Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глава 18. СМЕЙТЕСЬ ВТОРОЙ РАЗ, КАК ВПЕРВЫЕ





 

 

Первый вопрос:

«Не отождествлять себя с умом и телом». Тем не менее, я не знаю, как этого добиться. Я говорю себе: "Ты не ум, не слушай свои страхи, люби себя, будь удовлетворенным и так далее. Пожалуйста, объясни, как научиться, не отождествлять себя. Или, по крайней мере, почему я все еще отождествляю себя?

 

Вопрос не в том, чтобы говорить себе, что вы не есть ум, что вы не есть тело, потому что тот, кто это говорит, и есть ум. Таким образом, вы никогда не выберетесь из ума. Все это говорит сам ум, поэтому вы будете все больше и больше усиливать его. Ум очень тонкий, вы должны быть очень-очень бдительными относительно него. Не пользуйтесь им. Если вы им пользуетесь, вы его усиливаете. Вы не можете пользоваться вашим умом для того, чтобы разрушить ум. Вы должны понять, что этот ум может быть использован для того, чтобы совершить самоубийство. Когда вы говорите: "Я не есть это тело", это ум говорит это. Когда вы говорите: "Я не есть это тело", это снова ум говорит это. Посмотрите на это событие, и не пытайтесь говорить ничего. Язык, речь не нужна. Нужен просто глубокий взор, глубокое внутреннее постижение. Ничего не говорите.

Но я знаю ваши трудности. С самого начала нас учили не видеть, а говорить. В то мгновение, когда вы видите розу, вы говорите: "Как она прекрасна!" — и все. Роза исчезла. Вы убили ее. Теперь что-то возникло между вами и этой розой. "Насколько она прекрасна!" Теперь эти слова будут действовать, как стена.

Одно слово ведет к другому, одна мысль ведет к другой, это движение связано. Слова и мысли никогда не движутся в одиночестве. Вы никогда не обнаружите единой мысли, которая была бы без окружения других мыслей. Они живут стадом, это стадные животные, поэтому, когда однажды вы говорите: "Насколько прекрасна эта роза", вы попадаете в ловушку. Поезд начал двигаться. Теперь это слово "прекрасно" будет напоминать вам о какой-то женщине, которую вы однажды видели. Вы забываете розу, забываете о прекрасном. И теперь у вас возникает мысль, фантазия, воображение, память. Вы вспоминаете об этой женщине, и тогда женщина приведет вас ко многим другим вещам. Женщина, которую вы любите — у нее есть прекрасная собака, и вы отвлекаетесь снова. И этому нет конца. Просто увидьте механизм ума, как он действует, и не пользуйтесь этим механизмом, сопротивляйтесь этому искушению. Это великое искушение, потому что вас учили этому. Вы действовали практически, как автоматы, как роботы.



Теперь новая революция приходит в этот мир образования, выдвигаются некоторые предложения. Одно предложение таково: маленькие дети не должны учить язык с самого начала. Сначала они должны кристаллизовать свое видение, кристаллизовать свой опыт. Например, есть слон. Вы говорите ребенку: "Слон — это самое большое животное". Вы думаете, что вы говорите что-то существенное, вы думаете, что вы говорите что-то очень разумное, и ребенку обязательно нужно сказать об этом? На самом деле, этого говорить не нужно, это нужно испытать. В то мгновение, когда вы говорите: "Слон — самое большое животное", вы обуславливаете ребенка. Почему вы говорите, что это животное, самое большое животное? Вмешивается сравнение, но оно не имеет никакого отношения непосредственно к слону.

Слон — это просто слон, он и не большой, и не маленький. Естественно, если вы поставите его рядом с лошадью, то он будет большим, или рядом с муравьем он будет очень большим. И вы примешиваете к слону муравья, когда говорите, что слон — это самое большое животное. Вы вмешиваете в этот факт много такого, что не имеет к нему никакого отношения. Вы фальсифицируете события, возникает сравнение. Просто позвольте ребенку видеть, не говорите ему ничего. Позвольте ему чувствовать. Когда вы ведете ребенка в сад, не говорите, что деревья зеленые. Пусть ребенок чувствует, и тогда ребенок будет поглощать. Это очень простая вещь — "трава зеленая", — но не говорите этого.

