Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







О технической вариативности в циклике, или невостребованные разработки





Часто наблюдая за любителями бега трусцой, с сожалением отмечали монотонную, иногда прямо-таки изнурительно - понурую манеру бега, который вряд ли доставлял им удовольствие и «мышечную радость». Нередко это было похоже на отбывание наказания, и о «радости» не могло быть и речи.
Да что там «джоггеры»! Большинство стайеров и участников массовых дальних оздоровительных пробегов почти всю дистанцию, с технической точки зрения, пробегают однообразно, серо, в одном ключе.
Разумно ли это? Не обедняем ли мы бег на выносливость да и оздоровительный бег?
Но - давайте все по порядку...
Пятьдесят лет тому назад, тренируя легкоатлетов - бегунов на разные дистанции, мы задумались над вопросом: а нельзя ли разнообразить технику спортивного бега по аналогии с вариативной техникой других циклических видов спорта, таких, как лыжный спорт, плавание, велосипедный спорт? Ведь при переключении с одного варианта техники на другой используется знаменитый феномен «активного отдыха», открытый великим физиологом И. М. Сеченовым, со всеми вытекающими отсюда положительными последствиями. Когда, вовлекая в полезную работу различные группы мышц и добиваясь более гармоничного физического развития, можно было бы ожидать и улучшения спортивных показателей бегунов.
Ну, как им не позавидовать опытным лыжникам, которые, так ловко приспосабливаясь к складкам местности, используют то попеременные ходы («двухшажный» и «четырехшажный»), то одновременные («одношажный», «двухжажный» и «бесшажный»), то ультрасовременный - «коньковый». При этом происходит непрерывное и очень полезное перераспределение акцентов нагрузки с одних мышц на другие. Лыжники от этого только выигрывают да еще и «нахально» улыбаются, поглядывая на бегунов.
Или, скажем, участники дальних заплывов. Они при желании могут чередовать различные стили плавания: «кроль» (на груди и на спине), «брасс», «на боку» и т. п. И благодаря этому поддерживать скорость своего передвижения в воде.
Теперь возьмемся за велосипедистов: сначала за рядовых любителей, а потом дойдем и до профессионалов.
Велосипедист - любитель крутит педали, толкая их ногами поочередно вниз, используя так называемый толчковый способ педалирования. При этом он подчас даже и не подозревает, что существует и другая - альтернативная техника, применяемая профессионалами - техника «кругового педалирования», во время которого с помощью специальных «башмачков»- туклипсов, крепящихся на педали, спортсмен обеими ногами непрерывно выполняет круговые тяговые усилия.
Разумеется, такое педалирование требует гораздо больших энерготрат, но зато оно и дает более высокие скорости.
Поэтому, в принципе, оседлав гоночный велосипед, простой смертный тоже сможет переключаться с одного варианта педалирования на другой, внося разнообразие в свою мышечную деятельность и преодолевая монотонность велоезды.
Есть, правда, еще и третий, конструктивно решенный способ педалирования.
Современные гоночные велосипеды снабжены специальным – «реверсивным» устройством, которое позволяет велосипедисту гладко катиться вперед, крутя педали даже и в обратном направлении.
Разумеется, все это достойно подражания. Но осуществимо ли в довольно узких технических рамках бега?
Конечно, радикальным переключением мышечной активности в беге была бы примерно такая почти фантастическая картина: стайер бежит по дистанции, а затем неожиданно для соперников (но не для себя!) разворачивается на 180 градусов и продолжает бег спиной вперед, не теряя скорости. Надо сказать, что на небольшом отрезке дистанции и со сравнительно невысокой скоростью бега этот «фокус», конечно, может продемонстрировать подготовленный легкоатлет. И, кстати, некоторые из наших учеников, участвовавшие в марафоне не без успеха использовали такое переключение, давая кратковременный отдых натруженным мышцам ног. Но, в принципе, так бегать и непривычно, и трудно, небезопасно.



2. Переключение на "импульсный" бег

Поэтому решено было без всяких «фокусов» разработать другую, вполне доступную и безопасную модель переключения. Но, чтобы ее уяснить, нам придется сделать еще один экскурс в область самой техники легкоатлетического бега.
Как известно, один цикл движения бегуна, с позиции кинематики, состоит из двух периодов: периода опоры и периода полета. При этом каждая нога бегуна бывает то опорной (опирающейся на грунт), то маховой (выносимой вперед - вверх).
Многие десятилетия среди специалистов господствовала точка зрения, согласно которой ведущим элементом техники бега является активное проталкивание тела спортсмена вперед в опорный период. Это проталкивание осуществляется, во-первых, за счет энергичного разгибания опорной ноги в тазобедренном, коленном и голеностопном суставах после прохождения так называемого «момента вертикали» (в этот момент общий центр тяжести бегуна проецируется на середину стопы опорной ноги, колено маховой ноги достигает уровня колена опорной ноги, рис.1.) и, во-вторых, за счет энергичного выноса бедра маховой ноги вперед – вверх.

