Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глава 4. Голос далекого мира





– Нет в жизни счастья, - сказал помощник капитана Эдельвейсе. - Стоило улететь в далекий космос ради того, чтобы избавиться от лишних хлопот, как выясняется, что и здесь проблем не меньше!

Капитан согласно кивнул.

– Ты прав, Туди Зель, ты прав… - заметил он. - Работы непочатый космический край, и конца и края ему не видать… Но кто виноват, что Вселенную создали бесконечной?

Помощник хмыкнул и углубился в расчеты.

Работа кипела. Каждый день в течение трех лет, начиная с момента старта, космонавты получали огромное количество информации о космосе и совершали одно открытие за другим. С момента пробуждения и до момента засыпания космонавты анализировали и вычисляли, вычисляли и анализировали. А поскольку они еще успевали проводить сеансы связи с другими кораблями для обмена полученными данными, времени на отдых почти не оставалось.

Тем не менее, космонавты с разных кораблей отличались друг от друга: преодолевшие большую часть пути чаще улыбались и казались довольнее летевших к дальним звездам, ходивших с непроницаемыми лицами и гордившихся тем, что станут первыми людьми, отлетевшими от родной планеты на немыслимое расстояние.

При этом капитаны честно предупреждали: во время полета нагрузка только возрастет, и в недалеком будущем ожидается едва ли не удвоение объема полученных данных. Ожидалось, что корабль "Суф еРлеон" долетит до альфа Центавра через два года, и анализировать полученные его экипажем данные придется всем космонавтам. На основе полученных сведений придется откорректировать планы работы со "своими" звездами. Поэтому об отдыхе космонавты успевали помечтать только во сне. Наяву оставалось завидовать тем, кто с начала полета спал в криогенных камерах: представители определенных профессий предпочли не тратить годы жизни в ожидании работы, и пребывали в криогене до тех пор, пока на корабле не потребуется их присутствие. Ремонтников изредка будили ради планового осмотра оборудования, а учителя и воспитательницы, вопреки ожиданиям оставшихся на Фаэтоне журналистов, беспробудно спали с самого начала полета и, судя по всему, могли и вовсе проспать до его окончания. Остальные члены экипажа довольствовались обычным отпуском: в криогенной камере время пролетало незаметно, и организм не успевал отдохнуть и набраться новых сил.



Реверик за три года полета ни разу не отправился в отпуск, но понял, что пора сделать перерыв, когда прозвенел первый звоночек - необычный сон: Реверик как наяву ощущал, что находится на планете-столице союза центрально-галактических миров и наблюдал за разговором президента галактики и первого советника.

– За прошедшую неделю мы уничтожили триста двадцать семь спамовых спутников, - докладывал советник. Во сне и советник и президент выглядели вполне себе фаэтонцами.

Президент гневно сжал ладони.

– Ненавижу спамщиков! - рявкнул он. - И кто только рассылает эту гадость по Вселенной? Нормальным кораблям уже летать страшно - капитаны боятся, что аварии неизбежны.

– Не совсем так, - ответил советник. - В основном спам-спутники отправляют в космос отсталые планеты, намеревающиеся наладить торговлю бесполезным барахлом. Их спутники сделаны на гелевой основе и при столкновении не пробивают обшивку, а приклеиваются к ней - чтобы люди могли прочитать рекламу, когда корабль совершит посадку на планете.

– Уничтожить спам! - приказал президент.

– Уже исполнено! - ответил советник. - Перехваченные спам-спутники переработаны. Все, кроме одного: вчера мы перехватили спам-спутник необычной модели. Он тяжеловесен, состоит из металла и перевозит вот такую золотую пластину с изображением двух существ и точным местом планеты в галактической системе координат. Полагаю, что торговцы с этой планеты занимаются животноводством, и дела у них идут в гору. Иначе бы они не высылали золотые пластины в практически вечных спам-спутниках. Наладим контакт?

Президент посмотрел на пластину.

– А эти двое - это аборигены или продаваемые животные? - спросил он

– Скорее всего, животные, - заметил советник. - Насколько мы можем судить, ни в одной развитой цивилизации не принято высылать свое изображение в обнаженном виде. Это несолидно, к тому же, квалифицируется как эротическое надругательство над зрителями и подлежит демократическому уничтожению.

– Значит, это животные… - пробормотал президент. - Прямоходящие. И выглядят аппетитно.

– Так что? - спросил советник. - Наладить контакт для покупки продуктов питания?

Президент задумался.

