Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Правительственный курс Александра III





Глава VII. Россия в 1917 - 1940 гг.

 

Глава VIII. Советский Союз в 1950-е

Первой половине 1980-х гг.

 

Правительственный курс Александра III

Александр III был вторым сыном Александра II, не являлся прямым наследником престола и его не готовили как будущего правителя страны[465]. Он получил обычное для великих князей военное образование, особенными способностями и успехами в уче­бе не отличался. Педагоги называли его старательным тугодумом. Александр III имел мужиковатую внешность, был невысоким, широкоплечим, физически сильным, носил бороду, ходил в прос­той рубахе, любил чарку, не лез в кар­ман за бранным словом. Любимым занятием царя были военные парады, рыбная ловля[466] и пешие прогулки. А. Ф. Ко­ни придумал ему элегантное прозвище «бегемот в эпо­ле­тах», соответствующее как физической мощи, так и умственной ограниченности Александра III. Однако император был не глуп, но мышление его было слишком приземленным, отсутствовала фантазия и умение видеть перспективу. Он отличался осторожностью, проявлял сдержанность во внутренней политике, мудро избегал войн. По своим взглядам Александр III был консерватором, крепостником, уваровцем. Убийство отца еще больше утвердило его убеждение во вредности либерализма и необходимости сохранения старых традиций.

Применительно к по­ли­ти­ке Александра III в 80‑е гг. XIX в. возникла теория «реформы и контрреформы», которая в 1990‑е гг. трансформировалась в те­орию «реформы и корректировка реформ». Авторы последнего подхода считали, что во все времена царизм, проводя реформы, не просчитывал их последствий, не учитывал национальных особенностей, что, как правило, приводило к со­ци­альным взрывам. И, как следствие, возникала необходимость в кор­рек­ти­ров­ке реформ, чтобы сгладить возникшие в об­ществе противоречия. Реформы Петра I корректировались «верховниками» и Анной Иоанновной, преобразования Екатерины II – Павлом I, реформы Александра I – Николаем I, Александра II – Александром III. Другие исследователи объясняют отход от политики ца­рей-ре­фор­ма­то­ров элементарным страхом вновь воцарившихся правителей и дворянства потерять власть над обществом.



Однако в по­ли­ти­ке Александра III необходимо выделить две составляющие: контрреформы в по­ли­ти­чес­кой сфере и продолжение либеральных преобразований – в эко­но­ми­чес­кой.

Консервативный курс в по­ли­ти­чес­кой сфере начал проводиться не сразу. Вступив на престол, Александр III некоторое время колебался между продолжением прогрессивной политики отца и поворотом в сто­ро­ну реакции. Все зависело от влияния окружения. После цареубийства правящие верхи переживали растерянность и страх[467], власть была дезорганизована. Либеральные бюрократы, занимавшие ключевые посты в пра­ви­тельстве[468], также впали в па­ни­ку и не смогли оказать энергичного давления на колеблющегося Александра III.

Зато консерваторы К. П. По­бе­до­нос­цев[469], известный публицист и общественный деятель М. Н. Кат­ков и др. это сделать сумели, убедив царя отказаться от демократических преобразований и ужесточить политику. Свою роль сыграло и общественное мнение. Цареубийство ударило по монархическим чувствам русских. Настроение большинства повернулось к «сильной руке». Под напором этих сил Александр III склонился к кон­сер­ва­тив­но-ох­ра­ни­тельно­му курсу. Идеологи этого курса считали, что возникший политический кризис коренится не в прин­ци­пах и организации власти, а во вредном влиянии западноевропейских идей, заимствованных Александром II. Они способствовали ослаблению государственных устоев и обусловили рост революционного движения. С целью ликвидации кризиса следует искоренить крамолу, подавить революционное движение, откорректировать реформы и тем самым укрепить пошатнувшийся авторитет самодержавия.

Первым сигналом поворота к ре­ак­ции была казнь пяти народовольцев 3 ап­ре­ля 1881 г. Далее Александр III 29 ап­ре­ля 1881 г. подписал, составленный К. П. По­бе­до­нос­це­вым и М. Н. Кат­ко­вым Манифест о не­зыб­ле­мос­ти самодержавия и об отказе от введения конституции[470]. После обнародования Ма­ни­фес­та М. Т. Ло­рис-Ме­ли­ков и его единомышленники в знак протеста подали в отстав­ку[471], а на их место пришли ми­нистры-кон­сер­ва­то­ры. Наиболее реакционными из них были министры внутренних дел Д. А. Толстой, И. Н. Дур­но­во, министр просвещения И. Д. Де­ля­нов, министр финансов И. А. Выш­нег­радский. С ут­вержде­ни­ем этих людей у влас­ти с мая 1882 г. консервативный курс окончательно восторжествовал. Начались последовательные «реформы наизнанку», ограничившие и исказившие либеральные преобразования 1860–70‑х гг. в по­ли­ти­чес­кой сфере.

