхо­димость в оснащении судей специальными техника­ми определения особенностей психики того, с кем судье предстоит иметь дело. В данном случае речь пойдет о габитарной психодиагностике, о ее воз­можностях и ограничениях в практике профессио­нальных контактов судьи, контактов с посетителя­ми, иными официальными лицами, в том числе и участниками судебного разбирательства. Эта лекция предназначена тем судьям, которым нужна инфор­мация об особенностях психики того, с кем судья имеет дело2.

' От лат. gabitus — внешность, внешний вид. 2 Эта оговорка сделана потому, что Ваш покорный слуга встречался со специалистами системы «человек—человек» (к которой относятся и судьи), которые утверждали, что им "^Различно, что за человек перед ними, что за личность.

9.1. Преамбула

Известная фраза «Встречают по одежке...» озна­чает, что вначале человека оценивают по его внешне­му виду. И верно, ибо при первом знакомстве (если оно не по телефону), при «первичном восприятии объекта», как говорят специалисты психологи, пре­жде всего воспринимаются (и оцениваются — произ­вольно ли, непроизвольно ли, т. е. подсознательно) внешние характеристики объекта: его размер, фор­ма, цвет и т. п. А все это и есть габитус — внешний вид объекта (в том числе и человека).



Другой вопрос: насколько психологическое объяс­нение этой габитарной информации^ психологиче­ская ее интерпретация («если он выглядит так-то, то это говорит о том, что он такой-то»), соответствует действительности, т. е., словами профессионалов, насколько эта информация валидна, соответствует тому, что есть на самом деле? Насколько данный вид психодиагностики (именуемый нами «дистанцион­ной психодиагностикой» — психодиагностикой на расстоянии, на основе оценки зрением) надежен?

Если исходить из второй половины приведенной выше части пословицы («встречают по одежке, а провожают по уму»), то получается, что народ не очень-то доверяет габитарной информации. А наука?

Наука утверждает: есть определенная, достовер­ная корреляционная связь (математически выверен­ная) между особенностями внешнего вида челове­ка — особенностями его габитарной информации и особенностями его психики.

Какова она, эта связь, об этом речь впереди, а по­ка необходимо отметить, что все показатели внешне­го вида человека можно разделить на две группы: те, изменение которых самим человеком практически невозможно (например, рост человека), и те, кото­рые могут изменяться в зависимости от желания са­мого этого человека (например, одежда, прическа и т. п.).

А теперь — о конкретных видах габитарной неиз­меняемой информации и о ее психодиагностической интерпретации, т. е. о том, что Вам расскажет кон­ституция человека о его менталитете.

9.2. Психофизиогномика — наука о связи конституции человека с особенностями' его психики

9.2.1. Связь особенностей роста с особенностями психики человека

Открывается дверь Вашего кабинета, и на пороге появляется посетитель (с ним Вы встречаетесь пер­вый раз). Вы поднимаете голову и обращаете внима­ние на вошедшего. Что самое первое Вы замечаете? Его костюм (однобортный, двубортный)? Его галстук (узкий, широкий, цвет) либо отсутствие оного? Его рубашку? Нет и нет. Первое, что Вы увидели, — не обратили внимание, а именно увидели, — это его телосложение — рост, полноту, т. е., извините, его размеры.

И в этом месте следовало бы уточнить такие поня­тия, как «увидел» («услышал») и «обратил внима­ние». Сравните: «Я на это тогда обратил внимание и могу засвидетельствовать, что у него...», «Я тогда на это не обратил внимание, поэтому не могу сказать...»

«Видеть» («слушать») — эти термины означают, по сути, нейрофизиологический процесс, когда анализа­торы (слуха, зрения) воспринимают информацию, т. е. когда происходит раздражение периферических нервных окончаний, а затем импульсы распространя­ются по нервам, достигают соответствующих центров мозга и... На этом все может и закончиться, ибо посту­пившая информация может и не осознаться субъек­том. А может и осознаться, и тогда говорят: «Я обра­тил на это внимание», «Я это заметил». Теперь чело­век об этом знает, может думать об этом вполне произвольно.


Следовательно, когда Вы впервые увидели этого .посетителя на пороге Вашего кабинета, то это не зна­чит, что Вы обратили внимание на то, что увидели. А увидели Вы вначале самые «крупные» характери­стики этого «объекта» — рост, полноту и только за­тем — детали типа пропорциональности частей тела,

лицо, одежду и т. п.

