Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глава 9. Какая кровь у марафонца





По нашим наблюдениям, на финише стресс-нагрузок в крови бегунов резко возрастает количество лейкоцитов: до 12—22 тыс. против 4—6 тыс. на старте. Изменяется и соотношение в отдельных фракциях лейкоцитов: наблюдается рост количества нейтрофилов, количество эозинофилов и лимфоцитов, напротив, снижается (нейт-рофилез, анэозинопения, лимфоцитопения). Подобные изменения мы обнаружили и на финише МММ-84 у всех восьми обследованных членов КЛБ (средний возраст—40,2, средний результат—3:04), а также у этого же контингента на финише зимнего 50-километрового пробега. Сходные данные были получены К. Уэльсом с сотрудниками (1982). Их бегуны финишировали со средним временем 3:19.
По исследованиям А. Егорова (1924) —первого отечественного ученого, исследовавшего кровь марафонцев, эозинопения крови сохраняется и через 24 часа после финиша. По современным пред-ставлениям, эозинопения может свидетельствовать об истощении коры надпочечников в результате стресса.

И изменения, происходящие у бегунов в картине белой крови, для врачей-клиницистов в обычной практике являются несомненным признаком патологии, требующей немедленной терапии. Однако эти изменения в организме спортсмена есть следствие ответа организма на экстремальную физическую нагрузку и не требуют никакого специального лечения.
Подобные отклонения от пресловутой «нормы» могут быть серьезным препятствием для бегуна при оформлении медицинского допуска к состязаниям. За таким допуском любители бега обращаются обычно за несколько недель до старта, когда напряженность тренировки еще высока. Хронические и острые адаптационные изменения, присущие тренируемому организму, иногда приводят в замешательство работников врачебно-физкультурных диспансеров и могут служить причиной врачебных ошибок. С другой стороны, они также не могут служить надежным методом контроля соответствия бегунов. Д. Саттон (1981) отмечает, что врач, просматривающий сотни людей за день до старта, не может лучше исследовать подготовленность пациента, чем местный врач, оформивший допуск. Достоверные выводы о состоянии бегуна можно сделать лишь только при периодических врачебно-педагогических наблюдениях и тесном контакте врача со своими подопечными.
Врач, работающий с бегунами, должен уметь разговаривать «на их языке», т. е. быть знакомым с жаргоном бегунов, общими принципами методики тренировки, основными закономерностями адаптации к физическим нагрузкам. Он должен учитывать, что занятия бегом представляют собой важную часть их жизни, с уважением относиться к этому и сочувствовать желаниям пациентов относительно их участия в состязаниях среди равных себе.
Хотелось бы заострить внимание на некоторых острых и хронических изменениях компонентов крови, ведущих к врачебным ошибкам.
Среди спортсменов, тренеров-методистов и части врачей широко распространено убеждение, что вследствие физической тренировки количество красных кровяных телец и, соответственно, показатель гемоглобина крови должны повышаться. Эти взгляды основаны на ранних научных исследованиях, проводившихся на низком методическом уровне, а также без учета спортивной принадлежности и квалификации атлетов. Многочисленные современные данные свидетельствуют, что тренировка на выносливость вызывает увеличение массы эритроцитов. Однако при этом объем жидкой части крови— плазмы—увеличивается в значительно большей мере: на 10—15% (D. L. Costill, 1976). При этом возможно проявление эффекта разбавления: снижения числа эритроцитов в объемной единице крови, забираемой для анализа. И хотя общая масса эритроцитов и соответственно содержание гемоглобина в крови увеличены, концентрация гемоглобина в объемной единице крови снижается. Таким образом, стойкое адаптивное движение объема плазмы, характерное для тренировки на выносливость, а также для тепловой акклиматизации, может понижать концентрацию гемоглобина в пробе крови и создавать ложное представление о существующей анемии. Гематологическим показателем, отражающим соотношение жидкой части крови (плазмы) и эритроцитов, является показатель гематокрита (процентная часть эритроцитов от общего объема крови). По данным американских авторов (Мартин и др., 1977), исследовавших на выносливость 20 элитных спортсменов, показатели гемоглобина составляли 15,5 г%, а гематокрита 43,8 об%, восемь хорошо тренированных бегунов имели, соответственно, 15,6 г% и 43,6 об%, 95 нетренированных — 15,8 г% и 47,2 об%. Эти данные показывают, что у более тренированных субъектов кровь более «жидкая»: в общем объеме крови 43,6% занимают эритроциты и 56,4% — плазма. Однако эти показатели, видимо, получили в период отдыха бегунов. После интенсивной тренировки кровь может еще более разжижаться, соответственно снижая концентрацию гемоглобина в пробе крови, взятой для анализа. Известно, что в период восстановления после



