Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Феномен национальной безопасности





Национальная безопасность — вид безопасности на уровне отдельных стран, при котором исключается угроза войны и посягательств на суверенитет страны, ее независимость и территориальную целостность. Этот вид безопасности предполагает безусловную возможность для проведения государством самостоятельной внешней и внутренней политики, отсутствие внешнего вмешательства в его дела. Важным элементом безопасности страны является защита прав человека, обеспечение условий для нормальной жизнедеятельности общества.

Таким образом, одним из основных инструментов обеспечения национальной безопасности является внешняя политика. Эта политика представляет собой деятельность государства на мировой арене, направленную на осуществление взаимодействия с другими субъектами международных отношений: иностранными государствами, союзами государств, международными организациями всемирного и регионального масштаба, зарубежными политическими партиями, общественными организациями и группами интересов. Основными формами проведения внешней политики являются: дипломатические отношения между государствами; членство государств в международных организациях; переговоры и контакты на разных уровнях, высшим из которых являются встречи глав государств и правительств.

Термин «национальная безопасность» появился относительно недавно. Европа и Азия до II половины XX века практически и не знали этого по­нятия. В лексиконе большинства государств преобладали понятия «оборо­носпособность», «государственная безопасность». Считается, что впервые этот термин был употреблен в 1904 году в послании президента Т. Рузвельта конгрессу США, где он обосновал присоединение зоны Панамского кана­ла интересами «национальной безопасности». Сама концепция появилась в связи с Актом (законом) по национальной безопасности в 1947 г., на основе которого был утвержден Совет национальной безопасности США. В пос­ледние годы эта проблема стала стержневой в исследованиях американских политиков, которые источник рассматриваемого понятия видят в теории «на­циональных интересов». Этот подход был предложен У.Липпманом. В годы холодной войны большинство исследований определяло национальную бе­зопасность через силу, либо с позиций взаимодействий государств, т.е. со­здания оптимальных условий развития системы международных отноше­ний. Наибольшую известность в этом контексте получила теория реализма или теория силовой политики (Г.Моргентау, А.Вольферс и др.)



Например Вольферс утверждал: «...безопасность есть ценность, которой государство может более или менее обладать и которую оно стремится иметь в большей или меньшей степени. Она (категория безопасности) имеет много общего с категорией силы (power) и благосостоянием (wealth), двумя други­ми ценностями громадной важности в международных делах. Однако, если благосостояние измеряется количеством материальных ресурсов государства, а сила - его способностью контролировать действия других, безопасность в объективном смысле измеряется отсутствием угрозы приобретенным ценнос­тям, а в субъективном смысле - отсутствием страха за то, что эти ценности будут подвержены угрозе. В обоих случаях национальная безопасность может восприниматься весьма широко: от почти полной безопасности или отсутс­твия страха за нее на другой стороне».

Словарь терминов МО США, издан­ный Комитетом начальников штабов, под национальной безопасностью по­нимает сферу приложения совместных усилий военной и внешней политики, желаемое условие, обеспечиваемое в первую очередь американским военным и оборонным превосходством над любой иностранной державой или груп­пой держав, благоприятной позицией в международных отношениях, а также обороноспособностью, позволяющими успешно противостоять враждебным или разрушительным, явным или скрытым действиям других стран, включая применение ими военной силы. Фактически в этом определении выражена идея идеальной ситуации абсолютного военного превосходства США над во­оруженными силам всего мира, что лишний раз свидетельствует о теснейшей связи в США деятельности в области национальной безопасности с внешней и военной политикой при опоре на военную силу.

В теорию и практику России понятие «национальная безопасность» ста­ло входить с начала 1990-х годов. Термин «национальная» в данном случае не. несет национально-этнической окраски. Нация в данном контексте понима­ется как территориально-государственная общность, основанная на устой­чивых социально-политических, экономических, культурных и иных связях. Исходя из такого понимания «национального», Энциклопедический словарь по политологии дает следующее определение национальной безопасности: это категория политической науки, которая характеризует состояние со­циальных институтов, обеспечивающее их эффективную деятельность по поддержанию оптимальных условий существования и развития личности и общества... характеризует состояние нации как целостной системы.

Для сравнения приведем и другие определения.

Национальная безопасность - совокупность действующих факторов, обеспечивающих благоприятные условия для развития страны; боеспособ­ность государства, оптимальное развитие и сохранение его фундаменталь­ных ценностей и традиций, нормальные отношения личности и государства, способность эффективно преодолевать любые внешние угрозы, руководс­твоваться именно национальными интересами, обеспечивать достижение общих целей.

Национальная безопасность - состояние, при котором обеспечивается защита жизненно важных интересов государства и гражданского общества в экономической, политической, военной, экологической, гуманитарной и других областях.

Национальная безопасность - это защищенность жизненно важных ин­тересов граждан, общества и государства, а также национальных ценностей и образа жизни от широкого спектра внешних и внутренних угроз, различ­ных по своей природе.

Национальная безопасность - это состояние общественных отношений, гарантирующих защищенность жизненно важных интересов личности, об­щества и государства от внешних и внутренних угроз.

А вот как определя­ется национальная безопасность официально: «состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства» (Стратегия На­циональной безопасности Российской Федерации до 2020 г.). Как видно, приведен­ные подходы дают возможность анализировать национальную безопасность с разных сторон.