Итак, о чем расскажет Вам рост Вашего посетите­ля (или иного собеседника, партнера по профессио­нальному общению)?

Представьте себе двух людей средней (для их рос­та) полноты, но один из них ростом под два метра, а рост другого — пониже среднего (ну, пусть будет 1 м 59 см). На Ваш взгляд, кто из них, скорее всего, будет активным, энергичным, подвижным, у кого общая психическая активность выше? Возможно, и тот, и другой. Ну а вероятнее — кто? Спросим у кинорежис­сера, и он ответит: «Конечно, на роль такого «шустро­го», «подвижного», «энергичного» я бы взял второго. Почему? Да потому, что один вид такого актера (с та­ким телосложением — невысокого роста) уже будет вызывать в подсознании у зрителя определенную ус­тановку: люди малого роста чаще бывают подвижнее, активнее, чем гиганты. И будет прав. А почему они такие? Режиссер, скорее всего, на этот вопрос не отве­тит или скажет: «Такова природа». А вот психолог объяснит, почему у зрителей существует такая уста­новка на этих людей и почему есть такая связь между параметром «рост» и параметром «подвижность».

Связь эта коренится в глубинах психики, в фун­даментальных потребностях человека, которые явля­ются источником психической активности индиви­да, ведущим мотивом, определяющим его общую на­правленность.

Одной из этих фундаментальных потребностей яв­ляется потребность в самоутверждении — стремле­нии человека занимать определенное (по уровню) ме­сто в социуме. Те, у кого эта потребность чрезвычай­но выражена, с детства мечтают стать президентом страны, те же, у кого слабее, довольствуются при…ванием своей личности людьми более узкого круга (семья, коллеги по работе, жители региона и т. п.). Но для того, чтобы тебя признали, надо, чтобы тебя прежде всего заметили. Тебя могут «заметить», если, допустим, ты сделал великое открытие, или, в крайнем случае, сжег храм Артемиды Эфесской, или просто защитил докторскую диссертацию. Но не ка­ждый способен на великие открытия, не каждому собственный цензор позволяет стать «великим» Геро­стратом, ну а докторская — так когда это еще будет... А хочется, чтобы общество признало, заметило, оце­нило именно сегодня. Посмотрите на маленьких де­тей: в присутствии взрослых, особенно новых (гос­тей), они вертятся и вертятся... Обращают на себя внимание. Зачем? Понятно. «Господи, уймись нако­нец!» — ан нет, а как же самоутверждаться? До док­торской еще ой как далеко... «Заметьте меня!»

У детей это проявляется ярко и бесхитростно, у взрослых — закамуфлировано, но тоже — «заметьте меня!». (Только человек, находящийся в глубокой депрессии или на вершине своей славы, не стремится к этому.) У всех обычных людей это «заметьте меня!» функционирует с разной силой. Но функционирует, ибо потребность в самоутверждении имеет свои кор­ни в потребности самосохранения себя как вида, себя как рода, причем у всех. Корни — в биологии homo sapiens, проявление — в повседневной жизни. И есте­ственно, что эти фундаментальные потребности чело­веком не осознаются. Многие знают о них, но не мно­гие видят их проявление в своих поступках.

Итак, маленькие стараются (конечно, неосознан­но) обратить на себя внимание большей подвижно­стью, большей активностью, поскольку маленького буднее «заметить», а вот движущийся объект заме­чать легче (что доказано наукой психологией восприятия). И это не только о детях. Это присуще и взрослым «маленьким», у которых в подсознании та же проблема: меня труднее заметить, чем других, следовательно, нужно более активно обращать на себя внимание (ибо, повторим, скорее замечается движу­щийся объект). Ну а гиганту под два метра? У него этой проблемы (в его подсознании) нет. Его все ви­дят. И он об этом не только знает, но и ощущает это1. Для него уже важнее «качество» того, что он предъ­являет другим. Эта задача для него — № 1. А для «маленьких» эта задача на втором месте, сначала на­до, чтобы «заметили».

Итак, если Ваш партнер по общению — человек невысокого роста, то он, вероятнее, будет более ак­тивным в беседе с Вами, более динамичным, более подвижным, чем большинство других людей2. А по­лучив подобную психодиагностическую информа­цию, Вы сможете заранее запастись терпением (осо­бенно если Вы из тех, кто «под два метра»), ибо со­всем не исключено, что этот посетитель — с прекрасными идеями, с высоким интеллектом и Ва­ша встреча с ним будет весьма полезной. Впрочем, возможно и обратное, ибо нет корреляции между ростом и интеллектом. Но есть корреляция между ростом и динамичностью. Конечно, эта корреляцион­ная связь не абсолютная (Петр I — образец исключе­ния3), но лучше помнить то, что встречается чаще, то, что закономерно. А исключения, как утвержда­ет теория вероятности, лишь подтверждают правило.

