Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Конституции РФ и федеральному закону





 

Данный конституционный принцип (ст. 120 Конституции РФ, ст. 8 ГПК) относится как к судоустройственным, так и к судопроизводственным принципам. В соответствии с п.1 ст.120 Конституции РФ судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.

Согласно ч.1 ст.8 ГПК РФ при осуществлении правосудия судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.

В соответствии с п.4 ст.5 ФКЗ от 07.02.2011 №1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в РФ» суды общей юрисдикции осуществляют судебную власть независимо от законодательных и исполнительных органов государственной власти. В Российской Федерации не могут издаваться законодательные и иные нормативные правовые акты и осуществляться действия (бездействие), отменяющие или умаляющие независимость судов и судей.

Принцип объединяет два взаимосвязанных положения:независимость судей и подчинение их только Конституции РФ и федеральному закону.

3.3.1 Независимость судей.Судьи рассматривают и разрешают гражданские дела в условиях, исключающих постороннее на них воздействие. Любое вмешательство в деятельность судей по осуществлению правосудия запрещается и влечет за собой установленную законом ответственность (ч. 2 ст. 8 ГПК).

Судьи независимы от государственных органов, общественных организаций, должностных лиц и отдельных граждан.

В ст. 8 ГПК РФ говорится о независимости судей при осуществлении правосудия. Это вовсе не означает, что судьи независимы и подчиняются только закону лишь при рассмотрении и разрешении ими спора, т.е. в то время, когда они участвуют в судебном заседании, а до заседания и после него этот принцип не действует. Введение в ст. 8 слов "при осуществлении правосудия" преследовало лишь одну цель - четко определить сферу действия принципа независимости судей и подчинения их только закону: он действует только при исполнении судьями своих служебных, судейских обязанностей и не функционирует вне этой сферы.



Нормы, закрепленные в ст. 8 ГПК РФ, предписывают судьям быть независимыми при исполнении ими служебных обязанностей, т.е. при разрешении дел и всех иных вопросов, связанных с их рассмотрением, они не должны быть подчинены кому-либо, а также связаны в действиях волей либо влиянием граждан, должностных лиц, государственных и иных органов, организаций, сковывающими или заранее предопределяющими то или иное решение. Судьи должны рассматривать и разрешать дела в условиях, исключающих всякое постороннее воздействие на них.

В Постановлении по делу "Батурлова против России" от 19 апреля 2011 г. Европейский Суд по правам человека признал нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с несоблюдением принципа независимости судебной власти. Кроме того, установил нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола N 1 к ней в связи с необоснованным пересмотром и отменой по вновь открывшимся обстоятельствам вынесенных в пользу заявителя и вступивших в законную силу судебных решений.

Обстоятельства дела: Батурлова В.А. получала пенсию по старости. В связи с отказом управления Пенсионного фонда в перерасчете пенсии она подала иск в городской суд, который своим решением от 31 мая 2006 г., оставленным без изменения судом кассационной инстанции, обязал ответчика произвести перерасчет пенсии заявителя начиная с 1 ноября 2005 г. Главное управление Пенсионного фонда обратилось с надзорной жалобой в областной суд, однако она не была рассмотрена. 29 августа 2007 г. председатель областного суда направил жалобу Главного управления Пенсионного фонда в суд первой инстанции для рассмотрения в порядке, установленном положениями главы 42 ГПК РФ, указав в письме, что вынесенное по делу решение противоречит Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2005 г. N 25 и определению Верховного Суда Российской Федерации от 2 марта 2007 г., не может считаться законным, что свидетельствует о наличии судебной ошибки.

1 октября 2007 г. Пенсионный фонд подал в городской суд заявление об отмене решения городского суда от 31 мая 2006 г. и пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Городской суд удовлетворил заявление и решением, принятым в тот же день, постановил, что требование заявительницы о повышении пенсии должно быть полностью отклонено. Областной суд в кассационном порядке оставил решение суда первой инстанции без изменений.

Позиция Европейского Суда: Рассматривая вопрос, имело ли место незаконное вмешательство в отправление правосудия, Европейский Суд отметил, что "...вместо принятия какого-либо законного решения на основании Гражданского процессуального кодекса..." по надзорной жалобе, поданной ответчиком, председатель областного суда "... написала письмо в суд первой инстанции, в котором ясно проинструктировал(а) суд нижестоящей инстанции о пересмотре вступившего в силу решения по делу заявительницы по вновь открывшимся обстоятельствам...". "Позиция (п)редседателя надзорного суда в отношении постановления от 31 мая 2006 г. была изложена с использованием таких выражений как "судебная ошибка" и "не может быть признано законным", которое подразумевало критику выводов суда первой инстанции по делу заявительницы, и призывала к пересмотру его позиции...".