Таково мое наблюдение: часто, когда трава не зеленая, вы продолжаете видеть ее зеленой. Учтите, есть тысячи оттенков зеленого света. Не говорите, что деревья зеленые, потому что ребенок будет видеть просто зеленый цвет. Он будет видеть дерево зеленым. Но зеленый — это не просто цвет, есть тысячи оттенков этого зеленого цвета. Пусть ребенок чувствует, пусть ребенок поглощает уникальность каждого дерева, каждого листка. Пусть он впитывает, пропитывается этим, пусть он будет как губка, которая впитывает реальность, непосредственность этой реальности существования. И когда он научится делать это и получит большой опыт, тогда уже можете говорить ему слова. Это уже не принесет ему вреда, это не разрушит его видения, его ясности. Он сможет пользоваться языком, не отвлекаясь ни на что. В настоящее мгновение ваш язык продолжает отвлекать.

Поэтому, что нужно сделать? Начните видеть все без имен, без наклеек ярлыков, не говоря, что это хорошо, а это плохо, без разделения. Просто смотрите и позволяйте фактам представать перед вами без какого-либо суждения, осуждения, приветствия и так далее. Пусть они будут полностью обнаженными перед вами. Вы просто присутствуйте при этом, учитесь больше и больше тому, как не использовать язык. Разучитесь этой обусловленности, перестаньте постоянно болтать внутри. Вы не можете добиться этого мгновенно. Вам придется постепенно учиться этому, только тогда, в самом конце этого обучения, вы можете наблюдать ваш ум, и вам не нужно будет говорить: "Я не этот ум". Если вас нет, в чем смысл говорить об этом? Вас нет. Если вы — ум, тогда к чему повторять, что вы не этот ум? Просто благодаря этому повторению вы не придете к реализации этого.

Наблюдайте, не говорите ничего. Ум присутствует, как постоянный шум внутри вас. Наблюдайте за ним. Сидите рядом и наблюдайте за ним. Вы должны увидеть ум, вам не нужно создавать никаких антагонизмов. Просто наблюдайте, и благодаря этому наблюдению, однажды, внезапно ваше сознание изменится. Произойдут радикальные изменения. От объектов ваше сознание внезапно перейдет на субъект, - на вас, как наблюдателя, и в это мгновение вы будете знать, что вы не есть ум. Не нужно об этом говорить, это не теория. В это мгновение вы будете знать. Вы будете знать не потому, что Патанджали говорит вам это, не потому, что ваш разум и интеллект говорит об этом. Вы будете знать без какой-либо причины, это просто произойдет. Эта возможность ворвется в вас, истина раскроет себя вам.

Тогда внезапно, вы так далеко удалитесь от ума, и вы будете смеяться из-за того, как вы могли верить в ум так сильно. Как вы могли верить, что вы ум, как вы могли верить, что вы это тело? Это будет выглядеть просто смешным. Вы будете смеяться над всей нелепостью ситуации.

 

«Не отождествлять себя с умом и телом». Я просто не знаю, как добиться этого.

 

Тот, кто задает этот вопрос: «Как добиться этого?» Увидьте это мгновенно. Кто задает этот вопрос: Как добиться этого? Это ум, который хочет управлять, это ум, который хочет доминировать. Теперь ум хочет использовать для этого даже Патанджали. Ум говорит: "Совершенно верно. Я понял, что я не есть этот ум". Когда вы осознаете, что вы не есть этот ум, вы становитесь сверхумом. Жадность вырастает в уме. Ум говорит: "Хорошо. Я должен стать сверхумом".

Жадность к высшему блаженству, жадность к вечности, к Богу возникает в уме. Ум говорит: "Теперь я не могу отдыхать до тех пор, пока не достигну этого высшего, того, что есть". Ум спрашивает: "Как добиться этого?"

Помните, ум всегда спрашивает, как сделать что-то. "Как" — это вопрос ума, потому что "как" означает технику. Это означает: "Покажите мне путь, чтобы я мог доминировать, управлять, дай мне технику". Ум — это техника. "Просто дай мне технику, и я смогу добиться этого".

Но нет техники осознанности. Вы должны осознавать постоянно. Нет такой техники. Есть ли техника любви? Вы должны любить для того, чтобы узнать, что такое любовь. Есть ли техника плавания? Вы должны плавать. Конечно, вначале ваше плавание немного хаотично, но постепенно вы учитесь. Вы учитесь плавать, и нет другого пути. Или кто-то спросит вас, какова техника езды на велосипеде, а вы в это время едете на велосипеде. Но если кто-то вас спрашивает, вы пожмете плечами. Вы скажете: "Это трудно выразить словами: какова техника". Как можно держать себя в равновесии между двумя колесами? Вы должны что-то делать. Вы что-то делаете, но это не техника, это умение. Техника — это то, чему можно научить, умение — это то, чему мы должны сами научиться. Техника — это то, что может быть преобразовано в умение, а умение — то, чему вы должны научиться и чему вас невозможно научить заочно. Вы должны учиться, постепенно это приходит.

