Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Мужчина Ее Мечты в ином свете





(в «Элейнс»)

 

Кэрри вот уже несколько дней не пересекалась с Мистером Мужчина Ее Мечты, а тем временем с ней явно что-то творилось. Совершенно случайно она столкнулась на улице со знакомым писателем, с которым не виделась пару месяцев, и тот просто обалдел:

— Ну ты даешь! Тебя просто не узнать!

— Правда? — спросила она.

— Вылитая Хитер Локлир! Что, зубами наконец занялась?

А потом она оказалась в «Элейнс», где некий писатель — крупный писатель, с которым она никогда не встречалась, ни с того ни с сего, поймав ее взгляд, изобразил пальцами некую неприличную манипуляцию, а затем сел рядом и сказал:

— Да ладно тебе выпендриваться…

— В смысле? — не поняла она.

— Строишь из себя секс-бомбу!..

Она было открыла рот, чтобы изумиться: «Правда?!», но вместо этого усмехнулась:

— Как знать, как знать… Он дал ей прикурить.

— Ну уж если заводить с тобой роман, так всерьез. Не просто переспал — и пошел.

— Прости, родной, — ответила Кэрри, — это не по адресу.

Потом она оказалась на фуршете в честь премьеры какого-то фильма под чутким руководством Пегги Сигал, где встретила знакомого продюсера — очередную знаменитость, который подвез ее до бара «Бауэри», — а там уже оказался и Мужчина Ее Мечты.

Они сидели рядом. Их бедра соприкасались.

Мужчина Ее Мечты спросил:

— Ну и чем же ты занимаешься?

— Помимо ежедневных тусовок?

— Ну да, в смысле работы?

— А это и есть моя работа, — ответила она. — Собираю материал для своей подруги о женщинах, которые относятся к сексу так же, как мужчины. Ну, то есть чистый секс и никаких сантиментов.

Мужчина Ее Мечты смерил ее взглядом.

— Но ты-то не такая, — сказал он.

— Что, и ты не такой? — с насмешкой спросила она.



— Вот уж ни капельки, — ответил он. Кэрри язвительно посмотрела на Мужчину Ее Мечты.

— Что, заболел?..

— А-а, понятно, — ответил Мужчина Ее Мечты. — Ты просто еще никогда не влюблялась по-настоящему.

— Да что ты?

— Точно.

— А ты, значит, влюблялся?!

— О-бля-денно!

Они поехали к нему. Мужчина Ее Мечты открыл бутылку шампанского. Кэрри была в ударе — весь вечер смеялась не переставая, пока наконец не решила, что ей пора.

— Слушай, сейчас четыре утра, — сказал Мужчина Ее Мечты. Он встал. — Никуда я тебя не пущу.

Он дал ей футболку и шорты и удалился в ванную, чтобы дать ей переодеться. Она залезла в постель и, откинувшись на подушки, закрыла глаза. Кровать была просто супер. В жизни не встречала кровати удобнее.

Когда он вышел из ванной, она спала без задних ног.

 

 

 

Перелетные девочки

 

Если вам повезет (или не повезет — это как посмотреть), рано или поздно вам обязательно встретится определенный тип нью-йоркских женщин. Подобно диковинным перелетным птицам, они проводят всю жизнь в движении — и речь не о деятельных буднях светских львиц. Эти дивы кочуют по всему миру в погоне за новомодными развлечениями, и, лишь когда им наскучит клубный лондонский сезон, приестся Аспен или Гстаад с его горными лыжами, опостылят ночные тусовки в Южной Америке, они, может быть — может быть, — прилетят вить гнездышко в родной Нью-Йорк, и то ненадолго.

Одним дождливым январским днем некая особа — назовем ее Амалита Амальфи — прибыла лондонским рейсом в аэропорт Кеннеди. На ней было белое пальто от Гуччи из искусственного меха, черные кожаные брюки, заказанные у портного в ателье «Нью-йоркская кожа» («…из такой кожи больше не шьют — еле выхватила из-под носа у Эль Макферсон!»), и солнечные очки. Ее багаж состоял из десяти роскошных дорожных сумок, и ее запросто можно было принять за кинозвезду. Не хватало только лимузина, но она устранила это досадное недоразумение, очаровав какого-то представительного бизнесмена, который тут же вызвался помочь ей с багажом. Устоять он не мог, как не смог бы устоять ни один мужчина на его месте, и не успел он очухаться, как уже катился в своем служебном лимузине в сторону центра в сопровождении прекрасной незнакомки и ее десяти сумок, умоляя отужинать с ним.

