Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Незаконное проведение искусственного прерывания беременности влечет за собой уголовную ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.





Перечень медицинских показаний для искусственного прерывания беременности определяется приказом Минздравсоцразвития РФ от 03.12.2007 г. №736 «Об утверждении перечня медицинских показаний для искусственного прерывания бере­менности».

Если у беременной обнаружено заболевание, которое не указано в перечне, но оно осуществляет угрозу для жизни или здоровья беременной или новорожденного, то вопрос о преры­вании беременности решается индивидуально. Медицинские показания по прерыванию беременности устанавливаются ко­миссией в составе врача акушера-гинеколога, врача той специальности, к которой относится заболевание, руководителя лечебно-профилактического учреждения здравоохранения. Искусственное прерывание беременности проводится по про­грамме ОМС в учреждениях, получивших лицензию на ука­занный вид деятельности, врачами, имеющими специальную подготовку.

До 2012 г. действовали основания для искусственного прерывания беременности перечислены в Постановлении Правительства РФ от 11 августа 2003 г. № 485 «О перечне социальных показаний для искусст­венного прерывания беременности».

К ним относились:

1) наличие инвалидности 1 и 2 группы у мужа или смерть мужа во время беременности жены;

2) пребывание женщины в местах лишения свободы;

3) наличие решения суда о лишении или ограничении ро­дительских прав;

4) беременность в результате изнасилования.

Еще раньше, перечень социальных показаний для искусственного пре­рывания беременности, утвержденный постановлением Пра­вительства РФ от 8 мая 1996 г. Предусматривал следую­щие обстоятельства, которые исключены из действующего законодательства:

· пребывание ее мужа в местах лишения свободы;



· признание женщины или ее мужа в установленном порядке безработными;

· расторжение брака во время беременности;

· отсутствие жилья, проживание в общежитии, на частной квартире;

· наличие у женщины статуса беженца или вынужденного пересе­ленца;

· многодетность (число детей 3 и более);

· наличие в семье ребенка-инвалида;

· размер дохода на одного члена семьи ниже прожиточного минимума, установленного в регионе.

Сейчас, согласно Постановлению Правительства РФ от 06.02.2012 N 98 "О социальном показании для искусственного прерывания беременности" единственным Социальным показанием для искусственного прерывания беременности является беременность, наступившая в результате совершения преступления, предусмотренного статьей 131 Уголовного кодекса Российской Федерации.

К числу медицинских показаний для искусственного прерывания беременности относятся:

· туберкулез (все активные формы), сифи­лис, ВИЧ-инфекция,

· наличие в настоящем или в прошлом злокачест­венных новообразований всех локализаций,

· острый и хрониче­ский лейкоз, врожденный порок сердца,

· состояние физиологической незрелости (несовершеннолетие) или угасания репродуктивной систе­мы женщины (возраст 40 лет и больше) и др.

При наличии у бере­менной заболевания, не указанного в перечне, но при котором про­должение беременности и роды представляют угрозу жизни или ущерба для здоровья беременной или новорожденного, вопрос о пре­рывании беременности решается индивидуально.

Правовое ограничение на производство искусственного прерывания беременности в зависимости от возраста плода на­правлено не только на охрану здоровья женщины, но и на за­щиту человеческого эмбриона (плода). Эта позиция основана на том, что каждый гражданин самостоятельно и свободно распо­ряжается своим правом на здоровье.

В законодательстве намечается тенденция (пусть пока слабая), направленная на защиту неродившегося ребенка.

Декларация о медицинских абортах (Осло, 1983 г.) в качес­тве основополагающего принципа врача закрепила уважение к человеческой жизни с момента зачатия, что свидетельствует о признании за плодом такого блага, как жизнь.

Законодательством многих государств наложен мора­торий на исследование зародышей человека. Законы ФРГ и Испании запрещают исследования на эмбрионах человека. В Великобритании, Дании, Франции исследования на эмбрио­нах человека ограничены. Категорически запрещены исследо­вания на эмбрионах человека с целью получения биологичес­кого оружия.

