Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Лукавство чревато невменяемостью





Одними из основных факторов, способствующих развитию невменяемости, являются пренебрежение реальностью, необъективность логики, ослабленность самокритики.

Когда человек не избавляется от этих своих недостатков, они неизбежно возрастают, словно снежный ком. На определенном этапе усиления этих негативных черт человек настолько отрывается от реальности, что оказывается совершенно неадекватен ей. Собственно, невменяемость, если не вызвана подселением извне, в основном и есть крайняя степень неадекватности реальности.

Главная причина плавно наступающей невменяемости – ослабление специфического стереотипа, побуждающего регулярно соотносить свои взгляды с реальностью, корректировать их, если они не подтверждаются. Наиболее подвержены риску атрофии этого стереотипа люди, склонные к обману. Разум, привыкший продуцировать информацию, неадекватную реальности, привыкает к ней (когнитивный диссонанс) и, в конце концов, сам становится неадекватен. Закономерно, что по статистике именно лжецы в наибольшей степени подвержены шизофрении.

Защитой от невменяемости являются доброжелательность, честность, самокритичность, умственное трудолюбие, интерес к познанию мира, стремление постоянно уточнять свои представления о мире и корректировать в соответствии с ними свои взгляды. Лукавые, злобные и ограниченные люди на склоне лет, как правило, впадают в невменяемость в форме старческого маразма. Это наглядный пример того, к чему приводит неадекватность. Это и символический знак для способных осмысливать.

 

ГЛАВА 8

 

ИЗБАВИЛАСЬ ОТ НЕВЕЗЕНИЯ

 

 

ГАЛЯ

 

Помощница

 

Ярким солнечным июльским утром в первое лето моего пребывания здесь неожиданно в гости приехала двоюродная бабушка Степанида (ей 82 года) в сопровождении незнакомой мне молоденькой миловидной девушки. Приехали на три дня. Я был рад гостям. Быстро организовал стол. Пили чай и беседовали.



Степанида в этой деревне жила какое-то время в молодости, потом много позже имела здесь дачу. Она со всеми здесь знакома, а с матерью Андрея дружила. К тому же, по линии мужа приходилась ей какой-то дальней родственницей. Получается, что и Андрей приходится ей дальним родственником. В свое время, навещая Степаниду, я и познакомился здесь с Андреем. Типичная для старушек полноватая фигура. Глаза, выцветшие от старости до неопределенно-серого цвета. Строгое задумчивое лицо местами избороздили морщины, но румяное. Волосы собраны в узел на затылке. Стала забывчива. Но сохранила ясное сознание и командирский голос, дрожащий от старости, но громкий и властный, в котором бесповоротно обосновалась интонация, подразумевающая, что собеседник обязан забыть и более не вспоминать о своем праве на независимое мнение. Она была очень властной. Мне не довелось в полной мере испытать на себе ее тиранию, поскольку гостил у нее всего дважды, давно и очень коротко. Но о том, что представляет собой эта тирания, был наслышан от родственников. Потому и не стремился бывать у нее. Благо, что и необходимости в этом не было.

Девушку зовут Галя (имена обеих мной изменены). Ей 18 лет. Мать Гали – сотрудник собеса. Галя помогает матери, ухаживая за бабушками, закрепленными за матерью. Степанида была в их числе. Потому и взялась Галя сопровождать мою бабушку в поездке. Невысокая, русоволосая, курносая и голубоглазая, она чрезвычайно скромна, что очень идет ей. На лице нет и следа косметики. Да и как беспомощен был бы лоск, наведенный с помощью самой что ни на есть фирменной косметики, в сравнении с естественной прелестью ее юных черт! Галя держалась тихо и скованно. Даже чашку на стол ставила очень осторожно, дабы случайным стуком лишний раз не обнаружить свое присутствие. На мои вопросы отвечала тихо и кратко. В то же время по живому любопытствующему взгляду чувствовалось, что эта поездка является для юной провинциалочки интересным приключением.

 

Степанида сразу заявила основную цель визита – навести в доме порядок. «Стоило ли из-за этого в такую даль добираться?» – подумал я. Но был тронут заботой родственницы, с которой был очень мало знаком. Попив чаю и недолго отдохнув, они взялись за тазы, ведра, тряпки и принялись за работу.