— Ах, я бы с удовольствием, милый, — отвечает она с тем томным придыханием и неуловимым акцентом, от которого веет детством в швейцарском пансионе и выходными балами. — Но я ужасно утомилась. Видишь ли, я специально приехала в Нью-Йорк, чтобы передохнуть… Но мы могли бы завтра выпить по чашечке чаю. «Времена года» тебя устроят? А потом можно прошвырнуться по магазинам. Я как раз собиралась забрать пару вещичек из «Гуччи».

Бизнесмен соглашается. Он высаживает ее у высотки на Бикман-плейс, берет у нее номер телефона и обещает позвонить.

Придя домой, Амалита немедленно звонит в «Гуччи». Представляется с томным английским акцентом:

— Говорит леди Кэролин Биверз. Я просила отложить для меня пальто. Я только что с дороги, завтра же заеду и заберу его.

— Как вам будет угодно, леди Биверз, — отвечает продавец.

Амалита кладет трубку и смеется счастливым смехом.

На следующий день Кэрри позвонила своему старому приятелю Роберту.

— Амалита вернулась, — сообщила ему она. — Мы с ней сегодня обедаем.

— Амалита! — воскликнул Роберт. — Ты подумай, жива еще?!. И что, все так же хороша? Опасная штучка — только держись… Зато переспать с ней — все равно что приобщиться к тайной ложе. Кого у нее только не было — Джейк, Капоте Дункан!.. Все эти рок-звезды, миллиардеры… Это ужасно льстит. Ходишь потом и думаешь: Джейк — и я…

— Мужчины!.. — покачала головой Кэрри. — Без слез не взглянешь…

Но Роберта уже несло.

— Таких, как она, — по пальцам перечесть, — продолжал он. — Ну, есть еще Габриэла. Есть Мэрит. Ну может, еще Сандра… Красавица, умница.» Встречаешь такую в Париже в ее полупрозрачном платье — и просто голову теряешь. А потом натыкаешься на ее фотографии во всяких там модных журналах, и совсем крыша едет. Тебя затягивает, как в водоворот: еще чуть-чуть — и ты всю жизнь готов прахом пустить, лишь бы к ней прикоснуться, — да только куда там…

Кэрри продолжала внимательно слушать.

…В два часа дня Кэрри уже сидела в «Гарри Чиприани» в ожидании Амалиты. Та, как всегда, опаздывала на полчаса.

За стойкой бара какой-то бизнесмен, его спутница (судя по всему, коллега) и их клиент обсуждали секс.

— По-моему, мужчины презирают женщин, которые спят с ними при первом же свидании, — рассуждала дама. На ней был строгий пиджак темно-синего цвета. — Если хочешь, чтобы мужчина воспринимал тебя всерьез, нужно выждать, как минимум, до третьего свидания.

— Это смотря какая женщина, — откликнулся клиент. Ему было лет под сорок, и он смахивал на немца, но говорил с испанским акцентом.

Аргентинец, решила Кэрри.

— Не понимаю… — недоуменно ответила женщина.

Аргентинец внимательно посмотрел на нее.

— Ну, среднестатистические американки, которые только и думают, как бы им кого-нибудь подцепить, может, и вынуждены просчитывать каждый шаг, лишь бы не ошибиться. Но есть ведь и другие — роскошные женщины из высшего общества, и уж те могут позволить себе все, что душе угодно.

В этот момент в зале появилась Амалита. Ее появление вызвало заметное оживление в зале — метрдотель бросился к ней с распростертыми объятиями, восклицая: «Какими судьбами! А фигура! Что, все так же бегаешь по утрам?» — и ее пальто и сумка тут же растворились в воздухе. На ней был твидовый костюм от Джил Сандер (одна юбка зашкаливала за штуку) и зеленый кашемировый топ.

— Здесь жарко? — спросила она, обмахиваясь перчатками, и сняла пиджак. Зал ахнул. — Золотце мое! — завизжала она, разглядев Кэрри за стойкой бара.

— Столик готов, — услужливо произнес метрдотель.