Начните с более простых вещей. Не переходите внезапно к очень сложным вещам. Это последняя очень сложная вещь: начать осознавать ум, видеть ум, видеть, что вы не есть этот ум, видеть настолько глубоко, что вы не есть больше это тело, не есть больше этот ум. Это последнее. Не перепрыгивайте через ступени. Начните с малого.

Вы чувствуете голод. Просто увидьте это. Где ваш голод? В вас или где-то снаружи? Закройте глаза, погрузи тесь во внутреннюю тьму, попытайтесь почувствовать, прикоснуться и определить, - где ваш голод.

У вас болит голова. Перед тем, как пить аспирин, позанимайтесь немного медитацией, и тогда вы обнаружите, что аспирин может быть вам не нужен. Просто закройте глаза и почувствуйте, где в точности находится ваша головная боль. Определите ее точку, сфокусируйтесь на ней, и вы будете удивлены, что эта боль не такая огромная, как вы думали раньше. Она не во всей голове, у нее есть определенная точка, и чем ближе вы будете приближаться к этой точке, тем больше вы будете удаляться от вашей головной боли. А чем больше вы будете удаляться от этой точки в вашей голове, тем больше вы будете отождествлять себя с этой болью. Но чем более ясное, сфокусированное, определенное, локализованное это место, тем более вы от него удалены.

Потом вы подходите к точке, которая подобна игольному ушку. Вы полностью сфокусировались. Тогда у вас будет ряд проблесков. Может случиться так, что это игольное ушко просто исчезнет. У вас не будет больше головной боли. Вы будете удивлены: куда она исчезла? Потом она вернется снова, вы снова сфокусируетесь, и снова она исчезнет. И при совершенном фокусировании головная боль исчезает, потому что при совершенном сосредоточении вы настолько удаляетесь от вашей головы, что вы не можете чувствовать головной боли. Попытайтесь. Начните с малости. Не перепрыгивайте к последнему, самому сложному, внезапно.

Патанджали также путешествовал очень долго прежде, чем дошел до этих сутр вивеки, различения сознания. Он говорил о подготовке, о том, что необходимо вначале. До тех пор пока вы не осуществите это, вам будет очень трудно не отождествить себя с умом и телом.

Поэтому никогда не спрашивайте "как" относительно этого, это не имеет ничего общего с "как", это просто понимание. Если вы понимаете, само это понимание даст вам возможность увидеть. Я не говорю, что вы сможете понять, я говорю, что вы сможете увидеть, потому что в то мгновение, когда мы говорим "понять", вмешивается интеллект, ум начинает действовать. Но когда вы видите, то это нечто, что не имеет ничего общего с умом.

Иногда вы идете по уединенному пути, и солнце садится, спускается тьма. Внезапно вы видите, как змея лежит на вашей дороге. Что делать? Вы начинаете думать об этом: "Что делать? Что же делать? У кого спросить?" Разве так вы поступаете? Нет, вы просто прыгаете в сторону, и этот прыжок есть ваше видение, это не имеет ничего общего с вашими умозаключениями, это не имеет ничего общего с вашим мышлением. Думать вы будете позже, но в это мгновение вы просто видите, и сам этот факт, факт того, что перед вами змея, заставляет вас прыгнуть. Осознание того, что перед вами змея, заставляет вас отпрыгнуть в сторону. Так и должно быть, потому что ум нуждается во времени, а змея не будет ждать. Вы должны немедленно отпрыгнуть, не спрашивая разрешения у ума. Ум — это процесс, змея быстрее, чем ум, змея не будет ждать, она не даст вам времени подумать над тем, что делать, и в это мгновение вы отбрасываете свой ум в сторону и действуете из состояния не ума, вы действуете из состояния вашего бытия. Во время глубоких изменений всегда происходит так же.

Вот причина, по которой людей так привлекают опасности. Они любят на большой скорости ехать на машине, они ездят со скоростью двести, триста километров в час и чувствуют трепет, трепет не ума, потому что когда вы едете на машине с такой скоростью, у вас нет времени думать. Вы должны действовать из состояния не ума. Если что-то произойдет, и вы начнете думать об этом, вы погибнете. Вы должны принимать немедленное решение, у вас нет ни одного мгновения на то, чтобы размышлять и тратить время, поэтому, чем больше скорость вашей машины, на которой вы едете, тем больше вы отбрасываете в сторону ум, и вы чувствуете глубокий трепет, великое чувство жизни возникает в вас. В вас возникает такое ощущение, как будто вы до сих пор были мертвы и теперь внезапно вы отбросили всю мертвечину из вашей жизни, и эта жизнь прервалась в вас.