– Полагаю, - ответил он спустя три минуты, - идея хорошая, но нам пока ни к чему, своего хватает. А спам-стутник и эту штуку все-таки отправьте на переплавку. Мне без разницы, в какой обертке спамеры рассылают рекламу. Такие спутники куда опаснее. Если столкнетесь с подобным еще раз - демократически забаньте эту планету ко всем чертям, чтобы ни одна ракета больше не вылетела за пределы их планеты!

– Будет исполнено, - ответил советник.

Через двадцать минут космический зонд "Воядирж" с далекого Фаэтона отправился на переплавку, а Реверик, несмотря на приснившийся жар плавильной печи, проснулся в холодном поту. Он понял: если не отдохнуть, то вскоре сны о пришельцах будут сниться всё чаще и чаще, а потом инопланетяне и вовсе начнут мерещиться в каждом темном углу. Пришла пора подумать о чем-то менее звездном и инопланетном, например, о коллекции не просмотренных фильмов, накопившихся за три года полета. С помощью зрелищных кинокартин наверняка удастся избавиться от ставших назойливыми мыслей о жителях дальних миров и вернуть душе былое спокойствие и нормальные сны на мирные фаэтонские темы.

– Хватит, - сказал он руководителю отдела. - Я устал видеть работу не только наяву, но и во сне. Три года вкалывания без передышки лишили меня сил, и, чувствую, скоро подарят невидимых прочим собеседников. Вы меня понимаете?

– Ты сам настаивал на беспрерывной работе, помнишь? - напомнил руководитель, но приказ о выходе в отпуск подписал.

– Откуда я знал, что любимая работа настолько меня доканает? - вздохнул Реверик.

– Закон переизбытка: любимое занятие без необходимого перерыва превращается в пытку. Ради того отпуск и придуман, чтобы наконец-то сбежать от любимой работы на месяц-другой, - пояснил руководитель. - Держи приказ и иди отдыхать. Только сменщику работу передай.

Реверик кивнул, радуясь тому, что через два часа наконец-то почувствует всю прелесть отпуска, но через три часа и двадцать семь минут случилось небывалое: космос "заговорил". Радисты уловили знакомые сигналы с планеты Эпсилон Эридана, и поначалу подумали, что перехватили отголоски послания с Фаэтона, отправленного сотни лет назад "на деревню дедушке" и вернувшегося владельцам на манер письма с пометкой "адресат отсутствует или не может расшифровать ваш почерк". Но в нескольких местах текст звучал иначе. И созданная по такому случаю комиссия пришла к выводу: исходный сигнал был перехвачен и прочитан жителями далекого мира, которые вступили в космическую переписку, написав ответ и отправив его в обратном направлении.

– Это фантастика! - воскликнул Эдельгрейсе, прочитав доклад. - Немедленно отправляем рапорт на Фаэтон: первый контакт можно считать состоявшимся! Принимайтесь за работу: мы напишем новое послание жителям Эпсилона. И чем раньше мы его отправим, тем лучше!

– Но у нас и так много заданий, - осторожно ответили участники. - Работа над установлением контакта с инопланетным разумом займет много времени… необходимо использовать силы свободных космонавтов.

– Без проблем! - ответил капитан. - Раз уж вы не хотите стать первыми контактерами…

– И помереть от хронической усталости, не долетев до Эпсилон Эридана? Нет, спасибо!

– Приказы не обсуждаются, - напомнил капитан.

– Но нигде не сказано, что они выполняются, - отпарировали космонавты. - Либо освобождайте нас от прежней работы, либо…

Капитан посмеялся.

– Ладно, я понял, - кивнул капитан. - Не буду вас перегружать дополнительной работой и сменой деятельности… знаю, как это бьет по нервам. Приказываю собрать дела всех отдыхающих и выбрать среди них наиболее подходящих для данной работы.

Помощник капитана кивнул и ввел в компьютер запрос. Через три секунды принтер выдал полный список отпускников, и наиболее подходящими кандидатурами оказались четыре человека, в том числе и Реверик.

Отпуск, продлившийся два с небольшим часа, закончился. Реверик только-только досмотрел новый фильм, как раздался телефонный звонок, и отпускника вернули из мира киногрез, поздравив с окончанием отпуска и приказав явиться в кабинет капитана корабля.

– Как, закончился? - удивился Реверик. - Уже?

– Отпуск быстротечен, парень, - ответил помощник капитана, - вроде только начался, а не успеешь оглянуться, как пора идти на работу. Суровая правда жизни. И не раздражай меня, Реверик: ты - отдохнувший, а я уже шесть месяцев живу без выходных.