Европейский Суд указал, что "...суд первой инстанции, после получения критики от вышестоящей судебной инстанции, последовал указаниям последней и пересмотрел вынесенное им решение, а также вынес новое судебное решение, удовлетворив требования Пенсионного фонда, а не заявительницы. Выводы городского суда полностью соответствовал(и) позиции, изложенной (п)редседателем (о)бластного суда в ее письме от 29 августа 2007 г.".

На основании изложенного, а также с учетом полномочий председателя вышестоящего суда по принесению представлений о применении дисциплинарной ответственности в отношении судьи, совершившего дисциплинарный проступок (в том числе, по мнению Европейского Суда, в связи с ошибочным применением закона), Суд признал, что в настоящем деле имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в отношении требования о независимом суде.

Что касается нарушения ст. 6 Конвенции в связи с отменой вступившего в законную силу решения, Суд отметил, что "...различные судебные толкования применимого права могут рассматриваться как основания для подачи обычной кассационной жалобы, а не как основание, гарантирующ(ее) отмену вступившего в силу решения... поскольку толкование 2007 г. было дано позже вынесения решения городским судом, оно не может обосновывать отмену вступившего в силу решения...".

Суд пришел к заключению, что "...удовлетворив заявление Пенсионного фонда об отмене вступившего в силу решения от 31 мая 2006 г., городской суд нарушил принцип правовой определенности... Соответственно, имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в отношении "права заявителя на справедливый суд".

Указав, что "отмена подлежащего исполнению решения нарушила... доверие (заявителя) к обязательности судебного решения и лишила ее возможности получения денег, которые она обоснованно ожидала получить... пересмотр и отмена решения от 31 мая 2006 г. по вновь открывшимся обстоятельствам возложило чрезмерное бремя на заявительницу", Европейский Суд признал нарушение ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции[110].

В силу п.1 ст.10 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" (в ред. ФЗ от 02.07.2013 № 166-ФЗ) всякое вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия преследуется по закону. Не допускается внепроцессуальное обращение к судье по делу, находящемуся в его производстве, либо к председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда.

Под внепроцессуальным обращением понимается поступившее судье по делу, находящемуся в его производстве, либо председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда, обращение в письменной или устной форме не являющихся участниками судебного разбирательства государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа, организации, должностного лица или гражданина в случаях, не предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо обращение в не предусмотренной процессуальным законодательством форме участников судебного разбирательства.

Согласно ч.4 ст.8 ГПК РФ (в ред. ФЗ от 02.07.2013 № 166-ФЗ) информация о внепроцессуальных обращениях государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц или граждан, поступивших судьям по гражданским делам, находящимся в их производстве, либо председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по гражданским делам, находящимся в производстве суда, подлежит преданию гласности и доведению до сведения участников судебного разбирательства путем размещения данной информации на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" и не является основанием для проведения процессуальных действий или принятия процессуальных решений по гражданским делам.

Конституционный Суд РФ в Определении от 08.02.2007 №325-О-О указал на то, что Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод на основе состязательности и равноправия сторон, а также в соответствии с принципами независимости судей и подчинения их только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 46, часть 1; статья 120, часть 1; статья 123, часть 3).

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, из взаимосвязанных положений статей 46 (часть 1), 52, 53 и 120 Конституции Российской Федерации вытекает предназначение судебного контроля как способа разрешения правовых споров на основе независимости и беспристрастности суда. Рассмотрение спора независимым и беспристрастным судом является также неотъемлемым элементом права на справедливое судебное разбирательство по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. В развитие этих положений федеральным законодателем установлены специальные нормы, регулирующие основания и порядок отвода судей; кроме того, соблюдение указанных принципов осуществления правосудия гарантируется всей совокупностью гражданско-процессуальных средств и процедур.

Принцип беспристрастности суда, выражающийся в максиме "mo judex in re sua", ставится на первое место среди требований пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в прецедентной практике Европейского Суда по правам человека, полагающего, что "на Договаривающиеся Государства возлагается обязанность составить (построить) свою судебную защиту так, чтобы она отвечала в первую очередь данному требованию" (Постановление от 26 октября 1984 года по делу "De Cubber v. Belgium") и что "беспристрастность должна оцениваться в соответствии с субъективным подходом, отражающим личные убеждения данного судьи по конкретному делу, а также в соответствии с объективным подходом, который определяет, имелись ли достаточные гарантии, чтобы исключить какие-либо сомнения по данному поводу" (Постановление от 24 мая 1989 года по делу "Hauschildt v. Denmark")[111].









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.