Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ПОНЯТИЕ И СФЕРА ПРИМЕНЕНИЯ ДОГОВОРА ДАРЕНИЯ





Понятие договора дарения оставалось неизменным и в советский пе­риод развития гражданского права. Договором дарения признавался такой договор, по которому одна сторона передает безвозмездно другой стороне имущество в собственность (ст. 256 ГК 1964 г.).

Из определения договора дарения следует, что законодатель конструи­ровал его по модели реального договора. Договор дарения считался заклю­ченным в момент передачи имущества, заключение договора дарения сов­падало с его исполнением. В связи с этим Ю.К. Толстой справедливо ука­зывал: «Признание договора дарения реальным едва ли можно отнести к достижениям нового ГК (имелся в виду ГК 1964 г. - В.В.). К тому же эту конструкцию не удается провести последовательно. Так, в тех случаях, ко­гда закон предписывает совершение договора дарения в нотариальной форме, признание дарения консенсуальным договором не вызывает сомне­ний»'.

В юридической литературе некоторыми авторами все же проводился последовательно взгляд на договор дарения (во всех его формах) как на реальный договор. К числу таких авторов относился, например, В.И. Коф-ман, который для чистоты конструкции предлагал применительно к догово­ру дарения жилого дома запретить регистрацию дарственного акта до тех пор, пока дом фактически не передан2'

Однако большинство правоведов склонялись к тому, что по общему правилу договор дарения следует считать реальным договором, а в качестве исключения из общего правила предлагалось рассматривать те договоры, которые требуют нотариального удостоверения или регистрации и поэтому относятся к числу консенсуальных.

Необходимость использования применительно к дарению модели ре­ального договора в юридической литературе объяснялась тем, что при ис­пользовании конструкции консенсуального договора одаряемый получил бы право требовать отобрания у дарителя обусловленного соглашением имущества, что противоречило бы социалистической морали и не встретило бы этического оправдания3'

1 Иоффе О.С., Толстой Ю.К. Новый Гражданский кодекс РСФСР. Л., 1965. С. 262.

т тЖйг иШтЖоге1?]ажданское пРаво: Учебное пособие для юридических ву­зов. Т.П. М, 1951. С. 53.

Определение договора дарения как реального договора повлекло при­знание за ним особого места в системе гражданско-правовых обязательств. Так, О.С. Иоффе подчеркивает: «Вследствие такой квалификации дарение оказалось в весьма своеобразном положении в общей системе гражданско-правовых договоров. Все прочие договоры служат основанием возникнове­ния обязательств между заключившими их лицами. Но так как в дарствен­ном акте передача вещи означает совершение сделки, то никакие обязанно­сти из заключенного договора для дарителя возникнуть не могут, а одаряе­мый также не является обязанным лицом ввиду одностороннего характера договора дарения. Иначе говоря, дарение как реальная сделка никаких обя­зательственных отношений не порождает, а заключается путем исполнения сделки, сразу же превращающей одаряемого в собственника имущества, полученного в виде дара. Чтобы оттенить отмеченное своеобразие дарения, его иногда именуют вещным договором»1'

Со временем позиция, согласно которой договор дарения представляет собой реальную сделку, за исключением только тех случаев, когда закон предусматривает нотариальное удостоверение либо регистрацию договора дарения, приобрела в советской юридической литературе по существу бес­спорный характер. Например, в постатейном комментарии к Гражданскому кодексу РСФСР, изданном в 1982 г., по этому поводу сказано следующее: «Частью 2 ст. 256 предусматривается, что договор дарения считается за­ключенным в момент передачи имущества. В тех случаях, когда закон (ст. 257 ГК) предписывает для договора дарения обязательную форму, на­пример, при дарении дома, автомобиля или иного ценного имущества, он считается заключенным с момента облечения сторонами соглашения в со­ответствующую форму»2'

Другой признак договора дарения, который признавался бесспорным в советской юридической литературе, - это его безвозмездность. Данное ка­чество договора дарения объединяло его с договором ссуды. Сходству ме­жду дарением и ссудой в литературе уделялось большое внимание, выска­зывалась даже точка зрения, согласно которой ссуда является разновидно-з. По этому поводу О.С. Иоффе писал: «Действительно, не стью дарения

только при дарении, но и при ссуде одно лицо получает имущественные выгоды за счет другого, ибо вещь в процессе ее использования изнашивает­ся, а этот износ целиком относится на счет ссудодателя, не получающего

1 Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 395-396; см. также: Вердников В.Г.,

КабалкинА.Ю. Новые гражданские кодексы союзных республик. М., 1965. С. 101—102. " Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. С.Н. Братуся, О.Н. Сади-кова. М., 1982. С. 295 (автор соответствующего раздела- А.Ю. Кабалкин). См.: Перетерский И.С. Сделки, договоры. М., 1929. С. 64.

какой-либо денежной компенсации от второго контрагента. Однако отме­ченное сходство не должно скрывать весьма существенного отличия даре­ния от ссуды: в порядке дарения имущество переходит в собственность одаряемого, в то время как ссуда влечет лишь временный переход права пользования к ссудополучателю. Вследствие такого различия договор даре­ния тяготеет к обязательствам по реализации имущества, а договор ссуды -к обязательствам по передаче имущества в пользование»1' ем не менее' сам О.С.Иоффе в системе гражданско-правовых обязательств выделял от­дельную категорию обязательств по безвозмездной передаче имущества в собственность или в пользование, в рамках которой объединял самостоя­тельные договоры дарения и ссуды2'