— Я тебе такое расскажу! — тараторила Амалита. — Просто умрешь — со мной такое приключилось!..

В апреле Амалита ездила в Лондон на свадьбу, где познакомилась с лордом Скунксом — имя, конечно, вымышленное, но «истинный лорд, дорогая моя, истинный лорд — состоит в родственных отношениях с монаршей семьей, замок, борзые и все такое. Влюбился в меня без памяти, болван, прямо в церкви. Подходит ко мне во время банкета и говорит: „Душа моя, вы — прелесть, но ваша шляпка еще прелестнее“.

— Тут-то мне бы его и раскусить, но я тогда была слегка не в себе — пришлось остановиться у Кэтрин Джонсон-Бейтс, а она меня совсем достала — все время нудила, что я разбрасываю шмотки по всей квартире… Дева, одно слово. Короче, я только и думала, как бы мне к кому-нибудь перебраться. А когда узнала, что Кэтрин к этому Скунксу неровно дышит — шарфики ему вяжет из какой-то кошмарной гребаной шерсти, — а он в ее сторону даже не смотрит, тут уж и подавно устоять не смогла. И потом, нужно же мне было где-то жить.

В тот же вечер после свадьбы Амалита переехала в дом на Этон-сквер. Первую пару недель все шло как по маслу. Она продемонстрировала лорду весь свой репертуар образцовой гейши — массаж, чай в постель, интересные места в газете, обведенные карандашиком…

Он водил ее по магазинам. Они придумывали все новые и новые развлечения — однажды даже устроили в родовом замке вечеринку со стрельбой. Амалита помогла ему составить список гостей, пригласила кучу нужных людей, очаровала прислугу, и он был в полном восторге. Но не успели они вернуться в Лондон, как начались неприятности.

— Помнишь мое белье — сколько лет я его собирала? — спросила Амалита.

Кэрри кивнула. Она прекрасно помнила обширную коллекцию дизайнерского белья, которую Амалита собирала вот уже пятнадцать лет, — забыть ее было сложно, учитывая, что однажды, помогая Амалите с переездом, ей пришлось заворачивать каждый предмет в специальную ткань, потратив на это три дня.

— Так вот, переодеваюсь я тут как-то, и вдруг он заходит и говорит: «Дорогая, давно заглядываюсь на твой корсет… Не возражаешь, я примерю? Хочу понять, что значит быть тобой».

Ладно. На следующий день он требует, чтобы я его отшлепала скрученной в трубочку газетой. «Дорогой, — говорю я ему, — тебе не кажется, что будет больше толку, если ты ее просто прочтешь?» «Нет, — отвечает он. — Давай всыпь мне как следует!»

Я и тут послушалась. Еще одна ошибка. Дело дошло до того, что он чуть свет напяливал на себя мои шмотки и дни напролет просиживал дома. И так изо дня в день. Однажды он потребовал мои украшения от Шанель.

— И как он в них выглядел? — спросила Кэрри.

Pas mal, — ответила Амалита, — Знаешь, он из тех английских красавчиков, по которым толком и не скажешь, гомо они или гетеро. Но ты себе даже не представляешь, до чего этот Скунс — иначе не назовешь — докатился! Ползал по полу на четвереньках и светил голой жопой. С ума сойти, а я ведь всерьез подумывала выйти за него замуж!

Короче, я сказала ему, что ухожу. Он психанул. Запер меня в спальне, пришлось лезть через окно. К тому же пришлось напялить эти идиотские шпильки от Маноло Бланик вместо человеческих Гуччи — сдуру позволила ему поиграться моими туфлями, а «Маноло» были единственной парой, которую он не любил — считал, что это прошлый сезон. Так он меня домой отказался впускать! Сказал, что оставляет себе мою одежду в уплату за какой-то дурацкий телефонный счет, который я якобы наговорила. Две тысячи фунтов. Смех! Я тогда ему сказала: «Дорогой, а как же иначе? Должна же я как-то общаться с родной матерью и дочерью?!»

Но я-то тоже не дура, прихватила с собой его мобильный. Звоню ему с улицы. «Дорогой, — говорю, — я пошла пить чай с Кэтрин. Когда вернусь, чтобы мои чемоданы аккуратненько стояли у дверей. Потом проверю все до последней пуговицы и, если хоть чего-нибудь недосчитаюсь — хоть одной крошечной сережки, хоть пары поясков, хоть набойки на каблуке — немедленно звоню Найджелу Демпстеру».

