Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Проблемы безопасности в этнической сфере.





Властные институты и этнический активизм в большинстве стран мира находятся в сложной системе взаимовлияния. Если в середине текущего века наиболее жгучими проблемами были деколонизация, сопряженная с выходом на международную арену новых национальных групп, а также сохранившиеся во многих государствах элементы апартеида, расовой сегрегации и дискриминации на этнической почве, то на новом историческом витке система вызовов и угроз в области этничности стала более комплексной, внушающей серьезную обеспокоенность. Достаточно сказать, что усилилась роль идеологического обоснования наиболее крайних (насильственных, террористических) форм межэтнического противостояния, неизмеримо возросли технические возможности экстремистов для запугивания большинства. Это связано с важнейшими коллизиями конца XX в., отразившимися в своеобразной форме и в межэтнических отношениях.

Государственность и этнические общности представляют собой два смежных, конкурирующих уровня организации социальной жизни. Этнический активизм претендует на государственный статус, точно также как государство стремится к контролю в области культурного развития общества. Исследователи констатируют, что "культура теперь - это необходимая общая среда..., только внутри которой члены общества могут дышать, говорить и творить; значит это должна быть единая культура" [Геллнер]. Развивается противостояние между идущими процессами глобализации и желанием групп сохранить свою самобытность, а иногда и возродить общественные отношения предшествующего исторического этапа.

Очевидно стремление современных государств к преобразованию в "национальную" (то есть монокультурную) форму. Так, только за последнее десятилетие, в результате этнической мобилизации, на свои национальные составляющие распалось несколько полиэтнических государств, а в некоторых других до сих пор распространены межэтнические конфликты под лозунгами сепаратизма или ирредентизма. Существует прогноз о расширении подобного рода взаимодействий уже на религиозно-цивилизационной основе [Хантингтон, 1994]. Испытанию на прочность подвергаются многие федеративные страны, особенно те, где в основе федеративной структуры лежит этнический компонент; ряд других, унитарных государств (например,Бельгия, Великобритания, Испания) вынуждены все более присматриваться к федералистским или автономистским моделям.



Усилились миграционные потоки, пересекающие национально-государственные границы. Тем самым усложнилась этническая структура многих стран и регионов, распространились такие явления, как "культурный шок" в среде мигрантов, ксенофобия, национальный фундаментализм, переходящий в шовинизм - среди "принимающих" групп населения. В результате миграцийувеличилась также социальная напряженность, в первую очередь на рынке труда.

Больше внимания стало уделяться вопросам, связанным со статусом этнических и прочих меньшинств. Причем разрешение проблем в этой области и удовлетворение прав меньшинств возлагается обычно на центральные правительства.

В большинстве стран мира, считающих себя "цивилизованными", возрастает активность государства по урегулированию межэтнических, межобщинных и межрелигиозных отношений в рамках новой идеологии (например, мультикультурализма). Более того, противодействие негативным тенденциям в сфере этничности, таким, как дискриминация, апартеид, сегрегация, этнические чистки, геноцид и т.д., все более переходит с национального на межнациональный уровень (включая и различного рода миротворчество).

Углубляется противоречие между международно-правовыми нормами, устанавливающими рамки государственного суверенитета, и процессами глобализации, создающими основу для вмешательства во внутригосударственные дела со стороны международных и региональных организаций, в том числе и по поводу межэтнических конфликтов.

Существующая композиция латентных и явных проблем означает, что задача обеспечения безопасности в сфере этничности - одна из наиболее актуальных в настоящее время.

К процессам, в результате протекания которых вызовы и угрозы для этнокультурной безопасности приобретают наибольшую актуальность, можно отнести следующие.

1. Демографические процессы. Сравнительное соотношение рождаемости и смертности основных этнических групп страны или региона, ведущее к относительно быстрому изменению баланса в рамках устоявшейся этнической структуры, может формировать систему вызовов и угроз в сфере этнокультурной безопасности. Применительно к современности, если использовать терминологию демографии, следует говорить о народах, подошедших к стадии демографической революции (резкое повышение рождаемости и "выживаемости" детей за счет роста качества жизни), и о народах, находящихся в ситуации демографического перехода (невысокая рождаемость, сопряженная с качественным скачком в воспитании и образовании нового поколения, с ростом средней продолжительности жизни)

2. Миграционные процессы. Они способны привнести в социальную жизнь тот же набор опасностей и угроз, что и этнодемографическая динамика. Однако они формируются в предельно сжатое время, что значительно понижает адаптивный социально-психологический потенциал взаимодействующих этнических групп. Кроме того, формируются новые угрозы, связанные с усилением нагрузки на рынки труда, а также с появлением "нетрадиционных" для страны этнических групп. Последнее повышает степень отчужденности между людьми на этнокультурной почве (чаще всего это - результат внешних миграций). Процесс экстремально быстрой смены этнического состава территории в результате миграции называется сукцессией.

3. Социально-экономические процессы также могут порождать разнообразные угрозы в этнокультурной сфере. Так, в результате промышленного освоения территории может нарушаться ее экологический баланс, что особенно негативно сказывается на культуре "аборигенных" этнических групп (типа малых народов Севера). Ускоренная промышленная модернизация, способствуя отмиранию старых и возникновению новых отраслей хозяйства, зачастую ведет к маргинализации части населения, вырванного из традиционного культурного контекста и не сумевшего приспособиться к новому образу жизни.

В этих условиях может возникать так называемое "культурное разделение труда" (занятость представителей различных народов в разных профессиях или производственных отраслях). Подобная система, возводя новые социальные межэтнические границы, провоцирует развитие этнической замкнутости, отчужденности, формирование фобий и негативных этнических стереотипов. Зачастую ускоренное экономическое развитие искусственно стимулирует массовые миграции, о возможном негативном потенциале которых говорилось выше. Итак, социально-экономическое развитие территории вполне сопрягается с угрозами в этнокультурной сфере.

4. Их можно отнести к наиболее непредсказуемым и неожиданным в той совокупности процессов, которая формирует систему угроз в сфере этнокультурной безопасности. Примеры успешной идеологической переориентации властных структур в этой области весьма немногочисленны. Так, за почти 30 лет - с 1930-х до 1950-х гг. - политологическая мысль США сумела переориентироваться с интеграционистской идеи "плавильного котла" на концепцию "этнического салата", предполагающую сохранение этнокультурной самобытности. Это было вызвано, как представляется, обнаружением феномена "третьего поколения", то есть возвращения собственной этничности внуками переселенцев. В результате была сформулирована концепция многокультурности, лежащая в основе национальной политики США и ряда других стран. Столь высокая концептуальная мобильность встречается нечасто, особенно в условиях политической стабильности.

5. Культурно-языковые процессы. Они не только отражают влияние вызовов и угроз в области этнокультурной безопасности, но и могут восприниматься в качестве факторов, формирующих эти угрозы. Довольно трудно различить результаты естественного этнокультурного развития, связанные с введением инноваций в культуру социума, и начальный этап этнокультурной ассимиляции. На наш взгляд, даже переход этнической группы на другой язык, особенно если он происходит в течение длительного времени, не обязательно ведет к этнокультурной ассимиляции. Так, преимущественно англоязычные шотландцы сохранились как отдельный народ, претендующий к тому же на автономию в рамках Великобритании.

Представляется, что вывод о развивающемся процессе этнокультурной деградации должен базироваться на более широкой системе социокультурных критериев: сохранении родного языка, доле в социуме маргинальных групп, распространении "социальных болезней" (алкоголизм, наркомания, преступность), продолжительности жизни, среднем уровне образования, устойчивости семейных отношений и т.д.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.