Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ДРЕВНЯЯ РУСЬ И ОБРАЗОВАНИЕ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА (VIII В.- ПЕРВАЯ ЧЕТВЕРТЬ XII ВВ.)





Первая общественная формация, с которой приходится иметь дело изучающему отечественную историю, — доклассовая, или, как ее часто называют, первобытнообщинный строй. Начало древнерусской истории относится к периоду, когда впервые зазвучала древнеславянская речь. И при всем различии существующих в исторической науке датировок это относится к концу 1-го тысячелетия нашей эры.

Первобытнообщинный строй - наиболее длительная из всех эпох человеческой истории, продолжавшаяся много тысячелетий, это период, когда были заложены основы всего последующего развития культуры. Многие факторы общественного развития способствовали этому. В период первобытнообщинного строя важную социальную роль играли такие общественные организации как род и племя. В сфере семейно-брачных отношений древние предки славян также претерпели существенную эволюцию - от полигамии к моногамии, и от времен матриархата до патриархата.

Анализируя раннюю историю славян, нужно начинать с индоевропейских истоков славянства. До сих пор не может считаться сколько-нибудь окончательно решенной проблема славянской прародины: на какой территории и когда славяне отпочковались от общеиндоевропейского (или древнеевропейского) этноязыкового единства. Анализ лексики общеславянского (древнеславянского) языка позволил ученым предположить, что самые первые славяне в первое время своего исторического существования жили где-то между племенами балтов, древних германцев и иранцев на местности, удаленной от гор, степей и морей, но изобилующей лесами, болотами и озерами. Данные ориентиры, выделенные из общеславянского словарного фонда, вероятнее всего указывают на серединную Европу — польское Повисленье, белорусское Полесье. Письменные свидетельства о древних славянах весьма скудны. Это отрывочные сведения античных авторов рубежа старой и новой эры и более подробные известия писателей VI-VII вв. (прежде всего византийских авторов).



Современная археологическая наука связывает первую археологическую культуру славянского происхождения с культурой керамики пражского типа. Ее датируютконцом V-VIIbb. Начиная с V-VIIbb. славяне и археологически, и письменными источниками фиксируются на значительном пространстве Центральной и Юго-Восточной Европы от южного побережья Балтийского моря на севере, до Дуная на юге и от Вислы и Одера на западе, до среднего Днепра и Дона на востоке. В это время существовали черты древнеславянского единства, в том числе существовал общеславянский язык. Во второй половине первого тысячелетия нашей эры славяне распадаются на три группы — восточных, западных и южных славян.

Восточных славян, расселившихся по Русской равнине, иначе называют русскими славянами. В VIII-IX вв. начинается их самостоятельная история. Названия восточнославянских племенных союзов стали известны науке прежде всего благодаря сообщению "Повести временных лет" (древнейшего из дошедших до нас русского летописного свода, датируемого началом XII в.). Этот свод —- древнейший источник по ранней истории Отечества. Это были упоминаемые в летописи поляне, древляне, северяне, радимичи, кривичи, полочане, словене ильменские и прочие племенные группировки восточного славянства VIII-IX вв., с которыми рядом жили другие племена и народы - соседи славян.

Восточные славяне указанного времени в первую очередь являлись земледельцами. Основной системой земледелия была подсечная, а на юге применяли и пашенную. Занимались славяне также скотоводством, что подтверждается в высшей степени надежным материалом археологических раскопок. В частности, этот материал говорит о значительном развитии молочного хозяйства. Занимались славяне также охотой, рыбной ловлей, бортничеством (собиранием меда диких пчел).

Изобилие белковойпищи, обеспечивасмоеохотойирыбнойловлей в силу разнообразия и богатства природных ресурсов Русской равнины ,имело иоборотнуюсторону. В исторической перспективе это изобилие несколько тормозило развитие скотоводства. Недостаточное развитие скотоводства, обусловленное и рядом других факторов, также естественно-географического характера, — одна из причин низкой урожайности, в значительной мере объясняемой нехваткой органических удобрений. Низкая урожайность, недостаточно развитое животноводство проливают свет на причины экономической слабости древнерусского города и малочисленности городского населения. А исходная причина этой логической цепочки — природные условия Русской равнины.

Великий русский историк С. М. Соловьев говорил, что природа западноевропейских стран была для их народов заботливой матерью, в то время как природа Среднерусской возвышенности и прочих мест бытования далеких предков русских оказалась для ее жителей мачехой. Это проявлялось во всем: в малом плодородии северных почв, в континентальном характере климата, в суровости и длительности русской зимы и, напротив, в краткости сельскохозяйственного сезона, не позволявшего качественно обрабатывать землю и заготавливать достаточное количество кормов для скота, в удаленности от морских коммуникаций, однообразии форм поверхности, в открытых нападениям врагов (прежде всего степных кочевников) тысячеверстных границах, в связанной с последним обстоятельством обширностью государственной территории, стремящейся к естественным рубежам (морским побережьям, горным кряжам), что столетия заставляло русский народ существовать в режиме не завершившейся внутренней колонизации, поддерживавшей малую плотность населения, и т.д.

