Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Материализм как любовь к вещам





В религии денег люди не могут строить отношения напрямую, строить отношения между душами. Между людьми постоянно присутствуют посредники – вещи и доллары. Люди в первую очередь смотрят вверх, на идола, а уже потом на ближнего. Ближний – это просто потенциальный источник денег и языческих удовольствий.

 

Соответственно, отношения между людьми сводятся к тому, кто из них получит прибыль. В них присутствует постоянное взаимное насилие, хотя и скрытое. Такие отношения между людьми только усиливают тягу к идолу, ибо деньги ассоциируются с приятным, а другие люди – с неприятным.

 

Если в душе насилие, то в душу никто не хочет смотреть. Когда человек человеку зверь, то не остаётся иного, как любить вещи, страстно любить вещи, делать культ из вещей. Иногда ещё любят домашних животных. Их любят, поскольку ни вещи, ни животные не могут отнять у поганого деньги, наоборот, они могут быть превращены в деньги. Отсюда и знаменитый индивидуализм Западного человека.

 

Люди ищут опору в вещах, ухаживают за вещами, заботятся о вещах. Из всех вещей автомобиль имеет особое значение в религии денег.

 

* * *

Нормальный человек в первую очередь обращает внимание на личность, на свойства характера, развитость мышления, на внутренние качества людей.

 

Если прислушаться к речи среднего западного язычника, то станет заметно, насколько он смотрит на мир через вещи, и замечает только вещи. Он не видит мир людей, он видит мир вещей.

 

Он с удовольствием, в деталях, опишет одежду, предметы, украшения, которыми владеет тот или иной человек. Воспоминания язычника – где и с какими вещами он сталкивался. Впечатления о странах – это впечатления о магазинах. Измерение прогресса – это появление новых вещей.



 

При общении с человеком, язычник не понимает, что такое душа. Он обращает внимание на тело. Он оценивает кожу, волосы, форму носа, фигуру и прочие измеряемые физические параметры. Это описание будет дано с точки зрения соответствия текущему телесному стандарту.

 

Откроем журналы. Они полны описаний вещей и восторгов о вещах. Они создают культы поклонников определённых вещей. Есть целая наука, как подбирать вещи друг к другу. Она называется «стиль». Все следят за изменениями в мире вещей – одежды, моды, новых моделей автомобилей.

 

Выход на экраны нового фильма посылает магазины бегущие толпы поганых женщин в за топиком стоимостью всего в 160 долларов, который сделает их всех похожими на сексуальных богинь из этого фильма. Женщины просто не могут себе позволить не купить этот топик.

 

Поганые очень любят обсуждать, какими вещами обладают самые богатые и знаменитые из них. Поганые часто говорят о том, что мужчину «делают» ботинки, галстук или часы, или запонки. Это вызывает восторг и алчное желание заполучить такую же вещь самому, ибо это продвинет их вверх в воображаемой линии, к которой они свели мир.

 

Христиане наделяют вещи душой, человеческими свойствами. Религия денег наделяет людей свойствами вещей.

 

Здесь вещи первичны; здесь люди вторичны, они просто прилагаются к этим вещам.

 

Вывернутый человек

В религии денег возникает вывернутый человек.

 

Во-первых, человек выступает как товар для других. В этом товаре важна внешняя оболочка, упаковка[152].

 

Поганые выбирают общение по тому принципу, как это отразится на их положении в иерархии. Акты общения становятся актами обмена статусом, из которых пытаются извлечь максимальную выгоду.

 

Отсюда не важно, нравится ли человек сам себе или нет. Важно, как его оценивают другие. Важно, дают ли ему как товару хорошую цену другие люди, или не дают. Насколько эгоистичен поганый, настолько он постоянно работает не на свои желания, а на вкусы других. Важно, какими вещами он владеет; важно, подходит ли его внешность под модные стандарты. Человек вынужден всё время следить за своей упаковкой, но его содержание никого не интересует.

 

Поганый постоянно набивает себе цену, и пытается сбить «цену» других людей. Если не набивать, то его посчитают дешёвкой, унизят, затопчут. С другой стороны, из-за этого поганый заранее предполагает, что все цены завышены и их надо сбивать.

 

Всеобщее самовосхваление доводит до того, что слово «good» (хороший), уже воспринимается как негативное. Все говорят «amazing, gorgeous, fantastic» (изумительный, великолепный, фантастический).

 

Они не говорят «ощущение», они говорят «сенсация». Сенсация сидения на новом стуле нашей фирмы[153].

 

* * *

Во-вторых, человек выступает исключительно как источник прибыли, что делает его служителем вещей.