14 ав­гус­та 1881 г. было утверждено Положение об усиленной и чрезвычайной охране. В со­от­ветствии с этим документом правительству давалось право вводить чрезвычайное положение в лю­бой неблагонадежной местности, высылать нежелательных лиц, закрывать учебные заведения, передавать судебные дела гражданских лиц на рассмотрение военного суда, закрывать тор­го­во-про­мыш­лен­ные предприятия, приостанавливать выпуск газет и журналов. Несмотря на временный характер данного закона, он действовал до конца правления династии Романовых, так как власти не хотели расставаться с до­пол­ни­тельны­ми полномочиями. Кроме того, при Министерстве внутренних дел было образовано Особое совещание, которое могло без суда ссылать людей на срок до пяти лет за «вредный образ мыслей», «сомнительные знакомства», хранение и распространение запрещенной литературы, укрывательство, «вредное влияние на окружающих» и т. п.

В 1882 г. были введены Временные правила о пе­ча­ти, усилившие карательную цензуру. Согласно новым правилам, было запрещено публиковать что‑либо отличное от взглядов правительства по любому важному вопросу. После третьего предупреждения выпуск издания приостанавливался. Через два года в Рос­сии не осталось ни одного радикального журнала[472].

Были осуществлены контрреформы и в сфе­ре образования. В 1884 г. пересмотрели университетский устав. Была ликвидирована автономия университетов, их деятельность поставлена под полный контроль попечителя учебного округа. Выборные должности ректора, декана, профессора заменялись назначением с уче­том политической благонадежности. Создавалась особая инстанция, осуществляющая надзор за студентами. Плата за обучение возросла в два раза. Сеть вузов при Александре III практически не выросла, за исключением учреждения университета в Томске и технологического института в Харько­ве. В 1886 г. были закрыты Высшие женские курсы, в 1887 г. вышел печально известный циркуляр И. Д. Де­ля­но­ва о «кухаркиных детях», рекомендовавший закрыть двери гимназии для детей из малообеспеченных семей, что затрудняло возможность получения образования выходцами из низов.

Сторонникам неограниченной монархии была ненавистна судебная реформа Александра II. Но наступление реакции на нее велось постепенно и осторожно в си­лу популярности нового судопроизводства в об­ществе. Поле деятельности судов последовательно ограничили, сначала изъяв из их ведения ряд важных дел, затем введя закрытые суды и упразднив мировой суд и, наконец, повысив имущественный и образовательный ценз для присяжных заседателей, что было прямо направлено против демократизации их состава и увеличивало дворянское представительство. Таким образом, были ущемлены важнейшие демократические принципы судопроизводства, включая бессословность, независимость, несменяемость, гласность, что было шагом назад в раз­ви­тии правовых отношений в стра­не.

Сердцевиной борьбы правительства с ре­фор­ма­ми предшествующего царствования стали два закона, касающиеся земств, и закон о го­родском самоуправлении, изданные на излете правления Александра III и давшие основание всю деятельность этого императора в по­ли­ти­чес­кой сфере называть контрреформами. Целью этих законов было возвращение дворянству его былого положения в об­ществе и государстве. По закону от 12 июля 1889 г. вводился институт земских начальников, ставший эквивалентом помещичьей власти в де­рев­не. Они назначались губернатором и имели право отменить любое решение сельского схода. Закон от 12 июня 1890 г. ввел новые правила выборов в земские курии, дававшие преимущества дворянам и сведшие на нет крестьянское представительство. Немногочисленные крестьяне попадали в земские собрания не путем выборов, а в ре­зульта­те назначения губернатором. По закону от 11 июня 1892 г. основными избирателями в ор­га­ны городского самоуправления оказались владельцы имущества стоимостью от 300 до 3 000 р., а мел­кие торговцы, приказчики, рабочие были лишены избирательных прав. Таким образом, начавшийся при Александре II процесс ликвидации деления общества на сословия был остановлен. Новая власть повернула вспять, возвращая привилегии дворянству и вновь углубляя различия между сословиями.

Однако контрреформаторы не поняли, что повернуть вспять историческое развитие нельзя. Невозможно было возродить крепостное право. Властям не удалось до конца осуществить задуманную судебную контрреформу. Местное самоуправление, хотя и в ог­ра­ни­чен­ном виде, также функционировало. При этом земства не стали оплотом самодержавия, в них сохранилось влияние либералов. Несмотря на то что правительство смогло добиться определенной политической стабильности, полностью подавить освободительное движение не удалось. Более того, реакционный курс Александра III в по­ли­ти­чес­кой сфере посеял в Рос­сии семена будущих революционных бурь.