В рекомендациях Парламентской ассамблеи Совета Евро­пы (резолюция А 2 327/88 и А 2372/88 от 16 марта 1969 г.) и в решении Комиссии по правам человека (№ 6574/71) предус­мотрено, что на «эмбрион зародыша человека при всех обстоя­тельствах распространяется требование уважения человечес­кого достоинства, таким образом, уже с этого момента права человека имеют основополагающее значение».

Предоставляя право женщине самой решать вопрос о про­изводстве аборта, законодатель игнорирует интересы мужчи­ны (отца зачатого ребенка), в то время как в процессе зачатия участвуют оба будущих родителя, и каждый из них обладает свободой распоряжения репродуктивными правами. Право мужчины стать отцом не защищено. «Это противоречит п. 2 ст. 31 Семейного кодекса РФ, — отмечает С. С. Шевчук, — в соот­ветствии с которым «вопросы материнства, отцовства и другие вопросы жизни семьи решаются супругами совместно, исходя из принципа равенства супругов», а также ч. 2 п. 1 ст. 7 Семей­ного кодекса РФ, определившей, что «осуществление члена­ми семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы дру­гих членов семьи и иных граждан». В связи с этим является желательным принятие семейных решений на основе взаим­ного согласия, тем более, при осуществлении репродуктивного выбора.

Статистика свидетельствует, что меры по запрещению абор­тов оказываются направленными главным образом против малообразованных, несовершеннолетних, неимущих женщин, ко­торые не знают о различии правового регулирования прерыва­ния беременности в разных странах или не имеют средств на поездку в другую страну. Правда, блюстителями антиабортного законодательства предпринимались разнообразные меры для того, чтобы помешать женщинам воспользоваться возможнос­тью сделать легальный аборт в другой стране.

В перечисленных мерах нетрудно усмотреть нарушение ряда прав, получивших признание как на международном, так и на национальном уровнях: на приватность, телесную неприкосновенность, свободу передвижения и свободу слова.

Можно предположить, что с распространением новых, ме­нее агрессивных способов прерывания беременности на ее ран­них стадиях (инъекции, оральные препараты) ряд запретов и ограничений, установленных в законодательстве некоторых государств, потеряет смысл, поскольку контроль за их соблю­дением станет практически невозможным. Однако необходи­мо учитывать, что медикаментозные аборты, которые в отли­чие от хирургических сопряжены с меньшим риском для здоровья женщины, проводятся только в условиях стационара, под наблюдением врачей. Препараты для прерывания бе­ременности не продаются в аптеках. После фармакологичес­кого аборта обязательно проводится ультразвуковой контроль.

Разрешение вопроса о допустимости абортов тесно связано с определением круга профессиональных обязанностей врача, имеющим важное правовое значение. В законодательстве ряда стран закреплено право врача в соответствии со своими убеж­дениями не участвовать в проведении аборта. Отказ участво­вать в искусственном прерывании беременности не является нарушением профессиональных обязанностей. Вместе с тем представляется, что в случаях, когда продолжение беремен­ности угрожает жизни и здоровью женщины, аборт должен быть отнесен к стандартным лечебным мерам.

К проблеме аборта тесно примыкает проблема защиты прав и здоровья неродившихся детей, эмбрионов. Здоровье детей является величайшей ценностью для любого общества. Поэто­му вред, причиненный ребенку на эмбриональной стадии раз­вития, должен быть возмещен (например, непредоставление информации о возможности рождения неполноценного ребен­ка после медико-генетической консультации и т. д.). Должна ли мать нести ответственность за неправильное поведение, послужившее причиной рождения ребенка-урода (курение, употребление наркотических средств и т. п.)? Законодатель­ство Российской Федерации не предусматривает такой ответ­ственности. Эта проблема находится на стыке права и морали и подлежит дальнейшему обсуждению.

Согласно Приказа Минздрава от 01.11.2012 №572н «Об утверждении порядка оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология» (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий»









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.