 

Формула прибыли работает только с входом и выходом. То, что внутри человека, не имеет значения. Важна его способность приносить прибыль, но не содержание чёрного ящика.

 

Можно возразить – содержанием человека является его денежное состояние. Здесь возникает парадокс.

 

С одной стороны, только люди могут владеть деньгами и собственностью. Дом или нефтяная скважина не имеют своего счёта в банке. Но с другой стороны, стоимость имеется только у дома или у нефтяной скважины, у человека стоимости нет. Владелец умрёт, стоимость вещей не изменится, вещи будут просто привязаны к новому владельцу.

 

Каждый человек в отдельности работает не для себя, а для того, чтобы стоимость принадлежащих ему, или производимых им, вещей росла в сознании других людей.

 

В этом заключён замечательный механизм коллективного идиотизма, иступлённое языческое поклонение вещам. Как будто вещи подчинили себе людей и хитрым способом заставили их работать на себя. От человека остаётся только внешняя форма, оболочка. Внутри же человека – пустота.

 

 

 

Рыбка в аквариуме стоит денег, свинья в стойле стоит денег. Человек ничего не стоит, потому что он не может быть ничьей собственностью, не может быть рабом. Даже самый богатый миллиардер ничего не стоит. Цену имеет только принадлежащая ему собственность.

 

Но иногда человек является чьей-то собственностью на определённое время, например, футболист, связанный контрактом с клубом. Тогда у него сразу появляется стоимость.

 

Но в любом случае, человек – короткоживущий товар. Любые долгосрочные и высокодоходные инвестиции по определению должны делаться в наименее изменяющиеся вещи – золото, землю, недвижимость.

 

Всё во имя инвестиций, всё во благо инвестиций. Всё во имя недвижимости, всё во благо недвижимости. Всё во имя доллара, всё во благо доллара.

 

В производстве машины имеют неоспоримое преимущество. Машине не надо платить, и её можно продать. Поэтому машины вытесняют людей.

 

Человек становится тем беднее, чем больше богатства он производит. Человек становится тем более дешевым товаром, чем больше товаров он создает. Чем больше полезных вещей, тем больше бесполезных людей. В прямом соответствии с ростом стоимости мира вещей, растет обесценение мира человеческого[154].

 

В этой системе важен идол, а не человек. Не развитие людей, но сохранение и рост стоимости вещей. Не формирование личностей и характера, но сохранение в глазах будущего значения символов религии[155]. Воспитание в религии денег сводится к воспитанию почитания символов культа.

 

Эгоизм

К понятию вывернутого человека примыкает и исключительный эгоизм поганого. Поскольку душа поганого изолирована от других людей, то у неё остаётся два пути – либо искать удовольствия в раздумьях о денежном боге, либо заняться своими эгоистическими желаниями.

 

Он восклицает: «Я хочу! Мир принадлежит мне! Важны только мои желания!»

 

А какие у него желания, помимо животных инстинктов? Естественно, что в пустоте нет и не может быть желаний. Желания опять сводятся к обладанию теми или иными вещами.

 

Поэтому управлять поганым очень просто. Надо просто подсказать ему, какими вещами он хотел бы владеть. Поганый будет считать, что это его сокровенное эгоистическое желание, и начнёт топтать всё на своём пути к этим вещам.

 

Заметим, что поганый не собирается ничего делать своими руками, он хочет взять готовое. Остаётся направить его в нужный магазин.

 

После приобретения вещи поганый сам станет расхваливать её, ибо этим расхваливанием он поднимает себя в глазах других.

 

Потребление против создания

Формула прибыли требует сокращать расходы и увеличивать доходы. Когда это становится правилом повседневной жизни, то любая работа воспринимается как расход, а удовольствия – как доход. Возникает желание работать по-минимуму, но получать удовольствия по-максимуму.

 

Созидание и труд воспринимаются как унижающие поганого, а потребление – как возвышающее. Он стремится потребить как можно больше.

 

Потребитель полностью утрачивает и способность, и желание творить. Его жизнь превращается в уклонение от работы. У него появляется свободное время, которое надо чем-то занять, развлечься. Он занят поиском всё новых развлечений, всё более ярких, но и более примитивных.

 

Шопинг становится любимым времяпровождением. Но то, что достаётся без труда, не приносит удовлетворения. Потребитель бежит за всё новыми и новыми покупками, которые успокаивают его только на очень короткое время.

 

Есть сходство между сознанием поганого и сознанием кочевника-грабителя. Как кочевник вечно бежит за добычей, так поганый – за прибылью. Как кочевник сжигает и убивает на своём пути, так корпорация уничтожает сознание людей и природу.