На мой холостяцкий взгляд, в доме не было такого уж беспорядка. Но дом просторный, и в нем нашлось немало мест, где время оставило свой щедрый пыльный след и куда вряд ли когда-нибудь я добрался бы с уборкой. Галя усердно орудовала то тряпкой, то шваброй. Бабушка вначале тоже работала наравне с ней. Потом, притомившись, в основном занимала позицию, удобную для командования, и почти беспрерывно руководила действиями Гали. Руководила она очень требовательно и временами бесцеремонно. Работа в собесе вовсе не обязывает к беспрекословному послушанию и прислуживанию, поэтому меня озадачила безропотность Гали. Ее тихий и тонкий, почти по-детскому нежный голос редко прорезался на фоне ворчливого бубнения и раскатов низкого командирского бабушкиного голоса. «Барыня и служанка» – отметил я про себя. Они забавно дополняли друг друга. Одна любила командовать, другая, похоже, нисколько не тяготилась своей подчиненностью.

Но в какой-то момент Галя, видимо, недостаточно осторожным взглядом встревожила бабушкину мнительность, поскольку раздался грозный окрик:

— Ты почему на меня так посмотрела? Ты будешь мне свой характер показывать?... Ты это брось! Я тебе покажу, как мне перечить! Она мне перечить будет! Не смей!

— Степанида Михайловна, я не плохо посмотрела. Вам показалось. Извините.

— Нет, ты плохо посмотрела! Не смей больше так делать! Запомни: не смей!

Степанида при этом энергично стучала кулаком по стоявшей рядом тумбочке. Повод был ничтожен, и потому, скорее всего, это была профилактика на будущее. Она знает толк в жестком воспитании.

Они (то есть Галя) протирают бревенчатые стены и дощатый потолок, моют полы. Мне приходится, оставив свою работу, помогать: что-то передвигать, что-то искать, носить воду. Я не против чистоты и порядка, но их работа несколько угнетает меня. Раз уж приехали в гости, мне хочется, чтобы они были гостями и отдыхали в свое удовольствие. Другое дело, если бы дольше гостили. Тогда и приборка выглядела бы более логично. Пытаюсь объяснить неактуальность столь глобальной уборки. Они меня внимательно и молча выслушивают, совершенно не возражая. Но так же спокойно продолжают свое дело.

На ужин напек оладьев, выставил все, что было: ветчину, колбасу, печенье, конфеты. Да и они с собой продуктов привезли. Из серванта достал давно уже скучавшую без применения бутылку облепиховой наливки. Дамам наливка понравилась, но выпили лишь по рюмке. Степанида делилась воспоминаниями о прошлых временах: довоенных, военных и последующих.

О своих делах я рассказывал не больше, чем положено знать посторонним. Мне не потребовалось много времени, чтобы определить, что советско-христианские стереотипы сознания Степаниды совершенно окостенели и попытки рассказать ей хоть что-нибудь, не стыкующееся с ними, следует оставить. На вопрос: «Что пишешь?», как и всем, отвечал: «Книгу по системному анализу. Тенденции социальных и экономических макропроцессов». Выдуманное для отбивания ненужного интереса нарочито заумное и скучное обозначение темы, как обычно, сработало безупречно. Больше вопросов о книге не было. Конечно, не обошлось и без того, чтобы поучить меня жизни. Она говорила мне:

— Как ты можешь на шее Андрея сидеть? Здоровый молодой мужик, сам мог бы себе на жизнь заработать. Не стыдно тебе? Сидишь тут с бумагами. Пишешь непонятно что. На работу надо устраиваться. Работай и пиши себе что хочешь, в свободное-то время.

— Книгу писать и есть моя работа. Когда они будут нормально продаваться, тогда рассчитаюсь за свое содержание.

— Ну, насчет книги это вилами на воде писано. Ты же умный вроде мужик. Ну как ты не поймешь, что пора за ум взяться?! Давай уж, трудоустраивайся. Да и жениться надо, раз уж с женой насовсем разошлись.

Я не стал огорчать ее тем, что данные ею директивы не представляют для меня особого интереса. Неопределенно-согласно кивнул – лишь бы успокоилась. Она спросила:

— Надолго сюда?

— Пока не напишу основное.

 

Степанида – большой любитель грибов. Она попросила нас с Галей завтра сходить за грибами.

…На следующий день с утра пораньше мы с Галей пошли в лес за грибами. Над травой висит легкий туман. Рассветное солнце временами выныривает из-за облаков. Радостно поют птицы. Мы идем к ближайшему грибному лесу. Резиновые сапоги сверкают от обильной росы. Галя светится от радости. Я с удовольствием вдыхаю прохладный утренний воздух, напоенный ароматами трав, и думаю: «А ведь стоило бы иногда пораньше вставать, чтобы застать это свежее рассветное великолепие!».

