Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Причины растущего отставания СССР от развития западных держав





В то же время в СССР по-прежнему осуществлялось рас­ширение воспроизводства индустриальной структуры с упором на традиционные отрасли. Экстенсивный рост, административно-директивное регулирование вели к появлению новых острых про­блем. Удалялись источники сырья и энергоносители от постоян­ных районов их использования. Все дороже обходился стране ста­тус мировой державы: становление и поддержание стратегическо­го паритета, помощь союзникам и странам «третьего мира». Резкое падение темпов сельскохозяйственного производства (VIII пяти­летка - 21 проц., IX - 13 проц., X - 9 проц., XI - 6 проц.) ослож­нило и без того сложную ситуацию с продовольствием. По по­треблению мясных, молочных продуктов, овощей СССР значи­тельно отставал от уровня развитых стран. Доля фонда зарплаты в национальном доходе, созданном в промышленности на Западе, составляла 60-80 проц. (в США в 1985 г. - 64 проц.), а в СССР в 1985 г. - 36,5 проц. По уровню потребления на душу населения Советский Союз занимал 77-е место.

Развитие военной мощи СССР.В 60-х - начале 80-

х гг. приоритетным направлением деятельности советского руко­водства продолжало оставаться развитие Вооруженных Сил. Мощный военно-промышленный комплекс страны исправно снабжал армию и флот новейшими видами вооружений, которые превосходили по своим характеристикам лучшие зарубежные ана­логи. Были созданы новые поколения ракетно-ядерного оружия. Вместе с тем, экономические возможности государства рассматри­вались как второстепенный фактор. Советский Союз оказался втя­нутым в длительный период гонки вооружений. Такая политика привела к тому, что в отдельные годы на военные расходы трати­лось более четверти бюджета страны.



В сферу ВПК втягиваются практически все союзные и ав­тономные республики и регионы СССР. Некоторые из них, напри­мер Удмуртия, по производственному профилю становится на 80 проц. военными. В это же время создается система закрытых, строго засекреченных городов военно-промышленной сферы, поч­ти полностью оторванной от внешнего мира. Помимо совершенно секретных номерных городов, таких как Арзамас-16, Челябинск-40, Пенза-19, Красноярск-26, вокруг столицы существуют "обыч­ные" на первый взгляд населенные пункты, въезд в которые ино­странцам, тем не менее, запрещен, для поселения в гостиницы не­обходимы специальные разрешения и т.д. (Красноармейск, Жу­ковский, Черноголовка, Обнинск и др.).

С середины 1960-х гг. вновь стала увеличиваться числен­ность Вооруженных Сил (с 3300 тыс. человек в 1964 г. до 5300 тыс. человек в 1984 г., в том числе почти 1 миллион военнослу­жащих проходили военную службу в составе советских групп войск за границей). Мощная военная группировка в 70-е гг. была создана на Дальнем Востоке. Почти 100-тысячный контингент со­ветских войск находился в Афганистане.

В эти годы отчетливо обозначилась тенденция профессио­нализации военной сферы. В армии и на флоте значительно повы­сился удельный вес инженеров и техников. Если в 1940 г. инже­нерно-технические кадры составляли 16,3 проц. всего офицерского корпуса, в 1945 г. - 28,4 проц., то в 1971 г. - до 45 проц., а среди офицеров Ракетных войск стратегического назначения - свыше 75 проц. В некоторых войсковых структурах до половины должно­стей комплектовались офицерами. Более того, появились подраз­деления, где военнослужащие срочной службы вообще не исполь­зовались. Это потребовало существенных изменений в сфере ком­плектования офицерского корпуса.

В 1967 г. был принят новый Закон СССР «О всеобщей во­инской повинности», в соответствии с которым лица офицерского состава запаса могли быть определены в мирное время на действи­тельную военную службу для использования на офицерских долж­ностях (в добровольном порядке или по призыву на два-три года). Офицерский состав был существенно обновлен: к 1971 г. более 65 проц. офицеров в полковом звене были моложе 30 лет.

В конце 60-х - начале 70-х годов было проведено преобра­зование средних военных училищ в высшие с четырехлетним сро­ком обучения. Эта реорганизация носила масштабный характер и охватывала значительное количество учебных заведений. К 1973 г. высшие военные училища составляли более половины всех воен­но-учебных заведений страны, в них готовились офицеры команд­ного и инженерного профилей для замещения должностей от пер­вичных до батальонного звена. В середине 80-х годов военные училища с четырехлетним сроком обучения обеспечивали более двух третей ежегодного выпуска офицеров с высшим военно-специальным образованием по 425 специальностям.