Если же в Ваш кабинет вошел человек гигантско­го роста, умерьте свое естественное восхищение. По­добная установка иногда может подвести Вас и поме-

* А кроме того, у высокорослых и масса больше, что так-.же может накладывать ограничения на подвижность.

2 Исключение может быть вызвано тем, что в детстве та­кой человек был воспитан в постоянном страхе; вот и взрос­лым он всего и вся боится и характеризуется скорее как

замкнутый.

3 Высокий рост Петра I сочетался с высокой динамично­стью; но будем помнить формулу «Исключение только под­тверждает правило».

шать быть объективным в оценке деловых, нравст­венных качеств этого человека.

А тот факт, что наши установки на рост (телосло­жение) влияют на оценку личностных качеств на­ших партнеров по общению, прекрасно доказали психологи, проведя следующий эксперимент.

Одной группе студентов-испытуемых представили человека (среднего роста) как нового профессора ка­федры, другой группе — его же, но как нового препо­давателя, третьей — как нового ассистента, четвер­той — как нового лаборанта кафедры, т. е. от группы к группе «понижали» его в должности. А затем всем студентам предложили проверить их «наблюдатель­ность»: «Запомнили ли вы рост этого человека? Если запомнили, пусть каждый напишет, каков был при­мерно его рост (в сантиметрах)». Когда же собрали листки в каждой группе и подсчитали среднее значе­ние роста по группам, результаты были поразитель­ными: от группы к группе средний рост этого челове­ка понижался! Но самое интересное было после, ко­гда студентов спросили: как Вы полагаете, есть ли связь между физическим ростом человека и его должностным «ростом»? Все ответили — «нет» (отве­тило сознание). А что же было в подсознании? А в подсознании оба эти значения — рост физический и «рост» должностной — сливались. Сознание «пони­мает», что «маленький человек» — это может быть как человек маленького роста (но не обязательно за­нимать «маленькую» должность), так и человек «ма­ленький» в смысле «малозначимый» «мы люди ма­ленькие»). А подсознание этого «не понимает», для него «маленький человек» — во всем маленький, а «великий человек» — он великий по всем парамет­рам. Совсем как у детей: на радио поступило письмо от ученика 5 класса: «Скажите, пожалуйста, моим арузьям, что знаменитый Гагарин не был маленького Роста, а то мне не верят!» Кто же поверит, что вели­кий Гагарин был небольшого роста?! Нет, это был ве-•чикий человек! Произошло отождествление роста и положения в обществе. Это у детей — в их сознании а у взрослых — тоже, но только в подсознании. Оно подсознание, «не понимает» переносного смысла, оно понимает все буквально'.

И это подсознание «заставило» студентов опреде­лять физический рост человека по его должностной величине. Отсюда практический вывод и для Вас, специалиста системы, «человек—человек»: если Вы имеете дело с человеком высокого роста, то Ваше подсознание будет формировать у Вас «ощущение» «значимого человека», а если Ваш партнер малого роста, Ваше подсознание будет толкать Вас к мысли о малозначимости этого человека. Будьте бдительны, включите в этих случаях Ваше сознание, иначе Вы можете оказаться как минимум в неловком положе­нии. А с другой стороны, знайте, что эта физическая характеристика — рост — будет определять и неко­торые поведенческие акты Ваших партнеров — их динамичность, подвижность.

Итак, если Ваш собеседник ростом ниже средне­го, то вероятнее всего он по характеру весьма дина­мичный, подвижный, весьма активный; если Ваш собеседник ростом выше среднего (примерно около двух метров), то вероятнее всего он по характеру не динамичный, малоподвижный, не активный. (При этом следует учитывать, что и тот и другой могут быть в равной мере как высокоинтеллектуальными, так и с интеллектом ниже среднего.)