Восточные славяне в VIII-IX вв. (и несколько позже) переживали последний период родоплеменного строя. Основным социальным институтом эпохи была община: в начале родовая, затем соседско-болыиесемейная. Большие патриархальные семьи, объединявшие несколько поколений родственников, столетия сохранялись в славянском мире (как у южных славян, так и на севере славянского расселения). В соседской общине участки земли перешли в пользование отдельных семей; появилась частная собственность на скот, орудия и результаты труда. Политическая структура восточнославянского общества соответствовала высшей стадии развития племенной организации. Каждый восточнославянский племенной союз VIII-IX вв. управлялся системой из трех властей: вождь-военачальник (князь), совет племенных старейшин (старцев градских), народное собрание — вече. Каждая из названных, властей была необходимым учреждением эпохи. Мы вправе делать такое заключение об этом, базируясь как на данных исторических источников по истории Древней Руси, так и на основании обширных сравнительно-исторических материалов. Таким образом, княжеская власть, с которой традиционно в первую очередь связывают развитие отечественной государственности средневекового периода, зародилась в форме власти военного предводителя в недрах племенной эпохи.

Возникшие со второй половины IX в. внешние импульсы не создали сами по себе института княжеской власти, а лишь усилили данную власть. Впрочем, тенденции к усилению княжеской власти имели и местные истоки, связанные с интеграционными процессами в восточнославянском мире. Союзы племен начинают объединяться в союзы племенных союзов — более сложные образования, стадиально стоявшие на переломе между племенным строем и строем примитивного государства. Важнейший атрибут государства как такового — наличие так называемой публичной власти, не совпадающей полностью с населением и в случае необходимости прибегающей к принуждению. Элементы подобного рода публичности мы вправе отметить во власти князей суперсоюзов, которые обычно строились на основе подчинения ряда племен наиболее сильной племенной группе. По отношению к подчиненным племенам и выковывалась в первую очередь древнерусская публичная власть. Это политическое образование, возникшее на исходе IX в. и которое в соответствии с давней научной традицией именуется Древнерусским государством (Киевской Русью в собственном значении термина), вплоть до конца X в. поддерживало принципы племенной эпохи., оставаясь по существу ассоциацией племенных союзов, основанной на подчинении среднеднепровскому славянскому ядру с центром в Киеве других восточных славян.

Мнение о родоплеменном характере восточнославянского общества VIII-IX вв., о конструктивном значении племенной связи и в X в., когда уже существовала держава Олега, Игоря, Святослава и Владимира, — не единственное в современной отечественной исторической литературе. Вообще говоря, история Древней Руси, которую обычно начинают со второй половины IX в. и завершают годами монголо-татарского нашествия (1237-1241), — одна из самых дискуссионных областей национального прошлого.

В историографии последних десятилетий утвердилось мнение о том, что древнерусское общество было классовым, развивалось в рамках феодальной общественной формации. Соответственно, и древнерусскую государственность предпочитали рассматривать как политическую систему, оберегавшую классовые интересы феодалов (князей, бояр, церкви). Это мнение восходит к 1930 гг., когда советские историки разрабатывали марксистско-ленинскую концепцию русской истории. Оно формулировалось коллективными усилиями, но было бы несправедливо не отметить ведущую роль в данном случае работ Б. Д. Грекова и С. В. Юшкова.

Напомним, что основу феодализма как общественно-экономической формации марксистское обществоведение определяет как собственность феодалов на землю и их неполную собственность на зависимых крестьян, работавших на этой земле. Феодальная социально-экономическая система, таким образом, предполагала экономическое и внеэкономическое принуждение непосредственных производителей к труду. В качестве экономической реализации феодальной собственности рассматривалась феодальная рента в трех ее формах (обычно отражавших стадии эволюции феодализма): отработочной, натурально-оброчной и денежной.