Между тем, имеется и другой – очень важный элемент техники бега. Это активное встречное движение ног («сведение бедер»), выполняемое в период полета и в начале периода опоры (рис.2.)

И если в тренировке бегунов на короткие дистанции специалисты уделяли немалое внимание этому элименту техники, то по мере удлинения соревновательной дистанции роль активного «сведения бедер»в беге практически игнориловалась. Справедливость такого артодоксального подхода к технике бега, с нашей точки зрения была весьма сомнительной.
Возникла мысль о том, нельзя ли часть дистанции – как в быстром, так и в относительно медленном беге - преодолевать за счет активного встречного движения ног («сведения бедер»), начатого в полете и продолженного на опоре до «момента вертикали». В многолетних экспериментах и тренировочной работе с бегунами разной квалификации выяснилось, что это вполне возможно. Картина бега при этом несколько менялась, поскольку акценты в работе мышц были совсем иными.
Чем же принципиально отличается от обычного бег, где ведущим началом, (его, так сказать, пусковым механизмом) будет активное «сведение бедер». Назовем его «импульсным бегом»
Опорную ногу бегун ставит более агрессивно, загребающим движением стопы под себя и развивает основные усилия, направленные на продвижение вперед, только до «момента вертикали» (рис.1.). После прохождения за «вертикаль» бегун стремится к выключению мышц опорной ноги из активной работы по проталкиванию тела вперед. (Никакого проталкивания стопой!) Эту динамическую работу он сознательно «обрывает», и тело движется вперед только по инерции.
Подъем бедра маховой ноги осуществляется тоже в основном за счет сил инерции, развитых предшествовавшим активным «сведением бедер». Поэтому, как только маховая нога, пройдя за «вертикаль» наберет максимальную угловую скорость бегун выключает ее из работы, своевременно расслабляя мышцы, поднимающие бедро (сгибатели бедра). Приобретенная угловая скорость голени маховой ноги довершает подъем. Естественно, что нога при этом поднимается не так высоко, как в обычном беге.
В результате при «импульсном» беге длина шагов несколько укорачивается, а частота их компенсировано возрастает. Спортсмен без видимых усилий легко, словно бы «катится» вперед, а скорость его бега не падает. Она остается прежней.
Многолетние эксперименты на большом количестве спортсменов – студентов Московской государственной академии физической культуры показали большую эффективность многократных переключений от обычного стиля на «импульсный» бег на различных дистанциях (спринте, средних, длинных дистанциях, полу-марафоне и марафоне). Это проявлялось и в существенном росте спортивных результатов бегунов, и в тенденции к снижению энерготрат при таком вариативном беге.