 

 

Товарно-денежные отношения

 

В этом разделе мы рассмотрим, как основная ячейка общества в виде формулы прибыли формирует отношения между людьми. Поскольку прямые человеческие отношения запрещены, а возможны только отношения через посредничество вещей (товаров) и денег, то такие отношения и называются товарно-денежными.

 

Человек – Человек

Человек – Товар – Человек

Человек – Деньги – Человек

 

Операции купли-продажи

Религия денег заставляет любые отношения между людьми свести к двум операциям – купить и продать. В любых отношениях люди пытаются увидеть выгоду.

 

Отношения на работе – это продажа и покупка рабочего времени. В магазине – продажа и покупка товаров. Продажа и покупка жилья, развлечений, знаний, медицины, путешествий, впечатлений и так далее. Даже благотворительность для западного человека упакована как продажа товара, и выражается в ежемесячных отчислениях с кредитной карточки. Он просто покупает приятную эмоцию.

 

Интересно понаблюдать за речью американцев. Они даже простой разговор воспринимают как акт купли-продажи мыслей. Американцы говорят: «I don’t buy this idea. Try to sell me this idea» (Я не покупаю эту идею = Я не согласен. Попробуй продать мне эту идею = Убеди меня)[156].

 

Когда американцы хотят сказать, к чему ты ведёшь, каков результат, они скажут: «What’s the bottom line?» (bottom line – нижняя линия, то есть графа «итого» в счётной книге). «What’s in it for me? Where is my cut?» (Что перепадёт мне? Где моя доля?).

 

И, наконец, все вопросы сводятся к главному: «What is your net worth?» (Каково твоё состояние?) Отталкиваясь от этой цифры состояния, они сравнивают себя с другими товарами и с другими людьми, сравнивают в денежном выражении. Они не говорят, подойдёт ли это или не подойдёт. Они говорят: «You are not worth it. You are worth it.» (Ты этого не стоишь, ты этого стоишь). Заметим, что используется именно понятие денежной стоимости (worth), а не понятие человеческого достоинства (dignity).

 

Торговцы в отношениях между собой заводят счета (по-английски – account), в которых учитывают, какой товар был поставлен и сколько каждый из них должен друг другу. Точно также американцы говорят о личных качествах людей как о счетах – что ты скажешь о его счёте?

 

Задумывались ли вы когда-нибудь, почему английские профсоюзы называются тред-юнионами? «Тред-» (trade) по-английски – торговля. Естественно, что это не союзы торговцев. Просто в понимании англичан профессия и торговля – одно и то же. Они так и говорят: «What’s your trade?» (Какая у тебя профессия, в смысле, какие умения ты продаёшь).

 

* * *

Наиболее сильно страдают от купли-продажи те профессии, где получение выгоды прямо противоположно их сути.

 

Помощь превращается в кредит под процент. Банк не смотрит на человека и на его нужды, но только на его формальную способность пойти и отнять у кого-то деньги, чтобы отдать долг.

 

Преподавание становится продажей в розницу маленьких кусочков знаний, упакованных в «кредиты». Преподаватель боится продешевить и продать слишком много знаний. Сдача экзаменов из проверки способности мыслить превращается в общение с компьютером по выбору ответа из четырёх готовых.

 

Лечение становится бесконечным вытягиванием денег из больного или продажей лекарств, которые ему не нужны. Если деньги заканчиваются, то лечение мгновенно прекращается.

 

Книги и журналы, которые появились, чтобы помочь человеку ориентироваться в мире, превращаются в способ манипулирования сознанием читателя в интересах заплатившего автору.

 

Конкуренция и специализация

Поскольку весь мир сведён к одномерной линии, то между людьми неизбежно возникают столкновения за право занять «лучшее» место на этой линии.

 

Конкуренция приводит к специализации. Более глубокое понимание определённой области даёт возможность легче обмануть незнающего в этой области (то есть получить прибыль).

 

С другой стороны, сознание человека не бесконечно. Чем больше человек специализируется вглубь, тем более узким становится его взгляд на мир.

 

В целом каждый становится специалистом в своей области, и эти специалисты взаимно обманывают друг друга. При этом обе стороны остаются довольными, ибо каждая считает, что надула вторую сторону.

 

Хотя эта специализация в обмане приносит поганым немалое удовольствие, в итоге она приводит к потере у них ориентации в мире в целом.

 

* * *

Есть и специализация другого рода. Осваивание одной простой операции повышает производительность труда. Поэтому корпорациям выгодно превращать человека в робота, выполняющего ограниченное действие. Им выгодно и искусственно ограничивать человека, чтобы без корпорации он чувствовал себя неполноценным. Человек становится винтиком.