А знать даже о такой характеристике человека, как его динамичность, — значит, выбрать наиболее

1 Интересно, что неспособность подсознания понимать пе­реносный смысл находит свое подтверждение в работе Л. Ро­на Хабарда «Дианетика. Современная наука душевного здоро­вья» (М., 1993), когда он пишет о так называемом «реактивном уме», который «думает исключительно категориями идентичности» в отличие от аналитического ума, который «анализирует сходства и различия». По сути, у Хабарда «ана-.литический ум» — это сознание, а «реактивный» — это и есть подсознание, или бессознательное.

оптимальный стиль общения с ним, значит, с боль­шей вероятностью достигнуть цели общения. А это значит — работать с людьми более эффективно.

9.2.2. О каких особенностях психики Вам расскажет полнота человека

Теперь поговорим о другой конституциональной характеристике человека, которая в отличие от рос­та все-таки поддается некоторой коррекции сознани­ем человека. Поговорим о полных и худых. И вновь обратимся к режиссерам. В сценарии есть два героя:

первый — желчный по характеру, раздражитель­ный, малообщительный, второй — мягкий, добро­душный, весельчак. Кто из них должен быть пол­ным, а кто — худощавым? Для режиссера вопроса нет, есть проблема: где найти такого худого и такого полного, но чтобы оба были талантливыми артиста­ми? Впрочем, с последними (полными) у нас про­блем меньше, чем с первыми, — сказывается нера­циональное питание.

Итак, на пороге Вашего кабинета посетитель. И Вы теперь вполне осознанно обратили внимание на эту конституциональную характеристику — пол­ноту. Допустим, Ваш посетитель — худой человек (роста среднего), тогда... Впрочем, вспомним, как подсознание оценивает «маленького» человека — значит маленький во всем, ибо в подсознании нет пе­реносного или прямого смысла слова «маленький». Точно так же и со словом «худой», которое в созна­нии имеет два смысла: прямой смыл — тонкий (то-Щий) и переносный — плохой («он худой человек, не связывайся с ним»). Почему же в подсознании оба эти смысла сливаются в единое значение?

Если человек худой (в смысле полноты), очень ху­дой — хорошо это или плохо? Когда люди обычно ху-Деют помимо своей воли? Когда болеют. «Вы посмот­рите, как он сильно похудел за это время», — говорят с сочувствием о человеке, который, допустим, долго болел или у которого были тяжелые переживания («не спит, не ест»). Это значительно позже придумали диету для снижения веса. А до этого на протяжении тысяч лет в сознании человека закреплялось: худой — значит, больной. И сегодня еще у деревенских жите­лей полнота признается добром, а худоба — «тебя что, не кормят что ли в твоей столице?! Или болеешь чем, а? ». Тысячи лет закрепления этой связи и какая-то сотня лет, когда некоторые люди научились сознательно делать себя худыми при полном здоровье. За тысячелетия подобная связь закрепилась настолько прочно, что по всем законам образования условно-рефлекторной связи она перешла в подсознание (так формируется любой рефлекс). И закрепилось: худой человек — от слова «худо», т. е. плохой. Говорят: «од­на кожа да кости» — значит, человек, вероятнее все­го, болен хронической болезнью. А- как известно, та­кие вялотекущие хронические болезни накладывают отпечаток и на психику человека: он становится раз­дражительным, часто недовольным, нередко злым и т. п. Можете ли Вы представить, жизнерадостного человека, которого постоянно донимают боли в же­лудке (язва)? Представить-то можно, а вот в жизни так бывает редко (спросите у врачей-терапевтов, как «выглядит» такой язвенник, и они опишут Вам его практически теми же словами).

Теперь понятно, почему режиссер на роль злого, раздражительного, желчного человека скорее возь­мет худого актера, чем полноватого (если, конечно, он не ставит целью вначале удивить зрителя: «Надо же! И не подумаешь сразу, что он такой!»). Ибо, даже не зная законов психологии и медицины, режиссеры хорошо знают установки зрителели, точнее, неосозна­ваемые установки. Мы не будем делать вывод о том, что худые по телосложению люди — всегда злые по характеру, а полные люди — всегда добряки. Не все­гда. Но чаще это так, ибо, если бы не было такой закономерности, у людей не сформировалась бы в подсознании такая связь и те же режиссеры не обратили бы на это внимание. Но нет, режиссеры учиты­вают это, они тоже психологи (правда, эмпирики, но тем менее...). А почему бы и Вам, Ваша честь, не взять себе на вооружение физиогномику и не после­довать за этим режиссером, т. е. вполне осознанно оценивать, диагностировать то, что раньше Вы ви­дели, может, «чувствовали», но не осознавали. Ваш посетитель — полный, что называется, «пышет здо­ровьем». Есть вероятность того, что он будет раздра­жаться по пустякам, есть, но меньшая, чем в случае с его антиподом. С полным посетителем могут быть другие проблемы — некоторая инертность поведе­ния, даже вялость. Могут с большей вероятностью, чем с посетителем худого телосложения. А значит, если Ваш собеседник весьма худого телосложения, то, вероятнее всего, он по характеру недобрый, вред­ный, желчный, злобный, ехидный, настроенный на мир негативно и т. п.; если Ваш собеседник весьма полного телосложения, то, вероятнее всего, он по ха­рактеру добродушный, добросердечный, благодуш­ный, такой, про которых говорят «увалень» и т. п. (При этом следует учитывать, что и тот и другой мо­гут быть в равной мере как высокоинтеллектуальны­ми, так и с интеллектом ниже среднего.)