Опасность обладает очень глубоким гипнотическим влечением, но это влечение происходит благодаря состоянию не ума. Если вы сможете войти в это состояние, сидя рядом с деревом, или рекой, или просто в вашей комнате, вам не нужно будет идти на такой риск, это может быть сделано в любом месте. Вы должны просто отложить ум в сторону, и когда вы можете отложить ум в сторону, вы просто видите все, и ум не вмешивается в этот процесс.

 

Я слышал. Один антрополог на Яве столкнулся с небольшим племенем, которое следовало немного странным погребальным обрядам. Когда человек умирал, они закапывали его на шестьдесят дней. А потом выкапывали его, потом они клали труп в темную комнату в холодном склепе, и двадцать самых красивых и эротичных служанок племени танцевали полностью обнаженными вокруг трупа три часа. "Почему вы делаете это?" — спросил антрополог у главы племени, и тот ответил: "Если он теперь не встанет, то мы уверены, что он уже мертвый".

 

Вот как привлекательны запрещенные вещи. Если секс запрещен, он становится привлекательным, потому что все, что позволяется, становится частью ума. Попытайтесь понять это.

Все, что позволяется, становится частью ума и уже программируется. Вы ожидаете того, что будете заниматься любовью с вашей женой или с вашим мужем, и это становится частью ума. Но в то мгновение, когда вы начинаете интересоваться чужой женой, это перестает быть частью ума. Это перестает быть запрограммированным действием, и это дает вам определенную свободу, чувство свободы, чувство того, что вы вырываетесь из социальной ловушки, обусловленности, из того общества, в котором все уютно, все комфортно, но все мертво. Вы глубоко интересуетесь чужими женщинами. Какой-то мужчина, может быть, полностью пресытился своей женой, и он ищет какого-то способа снова стать живым, ожить, и тогда он начинает интересоваться вашей женой.

Но вопрос не в определенной женщине и не в определенном мужчине. Вопрос в том, что запрещено, в том, что не разрешено, в том, что аморально, подавлено, потому что все это не принадлежит вашему уму, и поэтому это то, чем ваш ум не пичкали.

До тех пор, пока человек полностью не войдет в состояние не ума, все это будет продолжать его привлекать.

И в этом нелепость ситуации. Все это привлекает тех людей, которые думают о себе, как о моральных людях. Они считают себя пуританами, религиозными, но чем больше они что-то отвергают, тем более привлекательным это становится, тем более притягивает вас к себе, потому что это дает вам шанс выбраться из вашей ямы, дает вам шанс избежать социальной обусловленности. Если вы этого не делаете, то общество продолжает давить на вас, продолжает пичкать вас своими правилами. Даже если вы любите жену, общество стоит рядом с вами и наблюдает.

Даже в вашем уединении общество присутствует, и так же во всем остальном, потому что общество находится в вашем уме. Это та программа, которая была заложена в ваш ум, и в вашем уме она продолжает действовать. Это очень хитрое устройство.

Каждый чувствует в своей жизни такое желание, хотя бы однажды сделать то, что не разрешается. Каждый хочет сказать "да" чему-то такому, на что он всегда раньше отвечал "нет". Каждый человек хочет пойти против себя, потому что человеческая личность — это не что иное, как программа, которую в нем сформировало общество.

И чем более строгое это общество, тем больше возможности того, что человеку захочется восстать. Чем более свободное общество, тем меньше таких возможностей. Я бы назвал то общество революционным, в котором восстания полностью исчезли, потому что они больше не нужны. Я бы назвал то общество свободным, в котором ничто не отвергается, и тогда все запрещенное перестает так сильно тянуть к себе. Если общество выступает против наркотиков, то наркотики будут привлекать вас, потому что они дают вам возможность отложить в сторону ум, а ум вас слишком обременяет.

Помните об этом. Это можно сделать, даже не совершая самоубийство. Этот трепет, который приходит к вам, когда вы делаете что-то такое, что делать вам не разрешает ваше общество, может возникнуть также из состояния не ума, но, обычно, вы добиваетесь этого слишком дорогой ценой. Посмотрите на маленьких детей, которые прячутся за стеной дома и курят. Посмотрите на их лица. На них очень приятно смотреть. Они кашляют, слезы текут по их лицам, но как это глупо: вдыхать дым, а потом выдыхать обратно. Я не хочу сказать, что это грех. Когда однажды вы признаете, что это грех, это начнет вас привлекать. Я просто говорю, что это глупо, что это неразумно. Но посмотрите на маленького ребенка, который курит сигарету, на его лицо. У него может быть глубокое несчастье, вся его дыхательная система получает шок, по лицу текут слезы, он чувствует напряжение, но, тем не менее, он выглядит очень счастливым — просто потому, что он делает то, что не разрешено. Он счастлив из-за того, что он может делать что-то, что не принадлежит его уму, то, что неожиданно. Он чувствует свободу при этом.