Важным источником пополнения офицерского корпуса были гражданские высшие и средние учебные заведения, где осу­ществлялась военная подготовка студентов (курсантов) и учащих­ся. В 60-80-е годы контингент обучаемых по программам офице­ров запаса составлял от 270 тыс. до 710 тыс. человек. При этом количество военно-учетных специальностей, получаемых в граж­данских учебных заведениях СССР, увеличилось со 100 в 1960 г.

до 265 в 1990 г.

 

3. Диссидентское движение в СССРи

Его роль в истории страны

Противоречивость общественно-политической жизни. Вскоре после смены высшего руководства страны (1964 г.) нача­лось ужесточение идеологического режима, постепенное сведение на нет либеральных начинаний, затухание критики культа лично­сти, прекратилась реабилитация жертв сталинских репрессий.

На повестку дня выдвинулась формула перманентного обострения идеологической борьбы двух систем. Проводились ак­ции устрашения интеллигенции, начало которым положило судеб­ное преследование в 1965-1966 гг. писателей Ю. Даниэля и А. Си­нявского, опубликовавших свои произведения на Западе. Общест­ву ясно давали понять, что идеи XX съезда уходят в прошлое. Од­нако это вызвало ответную реакцию, породив диссидентское дви­жение («движение инакомыслящих»), духовно готовившее обще­ство к более радикальным преобразованиям в будущем. Во второй половине 1960-х годов в стране оформилось правозащитное дви­жение (А. Есин-Вольпин, А. Гинзбург, В. Буковский и др.). К 1966-1967 гг. относятся первые выступления академика А.Д. Саха­рова в защиту репрессированных. Правозащитное движение под­креплялось молодежными выступлениями в различных регионах СССР. Тем самым расширялась база «цивилизации».

Кризис в экономике, идеологии шел параллельно с кризи­сом в духовной сфере. Количественные показатели выглядели здесь внешне благополучно. Быстро повышался уровень образова­ния. Росла доля лиц с высшим и средним образованием, числен­ность научных учреждений. Так, если научных работников в 1970 г. было 928 тыс., то в 1985 г. их насчитывалось уже 1491 тыс. Вме­сте с тем, образование отставало от требований научно-технического прогресса. В отличие от фундаментальных областей далеко позади науки западных стран находилась отечественная прикладная наука. Более того, СССР стал терять ранее завоеван­ные позиции, и в том числе в освоении космоса (США осуществи­ли престижный проект высадки на Луне, первыми создали косми­ческий корабль многоразового использования). Даже традицион­ная политика опережающего развития военных отраслей с макси­мальной концентрацией в них материальных и кадровых ресурсов в новых условиях стала давать сбои, так как эти отрасли все боль­ше зависели от общей ситуации в технологическом уровне народ­ного хозяйства, от эффективности всего экономического механиз­ма.

В конце 1960-х гг. стали подвергаться гонениям ученые, видевшие средства разрешения экономических проблем в перехо­де к рыночным отношениям. В разные годы гонениям подверга­лись историки (П. В. Волобуев, К. Н. Тарновский и др.), предста­вители других гуманитарных дисциплин, расходившиеся в своих концепциях с идеологическими установками партийного руково­дства. Подобные процессы шли и в области культуры. Здесь со второй половины 1960-х гг. резко усилился диктат власти с целью сохранения своего господства. В КГБ было создано Пятое главное управление для борьбы с идеологическими диверсиями. Произош­ло ужесточение цензуры. Многие талантливые художники слова были лишены возможностей публиковать свои произведения, ки­нофильмы оставались на полках. Именно на этот период прихо­дится расцвет творчества одаренных писателей и поэтов, бардов -Б.Ш. Окуджавы, В.С. Высоцкого, А.А. Галича, режиссеров - А.Г. Германа, Т. Е. Абуладзе и др. Работы значительного числа деяте­лей искусства, литературы не вписывались в каноны «социалисти­ческого реализма», были по сути оппозиционными режиму и лишь укрепляли «цивилизацию».

Существовавшая политическая система сохранила свою преемственность с властными институтами предшествующих де­сятилетий. Важнейшими ее аспектами было отрицание принципа разделения властей, парламентаризма, политический монополизм и превращение партийных структур в государственные на всех уровнях управления обществом. Представительные органы во многом имели декоративное значение.

Исполнительные органы подменяли законодательные, пло­дили бесчисленные инструкции и приказы. Они же фактически командовали и судом. К концу 70-х гг. только в управлении на­родным хозяйством накопилось до 200 тыс. различных приказов, инструкций, других подзаконных актов, опутавших своими сетями хозяйственных руководителей.