А знать о таких особенностях психики собесед­ника — значит, опять же, выбрать наиболее опти­мальную тактику общения, значит, с большей веро­ятностью достигнуть своей цели, значит, более эф­фективно строить свое профессиональное общение, которое является одним из основных инструмен­тов работы судьи.

А теперь сделаем небольшое резюме по двум по­следним разделам.

Итак, на пороге Вашего кабинета посетитель: ма­ленького роста, худощавый. А вслед за ним— посе­титель высокого роста и полный. Очевидно, что пер­воначальная тактика Ваших бесед с каждым из них благодаря знанию конституциональной характери­стики человека будет различной: с первым — как по тонкому льду, терпеливо и осторожно, со вторым — можно немного расслабиться.

— Но ведь 'чаще будут приходить не гиганты и тяжеловесы, не маленькие и худенькие. Как быть тогда?

— Конечно, приведенные выше варианты встре­чаются не часто. Зато черты их личности проявля­ются наиболее ярко, а значит, вероятность возникно­вения проблем при общении с ними может быть большая. А большинство людей, верно, среднего рос­та, средней упитанности. И тогда средне у них будут проявляться эти личностные качества. Средний — он и есть средний. А вот когда какие-либо качества личности заострены, усилены, тогда-то и будут по­лезны советы, какую лучше выбрать тактику на пер­вых минутах знакомства —• и упредить, обезопа­сить, работать в оптимальном режиме, а значит, с высокой эффективностью. Кто же этого не хочет!

9.2.3. Психологическая интерпретация осанки

В этом разделе поговорим о значении, о психоди­агностической роли осанки Вашего партнера по об­щению (ибо это также сразу бросается в глаза).

Действительно, кадрового офицера-строевика вид­но издали и в любой одежде: плечи развернуты, спи­на прогнута, грудь «колесом». Что это — генетика или результат тренировки? Поскольку это характер­но для большинства офицеров-строевиков, а их туда отбирают (в военные училища) без учета выправки (было бы здоровье нормальное), то очевидно, что по­добная осанка у большинства из них — приобретен­ная, следствие тренировок. Отсюда делаем весьма важный (на потом), хотя и очевидный сейчас, вывод:

если часто разводить плечи, прогибать спину, вы­ставлять грудь колесом , т. е. тренировать свое тело, то со временем скелет человека претерпит измене­ния, в дальнейшем почти необратимые (вот почему такого отставника-пенсионера и в преклонном возрасте видно). Запомним этот очевидный вывод: анатомию (строение тела) можно менять (конечно, в определенных пределах).

Но почему у будущих офицеров вырабатывают именно такую осанку?

' Попробуем ответить на этот вопрос от противного. Что делает человек, когда испытывает страх от воз­можного удара? Он инстинктивно втягивает голову в плечи. Что делает человек, когда ему, его жизни уг­рожает реальная опасность: выпячивает грудь или прикрывает ее как-то? Инстинктивно. — плечи внутрь, корпус наклонен вперед (как бы пригибает­ся, делаясь «маленьким»). Итак: голова втянута в плечи, плечи сведены вперед, спина сутулая — вер­но ли, что так выглядит смелый и решительный че­ловек? Так ли выглядит тот, про которого говорят:

«Он грудью встал на защиту...»? Нет, конечно, нет, все наоборот. Защитник Отечества должен выглядеть смелым и решительным, должен выглядеть как че­ловек, который не боится врагов реальных или по­тенциальных. В курсантской школе, тренируя его тело, его осанку, ему одновременно внушали: ты смелый, ты храбрый, ты — защитник, ты — опора Отечества (вот она — роль «политинформаций», от которых в принципе отказываться не следует). И ме­нялась осанка, и менялась психология, меняется менталитет. Одновременно с развертывающимися плечами формировалась и новая психология: сме­лость, решительность, уверенность.

