Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Религиозно-нравственное состояние иудеев и язычников перед пришествием в мир Спасителя





Вавилонский плен, явившийся Божиим наказанием за все беззакония и идолопоклонство, которым бесстыдно предавался избранный народ, послужил для него важным уроком, заставившим его глубоко задуматься над своей судьбой. После периода славного могущества народ израильский вдруг опять оказался, как некогда в Египте, жалкой партией рабов, отведенных в плен, где могла погибнуть и сама память о нем. Это тяжелое испытание невольно пробудило в евреях сознание того, что сила их, как избранного народа, заключается именно в избравшем его Боге и в строгом соблюдении Завета, который Он заключил с ним.

И вот в иудейском народе начинается религиозно-нравственное возрождение. В нем крепнет вера в Бога, вспыхивает пламенный патриотизм и все больше усиливается ожидание Мессии, Который должен, наконец-то, прийти и исполнить все обетования, данные Богом их отцам. Такое настроение естественно побуждало ревностно исполнять закон Моисеев. Возвратившись из плена, евреи прилежно начали изучать Священное Писание, собираясь для этого каждую субботу в синагоги. В это время появляется много ученых людей, так называемых книжников, которые толковали закон Моисеев и учили народ, как лучше его исполнить. Советы и обрядовые постановления книжников впоследствии стали называть преданием старцев. С этого времени в Иудее начинают зарождаться и проявлять себя в общественной жизни две религиозные партии – фарисеев и саддукеев. К этим двум группам можно присоединить и секту ессеев, которая появилась немного позже.

 

Фарисеи

Наибольшее значение в религиозной жизни евреев имели фарисеи. Самое слово фарисей (перушим) значит «обособленный» или «отдельный». Члены этой секты считали себя особо избранными, лучшими представителями иудейского народа, настоящими хранителями всех истинных религиозно-национальных традиций. Фарисеи считали, что спасение иудеев состоит в том, чтобы как можно строже соблюдать правила своей веры, и ревностно выступали против иноземных языческих влияний на избранный народ. Исходя из этого, они твердо хранили основные начала истинной веры, заключенные в Священном Писании.



Фарисеи верили в бессмертие души, в вечное воздаяние за гробом, в воскресение праведных, в существование Ангелов и демонов. К этим истинам примешивалось, однако, заблуждение, и в первую очередь, ложное учение о грядущем Мессии, Которого они представляли в образе воинствующего монарха-победителя: он освободит иудеев от власти язычников и устроит на земле царство Божие, в котором евреи и, прежде всего, фарисеи, будут иметь господствующее положение.

Нравственное учение фарисеев отличалось узким формализмом и мелочностью. Они считали необходимым соблюдение не только всех правил и постановлений закона Моисеева, но также и предания всех книжников или старцев, истолковывавших закон. Эти предания, по утверждению некоторых фарисеев, оказывались даже более обязательными, чем самый закон.

Но были у фарисеев и положительные черты. Лучшей стороной фарисейства была их ревность к распространению религии Иеговы, и в этом отношении они сделали очень много, подготавливая почву для распространения христианства среди языческих народов. Они были также пламенными патриотами своей родины, за что народ их очень уважал.

 

Саддукеи

Противниками фарисеев были саддукеи, получившие название от своего вождя Садока.

Саддукеи более походили на политическую партию, чем на религиозную секту. Выражаясь современным языком, эту секту можно было бы назвать партией либералов или космополитов. Они считали нелепым превозноситься преимуществами иудейского народа как избранного Богом. Саддукеи питали симпатию к греко-римской культуре и старались насаждать ее у себя дома. За это правоверные евреи не любили их.

В области религии они признавали только писаный закон и отвергали предания, отрицали существование Ангелов и демонов, загробную жизнь и воскресение мертвых. Их больше устраивали земное благополучие и удовольствия жизни. Саддукеи верили в Мессию только как в великого учителя иудейского народа.

По своему составу партия саддукеев охватывала представителей правящей иудейской аристократии. Первосвященники, занимающие высшие посты в Синедрионе, были саддукеями.

 

Ессеи

Совершенно особый мир составляла община ессеев, которые, удалившись от суеты мира на западный берег Мертвого моря, вели полумонашеский образ жизни. В их общину, которая насчитывала до четырех тысяч человек, стекалось много разочарованных и уставших от жизни, а также тех, кто не мог мириться со злом и несправедливостью в мире.

Формализм ессеев был еще мелочнее и строже, чем у фарисеев: они считали осквернением не только соприкосновение с язычниками, но и со всяким, кто не принадлежал к их секте.

