Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Лекция 2. Знание психики человека — основа профессиональной деятельности судьи





2.1, Чтобы жить долго и счастливо...

Из диалога психолога с судьями (слушателями Российской академии правосудия):

— Уважаемые слушатели, мне как профессиональ­ному психологу хотелось бы для начала узнать Ваше мнение по следующему вопросу: нужно ли сегодня практикующему судье (я подчеркиваю — практикую­щему) садиться за парту, чтобы изучать психологию?

— Вообще-то учиться никогда не поздно. Только дело в том, профессор, что мы все, собравшиеся пе­ред Вами, юристы, а это значит, что эту самую пси­хологию мы проходили еще в вузе...

— Ну и как?

—Что как, как проходили-то?

— Да. Я хотел спросить, что у Вас осталось от той самой психологии, что Вы, образно говоря, имеете на своем рабочем столе, т. е. как Вы ее используете

на практике?

— Так ведь сколько времени-то прошло уже...

— Понятно.

Вот примерно так разворачивается каждый раз диалог ведущего занятие по психологии с теми судь­ями, которые приехали в Академию на повышение квалификации.

И из этого краткого диалога сразу же делается первый вывод: поскольку «сколько времени-то про­шло», то, значит, «на рабочем столе» судьи нет ни­чего такого из психологической науки, что можно было бы прямо использовать или в процессе, или при приеме граждан... Впрочем, вывод ожидался, поскольку советская психология была сугубо теоретизированной («что называется памятью», «что на­зывается мышлением», «что такое сознание»...). Не буду бросать упрек в адрес моих коллег-психологов — их так учили, а не у всех в характере сопротивление догмам.

Но, с другой стороны, вот работают они — судьи — без практического использования знаний науки пси­хологии, и — ничего: никто не умирает от этого (сла­ва Богу); отмены, если и бывают — в пределах «нор­мы»; с работы из-за отсутствия практических знаний по той же психологии профессиональной коммуника­ции не увольняют... И получается, что можно в об­щем-то жить и без этой самой психологии?



Так-то оно так, только... только вот какое дело. Был я как-то на приеме у знакомого судьи, но не как посетитель, а как психолог (требовалось изуче­ние некоторых элементов коммуникации). И неволь­но стал свидетелем такой сценки: рассерженный кем-то посетитель, получив от .судьи (судьей была молодая женщина) вполне законный категорический отказ на свою совершенно необоснованную просьбу, с раздражением высказал ей несколько неприятных слов, а затем вышел, хлопнув дверью. Желая как-то сгладить ситуацию, я хотел было успокоить судью, как вдруг услышал от нее: «Да пусть себе хлопает, меня это нисколько не волнует, ради Бога!»

Но то были слова. А на самом деле... на самом-то деле пульс у нее в этот момент был не 60 ударов в ми­нуту, а определенно около ста (что было видно и по цвету ее лица); а если бы измерить у нее давление — точно не 120/80, как в спокойном состоянии, а все 150/100; а если бы взять у нее в этот момент кровь на анализ — там определенно адреналина было сверх всякой меры (о том мне сказал не только цвет ее ли­ца, но и тремор, другие паравербальные сигналы, чи­тать которые учат и врачей, и психологов). Короче, находилась она в микрострессовом состоянии, хотя и не ощущала это (ибо молодая была судья). А микро­стресс — это когда системы организма (сердечная, сосудистая, гормональная...) работают на «повышен­ных оборотах», с перегрузками. Но пока молодая, не Чувствует она всего этого — и как давление подскочило, и как адреналин в кровь выбросило... пока не чувствует (вот отсюда и «меня не волнует»).

А теперь вопрос: что произойдет, если судья будет сталкиваться с подобными ситуациями (возмущен­ные реплики, хлопанье дверьми) достаточно часто («не раз в год, но через процесс — бывает», говорили мне судьи)? Знаете ли, к чему это приведет?