Мы ходим по краю леса, уворачиваясь от сучьев. Ветки, лежащие в траве, трещат под нашими ногами, возвещая невидимых лесных обитателей о пришельцах. Нам повезло: кроме сыроежек и подосиновика, нашли несколько крупных и добротных белых грибов.

К нашему приходу Степанида уже встала. Совместными усилиями организовали завтрак. Сразу после завтрака работа закипела вновь. Степанида сама уже не принимает участие в работе, но руководство продолжает с прежним усердием. То и дело берет чистую белую тряпку и для проверки проводит ею там, где протирала Галя. Она недоверчива к людям. Даже от простодушной Гали ждет подвоха. В какой-то момент Степанида спрашивает:

— А здесь почему не протерла?

— Я здесь протирала.

— Протирала? Ты не обманываешь? А может, обманываешь? Ну-ка, посмотри мне в глаза!…Правду говоришь?

Внимательно вглядывается в Галины глаза.

— Я протирала.

— Сейчас проверю.

 

Слегка макнув уголок белой тряпки в воду, Степанида провела им по месту, показавшемуся сомнительным. Тряпка осталась чистой. Она слегка растерялась, затем взяла себя в руки и сказала:

— Да, чисто. Ну… ладно… работай дальше.

 

Галя, как оказалось, и без бабушкиных понуканий была старательной и усердной. Как я впоследствии убедился, она по своей натуре была неутомимым трудоголиком. Едва закончив одну работу, тут же искала другую. Навела чистоту и порядок в доме и во дворе, прополола основательно заросший огород. Лишь после обеда мне удалось уговорить их отдохнуть до конца дня. Они прилегли отдохнуть. Потом Степанида осталась спать, а я повел Галю на экскурсию по окрестностям. Мы немного прошлись по деревне, потом до пруда.

Мне понравились её кротость, бескорыстность и уникальная доброжелательность. Почти детское курносое лицо обладало интересным свойством выглядеть совершенно по-разному в разной ситуации. Её лицо могло быть невзрачным, но могло быть и неотразимо очаровательным. По своей, явно избыточной, скромности Галя стеснялась уже по-женски сформировавшейся стройной фигуры, пряча ее под мешковатой одеждой. Возникало ошибочное впечатление, что с фигурой ей не повезло.

Живописность здешней природы и тишина пришлись Гале по душе. Она жила в том же поселке, что и бабушка. Я предложил ей приезжать, когда захочет, но с расчётом отдохнуть на природе, а не трудиться, как в этот раз, целыми днями. Она, скромно потупив взгляд, еле слышно произнесла: «Не знаю…».

После прогулки принялись готовить грибы с картошкой. Получилось очень вкусно. За ужином и после него снова в основном разговор шел со Степанидой. У меня не было причин сомневаться в ее доброжелательности, и говорила она со мной заботливо и ласково. Поэтому очень неожиданным было ловить изредка на себе ее жесткий, холодный взгляд. Так смотрят на врага или помеху. В течение этих дней я не один раз ловил его на себе. Когда видела, что я заметил взгляд, тут же отводила взгляд или меняла выражение. Я не придавал такому взгляду особого значения и каждый раз старался побыстрее забыть его как случайное недоразумение. Правда, дискомфорт, навеянный этим взглядом, оставлял в душе неприятный осадок.

Мало ли какие странности у людей бывают, особенно у старых? Забывчивость, нестабильность настроения, мнительность – обычное для них дело. Плюс ко всему был наслышан о неоднозначности и сложности ее личности, о несправедливости и взбалмошности некоторых ее поступков. Но ведь ко мне вроде пока в целом хорошо относится, да и разве делом это не доказывает? А если так, то с моей стороны будет справедливо отвечать ей добрым расположением. И все-таки неприятное ощущение от этих колючих взглядов застряло в душе занозой.

На следующий день с утра они засобирались в дорогу. Провожая их, сердечно поблагодарил обеих за заботу. Предложил приезжать еще, но уже для отдыха.

Я с удовлетворением отметил про себя, что Степанида не произвела того тяжелого впечатления, которого следовало ожидать по рассказам о ней. Может, в ее отношениях с людьми я буду исключением? Хотя кто знает? Она всего три дня была. На три дня можно любой прикинуться. Если судить по тем же рассказам, от нее всякого можно ожидать. И взгляды эти непонятные…

 

 

Приехала Галя

Через десять дней Галя приехала одна. Она снова резко взялась за хозяйство, и мне опять пришлось прилагать усилия к тому, чтобы заставить её побольше отдыхать.