Трактовка истории IX - середины XIII вв. в значительной мере предопределяет интерпретацию и других эпох русского средневековья. Если абстрагироваться от нюансов оценок, зачастую отражающих политические обстоятельства времени, периодизация древнерусской истории и истории феодализма в России в целом, связанная с мнением, о котором идет речь, в классическом виде такова: VI—IX вв. — период генезиса феодальных отношений в недрах предшествовавшей доклассовой (первобытнообщинной) формации; IX-XI вв.—раннефеодальный период, первая фаза феодальной формации, когда она уже существует, но процесс генезиса феодализма еще не завершился. Для этого периода характерно раннефеодальное государство, относительное единство которого как раз и объяснялось незавершенностью становления феодальныхформ собственности и власти. В данном государстве экономически и политически господствующим уже являлся класс землевладельцев-феодалов, но сохранялось еще свободное крестьянство и его некоторое социально-политическое значение. XII— XVI вв. — время развитого феодализма, знавшее две основные стадии: феодальной раздробленности (XII в. - середина XV в.) и централизованного государства, принимавшего форму сословной или сословно-представительной монархии (конец XV -XVI в.). Наконец, период XVII - первой половины XIX в. —период позднего феодализма, когда начался генезис капиталистических отношений, а государство приняло форму абсолютной монархии.

Если Б. Д. Греков и С. В. Юшков генезис феодализма в России связывали прежде всего с развитием крупного владельческого хозяйства, покоящегося на частном праве (вотчины), то согласно распространенной современной модификации предложенной ими концепции, намеченной в исследованиях академика Л. В. Черепнина, феодализм на Руси первоначально устанавливался в форме верховной государственной собственности на землю, персонифицированной в лице князя. Господствующий класс в раннефеодальный период был сгруппирован вокруг князя и эксплуатировал непосредственных производителей (крестьян) с помощью централизованной феодальной ренты, по существу совпадавшей с государственным налогом. И лишь позднее развилось частное феодальное землевладение, ставшее кардинальным фактором не ранее XII в.

Научное направление, сложившееся в стенах исторического факультета Санкт-Петербургского университета (проф. И. Я. Фроянов и. др.), выносит начало становления феодализма за пределы древнерусского периода (т.е. IX - первой трети XIII в.). До монголо-татарского нашествия с этой точки зрения русское общество прошло две основные стадии развития. В IX-X вв. Русь еще оставалась совокупностью племенных союзов. С XI в. стала складываться новая социальная система, основанная на территориальных связях. Данная система может быть определена как общинная без первобытности.

Древнерусская община XI-первой трети XIII в. (вервь, мир) объединяла большие патриархальные и малые семьи. Причем, контуры большой патриархальной семьи, состоявшей из нескольких поколений родственников, источниками очерчены более выразительно. Право собственности на землю принадлежало общине в целом, хотя процесс производства прочно переместился в хозяйства отдельных семей.

На протяжении всего древнерусского периода главной формой богатства знати оставалась движимость, а не земельные угодья. Личные потребности в продуктах земледельческого труда князья и бояре в значительной мере удовлетворяли за счет кормлений — натуральных налогов древнерусского населения, которые служили своеобразной платой за выполнение знатью общественно-полезных функций (главными из них были военное руководство и организация суда). Крупные владельческие хозяйства князей, бояр, церкви (вотчины) в древнерусский период являлись как бы островками в море землевладения свободных крестьян-общинников. Зависимое население, трудившееся в древнерусской вотчине, по своему социальному составу было весьма пестрым. Элементы феодальной зависимости переплетались здесь с эксплуатацией рабов и полусвободных.

В политическом отношении Русь XI - первой трети XIII в. стала совокупностью городов-государств (волостей). Волость означала систему соподчиненных территориальных общин. Во главе ее стояла община старейшего города. Данной городской общине подчинялись общины пригородов — городов меньшего политического значения. К городам "тянули" многочисленные сельские общины.

Основой политической жизни древнерусского общества была непосредственная демократия, выражавшаяся в прямом участии народа в городских народных собраниях (вечах). Вече было верховным органом власти, решавшим все основные государственные вопросы. Княжеская власть также оставалась необходимым элементом социально-политической организации. Как и в прежнюю племенную эпоху, князь в первую очередь являлся вождем-военачальником. В XI-середине ХШ в. Княжой суд стал высшей судебной инстанцией в древнерусском городе.

Русь конца XI в.— сер. ХШ в., если охватить ее в целом с точки зрения формы государственности, была иерархической конфедерацией городовых земель-волостей, политически связанных единством княжеского рода. По традиции до конца древнерусского периода Киев сохранял значение номинальной столицы Руси, и его "золотой стол" продолжал манить князей. Вместе с тем, со второй половины XII в. возрастает политический вес центров Северо-Восточной и Юго-Западной Руси.

Помощниками князей в управлении обществом были дружинники. В XI- середине XIII в. дружина делилась на старшую (бояре, лучшие мужи, передние мужи и т.д.) и младшую (отроки, детские, паробки, милостники). Основу княжеско-дружинных отношений составлял давний обычай "думы" князей со своими дружинниками, преимущественно старшими. Как князья зависели от своих бояр, так и бояре преуспевали на княжеской службе. Цели и интересы и тех и других трудно расчленить. Хотя у бояр со второй половины XI в. фиксируются собственные села, в целом дружинные отношения дожили до XIV в., оставаясь антиподом отношений феодальных, ибо дружинник тогда становится феодалом, когда прочно садится на землю, обзаводится владельческим хозяйством и, таким образом, окончательно рвет дружинную связь.