Это можно достигнуть очень легко через медитацию также. Вам не нужно двигаться по этому пути самоубийства. Если вы можете научиться откладывать ум в сторону...

Когда вы родились, у вас не было ума. Вы родились без ума. Вот почему вы не можете помнить первые годы своей жизни, самые первые годы, когда вам было три, четыре, пять лет. Вы не помните их. Но почему? Вы жили, почему же вы не помните? Потому что ваш ум еще не был кристаллизованным. Вернитесь обратно в это время. Вы сможете вспомнить что-то, что произошло около четырех лет, какие-то события, и потом внезапно идет пустота. Вы не можете больше ничего вспомнить. Что случилось? Вы жили в это время. На самом деле, вы были более живыми, чем будете когда-либо еще, потому что ученые говорят, что как раз в возрасте четырех лет ребенок учится многому. Он очень многому учится, много видит. Семьдесят пять процентов всего знания, которое ему доступно, он получает именно в этом возрасте. Семьдесят пять процентов знания к четырем годам. Но как же так может быть: семьдесят пять процентов знания вы получаете в возрасте до четырех лет и даже не можете вспомнить о том, что было? Это происходит из-за того, что ум еще не был кристаллизованным, он должен еще научиться языку, разделить на категории, навешать ярлыки. До тех пор пока вы не навешиваете ярлыки на вещи, вы не можете помнить о них. Как вы можете их помнить? Вы не можете поместить их в файлы вашего ума, у вас еще нет имен для них, поэтому сначала вам нужно научиться давать имена, и тогда вы сможете помнить.

Ребенок появляется без ума. Почему я так настаиваю на этом? Потому что я хочу, чтобы вы поняли, что ваше бытие может существовать без ума. Ум вам не нужен, это просто структура, которая удобна в обществе, но не слишком-то фиксируйтесь на этой структуре, оставайтесь расслабленными, чтобы в любое мгновение вы смогли выскочить из нее. Это сложно, но если вы начнете делать это, то постепенно вы научитесь.

Когда вы приходите домой с работы, по пути попытайтесь полностью отбросить работу. Вспоминайте снова и снова о том, что вы возвращаетесь домой, и не нужно нести с собой вашу работу. Попытайтесь забыть о работе. Если вы поймаете себя на том, что вспоминаете о работе, когда возвращаетесь домой, немедленно попытайтесь отбросить эти мысли. Выберитесь из этого, оставьте свою работу. Сделайте это правилом: когда вы возвращаетесь домой, вы должны быть дома, а на работе забывайте о доме: о жене, о детях, обо всем, и постепенно вы научитесь пользоваться умом, но не привыкать к нему.

Вы идете спать, но ваш ум продолжает действовать. Снова и снова говорите себе: "Остановись". Он может вас не слушаться из-за того, что вы не приучили его к тому, чтобы он вас слушал. Если бы вы его приучили, то в то мгновение, когда вы сказали: "Остановись", он обязательно остановился бы. Это механизм. Механизм не может сказать "нет". Когда вы нажимаете на кнопку, он должен начать действовать. Но когда вы нажимаете на кнопку отключения, он должен выключиться. Когда вы останавливаете вентилятор, как он может продолжать крутиться, как он может вам сказать: "Нет, мне бы хотелось еще немного покрутиться"?

Это биологический компьютер — ваш ум. Это очень тонкий механизм, очень удобный. Это прекрасный слуга, но он очень плохой хозяин.

Поэтому будьте более бдительными, попытайтесь видеть больше. Попытайтесь жить несколько мгновений каждый день и несколько часов без ума. Когда вы плаваете в реке, когда вы снимаете одежду и оставляете ее на берегу, оставьте там также ум. Вы можете даже сделать определенный жест, как будто вы оставляете этот ум вместе с одеждой на берегу реки, и потом входите в реку бдительными, излучающими свет, излучающими бдительность. Постоянно помните. Я не говорю вам, чтобы вы облекали все в рамки слов. Я не говорю, чтобы вы проговаривали про себя: "Нет, я не есть этот ум", потому что тогда вы, как раз будете этим умом. Вы не должны облекать все в рамки слов и понимания.

Сядьте в саду, ложитесь и забудьте об уме. Он вам не нужен. Когда вы играете с детьми, забудьте об уме, он вам не нужен. Когда вы любите жену, забудьте о нем, он вам не нужен. Когда вы едите — в чем смысл тащить с собою ум? Или когда вы моетесь? К чему пользоваться умом в ванне?