В качестве такого же бесспорного признака договора дарения призна­вался односторонний характер порождаемого обязательства. Так, О.С.Иоф­фе, говоря о договоре дарения, указывал: «Бесспорен и его односторонний характер: одаряемый становится собственником имущества, не принимая на себя каких-либо обязанностей перед дарителем, который в свою очередь уступает право собственности одаряемому, не приобретая каких-либо прав»3'

Правда, некоторые сомнения на этот счет могли зародиться в связи с положением ГК 1964 г., в соответствии с которым дарение гражданином имущества государственной, кооперативной или общественной организа­ции может быть обусловлено использованием этого имущества для опреде­ленной общественно полезной цели (ч. 3 ст. 256). Вместе с тем законом не были предусмотрены какие-либо последствия неисполнения соответствую­щей организацией условия договора дарения об использовании подаренно­го имущества для определенной общественно полезной цели, а в юридиче­ской литературе на этот счет не было единого мнения. Так, Ю.К. Толстой пишет: «Однако и в этом случае договор дарения не перестает быть одно­сторонним, поскольку дари юль никаких прав за счет одаряемого не приоб­ретает. К тому же отношения сторон по договору дарения должны считать­ся прекратившимися в момент передачи имущества. Возникает вопрос: ка­кие правовые последствия наступают, если социалистическая организация использует имущество не в соответствии с той целью, ради которой имуще­ство было передано в дар? Следует признать, что даритель вправе в указан­ных случаях требовать расторжения договора и возврата имущества. Пред­почтительнее, однако, путем принятия эффективных мер государственно-правового и общественного воздействия обеспечить использование имуще -

1 Иоффе О.С. Указ. соч. С. 393.

2См. там же. С. 391-410.

3Там же. С. 395.

ства в соответствии с обусловленной целью либо передать имущество дру­гой организации»1'

При таком подходе остается неясным, откуда же возникает и каким образом продолжает существовать после передачи подаренного имущества обязанность указанной социалистической организации по использованию дара для определенной в договоре дарения общественно полезной цели, если «отношения сторон по договору дарения должны считаться прекра­тившимися в момент передачи имущества». И как даритель может требо­вать расторжения договора дарения и возврата подаренного имущества, если отношения сторон по договору дарения к этому моменту уже прекра­тились?

Видимо, использование имущества одаряемой организацией для обще­ственно полезной цели все же составляло обязательство последней, выте­кающее из договора дарения. В таком случае передача дара указанной ор­ганизации свидетельствовала об исполнении своего обязательства дарите­лем, но это не могло привести к прекращению отношений по договору да­рения. Только так можно объяснить наличие у дарителя права требовать возврата подаренного имущества в случае неисполнения условия договора о его использовании для определенной общественно полезной цели.

Именно с этих позиций толкует названную норму А.Ю. Кабалкин, ко­торый отмечает: «Согласно ч. 3 данной статьи дарение гражданином иму­щества социалистической организации может быть обусловлено использо­ванием этого имущества для определенной общественно полезной цели. В этом случае на соответствующей организации лежит обязанность осущест­вить волю дарителя. Требовать исполнения указанного условия договора дарения вправе как даритель, так и прокурор»2'

Одним из признаков договора дарения, несмотря на отсутствие каких-либо упоминаний на этот счет в законе, в юридической литературе призна­валось согласие одаряемого на принятие подаренного имущества. Напри­мер, О.С.Иоффе подчеркивал договорную природу договора дарения, хотя, на первый взгляд, акты дарения совершаются в результате односторонних действий дарителя и как будто бы не требуют согласия одаряемого. «Но при более внимательном анализе, - отмечает О.С.Иоффе, - договорная природа дарственных актов становится совершенно очевидной. Следует прежде всего назвать такие акты, которые связаны с крупными ценностя­ми... и требуют оформления... при обязательном участии обеих сторон. Затем, учитывая характер забот и расходов по содержанию имущества, по­лученного в дар, не всякое дарение может оказаться приемлемым для ода-

Иоффе О.С., Толстой Ю.К. Указ. соч. С. 262. Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР. С. 295.

ряемого, а следовательно, и с этой точки зрения требуется его согласие. Наконец, согласие имеет значение и в том смысле, что для одаряемого не безразличны субъект дарения и мотивы совершения дарственного акта»'.

Сфера применения договора дарения в основном очерчивалась в юри­дической литературе путем его отграничения от похожих на дарение адми­нистративно-правовых актов и действий в области трудового законодатель­ства. Например, обращалось внимание на то, что местные органы власти имели право разрешать бесплатный отпуск древесины на корню из лесов государственного значения для строительства и ремонта жилых домов не­которым категориям граждан: переселяющимся с хуторов в колхозные се­ления, семьям погибших воинов, инвалидам Отечественной войны, много­детным матерям и т.д. Отпуск древесины в указанном порядке рассматри­вался как результат действия административно-правовых норм. А, скажем, премирование трудящихся за производственные достижения или награжде­ния их ценными подарками квалифицировались как действия, осуществ­ляемые в соответствии с трудовым правом2'

Применительно к гражданско-правовым отношениям в юридической литературе, как уже отмечалось, обычно акцентировалось сходство между договором дарения и договором ссуды, а также между договором дарения и договором купли-продажи жилого дома с условием о пожизненном содер­жании. Признавалась также недопустимость дарения на случай смерти, по­скольку такая сделка могла представлять собой обход правил о наследова-







ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА МЫ ССОРИМСЯ Не понимая различий, существующих между мужчинами и женщинами, очень легко довести дело до ссоры...

Что делать, если нет взаимности? А теперь спустимся с небес на землю. Приземлились? Продолжаем разговор...

ЧТО ПРОИСХОДИТ ВО ВЗРОСЛОЙ ЖИЗНИ? Если вы все еще «неправильно» связаны с матерью, вы избегаете отделения и независимого взрослого существования...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2023 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.