– Но я только что ушел в отпуск, не прошло и трех часов! - воскликнул Реверик. - Я сам три года почти без выходных работал!

– Да? Сочувствую. Но компьютер выбрал тебя среди сотен отпускников, как самого подходящего, так что поторопись. В кабинете капитана узнаешь новость, от которой и сам не захочешь отдыхать, - туманно намекнул Туди Зель и отключился. В телефоне заиграл космический гимн Фаэтона. Реверик со вздохом встал с кресла и отправился в кабинет высокого начальства.

"И что им понадобилось от ученого, который видит во сне инопланетян, болтающих о правлении галактикой? - подумал он с тоской. - Хотят, чтобы я грезил инопланетянами наяву? Ладно, только пусть потом не удивляются моей невменяемости и загадочным докладам о зеленых слониках с крыльями".

Он вошел в кабинет, не скрывая недовольства: пусть он и не высший чин, но обрывать отпуск в первые же часы - дело, недостойное умных начальников.

В кабинете он пробыл три минуты, но вышел оттуда, едва сдерживая смех и совершенно забыв об усталости: капитан назначил его руководителем отдела по техническому усовершенствованию переговоров с инопланетной цивилизацией. Отныне Реверику официально разрешалось разговаривать с летающими слониками любого размаха крыльев и расцветок. И ради этого занятия капитан приказал собрать новый подпространственный передатчик для скоростной связи с инопланетянами. Используя наработки ученых и схемы подпространственных передатчиков, Реверику требовалось создать прибор, работающий на частоте, отличной от используемой для общения с Фаэтоном, и отправить схемы прибора эпсилонцам: обмен информацией при помощи обычных, "медлительных" сообщений мог затянуться на долгие годы, вплоть до подлета корабля к далекой планете.

– Как грамотный инженер, ты должен лечь пластом, но выполнить задание в кратчайшие сроки! - приказал капитан. - Приказ понятен?

– Но… - растерялся Реверик, - мы можем сделать дополнительную антенну для имеющегося передатчика, зачем городить огород и создавать новые оборудование и стандарт подпространственных сигналов? Это невыполнимое задание для одного человека.

– Я назначил тебя руководителем группы, а не экспериментатором-одиночкой, - поправился капитан. - Твое дело: довести до белого каления коллег на корабле и Фаэтоне, но добиться появления нового оборудования. Имеющаяся на корабле система удобна до невозможности - не спорю. Но если мы поставим дополнительную антенну, то рискуем сбить настройки и лишиться связи с Центром Управления Полетами, а значит, потеряем возможность общаться с экипажами других кораблей. Иначе говоря, окажемся затерянными в космосе, без общения с родными и коллегами. Я готов общаться с инопланетянами, но платить подобную цену выше моего морального права. Ты меня понимаешь?

Реверик задумался: по идее, настройка не должна быть настолько хрупкой.

– Не очень, - ответил он. - Я кое-что соображаю в радиотехнике, и не все доводы кажутся мне убедительными.

Капитан призадумался.

– Хорошо, - сказал он, - я вижу, тебя не напрасно учили. Тогда настоящая опасность: если мы используем для переговоров с Фаэтоном и Эпсилоном сигналы одной частоты, они заглушат друг друга, и мы рискуем не получить крайне важные сообщения с Родины, если они придут к нам во время переговоров с инопланетянами.

– Это да, - согласился Реверик. Связь с Фаэтоном лучше всего держать постоянно.

– Поэтому ты и должен создать прибор специально для разговоров с иным разумом, - приказал капитан. - Еще вопросы есть?

– Нет.

– В таком случае, выполняй! - торжественно произнес капитан. - Удачи тебе в этом нелегком деле!

Через час Реверик и капитан обсудили идею с ЦУПом, и на Фаэтоне рвение капитана оценили, но не одобрили: на корабле не было технологической базы для создания еще одного подпространственного передатчика. Вместо этого ученые предложили разработать систему передачи звука в сверхсветовом режиме.

Через месяц совместная космическо-фаэтонская группа предложила идею: разогнать звуковую волну в специальном кольцевом тоннеле и попутно очистить ее от сторонних шумов при помощи ассиметричного фильтра. Фильтр усиливал и концентрировал основную часть звуковой волны, превращая ее в подобие лазерного луча. Звуковые импульсы, разъединяясь и вновь соединяясь в кольцевом тоннеле, созданном на месте резервной вентиляционной шахты, ускоряли друг друга до невиданных скоростей. Сконцентрированный звук многократно прогонялся по тоннелю и, выходящий из тоннеля, на самом деле распространялся в космическом пространстве быстрее солнечного света.