Действуйте постепенно, медленно, не пытайтесь переработать в этом направлении, потому что тогда вас ждет неудача. Если вы переработаете, вам будет очень тяжело, и вы можете сказать: "Это невозможно". Нет, пытайтесь добиться этого постепенно.

 

Разрешите мне рассказать вам одну историю. Кохен имел трех дочерей и в отчаянии искал вокруг для них мужей. Один такой молодой мужчина появился на горизонте, и Кохен схватил его. Он показал ему всех трех дочерей после обильного ужина. Первая, Рошель, была старшая. Она была совершенно худой, на самом деле, она была совершенно отвратительной. Вторая дочка, Эстер, выглядела как переспелая слива, она была слишком толстой, отвратительно толстой. А третья, Соня, была просто великолепна. Она была удивительно красивая и соответствовала всем стандартам. Кохен взял за руку этого молодого человека и спросил: "Ну, что ты думаешь о них? У меня для них есть приданое, не беспокойся. Пятьсот фунтов для Рашель, двести пятьдесят фунтов для Эстер и три тысячи фунтов для Сони".

Молодой человек чуть не лишился языка. "Но почему? Почему ты отдаешь так много приданого для самой красивой?"

Кохен объяснил: "Ну, просто дело в том, что она немного беременна".

 

И поэтому я хочу, чтобы вы начали становиться беременными понемногу каждый день, чтобы вы осознавали, чтобы вы не пытались стать беременными сразу: понемногу, постепенно. Не пытайтесь слишком перетрудиться, потому что это ловушка ума. Когда у вас есть какое-то занятие, ум всегда пытается переделать, и, конечно, вы проигрываете. Когда вы проигрываете, ум говорит: "Смотри, я всегда говорил, что это невозможно". Сделайте себе очень маленькие мишени и передвигайтесь на один шаг, дюйм за дюймом. Спешить некуда, жизнь вечная.

Но такова ловушка ума. Ум говорит: "Теперь ты увидел смысл. Ты немедленно должен добиться этого. Ты должен полностью перестать себя отождествлять с умом". Естественно, ум смеется над вашей глупостью. На протяжении множества жизней вы сами учили свой ум, учили себя отождествлять, и хотите внезапно, в единую вспышку мгновения избавиться от этого отождествления. Это не так просто. Вы должны идти постепенно, дюйм за дюймом, медленно, чувствовать дорогу и двигаться. И не просите слишком многого, иначе вы потеряете уверенность в себе. И когда эта уверенность потеряна, ум становится вашим вечным хозяином.

Люди пытаются делать это постоянно. Тридцать лет человек курил, а потом внезапно в один день, в мгновение какого-то сумасшествия он решает больше не курить. Он выдерживает один час, два часа, в нем возникает огромное желание, необычайное желание. Все бытие кажется перевернутым вверх дном, в хаосе, и потом он постепенно начинает чувствовать, что этого слишком много. Вся его работа останавливается. Он не может работать на заводе, он не может работать в офисе, его полностью наполнила эта жажда покурить. Это приносит ему слишком много беспокойств. Он добился этого слишком большой ценой. И вот он снова в другое такое же сумасшедшее мгновение покупает пачку сигарет, начинает курить и чувствует расслабленность. Но он осуществил очень опасный эксперимент.

За эти три часа, которые он не курил, он понял одно, относительно себя. Он понял, что он бессильный. Что он не может ничего добиться. Что он не может следовать своему решению, что у него нет воли, что он бессильный. И когда это в нем устанавливается — а такое ощущение присуще каждому. Вы пытаетесь однажды бросить курить, у вас не получается. Вы пытаетесь соблюдать диету — у вас не получается. Вы пытаетесь сделать много другого и снова и снова проигрываете, и эти проигрыши становятся постоянными, и постепенно вы начинаете смиряться. Вы говорите: "Я не могу сделать ничего". Но если вы будете чувствовать, что вы не можете ничего сделать, то кто это будет делать?

Но вся эта глупость возникает из-за того, что ум обманывает вас. Он всегда говорит вам, что вы должны добиться этого немедленно, но для этого нужна большая подготовка и дисциплина, только тогда вы сможете добиться этого. И из-за того, что вы проигрываете, это вызывает в вас чувство бессилия. Но если вы чувствуете свое бессилие, ум становится очень сильным. Это постоянная пропорция. Если вы сильные, ум бессильный. Но если вы сильные, ваш ум не может быть таким же сильным, но если вы бессильны, ум становится сильным. Он питается вашей энергией, ум живет благодаря вашим проигрышам, он живет, питаясь вашими поражениями, питаясь вашей волей, которая ослабевает.

Поэтому никогда не переусердствуйте.