Многое она умела по хозяйству. Даже мужскую работу выполняла уверенно. Но, к моему удивлению, не умела готовить еду. Точнее, готовила, но неправильно и потому с весьма сомнительными результатами. Для провинциальной девушки это очень странно. Объяснялось тем, что плохо готовила мать Гали. Соответственно, и дочь неправильно научила. Мне, по холостяцкой своей доле уже освоившему некоторые кухонные азы, пришлось взять на себя роль учителя кулинарии. Каждый день я учил её готовить. Она гостила четыре дня.

Далее она приезжала уже регулярно. Все лето в доме, во дворе и на огороде был безукоризненный порядок.

 

 

Просвещение Гали

 

Посвятить Галю в Новые Знания было сложно в силу её некоторой отсталости от жизни. Постоянно занятая бескорыстной помощью всем подряд, она почти не смотрела телевизор, практически ничего не читала и, по всей видимости, толком не училась в своём училище. Я регулярно объяснял ей важность серьезного отношения к учёбе ради общего развития, необходимость интеллектуального и духовного развития. Посоветовал записаться в библиотеку и регулярно читать хотя бы журналы. В крайне упрощённой форме я посвятил Галю в основные положения Новых Знаний, в первую очередь, в Нормы Разумного Бытия. Вот некоторые фрагменты из бесед.

 

…До обеда каждый занимался своим делом. Галя с утра полола огород, потом, лежа на кровати, листала журналы и газеты. Я, как обычно, работал над рукописью.

Погода стояла замечательная: солнечно и не очень жарко. Пообедав, мы пошли прогуляться по полю. Пробираемся в густых зарослях травы, стараясь не задеть репейник и крапиву. Обмахиваемся ветками ивы, отгоняя комаров и слепней. С юга дует ласковый слабый ветер, балуясь светлыми и легкими прядями Галиных волос. Галя идет, подпрыгивая и кружась. Наконец, спотыкается и падает прямо на репейник. Заливисто смеясь, встает вся в колючих шишечках. Я помогаю снять шишечки. Она пытается и меня столкнуть в репейник, но мне удается удержаться. Издали нам машут ребята, идущие на пруд купаться, мы машем в ответ. Дальше Галя идет осторожнее, но все равно подпрыгивает и что-то напевает. Мы дошли до небольшой рощицы. На всякий случай поискали грибов. Грибов нет. Галя рассказывает о домашних животных: двое собак и кошка. Я удивляюсь:

— Как вы их содержите? Сами едва концы с концами сводите.

— А я у знакомых объедки для них собираю. Они такие хорошенькие. Как прихожу домой, меня так радостно встречают! А ты не хочешь кошечку завести? – я принесу.

— Я же выезжаю иногда по делам. Где я кошку оставлю?

— А души моих животных будут когда-нибудь разумными?

— Через много-много воплощений. Короче, не дождешься. Шучу. Когда их души достигнут твоего сегодняшнего уровня, твоя душа будет на несоизмеримо более высоком уровне развития, чем сейчас. Будешь среди таких же высокоразвитых в такой высокоразвитой цивилизации, что относительно них наше сегодняшнее человечество – даже не детсад, а сборище дикарей и недоумков. Так что встреча со своими бывшими животными не состоится. Разрыв в эволюционном развитии между вами на тот момент будет намного больше, чем сейчас.

— А сейчас где-нибудь в космосе есть такие цивилизации?

— Полно. И таких полно, и еще более развитых полно, и так далее почти бесконечно ввысь. Наше человечество находится в самом начале разумного развития. Для очень высоких уровней мы – как насекомые.

— А мои собачки для них как кто?

— Как бактерии.

— Отвезу завтра отсюда своим бактериям объедков.

 

…Эта беседа была ближе к осени. После ужина, накинув теплые куртки, мы сидели на террасе. Тихо и прохладно. Дачники почти все разъехались. На розовом краю неба оранжевое солнце садилось за темнеющий на горизонте лес. Над полем поднимался слой легкого тумана.

— Если тебе ещё не надоело, могу продолжить рассказ о биополе и о Боге.

— Нет, не надоело. Интересно.

— Вместо слова «поле» буду говорить «эскон». Так точнее будет. «Эскон» – это сокращение от выражения «энергоинформационный структурный комплекс». Другими словами, эскон – комплекс стабильных полевых структур, которые при теле находятся. Эскон обладает памятью. Благодаря памяти эскон организма может самообучаться и накапливать опыт. Например, память человека – это память его эскона.

— А разве не в мозгу память?

— Мозг – всего лишь посредник между эсконом и организмом. Память, сознание, подсознание, в общем, разум – в эсконе. Но об этом потом. Ещё свойство есть у эскона – задавать состояние тела.