Через полгода ежедневных работ на корпусе корабля установили дополнительные усилители. Разогнанный до сумасшедшей скорости звук отправился в сторону Эпсилон Эридана и достиг цели в фантастически короткие сроки.

Используя словарный минимум языка эпсилонцев, Реверик умудрился объяснить им принцип работы устройства, и через шестьдесят восемь дней состоялась первая звуковая беседа.

После этого группа Реверика приступила к работе над автоматическим переводчиком, и со временем скорость перевода увеличилась в двадцать шесть раз, за что капитан Эдельгрейсе без устали благодарил лингвистов. Те на основе сообщений непрерывно создавали словарь эпсилонского языка и следили за тем, чтобы перевод получался правильным и по возможности полным.

Автоматический переводчик справлялся с работой на шестьдесят семь процентов - некоторые вопросы или ответы оставались непонятыми. Лингвисты работали, не покладая рук, пытаясь определить, что означало то или иное слово, и на очередном собрании предложили усовершенствовать прибор для передачи видеосигнала: при помощи изображения было бы намного легче переводить или ассоциировать непонятные выражения или же, на крайний случай, заменять их картинками или видеороликами.

Группа поделилась идеей с эпсилонцами и получила горячее одобрение со стороны инопланетян. Однако во время испытаний выяснилось: видеопоток забивается мощными помехами от какого-то космического объекта, из-за чего видеосвязь становилась невозможной.

Реверик отправил на Фаэтон сведения о помехах, надеясь на решение проблемы объединенными усилиями десятков тысяч ученых, и сам приступил к разработке оборудования для качественной фильтрации видеопомех. Эпсилонцы тоже не сидели, сложа руки: Реверик общался с ними, когда Эдельгрейсе занимался прочими делами. Несмотря на желание капитана и его помощников общаться с инопланетянами сутками напролет, они не могли забросить основную работу. Реверик как руководитель проекта, имел право задавать любые вопросы эпсилонцам и давать ответы согласно уровню собственной компетенции. Вопросы сложнее приходилось записывать и передавать вышестоящим чинам.

За последующие полтора года он так и не сумел отдохнуть, но уже привык к мысли о том, что в ближайшие десятилетия отдых ему будет только сниться, а в отпуск удастся уйти после выхода на пенсию. Если работодатели не перехватят его через час наслаждения пожизненным отдыхом и не уговорят работать до самой смерти.

Из-за огромной занятости Реверик всего три раза участвовал в дискуссиях с экипажами других кораблей, но успел поспорить с Отриксом. Чувствовалось: Отрикс впал в депрессию, поскольку мечта об участии в первом разговоре с инопланетянами не сбылась, но все же надеялся, что именно "Кимбуран" первым совершит посадку на обитаемую планету, и право настоящего "первоконтактника" останется за ним.

– А вдруг ваши инопланетяне окажутся страхолюдинами, каких свет не видывал? - спросил Реверик в ответ на озвученные мечты. Он давно задумывался над тем, как выглядят жители Эпсилона. Они описывали себя достаточно подробно, но описания относились к тридцати с небольшим процентам непереведенных слов, и получить точный портрет не представлялось возможным. - Или, наоборот, они настолько прекрасны, что мы почувствуем себя жуткими страшилами, а они побоятся встречаться?

– На своих инопланетян посмотри сначала, - обиделся Отрикс. - Они себя давно описали, и что? До сих пор на наш язык перевести не можем, словарный запас недостаточен.

Реверик кивнул в ответ:

– Ты прав, - сказал он. - По радио себя можно так описать - лучшие рекламщики от тоски удавятся. Самое лучшее - посмотреть друг на друга хотя бы через экран. Но с этим пока никак.

– Да у тебя всегда никак, - махнул рукой Отрикс

– Зато я общаюсь с инопланетянами, а ты - еще нет. И ты мне просто завидуешь.

– Ничего я не завидую! - покраснел Отрикс. Возможно, от гнева, но Реверик посчитал, что он стыда.

– Докажи, - потребовал он. - Присоединяйся к проекту по созданию фильтра видеопомех. Нам лишние руки не помешают. Тем более, ты грамотный практик.

– Каким образом? - спросил Отрикс. - Я же на другом корабле нахожусь, если ты не забыл.

– Помню. Но именно это мне от тебя и нужно - далекое от нас месторасположение.