Я слышал об одном китайском мистике, Мен Си, великом ученике Конфуция. К нему пришел человек, который курил опиум. Этот человек сказал: "Это совершенно невозможно. Я пытался неоднократно. Я пытался и использовал для этого все методы, но, в конце концов, все они терпели крах. Я полностью проиграл. Можешь ли ты помочь мне?"

Мен Си попытался понять всю его историю, он выслушал его и пришел к пониманию того, что происходило с этим человеком. Он слишком прикладывал множество сил, переусердствовал. И тогда он дал ему кусочек мела и сказал: "Взвешивай опиум, который ты принимаешь, при помощи этого мела. И когда ты принимаешь этот опиум, пиши этим мелом один, следующий раз пиши два, следующий раз пиши три, и так постоянно пиши на стене цифру, которая соответствует количеству раз приема опиума, начиная с настоящего мгновения, и приди ко мне через месяц".

Человек попытался. Каждый раз, когда он принимал опиум, он писал не стене цифру, и мел постепенно исчезал. Это происходило медленно, потому что каждый раз, когда он писал цифры "один, два, три", мел исчезал. Вначале ему казалось, что вес его тает совершенно незаметно. Но каждый раз количество росло. Он писал большие цифры, и мела становилось все меньше и меньше, и через месяц, когда Мен Си отправился на встречу с этим человеком, этот человек засмеялся и сказал: "Ты обманул меня. Но это подействовало. Но вес мела уменьшался так незаметно, что я просто не почувствовал, как он изменяется, но это изменение произошло. Уже половины мела нет, а из-за того, что половины мела нет, я теперь курю в два раза меньше опиума". Мен Си сказал ему: "Если ты хочешь достичь цели, никогда не беги, иди медленно".

 

Одно из наиболее важных высказываний Мен Си таково: "Если ты хочешь достигнуть, никогда не беги. Если ты на самом деле хочешь достигнуть, не нужно даже идти. Если ты на самом деле хочешь достигнуть, ты уже там, немедленно". Если бы мир слушал эти слова Мен Си, Конфуция, Лао-Цзы и Чен-Цзы, этот мир был бы совершенно другим. Если бы вы спросили у них, как давать призы на Олимпийских играх, они бы вам ответили: "Давайте приз тому, кто самый медленный, а не тому, кто самый быстрый, тому, кто проигрывает, а не тому, кто выигрывает. Пусть будет соревнование, и пусть приз достается тому, кто самый медленный".

Если вы движетесь по жизни медленно, вы достигнете очень многого. Вы будете окружение величием, милостью, доступностью. Не будьте насильственными. Жизнь не может быть изменена при помощи насилия. Будьте искусными. Будда использует специальное слово, обозначая это. Он называет это упайя, умелость. Это очень сложное явление. Наблюдайте за каждым шагом и двигайтесь очень осторожно. Вы передвигаетесь по очень опасному месту, которое можно сравнить с передвижением между двумя вершинами по канату. Вы подобны канатоходцам. Вы должны быть в равновесии каждое мгновение. Не пытайтесь бежать, иначе ваше падение определено.

 

Мы не должны отождествлять себя с телом и умом. Тем не менее, я не знаю, как этого добиться. Я говорю себе: "Я не ум, я не должен слушать свои страхи, я должен любить себя, быть удовлетворенным".

Перестаньте думать всю эту чепуху. Не говорите ничего уму, потому что тот, кто говорит, и есть ум. Лучше будьте тихими и слушайте. В тишине ума нет. В промежутке между двумя словами ума нет. Ум полностью принадлежит миру языка, речи, поэтому соскальзывайте все больше и больше в промежутки между словами. Иногда просто смотрите. Представьте, что вы идиот, и что вы ничего не думаете, вы просто смотрите. Вы можете иногда пойти и посмотреть на людей, которые известны своей глупостью. Они просто сидят где-нибудь и смотрят. Но они не смотрят ни на что определенное, они расслаблены, они полностью расслаблены, их лица очень красивы. В них нет напряжения, им нечего делать, они полностью расслаблены, они - как дома. Просто понаблюдайте за ними. Если вы можете быть один час, как идиот каждый день, то вы достигнете.

Лао-Цзы сказал: "Все кажутся такими умными, кроме меня. Я выгляжу идиотом". Достоевский, один из самых известных писателей-романистов, написал в своем дневнике, что когда он был молодым, у него были эпилептические припадки, и после каждого припадка он понимал, что такое реальность. Немедленно после припадка возникало молчаливое состояние. Мысли переставали течь в голове. Другие пытались найти лекарство и врачей, которые могли вылечить, а он был очень рад этой болезни, потому что эпилептические припадки давали ему проблески состояния не ума.