— Какого тела?

— Любого – одушевлённого или неодушевлённого. Например, вот того камешка, вот этого пробегающего рядом с моей сандалией муравья, этих деревьев и кустов, облаков на небе, Солнца, звёзд, моего и твоего тел. В общем, состояние любого тела задаётся эсконом тела. Вот я руку поднимаю и опускаю. Я совершил движения и при этом слова сказал. Это событие на полевом уровне существовало и час назад, и год назад, и сотню лет назад…

— Да ты что!

— Именно так. Любое событие сначала в поле существует. Когда наступает время, оно реализуется. Это относится к любому событию и любому действию. Значит, всё, чему предстоит совершиться, одним словом – будущее, в поле уже существует. События как бы стоят в очереди друг за другом и реализуются один за другим. Например, я рассказываю тебе сейчас о поле. Это событие и в твоём эсконе, и в моём, и в эсконе Земли существовало задолго до того, как мы познакомились.

— Странно.

— И даже задолго до нашего рождения… Ладно, не буду в дебри вдаваться. В общем, все болезни, неприятности, радости, удачи, которые предстоят в будущем, в эсконе уже заложены. События как бы постепенно приближаются и реализуются.

— И не меняются?

— Могут меняться. Много разных причин есть. Долго объяснять. В конечном итоге, свыше определяют соотношение плохого и хорошего, что предстоит человеку. Я в очень упрощённой форме объясняю. Что-то немного вперёд забежал. Вернёмся к свойствам. Итак, эскон тела определяет состояние в каждый момент. Без разницы – камешек какой или насекомое, животное или человек. Получается, что эскон руководит телом. Появилась в камне трещина – значит, в эсконе камня эта трещина много лет ждала своего времени. Случилось у человека событие, неважно какое, – значит, в его эсконе это событие давно существовало.

Любой организм живёт под руководством своего эскона. Не молекулы за счёт упорядоченного взаимодействия сами собой как надо движутся, а эскон руководит всем, что в организме происходит. Учёные уже отчасти наблюдают это, но объяснить пока не могут, потому что я ниспосланные мне знания об этом ещё не опубликовал.

Все предстоящие события в эсконе заложены в информационной форме. Будущее – в эсконе. Значит, если происходит внешнее полевое воздействие на эскон, то меняется будущее организма. Происходит перепрограммирование будущего. На этом магия основана. Маг воздействует на эскон объекта воздействия – предмета, человека или социума. В результате, будущее объекта меняется. Маг заданным образом перепрограммирует будущее. Я тебе показывал, как на небе облако убираю. Это было перепрограммирование будущего для облака. При крайней необходимости события программирую. Например, Андрею работы с нормальной оплатой программировал. Но избегаю магии, потому что надо стараться обходиться обычными возможностями. Вообще, разум людей ещё недостаточно зрел, чтобы пользоваться магическими возможностями. Поэтому, на Земле магия почти всегда используется во зло…

Кстати, эскон организма не только снаружи тела, но и внутри. Он состоит из двух основных частей – эскона тела и души. Эскон тела состояние организма контролирует, то бишь физиологию. Душа отвечает за взаимодействие с внешним миром. Она является лидирующим началом эскона организма. Подробнее в рукописи посмотришь. Тело – всего лишь биоробот, колония клеток. Разум человека сосредоточен в душе.

 

Далее я рассказал ей про полевые взаимосвязи и эгрегоры.

— В эгрегоре всегда есть лидирующее начало – эскон вожака либо наиболее развитый эскон. В муравейнике лидирующее начало – душа королевы-матери. Однажды учёные для эксперимента резко воздействовали на муравьиную королеву-мать. Стукнули, кажется. Так во всей колонии анархия наступила. Муравьи резко перестали понимать, чем они должны заниматься. Бродили бесцельно, хаотично, пока королева в себя не пришла. А когда всё в порядке, муравьи проявляют неплохую сообразительность. Находит, например, муравей-разведчик несколько кусков пищи, которые в порядке эксперимента учёными подложены. Очень скоро к этим кусочкам рабочие муравьи приходят. Потому что эгрегор обо всём от своих муравьёв моментально узнаёт. Причём, когда подсчитали, сколько к каждому кусочку подошло, оказалось, что соотношение групп точно соответствовало соотношению веса этих кусочков. Много в жизни муравьёв интересного есть…

Теперь вспомним основные моменты, которые я за все время тебе рассказал.

У любого тела есть поле – эскон.

Эскон руководит организмом.

Чем более схожи организмы, тем сильнее между ними полевая взаимосвязь.