Согласно концепции школы И.Я.Фроянова, Древняя Русь XI в,--сер. XIII в., уйдя от родоплеменной первобытности, не знала сложившихся классов, возобладавшей системы господства-подчинения, и не может быть причислена к феодальной общественной формации (какой бы смысл не вкладывать в последнее понятие). Базовой структурой древнерусской цивилизации выступала во всех ее разнообразных формах (от городской до сельской) территориальная община.

В Древней Руси исключительно важную роль сыграли вопросы, связанные с христианизацией. Традиционные для советского времени объяснения истории религии и церкви подвергаются сегодня существенной корректировке. Прямолинейное истолкование религии как одной из форм идеологической надстройки над соответствующим социально-экономическим базисом уступает место анализу религиозного сознания как самостоятельного духовного явления, развивающегося по собственным законам. С одной стороны, не следует идеализировать христианизирующуюся Русь, не видеть в ней силы прежней веры, удержавшейся отдельными своими представлениями и традициями чуть ли не до XIX в. При всем богатстве и разнообразии языческих верований, языческой культуры, язычество, даже в своем классическом античном варианте, в конечном счете заводит, по образному выражению известного философа А. Ф. Лосева в "духовную пустыню". Основанная на язычестве культура лишена кардинальной для развития созидательных возможностей человека характеристики — личностного понимания абсолюта, понимания абсолюта как носителя всех высших духовных качеств, поднимающих (в идеале) человека до Бога, как нравственного совершенства. Этическая направленность культурной жизни, которая была задана христианством, выстроила иерархию ценностей всей Русской земли.

К числу лучших творений культуры этой поры в первую очередь принадлежит еерелигиозное искусство — зодчество и живопись. Замечательный русский философ Е. Н. Трубецкой говорил, что в них "наша народная душа явила самое прекрасное и самое интимное, что в ней есть,—ту прозрачную глубину религиозного вдохновения, которая впоследствии явилась миру и в классических произведениях русской литературы".

Наука и философия не получили на почве отечественного средневековья значительного развития, хотя и здесь можно указать на отдельные замечательные явления. Поскольку языком церкви и образованности у нас стал свой собственный язык — славянский, мы оказались в большей степени, чем латинский Запад, удаленными от античной научной и философской
традиции.

Древнерусская культура многим обязана византийскому культурному влиянию, хотя архитектурные памятники уже Киевской Руси существенно отличаются от византийских. Тому причина —совершенно иная обстановка строительства (особые задания, строительные материалы, местные условия, вкусы заказчиков). Шедеврами русской и мировой средневековой архитектуры стали: Киевский (1037), Новгородский (1045-1050) Софийский соборы, Успенский (1158-1160, 1185-1189), Дмитриевский (1194-1197) соборы во Владимире на Клязьме, церковь Покрова на Нерли (1166).

Древнерусская живопись в этот период прежде всего развивалась в монументальных формах - мозаике и фреске, а также в станковой живописи - иконописи, расцвет которой приходится на конец XI-начало XVI в., асамый высший подъем связан с именем Андрея
Рублева (около 1360-1370—1427-1430), составляла неразрывное целое с храмовым зодчеством и служила их общей духовной цели. Е. Н. Трубецкой в своих "Очерках о русской иконе" оставил нам непревзойденные по глубине проникновения в смысл явления
характеристики древнерусского религиозного искусства. Русское религиозное искусство средневековой поры (зодчество и живопись) возвещало православно-христианский идеал мира как всеобъемлющего храма. Этот идеал был возвещен особыми художественными средствами, выработанными на русской почве в страданиях и духовных исканиях наших соотечественников.

Дополнительная литература:

1. Мавродин В.В. Образование древнерусского государства
и формирование древнерусской народности. - М., 1971.

2. Седов В.В. Восточные славяне в VI-XIII вв. - М.,1982.

3. Фроянов И.Я. К истории зарождения Русского
государства// Из истории Византии и византиноведения/
Отв. ред. ГЛ.Курбатов. - Л., 1991.

4. Фроянов И.Я. Киевская Русь. Очерки социально-
политической истории. Л., 1980.

 









Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

Что вызывает тренды на фондовых и товарных рынках Объяснение теории грузового поезда Первые 17 лет моих рыночных исследований сводились к попыткам вычис­лить, когда этот...

ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...

ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА МЫ ССОРИМСЯ Не понимая различий, существующих между мужчинами и женщинами, очень легко довести дело до ссоры...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.