– Ладно, - Отрикс взял быка за рога. - Но я еще посмотрю, какой ты руководитель: сумеешь уговорить мое упертое начальство - присоединюсь к вашей работе. А не уговоришь - грош тебе цена как начальству.

Реверик хмыкнул.

– Ты так говоришь, словно не желаешь пообщаться с иным разумом, - подметил он.

– Я не хочу заранее себя обнадеживать, - буркнул Отрикс. - Действуй, коли сам вызвался добровольцем, не тяни резину!

– Договорились. Конец связи.

Экран погас, и Реверик отправился к капитану с предложением включить в команду человека со взглядом со стороны. Эдельгрейсе заранее отказался от выполнения подобной идеи, но доводы молодого космонавта выслушал: а вдруг снова прозвучит дельный совет?

– Как вы знаете, - издалека начал Реверик, - работающие в дружном коллективе люди со временем начинают понимать друг друга с полуслова. Это хорошо, но постепенно соратники начинают одинаково думать и выдвигать схожие идеи. Отриксу под силу взглянуть на проблему под другим углом и заметить пропущенное нами в силу единомыслия. А как человек завидующий, он начнет работать лучше меня исключительно из вредности, и думаю, принесет немало пользы.

– М-да… - произнес капитан. - Уговаривать ты умеешь, я давно заметил. Так и быть, я согласен. Но не вздумай повторить сказанное капитану "Кимбурана" - обидится за подчиненного.

– А как его уговорить?

– Это я беру на себя, - Эдельгрейсе как никто другой знал, насколько упрямыми бывают капитаны. И если рядовому космонавту удалось уговорить одного, то это не означает, что успех и дальше будет ему сопутствовать.

Капитан "Кимбурана" действительно воспринял в штыки предложение зачислить Отрикса в комиссию по работе с эпсилонцами: на корабле хватало работы. Но доводы Реверика, прозвучавшие в более обтекаемом и расширенном варианте Эдельгрейсе, сделали свое дело, и капитан нехотя согласился перевести Отрикса в отдел по параллельному изучению технических проблем контакта между цивилизациями.

– Только до тех пор, пока "Кимбуран" не долетит до цели путешествия! - заявил он.

– Разумеется, - ответил Эдельгрейсе.

Условие устроило обе стороны, и Отрикс официально приступил к работе над созданием устойчивого к помехам видеосигнала.

* * *

Тем временем представители обоих миров решили обменяться знаниями и опытом в науках. Оказалось, что развитие цивилизаций шло разными путями, и более развитые эпсилонцы научились проделывать такие трюки с химическими веществами, что фаэтонцы не сразу поверили услышанному. Но когда эпсилонцы передали несколько химических формул для проверки, результаты превзошли все ожидания, и ученые убедились: эпсилонцы нисколько не приукрашивали достижения собственной цивилизации. Описания оказывались одно фантастичнее другого, но полученные вещества обладали всеми заявленными свойствами и принесли немало пользы промышленности Фаэтона.

Когда ученые признались, что ничего подобного придумать им даже в голову не приходило, эпсилонцы расщедрились не на шутку и скопом выдали большую партию формул и связанных с ними историй.

Потрясенные свалившимся с небес счастьем, ученые активно взялись за дело и в скором времени поставили производство веществ на поток в промышленных масштабах: инструкции по их использованию являлись исчерпывающими, и фаэтонцы заранее знали, где и в каком количестве применят полученное.

Полный список формул опубликовали небольшим тиражом для служебного пользования, часть тиража отправили с Фаэтона на Марс и Землю для самостоятельного создания колонистами необходимых веществ.

Польза от всех веществ была такова, что ученые предпочли не делать выбор между самыми важными и наиважнейшими формулами. Они не стали перескакивать с пятого на десятое, а создавали вещества прямо по списку. Страницу за страницей проходили они, создавая очередные шедевры химии, и постепенно записи подходили к концу. Завершающей записью шла формула чудо-укрепителя, способного в десятки раз повысить износостойкость недолговечных вещей, приборов и жилья. Ученые подсчитали: для нужд промышленности потребуется двести восемьдесят тысяч тонн укрепителя, и запустили формулу в производство на шести крупных химических заводах Фаэтона.

Глава 5. Открытие

Отрикс изучал переданные Ревериком данные о помехах со стороны Эпсилон Эридана - мощность, направление, источник и прочее, - и сравнивал их с полученными в обсерватории "Кимбурана". В простонародье работа носила название "найди десять отличий" и была нудной до невозможности: девяносто девять процентов данных совпадали.