Феномен эффекта внутрициклового переключения можно объяснить следующим образом.
Во – первых, улучшая кровообращение и устраняя ишемические явления, отдаляли локальное утомление в мышцах. Дело в том, что при беге на «кресерских» скоростях величины развиваемых мышечных усилий подчас достигают 50 – 80 % от максимальных значений. В этих условиях при сокращении мышц нарушается кровоток из – за механической компрессии сосудов, возникают ишемические явления в скелетной мускулатуре. При наличии большого внутримышечного давления, которое достигает подчас 500мм ртутного столба, ток крови в сосудах мышц возможен лишь в период их расслабления.
Отсюда ясно, что периодическое переключения уровней активности различных мышечных групп, изменяя величину нагрузки на работающие мышцы ног, а также варьируя продолжительность их сокращение расслабления, способствуют отдалению местного утомления.
Во – вторых, сказывалась благоприятная психологическая установка на чередование стилей. Бегун настраивается не на однообразный, подчас изнурительный по своей монотонности бег, а имеет установку преодолеть часть дистанции в одном, а часть - в другом ключе, при несколько другом характере работы мышц.
На конец, в третьих, видимо, не последнюю роль могла сыграть и эффективность самой техники «импульсного бега», которая достигалась продуктивным использованием сил инерции, «стартовой силы» (Ю. Верхошанский, В. Семенов,1971) и упругих мышечных сил (Н. Северцев, 1968)
О «стартовой силе» и упругих «мышечных силах стоит сказать особо.
Под «стартовой силой» понимается способность мышц к быстрому наращиванию усилий в начале рабочего напряжения, что крайне важно для бега на разных дистанций. Кстати, она определяется отношением половинного значения максимальной силы ко времени, затраченному на ее достижение.
Экспериментально установлено, что наибольшего значения «стартовая сила» достигает на начальных участках рабочей амплитуды движения. Так, например, мышцы - разгибатели бедра проявляют наибольшую «стартовую силу» при суставном угле 90 градусов относительно туловища. По мере увеличения суставного угла до 210 градусов величина силы этих мышц неуклонно падает.
У сгибателей бедра наоборот наблюдается максимальная величина «стартовой силы» при суставном угле – 210 градусов и минимальном – при 90 градусов относительно туловища.
А ведь отсюда прямо вытекает, что акцент на активное встречное движение бедер с самого начала периода полета, столь характерный для «импульсного» бега, может наилучшим образом осуществляться за счет рационального использования «стартовой силы» указанных выше групп мышц.
По Н. Северцову, к исследованию задачи повышения скорости движений человека целесообразно подойти с позиции теории колебаний. Рассматривая движение, как колебательный процесс, а двигательный аппарат – как колебательную систему.
В механических колебаниях приобретенная скорость гасится и вновь создается, а колебательный цикл содержит 4 фазы: разгон - торможение – разгон – торможение.
Любое повышение скорости – процесс чрезвычайно энергоемкий, поскольку затраты энергии пропорциональны квадрату скорости. Работа
по разгону и торможению ног бегуна в период полета, особенно, в диапазоне спринтерских скоростей, намного больше механической работы в опорном периоде. Так, классный спринтер, пробегая стометровку, выполняет огромную механическую работу превышающую 2000 кгм.
Отсюда можно сделать логический вывод о том, что избежать громадных и непроизводительных затрат энергии можно лишь в том случае, если двигательный аппарат бегуна – как колебательная система – будет способен аккумулировать, сохранять энергию. А это, в свою очередь, возможно, если сделать систему упругой, позволяющей циклически преобразовывать кинетическую энергию в потенциальную энергию упругого напряжения и обратно. При этом упругими элементами в нашем случае служат мышцы и связки человека. Для этого стоит лишь рассматривать мышцу как комбинацию двигателя и пружины. В этом случае двигателю нет нужды тратить энергию для погашения и восстановления скорости, т. к. пружина сделает это сама.
Таким образом, схему разгона и торможения маховой ноги в период полета при использовании упругих мышечных сил можно представить следующим образом в разгоне используются энергия двигателя + пружины. В торможении используются энергия пружины + силы трения (вязкое трение мышц !). Но поскольку при «импульсном « беге в связи с ростом частоты шагов вязкое трение значительно возрастает , торможение осуществляется, по существу, упругими силами без лишних энерготрат.
Было опробовано множество различных сочетаний обоих вариантов бега с переключением как на прямых , так и на виражах стадионов и манежей. Найдены опытным путем наилучшие типы раскладок, позволяющие добиться при одном и том же уроне тренированности заметного улучшения результатов. (К примеру, у 20 спортсменов первого разряда и КМС среднее статистически достоверные улучшение составило в беге на 400м 1,18сек, а в беге на 800м – 2,14сек).
В заключение приведем несколько удачных раскладок для стадионов. В беге на 400м : обычным стилем пробегалась первая половина виража (стартовый разгон), почти вся прямая, вторая половина второго виража и первая треть финишной прямой. На остальной части дистанции использовался «импульсный» бег.
В беге на средние дистанции вполне оправдала себя раскладка, при которой часть виражей - около 70м – пробегалась «импульсно», а остальная часть круга – обычным стилем. При этом финишный отрезок всегда преодолевался «импульсным» бегом.
Вот, например, как выглядит одна из эффективных раскладок в беге на 1500м:
1500м =320м (обычно) + 10м («свободный ход» - бег почти по инерции) + 70м («импульсно» + 10м («свободный ход» )+ 310м (обычно) + 10м («свободный ход»)+ 70м («импульсно»)+10м («свободный ход»)+ 310м (обычно) + 10м (свободный ход») +70м («импульсно» +10м («свободный ход» + 190м (обычно) +10м («свободный ход») +90м («импульсно).









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.