И не надо быть специалистом в области медици­ны, чтобы знать: частые стрессовые состояния опре­деленно ведут к возникновению психосоматических (психогенных) заболеваний. А если по-русски, то к сорока годам этой судье гипертония будет обеспече­на; а если не гипертония, то язва желудка — это точно; а если и не язва, то стенокардия...

— Так ведь, в народе говорят, на каждый роток не накинешь платок; еще и не такие посетители бы­вают...

— Это верно, и не такие бывают... А вот в отноше­нии «платка».,. Как оказывается, не всякая народная мудрость является мудростью. Оказывается, можно и на каждый роток накинуть платок — только бы знать, где он лежит, этот «платок», да как его «наки­нуть». А если от аллегорий перейти к действительно­сти, то, оказывается, можно сделать так, чтобы тот посетитель вышел из ее кабинета, естественно, ни с чем (его просьба необоснованная), но не только не проявлял бы недовольство судьей, но и даже ей со­чувствовал («Господи, каково ей, бедной, вот так, ка­ждый день, с каждым...»).

— Смеетесь, профессор, нереально все это. Не знаете Вы специфики нашей работы, а если бы узна­ли...

— То, что я судьей не работал — это точно; и что всей специфики Вашей работы не знаю — тоже верно. Да и знаю-то я как психолог немного: всего лишь как понимать людей, да как управлять ими, как добить­ся, чтобы они делали так, а не иначе, или не делали так, а делали иначе. Ибо только этому и учит психо­логическая наука (а уж если профессиональный пси­холог ею не владеет — не профессионал он тогда).

Так что жить-то без психологии можно, только... получается, что себе дороже, для здоровья вредно. Нас всю жизнь учили: «Прежде думай о Родине, а по­том о себе»; так, может быть, настало время, когда надо учиться думать и о себе? Ведь не так уж много найдется на земле людей, которые, Ваша честь, будут думать о Вас; ну, может, самые близкие, да и то... не всегда. Так что учиться психологии — это еще и учиться заботиться о себе, а себя надо любить. Верно, без знания той же психологии профессионального об­щения Вас с работы не выгоняют (те, которые по должности должны «выгонять», сами такую психо­логию не знают); только, как мы потом узнаем, одной и той же рабочей цели можно достигнуть с разным расходом энергии и времени: владеешь специальны­ми приемами (психотехнологиями, психотехника­ми) — значит, быстрее и экономнее, а не владеешь — тогда буквально в поте лица своего будешь хлеб свой насущный добывать.

— Может быть, Вы и правы, только что-то я не вижу тех, кто с этой Вашей психологией так легко бы работал.

— И это тоже верно. Ибо «эта» психология совсем не та, которую Вы проходили... «Эта» психология, если можно так сказать, «технологичная» психоло­гия, в центре которой — обучение специальным прие­мам (психотехникам) работы с'людьми. И «эта» пси­хология, пришедшая к нам с Запада (когда перестали на нее вешать ярлык «буржуазной психологии»), еще не получила широкого распространения в нашей стране; вот почему Вы справедливо отмечаете, что еще не видели судей, которым «эта» психология по­могала бы. Впрочем, Вы ведь не всех судей нашей страны знаете, верно? А я уже встречался с теми .судьями, которые изучали «эту» психологию (еще в Российской правовой академии).

— Ну и как?

— Ну как же я могу говорить о своей... скажем так: Академии. Спросите у них сами. Впрочем, есть и другой путь убедиться, насколько «эта» психоло­гия может помочь судье, может помочь Вам, Ваша честь, — попробуйте если не прослушать весь этот курс судебной психологии, то прочитать эти мате­риалы, которые написаны по тексту лекций.

— Вы бы лучше этому учили на студенческой скамье, а нам-то, может, уже и поздно...

— Во-первых, как известно, приобретать знания никогда не поздно... А что касается студентов юри­дических факультетов — тут Вы правы, их необхо­димо учить «такой» психологии, что и делается, и не только в Российской академии правосудия, но и в других подобных учебных заведениях. А теперь да­же прочитать об этом можно...