— И что, послушался?! — с некоторым даже трепетом спросила Кэрри.

— Еще бы! — ответила Амалита. — Англичане до смерти боятся прессы. Если хочешь кого-нибудь приструнить, пригрози газетной шумихой.

В этот момент к нашему столику подошел аргентинец.

— Амалита! — обрадованно воскликнул он, протягивая ей руку и отвешивая галантный поклон.

— А, Крис. Сото esta?

Они залопотали по-испански, так что Кэрри не поняла ни слова.

Затем Крис сказал:

— Я сюда на неделю. Неплохо бы пересечься.

— Ну конечно, милый, — ответила Амалита и улыбнулась, слегка сощурив глаза, что означало «отвали».

— Тьфу. Богатый аргентинец, — произнесла она. — Я однажды гостила на его ранчо. Мы тогда всю саванну на поло-пони изъездили. Жена была на сносях, а он был таким пупсиком, что я его трахнула, и она об этом узнала. Представляешь, еще и оскорбилась! Да из него оказался такой трахальщик, что она радоваться должна всякий раз, когда на него кто-то позарится.

— Мисс Амальфи! — обратился к ней официант. — Вас к телефону.

— Райти! — ликующе объявила она, вернувшись через пару минут за столик. Райти был лидер-гитаристом известной рок-группы. — Зовет на гастроли. Бразилия. Сингапур. Сказала ему, что подумаю. Эти ребята привыкли, что бабы на них гроздьями вешаются, с ними надо построже. Чтоб знали свое место.

У входа опять поднялась легкая суматоха. Кэрри вытянула шею, чтобы посмотреть, кто пришел, и вдруг стремительно пригнулась, делая вид, что разглядывает свои ногти.

— Не смотри, — прошипела она. — Это Рэй.

— Рэй? Давно не виделись, — ответила Амалита и прищурилась.

Как ни странно, речь шла не о мужчине, а о женщине — женщине, которую с некоторой натяжкой можно было отнести к той же категории, что и Амалиту. Она тоже была роковой красавицей, покоряющей сердца мужчин, только абсолютно чокнутой.

Модель конца семидесятых, она со временем переехала в Лос-Анджелес, якобы подумывая об актерской карьере. С ролями у нее как-то не сложилось, зато удалось подцепить парочку знаменитостей. Как и у Амалиты, у нее был ребенок, дитя любви, по слухам, отпрыск одной суперзвезды.

Рэй просканировала зал. Помимо всего прочего, она славилась своими глазами — огромными, круглыми, со светло-голубыми зрачками. Они остановились на Амалите. Рэй помахала рукой. Подошла.

— Какими судьбами?! — преувеличенно-радостно воскликнула она, хотя ходили слухи, что двух таких врагов в Лос-Анджелесе не сыскать.

— Только что приехала, — ответила Амалита. — Из Лондона.

— Была на той свадьбе?

— Леди Беатрис? — переспросила Амалита. — Да. Просто чудо. Вся титулованная Европа.

— Черт, — расстроилась Рэй. В ее речи слышался легкий южный акцент — явно фальшивый, поскольку родом она была из Айовы. — Надо было поехать. Но у меня как раз тогда закрутился роман со Снейком… — объяснила она, имея в виду знаменитого актера боевиков — ему было под семьдесят, но он до сих пор снимался. — Никак не получилось вырваться.

— Понимаю… — ответила Амалита, одарив ее своим знаменитым прищуром.

Рэй продолжала как ни в чем не бывало:

— Я тут с подругой хотела встретиться, а сама обещала Снейку к трем быть в гостинице — он здесь со своим фильмом, — а сейчас уже почти четверть третьего… Знаешь, Снейк терпеть не может, когда опаздывают, а я вечно en retard.

— Ну, это как себя поставишь… — ответила Амалита. — Хотя вообще-то я припоминаю, что Снейк никогда не любил ждать. Передавай ему привет, дорогая… Хотя забудешь — тоже ничего страшного, я все равно с ним через месяц увижусь. Пригласил меня покататься на лыжах. По-дружески, конечно…

— Ну конечно! — ответила Рэй. Повисла неловкая пауза. Рэй взглянула на Кэрри, которой тут же захотелось накрыться салфеткой. «Все, что угодно, — мысленно заклинала она, — только не спрашивай, как меня зовут!..»