Ну а если обойтись без физического тренинга, а действовать только с помощью одного психологиче­ского тренинга типа внушения: ты смелый, ты реши­тельный — что тогда произойдет? Подобное относи­тельно длительное постоянное внушение определенно приведет к изменениям в психике человека. Но вме­сте с этими изменениями духа произойдет и измене­ние тела (хотя никакой физической тренировки типа * прогни спину!» не было). Ибо когда человек почув­ствует себя смелым, решительным, сильным... у него невольно плечи будут распрямляться, спина проги­баться, грудь — вперед (в этом сущность и аутотре-нингов). Дух повлиял на тело. Когда Вы чувствуете в себе дух смелости, дух бесстрашия, Ваши плечи не­вольно разводятся назад. А если Вы часто так будете себя чувствовать, часто будете испытывать подоб­ные ощущения? Значит, часто Ваши плечи будут разводиться. Вот и все. Дух будет тренировать Ваш скелет и повлияет на Ваше телосложение.

Допустим, в Ваш кабинет вошел человек с явно во­енной выправкой. Вы точно знаете, что он не воен­ный. Но Ваше поведение все равно должно строиться с учетом психологии осанки, ибо его развернутые плечи и грудь вперед говорят Вам: «Вообще-то я никогда ни­кого не боюсь». Налицо психология человека скорее решительного и прямолинейного, уверенного или са­моуверенного, склонного к доминированию над дру­гими людьми. Короче говоря, это типичная «при­стройка сверху» (сленг психологов; обычно это слово­сочетание используется для характеристики того человека, который по отношению к другим ведет себя несколько высокомерно, несколько надменно, с чувст­вом явного превосходства, стремится управлять людь­ми, подавлять их, доминировать над ними; и о таких людях психологи говорят: «он ведет себя по принципу пристройки сверху» или «он — типичная пристройка сверху») и в итоге: если Ваш собеседник имеет замет­ную выправку военного человека, то, скорее всего, бо­лее вероятно перед Вами человек, уверенный в себе, а Может и самоуверенный, скорее твердый в убеждени­ях и его не так-то просто переубедить, скорее он чело­век, склонный к силовым решениям, чем к диплома­тическим, скорее это смелый и решительный, стремя­щийся к подавлению других людей, одним словом, «пристройка сверху». (Но все эти черты характера не будут вступать в противоречие с нормами морали и за­кона, если эта «пристройка сверху» получила хоро­шее воспитание и образование. Ну а если наоборот — большая вероятность асоциального поведения.).

i. Вы,, Ваша честь, получили подобную информацию. А значит. Вы на практике сможете выбратьболее эффективный подход к этому человеку. И не только в кабинете во время профессионального общения с посетителем, но и при профессиональном '•': общении с участниками судебного процесса, что является одним из факторов, обеспечивающих резуль­тативность деятельности судьи, как и любого иного специалиста из системы, «человек—человек».

1: Учитывайте все это и не предполагайте вести с ним тонкие дипломатические переговоры. Это не для него. (Разумеется, если другие виды диагностической информации — кинетической, вербальной — не да­дут Вам сведения прямо противоположного свойства. Если не дадут, начните общение с учетом описанной выше тактики, вероятнее всего, Вы не ошибетесь.)

А теперь предположим, что перед Вами человек с сутулой спиной. Исключим сразу же из рассмотрения патологию костной системы. И тогда — о чем говорит «сутулая спина»? О смелости и решительности? Ско­рее наоборот, ибо такая осанка вырабатывается у тех, кто часто испытывал чувство страха, кому часто при­ходилось втягивать в плечи голову, оберегая ее от ударов, подставляя под «палку» спину. (Ведь если часто разводить плечи, то это превратится со време­нем в осанку «военного», а если часто втягивать голо­ву в плечи, то это приведет к осанке «сутулая спи­на».) Это тот, кто не приподнял над собою ветку на аллее, а прошел, пригнувшись. А поскольку он сде­лал это на «автопилоте», автоматически, т. е. по про­грамме подсознания, а не сознания, то это дает осно­вание полагать такое же поведение и при встрече с Другими препятствиями. Как бы там ни было, но от «сутулой спины» не следует ожидать смелых, реши­тельных, агрессивных действий. Если агрессия и по­следует, то скорее неявная, вполне возможно, ковар­ная (ибо в детстве он, скорее всего, не мог, не имел возможности постоять за себя с помощью «кулаков», и тогда на помощь приходила хитрость). «Сутулая спина» — типичная «пристройка снизу» (сленг пси­хологов: обычно это словосочетание используется для оценки характеристики того человека, который по отношению к другим ведет себя заискивающе, всяче­ски принижает себя, угодничает перед другими людь­ми, стремится скорее подчиняться, чем командовать;