 

Иудейские рассеяния

Вавилонский плен, кроме того, что он послужил духовному возрождению евреев, имел еще и другое, более важное и глубокое значение для всего человечества. До него избранный народ жил более или менее отчужденно от остального мира, и свет истинной религии лишь изредка проникал за пределы земли обетованной. Теперь же, с приближением мессианских времен свет этот должен был ярко засиять для всех, «живущих во тьме и тени смертной», т. е. для всех языческих народов, погрязших во тьме идолопоклонства. И этому великому делу оказали содействие те ассиро-вавилонские завоеватели, которые, сами не сознавая того, послужили могущественным орудием Промысла Божия.

Со времени рассеяния иудейский народ сделался как бы народом всемирным. Сначала иудеи рассеяния представляли три больших ветви: иудеев вавилонских, сирийских и египетских. Но затем завоевания греков и римлян значительно расширили области иудейского рассеяния. Их теперь можно было встретить в Малой Азии, Греции, Риме, Испании, по берегам Северной Африки. Общая вера в живого Бога соединяла их воедино и предохраняла от ассимиляции с другими народами. Где бы только ни жили иудеи, там они строили синагоги и каждую субботу собирались туда для слушания Закона Моисеева. Но одним из самых сильных средств поддержания единства между иудейским миром было его постоянное сношение с Иерусалимом, как общим центром всего иудейства.

 

Состояние языческого мира

Это необычайное взаимообщение народов в составе Римской империи имело влияние религиозно-нравственное состояние языческого мира. В Риме пришли в столкновение между собой всевозможные языческие культы, и их бесконечное разнообразие по необходимости должно было привести к убеждению, что языческие боги являются произведением самих же народов и не в состоянии удовлетворять присущей человеку потребности в истинной религии. Сильнее всего это сказалось на самих римлянах, вера которых в своих богов уже раньше была подорвана распространением греческих философских сочинений, прямо издевавшихся над олимпийскими богами как над измышлениями человеческого разума. Но так как человек не может быть без религии, то началось томительное искание истинного Бога, в поисках Которого были перебраны все известные тогда религии и культы.

В это время многие стали обращать внимание и на таинственного Бога Иегову, о Котором проповедовали евреи. Иудеи утоляли жажду ищущих правду язычников и обращали их в иудейство. Язычников, которые принимали иудейскую религию, называли прозелитами. Прозелиты разделялись на два класса: пришельцев врат и пришельцев правды, отличавшихся между собой степенью принятия иудейства. Для первых достаточно было общей веры в Иегову с принятием «Новых законов», а от вторых требовалось полное подчинение всем постановлениям Закона Моисеева.

Обращению в иудейство сильно способствовало и нравственное падение языческого мира как неизбежное следствие падения религиозного. Лучшие язычники стали надеяться, что откуда-нибудь должно прийти спасение, если не от людей, то свыше. И надежда эта как раз совпала с тем ожиданием Избавителя мира, которое все сильнее нарастало в иудейском мире и все шире распространялось через иудеев среди языческих народов. По свидетельству римских историков Светония и Тацита, в то время между римлянами ходила широко распространенная молва, что на востоке скоро появится могущественный царь, который покорит весь мир. А римский поэт Вергилий в своей знаменитой четвертой эклоге воспевал младенца, который должен был восстановить золотой век. Младенец этот должен снизойти с неба, и на земле водворится мир. Щедро он будет изливать свои дары; стада не будут бояться львов, ярмо снимется с шеи пашущего вола, и земледелец уже не будет работать в поте лица своего. Это славное мечтание римского поэта, несомненно, было отголоском знаменитого пророчества Исаии о том, что родится Младенец, Которому нарекут имя: «Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира», и «тогда волк будет жить вместе с козленком...» (Ис. 9.6; 11.6).

Особенно сильного напряжения достигло ожидание Мессии в иудейском народе. Древние предсказания пророков сделались предметом самого тщательного изучения и толкования. Самой любимой книгой у евреев была книга пророка Даниила с ее точными определениями времени пришествия Мессии. Ожидание Мессии в Иудее до такой степени было живо, что сами правители еврейского народа во времена Маккавеев принимали власть лишь условно, «доколе восстанет Пророк верный» (1 Мак. 14.41). При появлении всякого выдающегося проповедника или пророка все невольно спрашивали, не он ли Христос. Многие при этом не ясно представляли себе, в каком виде явится Христос, и хотели видеть в Нем всемирного завоевателя, который покорит иудеям весь мир и создаст на земле вечное еврейское царство. Но более духовные люди ожидали в Нем истинного Мессию, Который искупит человека от рабства греху, водворит мир в возмущенной душе, призовет к Себе всех страждущих и обремененных и создаст вечное Божие Царство на земле.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.