Вы можете удивиться, когда узнаете, что многие эпилептики становились мистиками и многие мистики часто имели эпилептические припадки, например, Рамакришна. Рамакришна впадал в такие состояния. В Индии мы не называем это припадками, мы называем это самадхи. Индийцы очень умные люди. Если вы хотите что-то назвать, почему не назвать это очень красиво? Если бы мы назвали это не умом, это выглядело бы хорошо, но если бы я сказал: "Будьте идиотами", вы бы почувствовали беспокойство, и у вас бы возникли определенные трудности. Но если я говорю: "Станьте не умом", все хорошо. Это в точности то же самое состояние.

Просто ненормальные находятся ниже ума, те, кто медитирует, находятся выше ума, но и у тех, и у других ума нет. Я не говорю, что идиоты и просветленные — это одно и то же, я говорю, что они похожи. Просто у ненормальных нет осознанности того, что они не ум, а у людей, которые добились состояния не ума, есть осознанность того, что они не умы, и это огромная разница. Но подобие есть. Есть определенное подобие между сумасшедшими и осознанными. В суфизме они зовутся блаженными. Реализованные личности известны как блаженные, но они блаженны по-своему, они отбросили ум.

Постепенно идите. Учитесь этому медленно. И если вы сможете приобщиться хотя бы несколько секунд к такой высшей глупости, когда вы ни о чем не думаете, когда вы не знаете, кто вы, когда вы не знаете, почему вы есть, когда вы не знаете ничего, совершенно, вы находитесь глубоко в состоянии неведения, в глубоком невежестве, в глубокой тишине этого невежества, - то в этой тишине внезапно, видение начинает приходить к вам. Вы начинаете понимать, что вы не есть это тело, что вы не есть этот ум. Но это не значит, что вы будете понимать это на уровне слов. Это будет фактом, точно так же, как сверкает солнце, и вы знаете об этом. Для этого вам не нужно говорить, что есть солнце, и что оно сверкает. Это подобно тому, как поют птицы. Вам не нужно говорить, что они поют. Вы можете просто слушать и осознавать, и знать, что они поют, не говоря об этом словами.

В точности так же подготовьте себя постепенно, и однажды вы осознаете, что вы не есть это тело, не есть этот ум, что в вас даже нет личности, нет души. Вы просто обыкновенная пустота, вы есть ничто, отсутствие. Вы есть, у вас нет никаких границ, нет ограничений, нет никаких определений, нет демаркационных линий. В этой полной тишине вы достигаете совершенства, вы достигаете вершин жизни и существования.

 

Второй вопрос:

Каждый раз, когда я чувствую уединение в себе и связь с вами, но ум создает огромную ловушку эго, я начинаю думать о том, как здорово я прогрессирую. Потом я снова оказываюсь в грязи. Пожалуйста, скажите, как вы относитесь к этому?

 

Снова и снова вы будете в грязи, и вы просите, чтобы я вдохновил вас? Но я не могу вдохновить вас. Я хочу полностью отругать вас, чтобы никогда больше вы не оказывались в грязи. Кто просит того, чтобы я его поддержал? Это, то самое эго.

Вы продолжаете менять вопросы, но на тонком уровне они остаются одинаковыми. И создается такое впечатление, что вы не хотите увидеть фактов. Но теперь, когда вы увидели факты, вы все равно хотите сделать их ложными.

 

Каждое мгновение, когда я чувствую уединение в себе и связь с вами, ум создает огромную ловушку эго, я начинаю думать о том, как я хорошо прогрессирую. Потом я снова оказываюсь в грязи.

 

Когда вырастает ваше эго, раньше или позже вы обязательно окажетесь в грязи. Вы не сможете избежать грязи, если не будете избегать своего эго.

Увидьте это. Говорят: "Завтра утром солнце снова взойдет", но это просто предположение. Так может и не случиться, в этом нет определенности. Так было до сих пор, но где уверенность, что завтра солнце снова взойдет утром? В этом нет абсолютной определенности, это просто предположение, которое основано на прошлом опыте. Так было до сих пор — значит, так должно быть и впредь. Но это невозможно сделать научным утверждением. Так может быть, но может так не быть.

Но, что касается вас, то когда вы рождаетесь, - ваша смерть совершенно определенна. Она более определенна, чем то, что солнце взойдет завтра утром. Почему? Даже ученые не могут сказать. Вы можете умереть. А можете не умереть? Нет, вы, определенно, умрете, это определено, потому что само ваше рождение определяет смерть. Рождение также - есть смерть. Это две стороны одной и той же монеты, поэтому, если вы рождаетесь, вы, определенно, умрете.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.