и о таких людях психологи говорят: «он ведет себя по принципу пристройки снизу» или «он — типичная пристройка снизу»). И тогда: если Ваш собеседник имеет явную сутулую спину, то скорее всего перед Ва­ми человек неуверенный в себе, скорее боязливый, а может и выраженный трус, склонный скорее к подчи­нению, т. е. типичная «пристройка снизу». (Но все эти черты характера будут иметь минимальные нега­тивные последствия, если у этого человека будет вы­сокий уровень интеллекта. Ну а если наоборот — для этого человека немалая вероятность стать изгоем об­щества или даже опуститься на самое его дно.)

И эта информация тоже позволит выбрать ре­зультативную тактику, а значит, будет способст­вовать более высокой эффективности профессио­нального общения судьи.

9.2.4. Выбираем тактики поведения

Итак, несколько секунд взгляда на посетителя оказалось вполне достаточным, чтобы преднамерен­но (а не на уровне интуиции, как раньше) выбрать такую тактику поведения на первых порах, которая в большей мере коррелировала бы с психическими свойствами посетителя. А если с партнером малень­кого роста, худощавым, да еще с сутулой спиной Вы выберете тактику решительности, давления, напора, то не только не раскроете Вашего партнера, не рас­положите его к себе, но и вызовете, скорее всего, оборонительно-агрессивную реакцию. О каких дело­вых контактах может идти речь?! Провал.

Но провал может быть и в том случае, если Вы с са­мого начала выберете тактику «тонкой дипломатии», тактику «поглаживания» по отношению к высокому, да к тому же с военной выправкой. В этом случае он постарается взять над Вами верх, ибо Ваша тактика для него будет подобна «пристройке снизу» (так обыч­но поступают «слабые» по отношению к «сильным»).

Но теперь вероятность провала будет меньшая, ибо Вы не только актуализировали в своем сознании психологические знаки конституциональных особен­ностей Вашего партнера, Вашего будущего собесед­ника, но и закрепили это через понимание, почему такой конституциональный признак означает, веро­ятнее всего, такую-то характеристику психики чело­века, а другой — Иную. Ведь информация о консти­туции человека — это, по сути, тот язык, который формировался на протяжении длительной эволюции homo sapiens в виде условно-рефлекторной связи ме­жду двумя рядами характеристик — конституцио-нальными и психическими.

А теперь перейдем ко второй группе габитарной информации — к той, которую человек может сам произвольно менять. Речь пойдет о психодиагности­ческой роли прически человека и его одежды.

9.3. Психологическая наука о связи свойств психики человека с выбираемой им прической

Важно! Речь будет идти о тех людях, которые по своей воле могут менять длину своей прически; речь не будет идти о людях, у которых длина их причес­ки вынужденная.

Замечена закономерность: в среднем у женщин длина их прически больше, чем у мужчин; есть ис­ключения, и о них будет идти речь, но, как правило, У женщин более длинная прическа, чем у мужчин. Так почему-то принято'. Некоторые мужчины или Молодые люди даже стригутся «под ноль», и абсо-

Не будем учитывать жителей экзотических стран.

лютно добровольно (те же скинхеды); женщинам по­добное стремление (иметь «нулевую» стрижку) вовсе

не свойственно.

Раз так принято (и не только сегодня, но и у наших далеких предков), значит, в этом есть некая целесооб­разность. Какова она? Причину будем искать в тех же далеких временах, когда было целесообразно (для вы­живания, а значит, и для продолжения рода человече­ского) иметь длинные ресницы, тонкие и стройные но­ги у женщины, Мощный торс у мужчины. В те дале­кие времена мужчине было опасно носить длинные волосы, которые на охоте могли вдруг внезапно за­крыть глаза, и охотник не увидел бы вовремя опас­ность, а еще за длинные волосы мог схватить враг... А женщине, сидящей в пещере, выхаживающей де­тей, длинные волосы не мешали, ибо на охоту она не ходила — для того предназначены были мужчины. Вот и сегодня в армии обязательна короткая стрижка, а то вдруг спецназовцу упадут волосы на глаза, он и не увидит вовремя врага, а не увидит — погибнет; хотя для всех остальных военных — и кабинетных, и рабо­тающих только с электроникой, требование короткой прически — уже анахронизм (но сильны стереотипы). Вот откуда такая закономерность: у мужчин в целом стрижка более короткая, чем у женщин, — от наших далеких пещерных предков досталась.