Организмы, связанные полевыми связями, образуют единый организм — надорганизм. Душа надорганизма – общая коллективная душа – эгрегор. Эгрегор руководит каждым организмом, который входит в надорганизм. Пока всё понятно?

— Вроде да.

— Самый масштабный надорганизм – Космос. Все, что есть во Вселенной, входит в него. Космос как надорганизм представляет собой структурную иерархию надорганизмов. Вот этого не буду упрощать. Иначе неправда получится. Как бы тебе объяснить?.. Ну, давай так. Следи за ходом рассуждений.

Человеческий организм состоит из органов. Органы – из клеток.

Клетку тоже можно считать организмом: в ней много самостоятельных органов есть. Клетка как организм входит в состав органа, как в надорганизм. Орган входит в состав организма. Организм – это как бы надорганизм органов. Организм (в данном случае человек) входит в состав семьи как надорганизма. Также и род, народ, человечество – вышестоящие для человека надорганизмы. Семья входит в состав рода, род – в состав народа, народ – в состав цивилизации, цивилизация – в состав надорганизма цивилизаций Галактики и т.д. Вот это и есть иерархия надорганизмов. Эта иерархия идёт очень далеко ввысь. В ней бесчисленное число ступеней. Вся иерархия надорганизмов – тоже единый надорганизм. Космос называется. В отличие от астрономического понятия с большой буквы пишется.

Эскон Космоса – единое целое, хотя и состоит из отдельных эсконов. Это из физического свойства эсконов проистекает, про которое уже говорил, – в совокупности проявлять признаки единения. Как и полагается эскону организма, Он управляет жизнедеятельностью элементов, иначе говоря, управляет всем, что есть во Вселенной. Эскон Космоса и есть то, что принято называть Богом-Вседержителем.

Как эскон организма обычно состоит из двух основных частей – эскона тела и души, так и Эскон Космоса состоит из двух основных частей – эскона тела Космоса, который можно назвать единым подсознанием,и Души Космоса, которую можно назвать Высшим Разумом.

В душу Космоса входят эгрегоры достаточно разумных цивилизаций и отдельно существующее Божественное Сознание, куда входят невоплощенные высокоразвитые души. Высший Разум, Иерархия Разума, Божественное Сознание – земные названия Души Космоса. Из свойства единства эскона проистекает целостность Бога как Личности.

Высший Разум иерархичен. Разумная цивилизация по мере развития постепенно поднимается по ступеням этой Иерархии. Чем выше уровень развития цивилизации, тем выше аспект Божественного Сознания, к общению с которым цивилизация допущена посредством пророков. Всё понятно? – спросил я, понимая в то же время, что основная часть информации усвоена поверхностно.

— Как Бог может быть единой Личностью, если из отдельных частей состоит?

— Но ведь и эгрегор – единая сущность, хоть и состоит из отдельных душ. Чтобы понять это, надо тебе почитать рукопись там, где про эгрегоры и надорганизмы написано.

— Раз до Бога так далеко, значит, на людей Он не влияет?

— Ещё как влияет! Бог – управитель всего, в том числе каждой человеческой души. Душа человека – частица Бога.

— Тогда непонятно: если от Бога события зависят, почему так много плохого в жизни?

— Зло постоянно создаётся самими людьми. Оно проистекает из ущербности их душ. Душа с малым опытом разумных воплощений неизбежно невежественна, плохо различает добро и зло, легко идёт на соглашение со злом. Лишь по мере просвещения душа постепенно осознаёт нецелесообразность зла. Бог ускоряет вразумление души, воздавая добром за добро и злом за зло. То есть зло неизбежно и естественно для начальной стадии развития.

Когда человечество примет от меня Новые Знания и начнёт учитывать их в своей жизнедеятельности, оно встанет лишь на самую низшую ступень Иерархии Разума.

Галя обиделась за человечество: — Что мы, дурные такие что ли?

— Земная цивилизация очень молода. Настолько молода, что не успела ещё поумнеть. Потому и глупа. Если бы цивилизация была умна, в мире не творилось бы столько глупостей и безобразий.

Потом наступила осень. У Гали начался учебный год, и до следующих летних каникул она уже не могла приезжать регулярно.