Зато оставшийся процент преподнес сюрприз: числа в трех пунктах отличались настолько, что полусонный с утра Отрикс окончательно проснулся, соскочил с кресла и подбежал к столу в дальнем углу кабинета.

Загрузив данные расположения звезды и линии помех в проекторатор - проектор, моделирующий трехмерное изображение, - Отрикс надавил на кнопку "действие", и пока прибор обрабатывал полученную информацию, схватил со стола фотографии звезды Эпсилон Эридана. Планета, к которой летел "Антарес", выглядела точка точкой, но Отрикса интересовала не столько она, сколько ее окружение. И когда проекторатор смоделировал проекцию Эпсилон Эридана и наложил на нее переливающееся изображение волн, делающих обмен видеоданными невозможным, Отрикс ахнул от удивления: со стороны Фаэтона и летевшего к звезде "Антареса" на самом деле казалось, будто источник помех находится далеко за пределами звезды. Однако на фотографиях, сделанных в обсерватории "Кимбурана", было отчетливо видно, что источник помех находится поблизости от планеты.

– Телефон, - торопливо произнес Отрикс и чуть ли не бегом направился в обсерваторию делать дополнительные снимки. - Набрать "Реверик". Звонить, пока не ответит!

Антигравитационная телефонная трубка, висевшая у него над головой, автоматически набрала номер телефона Реверика. Сигнал передался на внешнюю антенну через десятки усилителей, расположенных в стенах по всему кораблю, через подпространство отправился на Фаэтонскую приемо-передающую станцию, и уже оттуда - к адресату.

"Вот он удивится, - подумал Отрикс, на лифте поднимаясь на верхний этаж корабля, в обсерваторию. Сегодня в ней дежурил астроном Ксимер - коллеги ушли на заслуженный двухдневный отдых и наслаждались музыкой на небольшом пляже при свете искусственного солнца - отдыхали от звездного неба. Большую часть рабочего времени они фотографировали космос и занимались обработкой фотографий, разыскивая звезды с планетами: в недалеком будущем фаэтонцы намеревались отправить экспедиции на расстояние до двадцати световых лет от Солнца, и важно было узнать, к каким звездам стоит лететь.

Заметив вбежавшего, астроном поднял голову и немало удивился вторичному появлению Отрикса.

– Опять ты? - воскликнул Ксимер. - Недавно же закончил работу. Или я ошибаюсь?

– Разумеется. Я на обед ходил, - соврал тот.

Ксимер посмотрел на часы: Отрикс вышел часа полтора назад.

– Нехило ты обедаешь, - восхищенно заметил он.

– А то ж, - согласился Отрикс и похлопал себя по животу. - Нужно сделать еще с полсотни фотографий: я стою на пороге важного открытия.

– И что ты собираешься открыть? - заинтересовался астроном. - Не поделишься информацией?

– Сфотографирую - увидишь, - ответил Отрикс. - Дай мне двадцать минут.

– Да хоть двадцать часов, - радушно предложил астроном. - На сегодня я разбираюсь с отснятым материалом, так что фотосессия нашим звездам не грозит.

– Отлично! - Отрикс подошел к пульту управления и попутно посмотрел на экранчик летающего слева от головы телефона. Сигнал все еще бороздил просторы космоса в поисках корабля адресата. - Время есть.

Приказывая автоматической системе настроиться на Эпсилон Эридана, Отрикс установил увеличение изображения и качество фотографий на максимум - при данных настройках астрономы на Фаэтоне спокойно разглядывали поверхность планетоидов из пояса Оорта. Единственным минусом настройки на максимальную мощность являлся сумасшедше быстрый нагрев электронного оборудования, но система охлаждения, основанная на использовании космического холода, успешно правлялась с перегревом, и оборудование пока еще ни разу не растеклось лужей по полу. Тем не менее, астрономы перестраховывались и использовали максимальный режим нечасто.

Изображение увеличивалось, не теряя четкости. Темный объект становился все более и более различим, и мелкие детали перестали быть размытыми спустя треть часа.

В ожидании максимальной четкости объекта Отрикс помогал астроному и посмотрел на увеличенное изображение объекта после того, как прозвучал сигнал готовности.

От увиденного по телу прошел холодок. Нажимая на кнопку "съемка", Отрикс сделал десять фотографий и приказал немедленно их отпечатать. Теперь точно знал, почему все попытки создать фильтр для помех обернулись неудачей. С легким гудением выдвинулись фотографии из автопечатника.

– Я могу посмотреть? - спросил Ксимер.

– Извини, но у меня нет времени, - ответил Отрикс. - Чувствую, плохо наше дело.