И еще замечено: молодые девушки (15—17 лет) в целом имеют более длинную стрижку, чем женщины 35—40 лет (даже если последние имеют такую воз­можность).

Итак, закономерно: для мужчин более характерна

короткая стрижка, для женщин — более длинная. И получается, что длина прически отражает как бы принадлежность к тому или другому полу. А как из­вестно, каждому полу в отдельности свойственна оп­ределенная ментальность, определенный психиче­ский склад: «мужской характер» предполагает суро­вость, твердость, решительность, рациональность, агрессивность, непреклонность и т. и., «женский характер» («женская психика») ассоциируется с нежно­стью, эмоциональностью, чувственностью, иррацио­нальностью, мягкостью и т. п.1 И раз так, раз длина прически закономерно отражает принадлежность к определенному полу, а определенный пол характери­зуется определенным менталитетом, определенным характером, то можно ли утверждать: длина причес­ки человека (повторим: добровольно им выбираемая) отражает мужские или женские черты характера?

Иначе говоря, можно ли по добровольно выбран­ной человеком длине его прически судить о степени мужественности или женственности в его характере? Ибо если это так, то благодаря виду прически мы мо­жем получить весьма важную информацию о мента­литете нашего собеседника, поскольку «мужествен­ность» или «женственность» — это достаточно фунда­ментальные, интегральные характеристики психики человека (а прическа практически всегда видна).

Проверим эту гипотезу (о связи длины прически с такими чертами характера) и покажем, как эта про­верка осуществляется на наших занятиях по обуче­нию дистанционным методам психодиагностики.

— Уважаемые коллеги, — обращается Ваш по­корный слуга к слушателям данного тренинга, — представьте: перед Вами стоят двое мужчин (спиной к Вам), у одного из них длинная прическа (волосы до плеч), у другого — весьма короткая. Вы о них ни­чего не знаете, кроме одного: кто-то из них извест­ный артист эстрады, а кто-то из них работает в службе безопасности (секьюрити). Вам нужно опре­делить, кто из них кто (одеты одинаково, конститу­ция почти одинаковая), причем ошибиться Вам ни­как нельзя; итак, кто из них кто?

(Ответ моих слушателей всегда однозначный: ар­тист — скорее с длинной прической в отличие от секьюрити.)

' Не забывая о том, что бывают и исключения, которые, как известно, только подтверждают правило, закономерность.

— Хорошо, тогда еще одна задача: перед Вами стоят две женщины, примерно одинакового возраста (среднего), одинаково одеты. Различаются только од­ним — длиной прически: у одной волосы спускаются до плеч, а у другой — короткая стрижка. Вы о них ничего не знаете, кроме одного: кто-то из них зани­мается бизнесом (и про нее говорят «акула бизне­са»), а кто-то из них — домашняя хозяйка (про ко­торую говорят «светская дама»). Вопрос тот же: кто из них кто (ошибиться Вам нельзя, таковы условия

задачи)?

(И здесь ответ практически всегда однозначный:

бизнесом занимается та, у которой короткая стриж­ка. Нам, правда, раза два приходилось слышать про­тивоположные ответы, которые всегда привлекали всеобщее внимание и любопытство к их авторам.)

Таковы стереотипы оценки длины прически. И они возникли на основе условного рефлекса: длин­ную прическу у мужчин (как у певца В. Леонтьева) наши слушатели чаще видели у тех, кто связан, на­пример, с миром искусств; короткую стрижку у жен­щин (как у И. Хакамады) они чаще видели у тех, кто связан с миром бизнеса, политики и т. п.

И данные стереотипы выводят на следующую за­кономерность:

1) длинная прическа характерна для тех мужчин, чья деятельность требует больше эмоционального, чем рационального, больше мягкости, чем жестко­сти, больше опоры на чувства, чем на физическую силу, кто скорее при решении проблем опирается на иррациональное, на интуи









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.