 

 

Неожиданный визит

 

Однажды в октябре, когда уже похолодало, вечером неожиданно приехали Степанида с Галей. Они приехали на легковой машине, нанятой на эту поездку. Я как раз готовил ужин. Попытался усадить их за стол. Но они уже торопились в обратный путь. Оказывается, приехали ради того, чтобы привезти мне вещи, полезные в быту: бак для воды, матрац, ватное одеяло, старую шубу, электроплитку, кастрюлю, миски, посуду. У Степаниды за долгую жизнь в хозяйстве скопилось много вещей, значительная часть которых была уже лишней. Я снова поразился ее чуткости. Но опять между улыбками словил на себе ее пронзительный недобрый взгляд, уже знакомый по прошлому приезду и столь непонятный…

Рыжевато-коричневая шуба из синтетического меха, которую она привезла, была хорошо знакома мне. Это была шуба моей покойной матери. Потом эту шубу носила ее мать – моя бабушка. Бабушка перестала носить эту шубу, отдала Степаниде куда-нибудь применить. Полы шубы по краям протерлись до проплешин, но в остальном шуба в хорошем состоянии, даже цвет сохранился почти в первозданном состоянии. Поблагодарив за все, говорю Степаниде насчет шубы:

— У меня все есть: зимняя куртка, пуховик, телогрейка, свитера. Может, заберешь обратно? Добротная еще. Я же не буду женскую носить.

— У меня всего полно. И шуба, и пальто, и куртки есть. Разрежь ее да в щели забей в доме, чтобы теплее было. Совсем не жалко, — небрежно махнув рукой, сказала она.

 

Когда они уезжали, сумерки уже сгустились. Сирень тоскливо шелестела от пронизывающего холодного и равнодушного ветра. Я стоял у калитки в непроглядной холодной тьме, провожая взглядом уменьшающееся в темноте светлое пятно машины со скачущими перед ним зайчиками лучей от фар. Было грустно от того, что они приехали в такую даль в эту пустую деревню, затерянную во мраке и холоде, и не задержались хотя бы на полчаса поужинать со мной. Я с особой остротой почувствовал свое одиночество. Еще каких-то полчаса назад был в благодушии, выпекал на электроплитке оладьи в теплой и светлой избе. А сейчас словно потерял что-то, и уют избы нисколько не смягчал возникшего в душе дискомфорта.

Меня удивляло такое странное сочетание чуткости и черствости в Степаниде. В ее возрасте люди обычно интуитивно понимают, что одной из главных ценностей и радостей этой жизни является дружеское общение. Ведь сколько в мире богатых, но несчастных людей, в погоне за богатством оборвавших дружеские и родственные связи! Лишь оказавшись один на один с ожиданием смерти, они начинают в полной мере понимать никчемность своей материальной роскоши, неспособной даже в малой степени восполнить отсутствие дружеского общения. Если бы Степанида с Галей задержались сейчас на полчаса попить со мной чаю, поговорить, это никак не отразилось бы на поездке в обратный путь: та же темень, то же асфальтовое шоссе.

 

Все народы во все времена интуитивно понимали важность такого обычая, как совместная трапеза при встречах. Дружеская беседа, сопровождаемая совместным приемом пищи, – это не просто приятное времяпровождение, а важный жизненный процесс, при котором общение разумов сопровождается таинством полевого единения, когда между людьми замыкаются энергоинформационные связи и когда нисходит свыше благословение небес единению людей. Люди чувствуют это по необъяснимому радостному вдохновению, возникающему в душах, по необъяснимому ощущению духовной близости. Не зря в праздники принято устраивать совместные трапезы. Даже обычное чаепитие превращается в праздник, если за одним столом собрались доброжелательные люди. В единении людей – божественная сила.

 

Похоже, в таком нежелании лишний раз пообщаться проявляется усталость Степаниды от людей. Устала убеждать этих глупых и неблагодарных, по ее мнению, окружающих в своей постоянной правоте, в своем праве на безусловное уважение и почитание. Не зря она стремится жить одна. Не удивительно, что ей жизнь осточертела. Да и как может быть мила жизнь, если нет главных радостей, делающих ее по-настоящему приятной – радости единения и радости любви?

Что касается заботы обо мне, то тогда мне виделись две причины, вроде бы вполне объяснявших ситуацию. Во-первых, учитывая ее хлопоты о своей загробной перспективе, она, возможно, совершением благодеяния стремится упрочить свое право на поселение в раю. Во-вторых, от родственников мне было известно, что если она делает подарки, то рационально, с расчетом получить со временем в ответ весомую отдачу. К тому же, иногда запросто забирала подаренное обратно. Видимо, когда означенная польза не была достаточно весомой. Учитывая ее зацикленность на обустройстве своего кладбищенского пристанища, она, видимо, рассчитывает на то, что я буду ухаживать за ее могилой. Не зря она постоянно говорит мне о необходимости посещать могилы родственников, приводить их в порядок в дни церковных праздников.