Вот и написал Ваш покорный слуга этот матери­ал, а по сути конспекты лекций, для того, чтобы во время процесса или во время приема граждан Ваш пульс, Ваша честь, всегда оставался на уровне 60 ударов в минуту, и чтобы давление от общения с людьми не поднималось, и чтобы... и чтобы Вы жили долго и счастливо. Вас устраивает такая перспекти­ва? Меня — да, поскольку я все-таки имею некото­рое представление о тех ситуациях, в которых ока­зывается Ваш организм, в которых оказываетесь Вы, уважаемый читатель (или окажетесь, если Вы пока студент, но предполагаете стать судьей).

А достичь всего этого вполне возможно, если... ес­ли научиться работать с людьми профессионально.

— А Вы что, полагаете, что я, судья, работаю не­профессионально?

— Абсолютно уверен, Ваша честь, что юриспру­денцию Вы знаете на «отлично», профессионально владеете всеми ее техниками. Поэтому давайте я лучше поясню свою мысль на примере.

— Недавно я был свидетелем автомобильной ава­рии: один человек был ранен. Как всегда, собралась толпа зевак, ахают, охают... И почти у всех опреде­ленно пульс за 100 ударов в минуту, давление — тоже выше нормы (одной женщине даже плохо стало от увиденного). И только у одного в этом отношении все было «штатно», у того, который, протиснувшись - сквозь толпу, подошел к раненому, снял с себя гал­стук, наложил жгут на голень и... спокойно удалился. Догадались, кто это был? Верно, профессионал. Их, врачей-хирургов, в мединституте учили работать с людьми так, чтобы пульс врача всегда был 60 ударов в минуту, т. е. профессионально; а ту судью (мою зна­комую), увы, до того момента не учили работать с людьми профессионально, не учили думать о себе в том числе. А врачей учили, говорили, что работа врачa — «это работа на износ», а посему надо беречь се­бя, защищать себя от стресса. А судья... — у нее тоже работа «на износ», и не вина ее в том, что не учили вести себя в стрессовой ситуации, а беда. Вот и помо­жем в этой беде — научим работать с людьми эффек­тивно — и для себя, для своего здоровья, и, конечно, для дела, которому жизнь свою отдаете.

2.2. Чему научит «эта» психология

А научить судью психология может, как теперь понятно, только одному — технике эффективной ра­боты с людьми. И что значит «эффективной» — тоже теперь знаем: беречь свои нервы — раз, экономить силы и время — два, и чтобы на работу — с удоволь­ствием, и с работы домой — в хорошем настроении на радость домочадцам.

А научиться технике эффективной работы — это значит научиться двум вещам:

1) научиться буквально за считанные минуты раз­бираться в людях, т. е. научиться психодиагностике людей, и

2) научиться, в зависимости от того, что Вы узна­ли о человеке, управлять его поведением таким обра­зом, чтобы достигать своих профессиональных це­лей, целей судьи.

Иначе говоря, вот два кита, на которых должна базироваться «эта», а теперь назовем ее — судебная психология: технология психологической экспресс-диагностики человека, с которым имеете дело, и тех­нология психологического воздействия на поведение этого человека.

А начать, конечно, следует с обучения тому, как за несколько минут общения с человеком узнать, что он из себя представляет, каковы его основные уста­новки в жизни, что является ведущим в его характе­ре и т. п.

— Простите, но ведь это же невозможно — вот так, за несколько минут все узнать о человеке!

— Извините, но я не говорил «всё».

— Да даже и не всё... Разве .не гласит народная мудрость: «Чтобы узнать человека, надо съесть с ним пуд соли»? Ведь и в самом деле: чтобы познать человека, надо прожить с ним вместе много времени, разве не так?

Так, если речь идет о непрофессионалах. А мы с Вами все-таки должны считать себя профессионала­ми (иначе зачем и лекции читать, и книги писать).

Но, как оказывается, и к этому случаю подходит высказывание: «Не всякая народная мудрость являет­ся мудростью». И сейчас я Вам попробую это доказать.