– А что случилось? - выкрикнул астроном вслед убегающему Отриксу.

– Посмотри на экран, я оставил все, как было! - ответил тот, выскочил из обсерватории и побежал в центральную часть корабля.

Астроном пожал плечами и подошел к экрану.

– И что такого? - непонимающе спросил он.

Пожав плечами, Ксимер вернулся к столу и продолжил работу.

Не желая тратить время попусту, Отрикс помчался прямиком к капитану: требовалось срочно предупредить всех, начиная от руководства корабля и заканчивая Центром Управления Полетами: что бы ни утверждали жители Эпсилон Эридана относительно источника помех, в реальности дело обстояло иначе.

Отрикс был готов оказаться в роли вселенского паникера, устраивающего истерику на пустом месте, но знал, что обязан поделиться новостью. А дальше пусть капитан решает, как поступить: либо забыть об этом деле, либо забить в колокол и поставить на уши всю цивилизацию.

Влетев в кабинет секретарши - девушки, обладавшей не особо выразительной внешностью, но умеющей печатать текст без ошибок со скоростью полторы тысячи знаков в минуту и готовой вышвырнуть из приемной всех, включая самого капитана - Отрикс автоматически принял боевую стойку и ловко уклонился от запущенного секретаршей в его сторону пресс-папье.

– Я по срочному делу, - торопливо заявил он, пока секретарша не вздумала вышвырнуть его в коридор - с нее станется.

– Других дел не существует в природе, - отрезала Хильма. - Становись в очередь!

– В какую?! - удивился Отрикс. - Здесь никого нет.

– Держи квиток, - секретарша протянула картонку с четырехзначным числом. - Подойдешь через три месяца. Раньше занято.

– Какая ты ужасная, особенно когда сердишься, - не сдержался Отрикс.

– Чего сказал?! - секретарша приподнялась с места, и Отрикс вспомнил, что она отлично владеет боевыми приемами.

– Давай сделаем так, - предложил он, - чтобы не тратить напрасно время и нервы, ты доложишь капитану о моем открытии.

– И что ты открыл? - сурово протянула секретарша. - Большую Космическую Поллитру?

– Я, что, похож на человека, открывающего данные емкости?

– Да. Ты ведешь себя слишком буйно.

– Когда ты узнаешь, что натворили эпсилонцы, поведешь себя не лучше! Они утверждают, что помогают нам, но в реальности обманывают!

К его удивлению, секретарша осталась непоколебимо стоять на прежнем месте, словно Отрикс сказал не важную новость, а объявил никому не нужную информацию о том, сколько градусов за бортом.

– И что с того? - не поняла секретарша. - Где доказательства?

– Здесь! - Отрикс протянул фотографии, но секретарша не успела их просмотреть и вынести вердикт о степени важности сделанного Отриксом открытия - из кабинета выскочил капитан.

– Опять связь с Фаэтоном прервалась! - гневно рявкнул он. - Инженеров ко мне, немедленно!

Капитан буквально кипел от ярости, мысленно метал молнии и разрывал многовековые деревья на крохотные поленья. Отрикс застыл в ожидании неприятностей: попасть начальству под руку во время его буйства весьма вредно для карьеры.

Капитан глубоко вдохнул и выдохнул, пытаясь успокоиться.

– …и чего ради я их только в экипаж принял? - буркнул он. Первая волна эмоционального всплеска прошла, но не факт, что следом не начнется вторая. - Не могут толком оборудование починить: третий раз за неделю неполадки в системе! Но ничего… еще раз халтурно выполнят работу - отправлю в криоген на триста лет! И хрен их кто потом на работу по профессии возьмет с тамошними технологиями! Дворниками остаток жизни проработают!

– С таким отношением к неполадкам в криогене не хватит места для всех членов экипажа, - заявила секретарша. Отрикс и сам об этом подумал, но озвучивать мысль не решился: не до того сейчас, есть дела поважнее, чем перепалка с капитаном по поводу расторопности и умственных способностей отдельных представителей экипажа.

Капитан шагнул к столу и только в этот момент заметил, что в приемной помимо секретарши находится кто-то еще. Отрикс поразился мгновенной смене эмоций. Капитан поздоровался настолько приветливо, словно и не думал ни с кем ругаться.

– Надеюсь, ты не расскажешь коллегам о том, что я мечтаю превратить инженеров в дворников далекого будущего?

– Честно говоря, - ответит Отрикс, - чинить приборы полагается не инженерам, а ремонтникам.

Секретарша презрительно фыркнула.