И все же, несмотря на обоснованность этих двух объяснений, во мне теплилась надежда на то, что, может, не совсем она черствая, может, действительно заботится обо мне, может, не совсем атрофировались в ее душе естественные человеческие чувства, лучшие из которых – доброжелательность и любовь.

 

 

Зимний визит Гали

 

В конце ноября Галя выбралась сюда еще раз. Уже вовсю хозяйничала зима, стоял крепкий мороз. Я ужаснулся, увидев, что она пришла в легком демисезонном пальтишке и холодных ботиночках. Во-первых, добиралась на попутках. Во-вторых, от трассы досюда час ходьбы, когда снег неглубокий. Сейчас же лежал глубокий снег. Это большая удача, что накануне как раз лесовоз проехал. А не то без лыж можно было и насовсем в глубоком снегу остаться. И не сразу кто найдет.

Детский фасон и безнадежно короткие рукава выдавали явное несоответствие одежды возрасту обладательницы. Из этого детского пальто она давно уже выросла.

— Галя, зачем ты так рискуешь? А если бы попутки не было? Очень опасно зимой сюда без лыж добираться. Слышал, здесь и насмерть в пути замерзали. Одета так легко. Мороз же на улице!

Она, раскрасневшаяся от мороза, отвечала, улыбаясь:

— Ничего, я привычная, закаленная… Я бегом.

 

Я читал и слышал, что бывают такие закаленные феномены, но своими глазами видел впервые. Поудивлявшись и почти поверив, я все же срочно напоил ее горячим чаем, дал переобуться в теплую обувь, усадил у топящейся печки.

У них в училище каникулы. Вот и приехала. У меня новостей никаких, поэтому рассказывает она: про учебу, про училище, про подруг, про Степаниду, про родителей и сестер.

По случаю ее приезда готовлю на ужин жареную куру с картошкой. По радостному блеску в глазах вижу, что от ужина в восторге. Бедняжка, она лишь в гостях может поесть нормально. Как только они умудряются на мамину пенсию жить? После ужина беседовали, играли в шашки. В шашки она не могла мне ощутимо противостоять. Зато в щелчки запросто одерживала надо мной верх. Естественно, в основном мы играли в щелчки. Вечером стелю ей постель на кровати в дальнем от моей кровати конце комнаты.

Утром Галя деловито принимается за хозяйство. Я говорю:

— Может, не надо хозяйством заниматься? Ты и так тут летом навкалывалась. Лучше журналы почитай.

— Я же говорила тебе: мне нравится работать. Когда работаю, душой отдыхаю.

На этот раз она вымыла и оклеила окна в отапливаемой половине дома, где я собрался зимовать. Я понимаю, что небеса послали мне ее в помощь. Чтобы на новом для меня месте мне не было одиноко и чтобы у меня меньше времени уходило на бытовые хлопоты. Я знаю, что со временем будет по судьбе вознаграждена. Но мне очень хочется как-то отблагодарить ее сейчас. Правда, нечем. Сам на весьма скромном обеспечении Андрея. Может, шубу подарить, которую бабушка привезла? Нет, такое не дарят. Неловко даже предлагать такое старье. Но больше и нечего. С другой стороны, ведь морозы ударили. За ночь еще сильнее похолодало. Может, пригодится хотя бы для того, чтобы домой добраться?

— Галя, посмотри эту шубу. Может, оденешь ее, когда домой поедешь? Изношенная, конечно, но все же теплее, чем твое пальто. Не до красоты в такой мороз. А дома выкинешь ее, если некуда использовать. Мне ее Степанида оставила, чтобы я порезал и щели заткнул. Но для этого шуба не годится.

Ее реакция была неожиданной для меня. Она, ликуя от радости, сказала:

— Ты что!? Хорошая же шуба! А то, что по краям обтрепалось, – ничего, я загну: я же шить умею. Вот здорово!

Галя тут же закуталась в шубу. Принесла зеркало, вертелась перед ним, деловито прикидывая, где и сколько загнет. Ее глаза светились счастьем. Я радовался за нее, одновременно с ужасом думая о том, что чуть было не порезал шубу, чтобы забить щели. Галя счастливо почти пропела своим нежным тоненьким голоском:

— Я каждую зиму часто простываю. Потому что нет теплого пальто. Теперь не буду болеть! Как хорошо! Просто здорово!

Тут я понял, что ее слова насчет закаленности, сказанные вчера, не имеют к действительности никакого отношения. Конечно, она, как и каждый нормальный человек, сильно мерзнет в мороз. А про закаленность говорит, чтобы на других свои проблемы не навешивать. И как я сам не догадался? Иногда я чересчур доверчив.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.