В дальнейшем под национальной безопаснос­тью мы будем понимать такое состояние, при котором гарантируется беспрепятственное и успешное развитие всех социальных организмов и общественных структур, создаются оптимальные условия для сущест­вования и развития личности, общества и государства.

Итак, безопасность - это не благо, дарованное извне в виде защиты, охра­ны, а имманентное свойство отдельной личности, общества, государства. Спе­цифика безопасности определяется спецификой опасностей и угроз и средс­твами реакции на них. Национальная безопасность должна рассматриваться не как состояние прочности, стабильности, незыблемости, а как системное свойство страны, которое позволяет ей прогрессивно развиваться в условиях существования рисков, неопределенностей, вызовов и опасностей.

6. Национальные интересы: сущность, структура, содержание.

Термин «национальные интересы» в отечественной политоло­гической литературе стал употребляться сравнительно недавно и трактуется неоднозначно. В то же время для многих зарубежных исследователей и практиков-политиков, например из США, его зна­чение практически давно однозначно—«национальные интересы» адекватны «государственным интересам».

Анализ содержания продолжающейся научно-теоретической дискуссии среди российских исследователей позволяет выделить следующие подходы к трактовке национальных интересов.

1. Сторонники одного из подходов рассматривают национальные интересы как собственно этнические и предлагают использо­вать данный термин преимущественно для отражения интересов национальной общности или социальных групп, объединенных спе­цифическими связями и взаимоотношениями генетической и куль­турной однородности. Национальные интересы в этом контексте рассматриваются как этнонациональные, включенные в структуру государственных интересов.

Такой подход приемлем, но только применительно к этнополитической сфере. Сегодня нет ни одной развитой нации, которая не была бы полиэтничиа. Разумеется, применительно к таким госу­дарствам, как Россия, это теоретически актуально и практически оправданно.

Вместе с тем в научном плане отождествлять понятия «на­циональные интересы» и «государственные интересы» неправо­мерно.

2. Авторы второго подхода используют термин «националь­ные интересы» при характеристике приоритетов внешней полити­ки Российского государства. Несовершенство этого подхода состоит в том, что за рамками «национальных ин­тересов» в этом случае остается не менее, а даже более важная их часть, связанная с внутренними проблемами россиян, государства, российского общества в целом.

3. Сторонники третьего подхода исходят из того, что «наци­ональными интересами» может обладать нация-государство со значительной степенью независимости гражданского общества от государственных властных структур. Эта позиция интересна и не вызвала бы сомнений, если бы речь шла об идеальном правовом государстве.

Хорошо известно, что в правовом государстве имеются и эф­фективно функционируют механизмы волеизъявления народа, что позволяет государству выступать носителем и выразителем истин­но национальных, а не корпоративных (групповых) интересов. В иных случаях (т. е. в условиях отсутствия зрелого правово­го государства) государство может выражать корпоративные инте­ресы различных социальных общностей и даже преимущественно собственные бюрократические интересы.

4. И наконец, многие отечественные и зарубежные исследова­тели рассматривают «национальные интересы» как собирательное понятие и сближают их с интересами государства.По их мнению, в реальной жизни действуют достаточно посто­янные факторы экономического, политического, духовного, геопо­литического, конфессионального, национального характера, кото­рые при самых разных обстоятельствах формируют национальные интересы государства.

Нельзя не видеть, что приведенная точка зрения во многом от­ражает специфику России и в силу этого заслуживает особого вни­мания. Дело в том, что в реальной практике национальные ин­тересы всегда опосредованы и обусловлены целями и интересами главного субъекта общественной и политической жизни — государ­ства. Это подтверждается всей многовековой историей России, а также результатом исследований многих отечественных ученых. Например, указывая на этот факт, известный русский философ И.А.Ильин подчеркивал, что государство имеет дело «исключи­тельно с общим всенародным интересом, ибо частный и личный интерес граждан может постольку приниматься в расчет, посколь­ку он может быть востребован и истолкован как интерес общий и всенародный».

Главная задача, таким образом, состоит в том, чтобы в этих интересах были аккумулированы интересы личности, различных социальных групп и общностей, общества и самого государства.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что наци­ональные интересы — это объективно существующие, осознан­ные потребности, ценности и установки личности, общества и го­сударств, связанные с обеспечением безопасности во всех сферах жизнедеятельности общества, его устойчивого и динамичного раз­вития па длительную перспективу.

Национальные интересы имеют объективно-субъективную при­роду. Объективная природа обусловлена реальными потребностями личности, общества и государства в обеспечении экономической, политической, социальной и духовно-нравственной стабильности в обществе, прочного внутреннего и внешнего суверенитета государства, его территориальной целостности и междуна­родного авторитета.

Субъективная сторона национальных интересов состоит в том, что их носителями и конкретными выразителями являются инди­виды (личности), государство и общество с присущими только им социальными ценностями и потребностями, устремлениями и уста­новками в обеспечении эффективной безопасности во всех сферах жизнедеятельности.

Так, интересы личности состоят в реальном обеспечении кон­ституционных прав и свобод, личной безопасности, в повышении качества и уровня жизни, в физическом, духовном и интеллекту­альном развитии.

Интересы общества включают в себя упрочение демократии, достижение и поддержание общественного согласия, повышение со­зидательной активности населения, экономический прогресс и ду­ховное возрождение России.

Интересы государства состоят в защите конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности России, в уста­новлении экономической и социальной стабильности, в безуслов­ном исполнении законов и поддержании правопорядка, в развитии межгосударственного сотрудничества на основе взаимовыгодности и партнерства.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.