 

Интересно почитать объявления о приёме на работу. Они похожи на спецификации на закупку, в которых просто перечисляют характеристики винтиков, нужных в данный момент для корпоративной машины.

 

Продавцов и всякого рода прислугу (customer service) обычно заставляют заучивать наизусть точную последовательность шагов по обслуживанию клиентов, и точные фразы, которые они обязаны употреблять при этом. К ним даже посылают анонимных ревизоров, которые записывают сказанные продавцами фразы и сверяют их с инструкциями[157].

 

Фактически, это говорящие роботы. Если вопрос покупателя выходит за рамки 10 шагов инструкции, служащий обязан позвать менеджера, ему самому думать запрещается[158].

 

В повседневной жизни люди начинают говорить не о своих способностях совершать определённые действия, а о себе как о функциональном элементе. «I’m a doer, I’m a go-getter, I’m an achiever, I’m an approacher, I’m a good communicator, I’m a good listener» (Я – делатель, Я – доставатель, Я – достигатель, Я – подходитель[159], Я – хороший коммуникатор, Я – хороший слушатель[160]). В первую очередь, они все, конечно, аккумуляторы.

 

Механизм и результаты специализации хорошо видны в замечательной модели поганого общества – в профессиональном спорте. Специализация и попытка любыми средствами достичь преимущества делают со штангистом, бодибилдером или бегуньей то же самое, что корпоративная специализация делает с сознанием человека.

 

Жизнь в иерархии

Когда все отношения сведены к купле-продаже, то и день человека распадается на две части – продажу своего времени или товаров корпорации, а затем покупку на вырученные деньги товаров в магазинах. На работе человек пытается обмануть своих клиентов, в магазине он становится клиентом, и здесь пытаются обмануть его.

 

Оставшееся время убивает телевизор, который заодно продаёт желание купить товары. Иногда человек наведывается в святой банк, чтобы уточнить свои отношения с идолами. Жизнь идёт по кругу Корпорация – Магазин (тоже корпорация) – Телевизор (ещё одна корпорация).

 

Единственным смыслом такой жизни становится попытка изменить своё место в иерархии и сменить магазины, которые можно посещать. Иерархия создаётся коллективным желанием как подчинять, так и подчиняться.

 

* * *

Попытки занять более высокое место в корпорации, а с ним и место в иерархии в целом, называются карьерой.

 

Карьера как лестница, как путь на воображаемый верх, выражается прежде всего в периодических увеличениях денежного дохода (прибыли). Кроме того, значение имеют звания и должности, раздаваемые корпорацией.

 

Часто новое звание сопровождается физическим возвышением над другими. Чем выше должность, тем выше расположен офис, который занимает её обладатель. Корпорации любят строить очень высокие здания, что даёт им возможность ощутить себя богами на небесах.

 

Хотя внутренне корпорация организована отнюдь не по рыночному принципу, формула прибыли незримо должна работать и в отношениях внутри неё.

 

Начальник становится покупателем, подчинённый – продавцом самого себя и перепродавцом стоящих ниже его в иерархии.

 

Отношения к вышестоящему – заискивание, унижение, нахваливание своего товара. К нижестоящим – сбивание их «цены», презрение, «опускание», самовозвеличивание. Ведь важен не произведённый продукт. Важно, какое впечатление останется у начальника.

 

Любое знание рассматривается как способ забраться выше. Общение тоже подчинено цели продвижения карьеры; общение заводится с нужными и важными людьми.

 

В английском языке в принципе отсутствует такое понятие как уважение. Вместо него используются «respect» и «esteem». «Respect» – это почтение; англичане говорят «show respect», то есть не почувствуй уважение, а покажи почтение. «Esteem», «self-esteem» происходит от понятия оценки как определения денежной стоимости. «I esteem him highly» – я высоко его ценю, то есть я считаю, что он дорого стоит.

 

Поклонение силе

Поскольку у поганого только два чувства – страх и жадность, то он подчиняется раболепно, полностью признавая превосходство вышестоящего.

 

В то же время поганый пытается работать поменьше, а получать побольше. Он пытается найти кого-то, на ком можно так или иначе паразитировать. Он живёт по принципу – не трогай интересов сильного, совместно грабь того, кто слаб и не может защитить себя[161].

 

Христианин не атакует, ибо это против совести. У поганого нет совести. Он постоянно ищет жертву. Он не атакует только в двух случаях: (1) если боится, или (2) если не видит слабого места. Если он почувствовал слабость или нашёл место для удара, то он стремится действовать быстрее, пока его не опередили[162].