— Я ей, пожалуй, позвоню… — проговорила наконец Рэй.

— Позвони, позвони, — подбодрила ее Амалита. — Телефон там.

И Рэй удалилась — по крайней мере, на время.

— Она же всех мужиков в этом городе перетрахала!.. — не выдержала наконец Кэрри. — Не исключая Мужчину Моей Мечты.

— Ой, золотце мое, я тебя умоляю. Это меня совершенно не волнует, — ответила Амалита. — Если женщина хочет с кем-то переспать, это ее личное дело. Но человек она неприятный. Говорят, она к мадам Алекс в девочки просилась — так даже Алекс решила, что ей такие чумовые не нужны.

— На что же она живет? Амалита приподняла брови. Последовало многозначительное молчание — в конце концов, Амалита была леди до мозга костей: детство на Пятой авеню, выходные балы и прочее, и прочее. Но Кэрри и в самом деле хотелось знать.

— Принимает подарки. Часы «Булгари». Ожерелье от Гарри Винстона. Одежда, машины, бунгало на побережье — да мало ли охотников? И деньги. У нее ребенок. Вокруг полно богатых мужиков, которых можно взять на жалость. Актеры с их миллионами. Они не задумываясь выпишут тебе чек на пятьдесят тысяч долларов. Хотя бы для того, чтобы уйти…

— Ой, да ладно тебе! — продолжала она, глядя на Кэрри. — Только не надо этих удивленных глаз. Ты всегда была наивной дурочкой, золотце мое. Зато у тебя карьера — что есть, то есть. С голоду будешь помирать — не бросишь. А вот мы с Рэй не хотим работать. Я всегда хотела одного — просто жить…

— Только ведь просто жить — тоже непросто, — продолжала Амалита. Она недавно бросила курить, но все равно стрельнула у Кэрри сигарету — за ее спиной тут же возник расторопный официант с зажигалкой. — Сколько раз я тебе звонила в истерике, без гроша, голову некуда приклонить. Мужики много обещают, да мало делают. Нет бы мне стать девочкой по вызову! И главное, проблема не в сексе — если мужчина мне нравится, я все равно с ним пересплю, да только не тот у меня характер. Все время на кого-то работать? Правда, зато уходишь с деньгами.

Она вздернула брови и пожала плечами. — А я… Да что у меня есть? А ведь надо все время за собой следить. Одежда, фигура, тренажерные залы. Массажи, чистки, подтяжки. Все это стоит денег. Посмотри на Рэй. Все себе сделала — грудь, губы, задницу… Она ведь не девочка, золотце, ей уже за сорок. Внешность — ее единственное достояние.

Она ткнула сигарету в пепельницу. — Ну вот зачем я курю? Только кожу порчу. Тебе тоже пора бросать, золотце… А когда я забеременела — нет, ты только вспомни!.. Больная. Без гроша. Комнатушка в вонючей дыре на пару с нищей студенткой — ничего лучше даже позволить себе не могла. Сто пятьдесят баксов в месяц! Пришлось выбивать пособие, чтобы было чем оплачивать врачей, а потом тащиться на автобусе в задрипанную больницу. И что, думаешь, хоть какой-нибудь объявился?! Да я была одна как перст, не считая пары верных подруг! Тут появилась Рэй, покусывая губу. — Я присяду? — спросила она. — Подруга появится с минуты на минуту, а пока я бы что-нибудь выпила. Официант! Водки-мартини. Безо льда.

Рэй присела. Кэрри она в упор не замечала.

— Слушай, хотела поговорить с тобой о Снейке, — обратилась она к Амалите. — Он мне тут рассказывал, у вас что-то было.

— Правда? — удивилась Амалита. — Ну, у нас с ним исключительно интеллектуальные отношения.

— Да что ты? А я-то думала, он просто классный трахаль, который к тому же неплохо относится к моему ребенку, — съязвила Рэй. — Да ладно, я не об этом… Просто не доверяю я ему…

— Он же вроде с кем-то там обручен? — вспомнила Амалита. — Какая-то брюнетка с его ребенком.