– Это было раньше, - пояснил капитан. - Видишь ли, я успел отправить их в криоген два месяца назад по той же причине. Неудачно выбрал специалистов, как выяснилось. А ты по какому вопросу?

Отрикс шагнул вперед, но секретарша мгновенно встала между ним и капитаном и вытянула руки в стороны, не пропуская посетителя без предварительной записи. Пришлось высказать новости поверх ее головы - единственная и основная проблема секретарши заключалась в том, что она была на голову меньше большинства посетителей. Впрочем, невысокий рост компенсировался боевым характером.

– У нас большие проблемы, - сообщил Отрикс.

– Ты тоже не можешь выйти на связь с Фаэтоном? - уточнил капитан, указывая на летающий телефон: тот постоянно находился сверху согласно веянию конструкторов - чтобы не мешаться под руками.

– И это тоже, - кивнул Отрикс.

– Что еще?

– Эпсилонцы нас обманывают.

– Ты исхитрился поговорить с ними через детектор лжи? - восхитился капитан. - Молодец, отличное рацпредложение! Скорее неси сюда этот детектор, я хочу поговорить через него со своими родственниками и кое-какими друзьями и подчиненными.

– Нет, - ответил Отрикс, - детектора не существует.

– Так сделай его!

– Я не за тем сюда явился.

Секретарша повернулась лицом к капитану.

– Он без очереди рвется! - возмущенно заявила она. - Возводит поклеп на инопланетян!

– А разве поклепы возводят в порядке живой очереди? - не понял капитан.

– Послушайте, у меня серьезное дело, а не хохма дня! - воскликнул Отрикс.

– Коли так, заходи, - пригласил капитан. - Хильма, никого не пускать.

– Ну, конечно! Я стараюсь, выполняю приказ, а потом вы выходите и делаете из меня дуру дурой! - съязвила секретарша.

– Не хами начальству! - капитан пропустил посетителя в кабинет. А когда закрыл дверь, Отрикс поинтересовался:

– Что это с ней случилось? Хильма никогда себя так не вела.

Капитан устало махнул рукой: ему до чертиков надоели мелкие неприятности полета, превращаемые основными участниками в локальные катастрофы вселенского уровня. То же самое он подумал насчет новости о лгущих инопланетянах. По его мнению, из-за неправильного или неполного перевода произошло недоразумение, а Отрикс решил, что инопланетяне его жестоко обманули.

– Хильма поругалась с подругами, оставшимися на Фаэтоне, и решила всеми правдами и неправдами заставить меня отправить ее в криоген до возвращения домой, - лаконично пояснил капитан.

– Зачем? - не понял Отрикс. Он вообще слабо понимал некоторые действия противоположного пола и считал их хаотичными. Импульсивность некоторых особ доводила его до белого каления, а особенно злило то, что внятных причин для подобного поведения не могли назвать и сами особы.

Капитан саркастически усмехнулся.

– Ты, погляжу, в том деле совершенно не разбираешься, - подметил он, предлагая Отриксу сесть за стол. - И даже представить не можешь, насколько изощренно могут мстить женщины.

Тот развел руками: он никак не мог сообразить, в чем выражается изощренность мстительного сна в криогене. Капитан потер подбородок, разглядывая молодого специалиста, и задумчиво произнес:

– На Фаэтоне я бы спросил - где ты витаешь, если никогда не слышал о подобных отношениях между подругами? Но так как мы все витаем высоко над облаками, я снимаю этот вопрос. Однако хочу заметить: большинство из нас, даже находясь в космосе, твердо стоят на ногах.

– Вы о чем?

– О том, что пора познакомить тебя с какой-нибудь девушкой, чтобы ты все узнал из первых рук, - ответил капитан, - но это не моего ума дело. Просто представь, насколько упадет настроение ее подруг, когда они, постаревшие на полтора десятка лет, встретят ее молодой и красивой. Вот тебе и месть.

– А, - протянул Отрикс. - Тогда понятно.

– Но ты, насколько я помню, пришел сюда ради другого. - Капитан приготовился выслушать доводы насчет обманывающих инопланетян и разбить их в пух и прах фразой о неверном переводе, но Отрикс не стал огульно обвинять жителей Эпсилона. Он достал из папки стопку фотографий и бумаг с чертежами. Увидев толщину стопки, капитан непроизвольно поморщился: с такими доказательствам трудно поспорить.

– Ты уверен, что эта кипа настолько важна в нашей беседе? - вкрадчиво спросил он. - Я предпочитаю, когда мне сообщают о проблемах в лаконичной форме.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.