 

Если у поганого складывается ощущение, что другой человек сильнее его, то поганый боится, заискивает, подчиняется, унижается. Любые сомнения, размышления (о чём размышлять, если мир одномерен), поганый принимает просто за проявление слабости, и начинает презирать, унижать, топтать.

 

Поэтому все поганые стремятся выглядеть как можно увереннее, держать имидж. Желательно выдавать себя за более высоко стоящего и богатого, чем ты есть на самом деле. Отсюда искусственные улыбки, постоянная бодрость, энергичность. Корпорации буквально заставляют улыбаться и излучать оптимизм своих сотрудников, ибо таким образом повышается имидж всей корпорации.

 

Гэмблинг (казино, азартные игры, лотереи) становится одним из любимых и массовых занятий язычников. Ведь гэмблинг может принести огромную прибыль. Поганый готов к проигрышу, и он с завистью будет смотреть на выигравшего.

 

В одномерном мире равенство и свобода вообще непонятны. Там понятны те, кто забрался на самую верхушку пирамиды – сверхчеловеки, сверхнароды.

 

Интересно, что в английском языке вообще нет такого понятия как власть. Оно переводится как мощная сила – «power». В английском языке нет понятия государства как державы. Держава – это «Great Power», то есть очень мощная сила[163], которая в состоянии насиловать другую силу.

 

Англичанину или американцу бесполезно объяснять, различие между властью и властью силы. Они в принципе не могут понять, что такое Советская власть. Для англичан оно звучит исключительно как Советская сила. Всё, что они понимают – чья сила больше – тот и прав.

 

Иерархия вещей

Для того чтобы в ежедневной жизни демонстрировать своё положение в поганой иерархии, существует система внешних признаков.

 

Иерархии людей ставится в соответствие иерархия вещей. На самом деле, конечно, это вещи поставили себе в соответствие людей.

 

Подобно перьям у дикарей, у поганых есть свои отличия в одежде. Это должен быть костюм из определённого магазина или от определённого модельера, золотые часы определённой фирмы, ручка тоже определённой стоимости. Говоря о человеке, поганые в первую очередь отметят брэнд его одежды.

 

По мере продвижения по карьерной лестнице поганый обязан соблюдать статус и менять вещи, которые он носит или которые принадлежат ему.

 

Драгоценности являются насколько древним, настолько и распространённым признаком положения. Будучи физическими материалистами, поганые стремятся взять количеством – граммами, каратами, количеством колец и цепей.

 

Наиважнейшим атрибутом является автомобиль. Существует строжайшая иерархия автомобилей. Поганый соответствующего положения просто не может позволить себе машину не того класса. Раньше статус определялся по числу лошадей и количеству золота на карете.

 

Также есть иерархия домов, отелей, ресторанов, салонов, магазинов, клубов, парикмахерских, парковочных мест, даже иерархия туалетов[164]. Естественно, что товары в этих местах не так уж сильно отличаются, но это не важно – они нужны для статуса, а не для функциональности.

 

$ Придумайте рассказ «Смерть потребителя» по аналогии с рассказом «Смерть чиновника».

 

Выдвижение наверх

Одним из главных вопросов любого общества являются принципы отбора руководителей, управляющих, вождей.

 

Христианство выдвигает в руководители и в наставники по личным и духовным качествам. Религия денег – по способности накопить предметы идолопоклонничества.

 

Христианство считает, что все люди равны, не зависимо от их служебного или имущественного положения. В религии денег все люди делятся на победителей и побеждённых, неудачников (winners и losers). Победители становятся избранными (winners circle). Победители говорят, что большая рыба проглатывает меньшую.

 

Постепенно отдельные акты взаимного обмана выстраиваются в цепи питания (Food chain). Товарно-денежные отношения в целом приводят к уничтожению всех человеческих отношений и образованию сообщества экономических животных[165].

 

Общество распадается на группы людей по их способности к успешному насилию[166]. Издревле поганые общества имеют три основных слоя. В верхнюю группу входят хищники, во вторую – потребители, экономические коровы. В самом низу находятся экономические и физические рабы.

 

Раньше это были Патриции – Плебеи – Рабы. Затем Рабовладельцы – Слуги в доме – Рабы в поле; Буржуазия – Средний класс – Рабочие.

 

Сегодня в масштабах мира это Финансовая верхушка – Золотой миллиард – Третий мир. В масштабах России: Олигархи – жители Москвы – остальная Россия.

 

Общество как людоедская секта. Если и вы хотите выдвинуться наверх в рыночной экономике, то для успеха вам просто необходимо следовать всем правилам игры.

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.