В такой системе именно процессы, происходившие в КПСС, во многом определяли общественное развитие. Отмена в партии норм обновления руководящих кадров создавала благопри­ятные условия для всевластия и бесконтрольности партноменкла­туры в центре и на местах. Поощрялось и утверждалось едино­мыслие и единогласие. Звания, ордена и прочие внешние почести призваны были восполнить отсутствующий в массах авторитет Л. И. Брежнева и других партийных вождей. По предложению главного идеолога партии секретаря ЦК М. А. Суслова началось искусственное восхваление личности Л.И. Брежнева, который был типичным руководителем административно-бюрократической сис­темы.

КПСС и общество.Партия продолжала наращивать свое влияние в обществе. В 70-е годы практически не осталось пред­приятий, строек, колхозов и совхозов, учреждений и учебных за­ведений, в которых не было бы первичных парторганизаций. Чис­ло членов партии выросло с 12,4 млн. в 1966 г. до 19 млн. в 1985 г. Идея построения материально-технической базы коммунизма в течение двух десятилетий, уже во второй половине 60-х гг. стала тихо забываться, т. к. слишком велик был разрыв между теорией и социальной практикой. Положения программы партии, принятой при Н. С. Хрущеве, о развернутом строительстве коммунизма даже сусловскими идеологами были признаны как нереальные.

Средством разрешения идеологических трудностей стала концепция «развитого социализма», благодаря которой коммунизм был отодвинут на «неопределенное будущее». В то же время фик­сировались достижения на этом пути в настоящем, имевшиеся ус­пехи относительно «незрелого» социализма предшествующих де­сятилетий. XXIV съезд КПСС (1971 г.) констатировал, что в СССР построено развитое социалистическое общество. XXV съезд КПСС (1976 г.) декларировал, что КПСС стала партией всего на­рода, оставаясь партией рабочего класса. Это явно противоречило реальным социальным процессам, когда аппарат обрастал все но­выми привилегиями, а разрыв в уровне и условиях жизни рабочих и номенклатуры все увеличивался.

Квинтэссенцией теоретических установок брежневского руко­водства стала принятая в 1977 г. Конституция СССР - Конституция «развитого социализма». В своей 6-ой статье она закрепила монополь­ное положение КПСС в политической системе, определив партию как руководящую и направляющую силу общества, ядро ее политической системы. Шлифовка идеологии авторитаризма сопровождалась посте­пенным разложением общества сверху донизу, начиная с утверждения двойной морали, двойных стандартов жизни - официальных и реаль­ных и кончая сращиванием многих представителей партийно-государственной номенклатуры с "теневой" экономикой и преступным миром. Обороты подпольных дельцов в 70-е годы становились милли­ардными. Созданный ими подпольный рынок поддерживал развали­вавшуюся экономику. Келейность, семейственность, наличие массы «легкоуправляемых» на ключевых постах стали необходимыми ком­понентами существовавшей системы. О крайне неблагополучном по­ложении дел с общественной моралью говорили факты возникновения на территории СССР неофашистских групп и организаций, в т.ч. в Шуе, Тбилиси, городах Прибалтики. Далека от идеальной была ситуа­ция с межнациональными отношениями, о чем говорили события в Нагорном Карабахе, Северной Осетии, Чечено-Ингушетии, Средней Азии, Прибалтике.

Нарастание кризисных явлений и попытки их преодо­ления.К 1985 г. в СССР функционировало около 900 различных союзных и республиканских министерств, госкомитетов. Обваль­но уменьшалось сельское население. С 1967 г. по 1985 г. деревню ежегодно покидало 700 тысяч человек. Усилилась неравномер­ность экономического развития различных регионов СССР, что вело к углублению межцивилизационных противоречий и росту сепаратистских настроений. Существенно снизились возможности реализации советскими людьми своих поведенческих функций. Так, прирост доходов на душу населения составил: в 1966-70 гг. -5,9 проц.; 1971-75 гг. - 4,4 проц.; 1976-80 гг. - 3,4 проц.; 1981-85 гг. - 2,1 проц. К началу 80-х годов Советский Союз находился лишь на 35-м месте в мире по средней продолжительности жизни и на 77-м - по уровню потребления на душу населения.

Все более иллюзорной становилась и одна из основных за­дач, провозглашенных идеологией, - обеспечение превосходства в экономическом соревновании с капиталистической системой. Единственная область, в которой был достигнут успех ценой ги­гантского напряжения сил была военная. В 70-е гг. СССР добился военно-стратегического паритета с США.

Аналогичные процессы происходили и в духовной сфере, которая, как и другие области общественной жизни, оказалась по­ражена кризисом, углублявшимся на протяжении всех 70-х и нача­ла 80-х гг. Время правления Л.Брежнева вошло в историю как «за­стойный период».









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.