Приостановив реформирование политической сферы, Александр III продолжил преобразования в со­ци­ально-эко­но­ми­чес­кой области. Правительство было не против модернизации, но, с точ­ки зрения представителей кон­сер­ва­тив­но-ох­ра­ни­тельно­го направления, она должна была проводиться силами государства и при его активном вмешательстве в эко­но­ми­ку. Поэтому в го­ды правления Александра III шло форсированное насаждение капитализма сверху.

Был предпринят ряд протекционистских мер, способствующих развитию промышленности и торговли; введено новое налогообложение рыночного типа. Под руководством министра финансов Н. Х. Бун­ге началась подготовка денежной реформы, обусловленной необходимостью привлечения в эко­но­ми­ку иностранного капитала. Накапливался золотой запас, были введены западноевропейские стандарты проб золотых и серебряных монет, изъята из обращения часть кредитных билетов.

Государство стало одним из ведущих субъектов железнодорожного строительства, вытесняя частные компании[473]. В на­ча­ле 1880‑х гг. ему принадлежало только 4% железных дорог, а в на­ча­ле 1890‑х гг. – уже больше трети[474]. Государственные капиталовложения являлись одной из главных причин промышленного развития. В 1880‑е гг. начинается бурное развитие новых районов промышленности, включая Донецкий угольный, Криворожский же­лез­но-руд­ный, Бакинский нефтяной, Ленский золотодобывающий. Выросли новые промышленные города, такие как Лодзь, Юзовка, Ижевск, Оре­хо­во-Зу­ево. Поощрялось развитие горнодобывающей, металлургической, военной отраслей промышленности, в ко­то­рых было заинтересовано государство. Развитию отечественной промышленности способствовал покровительственный таможенный тариф 1891 г., а так­же разнообразные льготы и пособия от казны, предоставлявшиеся ка­пи­та­лис­там-предпри­ни­ма­те­лям. Меры, предпринятые в эко­но­ми­чес­кой сфере, обусловили завершение промышленного переворота, подготовили переход к ин­дустри­али­за­ции и подъем 90‑х гг. XIX в.

Развитие крупной фаб­рич­но-за­водской промышленности на начальных стадиях сопровождалось в Рос­сии, как и в дру­гих европейских странах, усиленной эксплуатацией рабочих, что вызывало их недовольство и протест[475]. Правительство Александра III вы­нуж­де­но было признать наличие рабочего вопроса и необходимость регулирования государством взаимоотношений предпринимателей и наемных работников. В го­ды правления этого императора зародилось рабочее законодательство. В 1882–1886 гг. вышел ряд законов, несколько смягчивших остроту рабочего вопроса, регламентировавших вопросы найма, увольнения, условия труда детей, подростков и женщин, нормы заработной платы и штрафов. Для надзора за выполнением фабричного законодательства была учреждена заводская инспекция.

Правительство Александра III занималось и крестьянской проблемой. Реформа 1861 г. за 20 лет исчерпала свой положительный потенциал. Требовались новые меры, которые помогли бы крестьянину адаптироваться к раз­ви­ва­ющим­ся рыночным отношениям. В 1882 г. начал действовать Крестьянский банк, выдававший ссуды для покупки земли в частную личную собственность. В 1883 г. все категории крестьян перевели на обязательный выкуп земли. Были понижены выкупные платежи. В 1883–1885 гг. была сначала уменьшена, а за­тем и полностью отменена подушная подать с крестьян. В 1889 г. были изданы правила о по­ряд­ке переселения малоземельных крестьян за Урал.

В це­лом, как справедливо отмечает Л. И. Се­мен­ни­ко­ва, реформирование России при Александре III, выражаясь современным языком, шло по «китайскому варианту»[476]. С од­ной стороны, делалось все для укрепления политического самодержавия, с дру­гой – внедрялись рыночные отношения в эко­но­ми­ку. Однако консервативная политическая система была все же препятствием для действительного буржуазного прогресса. Правительство, сохраняя и укрепляя общину[477], экономически поддерживая помещичье хозяйство и поощряя крепостнические формы эксплуатации крестьян, тем самым создавало препятствия для развития рыночных отношений в де­рев­не. Форсирование государством промышленного переворота без завершения аграрного приводило к «напластованию» новых противоречий в стра­не, порождало взрывоопасную обстановку. Бюрократия, сосредоточившая политическую власть в сво­их руках, становилась все более косной и инертной. По образному выражению П. П. Чер­ка­со­ва и Д. В. Чер­ны­шевско­го, «империя каменела, и разрыв между застывшей политической структурой и неугомонной динамичной страной делался все опаснее»[478].

8. Раскройте суть экономической политики Александра III.


Глава VI. Российская империя
на рубеже XIX–XX вв.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.