— Тьфу ты! Кармелита или что-то в этом роде. Баба-автомеханик. Из какой-то дыры типа Юты. Поехал кататься на лыжах, а по дороге машина сломалась. Погнал ее в автосервис — а тут она со своим гаечным ключом и ногами врастопырку. Не-ет… Ее он сам сбагрить мечтает…

— Тогда вообще раз плюнуть, — заключила Амалита. — Установи за ним слежку. Мне, например, массажистка и горничная все доносят. Подошли к нему массажиста или шофера, и пусть потом тебе все расскажут.

— Гениально! — завопила Рэй. Она разинула свой огромный, намалеванный алой помадой рот и, резко откинувшись на зашатавшемся стуле, зашлась в припадочном смехе. Ее прямые обесцвеченные волосы были вытравлены до белизны. Какой бы чокнутой она ни была, в сексуальности отказать ей было сложно.

— Я всегда знала, что ты клевая! — выговорила наконец она. Ножки стула с грохотом опустились на пол, и она чуть было не уткнулась носом в стол. Весь ресторан уставился на нее. Амалита разве что не икала со смеху.

— Слушай, и чего мы с тобой не поделили? — спросила Рэй. — Никак не пойму.

— Да уж, ума не приложу, — ответила Амалита, которая к этому времени успела успокоиться, и только улыбка все еще не сходила с ее лица. — Может, Брюстера?

— Этого вонючего актеришку?! — поразилась Рэй. — Хочешь сказать, все из-за той чепухи, которую я ему про тебя наплела, чтобы его отбить? Радость моя, да что же мне оставалось делать? У него же самый здоровенный член в Лос-Анджелесе! Когда я его увидела — мы тогда сидели в ресторане, и он взял мою руку и положил себе на ширинку, а я так завелась, что вытащила его член и принялась его гладить, а официантка заметила и заверещала как резаная — такой он был огромный, — и нас выперли из ресторана… Так вот, я еще тогда себе сказала: мое и больше ничье! Таким хозяйством грех делиться.

— Да, он был ничего, — согласилась Амалита.

— Ничего?! Милочка, да он же форменный жеребец, — возмутилась Рэй. — Знаешь, я в этом деле знаток, лучше меня еще ни у одного мужика не было. Но когда достигаешь такого уровня, что-то с тобой происходит. Обычный размер тебя уже не устраивает. Нет, конечно, я с ними сплю, но сразу предупреждаю, что мне тоже бывает нужно оттянуться. Получить свой кайф.

Она не успела еще выпить и бокала мартини, но с ней явно уже что-то творилось — ее несло, как машину без руля.

— О-о, — застонала она. — Это такой кайф!.. Еще, милый, еще… Трахни меня… — И она принялась елозить по стулу — правая рука чуть приподнята, глаза закрыты. — Так, милый, так! О-о! — Она чуть взвизгнула и открыла глаза.

Теперь она смотрела на Кэрри в упор, как будто только сейчас ее заметила.

— Как тебя зовут, милочка? — внезапно спросила она. У Кэрри перед глазами живо встала картина очередной тусовки: Капоте Дункан имеет Рэй на диване на глазах у изумленной публики.

— Кэрри, — ответила она.

— Кэрри? — переспросила Рэй. — Мы раньше встречались?..

— Нет, — ответила за нее Амалита. — Она супер. Наш человек, только из интеллектуалов. Писательница.

— Напиши про меня, — предложила Рэй. — Такой бестселлер выйдет, уж можешь мне поверить. Как меня жизнь только не трепала. Но ничего, я живучая. — Она посмотрела на Амалиту, ища поддержки. — Мы обе живучие. Остальные-то пообломались… Сандра…

— Только что из лечебницы, работает круглые сутки, нигде не бывает, — отрапортовала Амалита.

— Габриэла…

— Девочка по вызову.

— Мэрит…

— Свихнулась. Наркота, потом психушка.

— Ах да, я что-то слышала, — вздохнула Рэй. — Вроде она у тебя истерику закатила, и тебе ее в психушку тащить пришлось.

— Она уже вышла. Работает. Связи с общественностью.

— Половые? — съязвила Рэй. — Они-то небось рассчитывали ее знакомствами попользоваться, только она уже вообще ничего не соображает, еле языком ворочает. Сидит себе как овощ, пока они ее записные книжки перетряхивают.

Кэрри невольно рассмеялась. Рэй косо зыркнула на нее:

— И ничего смешного.

 

 

 

Менаж в Манхэттен!









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.