2.3. Обойдемся и без пуда соли

Представьте солнечный летний день. Парк, тени­стые аллеи. Люди гуляют по дорожкам этого парка (рис. 1). Понаблюдаем за ними. Вон там, видите, в середине аллеи ветка дерева свисает так низко, что для мужчины среднего роста пройти и не задеть ее невозможно. Давайте посмотрим, как люди проходят это место. Смотрите: вот идет парочка влюблен­ных — она и он, идут, о чем-то воркуют, и никого для них на свете не существует. Внимание: сейчас они приблизятся к этой ветке. Она-то пройдет и не заденет, а он... А он (назовем его «А»), — смотри­те — не прерывая разговора с ней, как бы машиналь

но приподнимает рукой над собой эту ветку, и как ни в чем не бывало они идут дальше... Вот еще одна парочка, тоже увлечены друг другом и никого не ви­дят и ничего не слышат. Вот они приближаются к этой ветке... и он (назовем его «Б») тоже машиналь­но, не прерывая разговора, пригнулся, и как ни в чем не бывало они пошли дальше.

Итак, один автоматически поднял ветку над со­бой, а другой — тоже не задумываясь — пригнулся...

Здесь следует обратить внимание на такую важ­ную деталь: оба они совершили эти действия, что на­зывается, автоматически, не задумываясь, маши­нально, не прерывая разговора.

Ну то, что люди часто делают что-то машиналь­но, — это не новость: машинально одевался на рабо­ту, машинально пропустил в дверях женщину, ма­шинально включил свет, машинально ответил «спа­сибо»... машинально приподнял ветку, машинально пригнулся... Все эти действия у человека вырабаты­ваются со временем: когда-то человек думал, как это Делать, а потом у него это автоматизировалось.

Интересно-другое: почему у одного человека вы­работалось одно автоматическое движение (напри­мер, приподнять ветку), а у другого — иное (при­гнуться под ней)?

— Да все очень просто, профессор: у одного такой характер, что он всегда стремится все препятствия убирать со своего пути, а другой старается эти пре­пятствия обходить стороной. И ничего здесь особен­ного нет!

— Верно, ничего особенного нет. Вы, как и боль­шинство наших слушателей, правильно оценили ха­рактер этих поступков. Верно: раз они это делали не задумываясь (а так и было), значит, проявляли вы­работанные со временем собственные реакции на препятствия: кто устраняет, а кто обходит. Так у них выработано. А значит, и в других жизненных эпизодах первый будет чаще устранять препятствия (если, конечно, возможно), точнее, будет стремиться именно к этому, а второй, наоборот, чаще будет стре­миться обойти препятствия. Не будем сейчас ре­шать, какая из этих поведенческих стратегий луч­ше, про одного говорят: «Умный в гору не пойдет...», а про другого: «Смелость города берет».

Важен факт, что мы теперь знаем, как каждый из них чаще реагирует на препятствия. А это, согласи­тесь, говорит о многом. Вот скажите, пожалуйста, из кого из них — при прочих равных условиях — ско­рее получился бы дипломат — из А или из Б?

(Слушатели наших курсов, с которыми мы проиг­рывали эти ситуации, чуть ни в один голос говори­ли: «Из Б».)

— Прекрасно. А теперь скажите мне, кто из них скорее характеризуется как достаточно агрессивный, напористый человек — А или Б?

— Скорее А.

— Согласен. А скажите мне, пожалуйста, кому из -них лучше бы пойти работать с детьми — А или Б?

— Ну... наверное... все-таки Б.

И здесь психолог с Вами согласен. А скажите мне, пожалуйста...

И я мог бы дальше ставить перед ними вопросы и получать на них с достаточной вероятностью досто­верности ответы; все правильно, только сейчас для нас с Вами не это самое главное.