тяжелой работы с интенсивным потением организм восполняет потери воды и солей в избыточном количестве. Это приводит к дополнительному, транзиторному увеличению объема плазмы в течение последующих 24—48 часов. Марон с сотрудниками (1977), обследовавшие шесть бегунов в течение трех дней после марафона, отметили устойчивое увеличение объема плазмы максимально на 600 мл во 2-й день после состязаний. Эти данные, вероятно, могут объяснить «загадочные» утверждения А. Е. Егорова (1924). По его наблюдениям, сделанным на нескольких 50-летних бегунах, через день после соревнований концентрация гемоглобина была еще ниже исходного уровня. Задержкой солей и воды объясняются и случаи стабильности и даже увеличения веса и роста (на 0,3—1,1 см) во время многодневных сверхмарафонских пробегов (У. Накогоме и др., 1932).
По нашим данным (В. И. Нечаев, 1984), полученным на учебно-тренировочных сборах, у спортсменов-марафонцев и скороходов в отдельные периоды показатель гематокрита может снижаться до 40 об%, а иногда и до 36—37 об%. Следовательно, показатель гемоглобина крови при этом достигает 10,5--13,5 г%. Однако такой непривычно низкий гемоглобин крови не мешал спог сменам демонстрировать очень высокую работоспособность, завоевывать высокие места на всесоюзных соревнованиях. Сходные изменения показателей гематокрита и гемоглобина были обнаружены нами и у членов КЛБ при подготовке к участию в марафонском беге.
Таким образом, рутинный показатель гемоглобина крови, которым пользуются в большинстве лабораторий врачебно-физкультурных диспансеров и поликлиник, без учета показателя гематокрита, не может служить надежной характеристикой гематологического статуса при занятиях на выносливость. То же самое можно сказать и о других концентрационных показателях (число эритроцитов, лейкоцитов и т. д.). Абсолютизируя показатели, врачи и методисты советуют срочно изменить режим занятий, начать прием препаратов железа, стимуляторов кроветворения и т. п.
Возможна ли истинная железодефицитная анемия у поклонников оздоровительного бега? Маловероятно. Запасов железа в организме, при условии отсутствия поступления с пищей, хватает на два года.
Видимо, только многолетние и интенсивные тренировки потенциально могут приводить к железодефицитным состояниям. Недавние исследования на выносливость, выполненные Б. Дюфо с соавторами (1981) на спортсменах-профессионалах различных видов спорта, показали, что только у классных бегунов возможно возникновение недостатка железа в организме. Считают, что основным фактором, приводящим к железодефицитной анемии бегунов, является механическая травмзтизация эритроцитов в сосудах стопы. Бег по жесткому грунту и тонкая подошва кроссовок усугубляют эти повреждения. У марафонцев на финише нередко обнаруживается так называемая «маршевая гематурия» — появление крови в моче. При выраженной гематурии моча приобретает цвет пива или кофе. Единичная послерабочая гематурия, так же как и альбуминурия (появление белка в моче) не должны беспокоить бегуна и не требуют специального лечения. Видимо, профилактический прием препаратов железа оправдан только при выходе на уровень нагрузок более 100 км в неделю/
Начальную фазу образования дефицита железа можно диагностировать только на основании достаточно сложных радиоиммунологических методов исследования (определения ферритина сыворотки крови). Комплексное лабораторное исследование с расчетом средней концентрации гемоглобина в эритроците и среднего содержания гемоглобина в эритроците способствует созданию более полных представлений о кислородно-транспортных возможностях объемной единицы крови по сравнению с рутинным определением гемоглобина и числа эритроцитов.
До недавнего времени безоговорочно признавалось положение о прогрессивном сгущении крови (уменьшении объема жидкой ее части — плазмы) при физических нагрузках, сопровождающееся значительным потоотделением. Потери жидкости в виде пота якобы существенно повышали вязкость крови, затрудняя работу сердца, и приводили к снижению работоспособности. Отсюда делались выводы об отрицательном влиянии длительного бега на систему циркуляции. Более того, снижение объема крови в результате потения представлялось в виде основного звена цепи изменений, приводящих к возникновению теплового удара при беге в жаркую погоду (Аппенцеллер, Аткинсон, 1978). Этим заблуждениям способствовали лабораторные данные о снижении объема плазмы во время продолжительной велоэргометрии. Однако многочисленные наблюдения на бегунах-марафонцах (в основном, финишировавших с результатом медленнее трех часов) давали противоречивые результаты. В большинстве исследований не подтверждалась высокая степень сгущения крови — гемаконцентрация.
Так, Морон с сотрудниками (1975) подсчитали, что у их бегунов со средневесовыми потерями 2,8 кг (4,3% исходного веса тела) объем плазмы уменьшился лишь на 161 мл, что составило 4,4% исходного объема плазмы.
Но что делать с результатами, казалось бы, противоречащими очевидности: в некоторых работах демонстрировалось увеличение объема плазмы на финише — гемодилюция. Астранд и Салтин (1964) нашли, что объем плазмы во время лыжной гонки на 85 км фактически увеличился на 11%, несмотря на снижение веса тела на 5,5%. С другой стороны, Пивонкой с сотрудниками (1984) и другими авторами было показано, что «метаболическая вода», образующаяся в организме в результате работы, не может компенсировать водные потери потом и внести значительный вклад в поддержание постоянства объема плазмы.
Откуда же берется вода, увеличивающая объем плазмы во время нагрузки? В основном это вода межклеточного пространства. Д. Костилл (1977), используя методику игольчатой биопсии мышц, обнаружил после двухчасового бега на тредбане увеличение содержания воды в активной мышце на 5% и снижение в «реактивной»— на 1%. Видимо, одним из путей поддержания постоянства объема крови является мобилизация воды из «неактивных мышц». Отмечено, что более тренированные спортсмены склонны поддерживать постоянный объем крови во время работы.
Не пускаясь в подробное объяснение феномена замечательного постоянства объема циркулирующей крови во время мышечной деятельности, необходимо отметить следующие практические положения:
— скорость бега (относительная мощность работы), которую демонстрируют любители марафона на дистанции, а также сопутствующие термальные факторы и обезвоживание, не приводят к сколько-нибудь значительному сгущению крови, «опасному для здоровья»,
— большинство тренировочных нагрузок сопровождаются неизменными или же увеличенными объемами крови — гемоделюцией.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.