Главное: сколько времени мы их видели, чтобы уз­нать о них, о такой важной характеристике человека, как его поведение при возникновении трудностей? Несколько секунд! Всего за несколько секунд мы уз­нали, как, вероятнее всего, каждый из них поведет себя при возникновении барьера, препятствия, труд­ностей; как говорится, «один — в гору, а другой — в обход». «Вероятнее всего», ибо они не задумыва­лись, как поступить с веткой, с возникшим почти не­ожиданно препятствием. Сработала автоматика, при-- вычка (будем пока это называть так, а позже узнаем, что скрывается за словами «машинально», «по при­вычке», «автоматически», «не раздумывая», «не­вольно») — подсознание человека. И не надо пуд соли .съесть, чтобы узнать, что один из них скорее реши­тельный, чем нерешительный, скорее уверенный, чем неуверенный, скорее у него нет комплекса неполно­ценности; а другой — скорее гибкий (не только в пла­не позвоночника), скорее осторожный, скорее не сто­ронник силовых решений (хотя физически развит).

— И это всё о них?

Вот так всегда! Сначала — «пуд соли надо съесть, чтобы узнать человека» — и это казалось нормаль­ным, а теперь та же информация получена за не­сколько секунд — и мало. Верно, мало, если не уметь видеть, не уметь анализировать, не уметь вы­бирать более вероятностную оценку.

Но всему этому можно научиться, если знать, что скрывается за тем или иным действием, за тем или иным сказанным словом (и за несказанным), за... . Кстати, Вы обратили внимание на спину второго че­ловека? Нет? А напрасно, ибо в ней кроется ответ на вопрос: почему у него такая реакция на препятствия и как она возникла. Нет, патологии у него нет (в смысле заболевания спины), лишь плечи опущены вперед и внутрь. И это тоже о многом сообщает (то­му, кто знает), как и тонкая кайма его верхней гу­бы, как... Впрочем, остановимся. У неподготовленно­го читателя может легко сложиться мнение, что мы занимается гаданием.

— Да не важно, профессор, как это называется. Важно, будем ли мы этому учиться, как распозна­вать человека, в этом курсе?

— Будем, но только не в курсе «Психология про­фессиональной коммуникации судьи», а в курсе «Дистанционная психодиагностика собеседника». А тем, кто не сможет прослушать данный курс, Ваш покорный слуга пишет книгу об этом1, а отдельные темы этого курса можно почерпнуть в написанной ранее книге «А что у него в подсознании? Двена­дцать уроков по психотехнологии проникновения в подсознание собеседника».

2.4. Основные выводы

1. Психология нужна, чтобы работать с людьми профессионально.

2. «Профессионально» — значит не только всегда иметь пульс 60 ударов в минуту, но и добиваться своей цели с меньшими энергетическими и времен­ными тратами.

3. Психология может научить судью двум вещам:

а) как за короткое время определить, что из себя представляет человек, с которым имеешь дело;

б) как с помощью этих знаний выбрать прием воз­действия на этого человека — и именно нужный — из всего арсенала психологических приемов.

И все это — для достижения своих профессио­нальных целей при взаимодействии либо с участни­ками процесса (общение с которыми далеко не во всем жестко регламентировано процессуальными нормами); либо с посетителями; либо — добавим те­перь — с коллегами, которым тоже иногда прихо­дится что-либо разъяснять; либо — если Вы предсе­датель суда — с подчиненными в лице работников аппарата суда, с которыми тоже не всегда бывает легко.

1 Подробнее об атом см. на сайте: www.pan-alex-u.ru.

 

Часть 2. Судья в зале судебного заседания

Итак, Вы, Ваша честь, выходите из своего каби­нета и направляетесь в зал судебного заседания, где Вы будете рассматривать... т. е. судить — оценивать действия, поступки тех или иных людей в соответст­вии с теми или иными нормами (именно так в рус­ском языке определяется термин «судить» примени­тельно к судопроизводству). Только вот какой во­прос: а имеете ли Вы на это право?

— Простите, профессор, но это право мне дал Президент... Впрочем, а что Вы имеете в виду?

— А имею я в виду не документ, а заповедь «не судите, да не судимы будете». Но — всё по порядку.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.