Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Разбирательство гражданских дел в закрытом судебном заседании.





Общее правило о гласности судебного разбирательства имеет некоторые исключения, когда отдельные дела слушаются в закрытом судебном заседании.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод допускает ограничение гласности судебного разбирательства в обеспечение как частного, так и публичного интересов. При этом приоритетными Конвенция называет такие частные интересы, как интерес сохранения неприкосновенности частной жизни сторон спора, а также интересы несовершеннолетних. Публичными интересами, требующими учета при обеспечении гласности судебного разбирательства являются мораль, интересы общественного порядка, интересы национальной безопасности и интересы правосудия (п.1 ст.6 Конвенции).

Действующий ГПК РФ предусматривает следующие исключения из принципа гласности судебного разбирательства.

Первое исключение из принципа гласности заключается в том, что в соответствии с ч.2 ст.10 ГПК РФ разбирательство в закрытых судебных заседаниях осуществляется по делам, содержащим сведения, составляющие государственную тайну, тайну усыновления (удочерения) ребенка, а также по другим делам, если это предусмотрено федеральным законом.

При этом разбирательство дела в закрытом судебном заседании по мотиву сохранения государственной тайны проводится судом только при наличии в материалах дела сведений, которые отнесены к государственной тайне и засекречены в порядке и на основании Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года N 5485-1 "О государственной тайне". При этом проведение разбирательства дела в закрытом судебном заседании по мотиву сохранения государственной тайны осуществляется судом в той его части, в которой оглашаются и (или) исследуются такие сведения.



Согласно ст.2 Закона РФ от 21.07.1993 №5485 «О государственной тайне» под государственной тайной понимаются защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации.

В соответствии со ст.7 Закона РФ «О государственной тайне» не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения:

о чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан, и их последствиях, а также о стихийных бедствиях, их официальных прогнозах и последствиях;

о состоянии экологии, здравоохранения, санитарии, демографии, образования, культуры, сельского хозяйства, а также о состоянии преступности;

о привилегиях, компенсациях и социальных гарантиях, предоставляемых государством гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям и организациям;

о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина;

о размерах золотого запаса и государственных валютных резервах Российской Федерации;

о состоянии здоровья высших должностных лиц Российской Федерации;

о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами.

В ч. 3 ст. 10 ГПК РФ содержится новая процессуальная норма, обязывающая суд предупреждать лиц, участвующих в деле, и иных лиц, присутствующих при совершении процессуального действия, в ходе которого могут быть выявлены сведения, содержащие государственную тайну, или иные сведения, указанные в ч. 2 данной статьи, об ответственности за их разглашение.

Немаловажным в судебной практике является вопрос о возможности отстранения от ведения дела адвоката, являющегося представителем стороны по делу, по мотиву отсутствия у него допуска в государственной тайне.

В сохраняющем силу Постановлении от 27 марта 1996 г. по делу о проверке конституционности ст. 21 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что отказ обвиняемому (подозреваемому) в приглашении выбранного им адвоката по мотивам отсутствия у последнего допуска к государственной тайне, а также предложение обвиняемому (подозреваемому) выбрать защитника из определенного круга адвокатов, имеющих такой допуск, обусловленные распространением положений ст. 21 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" на сферу уголовного судопроизводства, неправомерно ограничивают конституционное право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи и право на самостоятельный выбор защитника (ст. 48 Конституции Российской Федерации); зависимость выбора обвиняемым адвоката от наличия у последнего допуска к государственной тайне противоречит также принципу состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве, закрепленному в ст. 123 (ч. 3) Конституции Российской Федерации[119].

Приведенная правовая позиция сформулирована Конституционным Судом Российской Федерации применительно к нормативным положениям, регулирующим процедуру уголовного судопроизводства, однако в силу универсальности права каждого на квалифицированную юридическую помощь (ч. 1 ст. 48 Конституции Российской Федерации) и принципов состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации) она может быть распространена на все другие виды судопроизводства, а значит, и на производство в судах общей юрисдикции по гражданским делам.

Следовательно, положения ст. ст. 21 и 21.1 Закона Российской Федерации "О государственной тайне" не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами в качестве основания для отстранения адвоката, являющегося представителем истца, от участия в рассмотрении дела судом общей юрисдикции в процедуре гражданского судопроизводства в связи с отсутствием у него допуска к государственной тайне.

Указанная правовая позиция была подтверждена Конституционным Судом РФ в Определении от 10.11.2002 № 314-О[120].

Таким образом, по смыслу действующего процессуального законодательства, безусловным основанием для проведения дела в закрытом судебном заседании является необходимость соблюдения государственной тайны.

Вместе с тем, иную позицию по данному вопросу занимает Европейский Суд по правам человека.

Так, в Постановлении по делу «Белашев против России» Европейский Суд указал на то, что для государства может быть важно сохранять свои тайны, но бесконечно важнее обеспечить правосудие всеми требуемыми гарантиями, из которых одной из самых существенных является публичность. До удаления публики суды должны сделать конкретные выводы о том, что закрытость разбирательства необходима для защиты важного государственного интереса, и ограничить секретность в пределах, необходимых для сохранения такого интереса[121].

Таким образом, по мнению Европейского Суда по правам человека необходимость сохранения сведений, составляющих государственную тайну не является основанием для ограничения принципа гласности судебного разбирательства.

В основе второго исключения из принципа гласности судебного разбирательства лежат конституционные права граждан, перечисленные в ст. 23 Конституции РФ, а именно: каждый обладает правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Согласно ст. 182 ГПК РФ в целях охраны тайны переписки и телеграфных сообщений переписка и телеграфные сообщения граждан могут быть оглашены и исследованы судом в открытом судебном заседании только с согласия лиц, между которыми эти переписки и телеграфные сообщения происходили. Без согласия этих лиц их переписка и телеграфные сообщения оглашаются и исследуются в закрытом судебном заседании.

Поэтому в соответствии с ч.2 ст.10 ГПК РФ разбирательство в закрытых судебных заседаниях допускается и при удовлетворении ходатайства лица, участвующего в деле и ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой или иной охраняемой законом тайны, неприкосновенность частной жизни граждан или иные обстоятельства, гласное обсуждение которых способно помешать правильному разбирательству дела либо повлечь за собой разглашение указанных тайн или нарушение прав и законных интересов гражданина.

При этом в соответствии с п.7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 № 35 просьба о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании может исходить не только от лица, заявляющего ходатайство в своих собственных интересах, и (или) от его представителя, но и от лиц, которым в силу статей 45, 46, 47 ГПК РФ предоставлено право действовать в защиту прав и законных интересов других лиц (например, прокурора, органа опеки и попечительства).

Проведение разбирательства дела в закрытом судебном заседании по мотиву сохранения коммерческой тайны допускается в том случае, если обладатель такой информации, заявивший соответствующее ходатайство, принял меры по охране ее конфиденциальности в соответствии со статьей 10 Федерального закона от 29 июля 2004 года N 98-ФЗ "О коммерческой тайне".

Согласно ст.3 ФЗ от 29.07.2004 № 98-ФЗ «О коммерческой тайне», коммерческая тайна - режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду;

В соответствии со ст.5 ФЗ «О коммерческой тайне», режим коммерческой тайны не может быть установлен лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, в отношении следующих сведений:

1) содержащихся в учредительных документах юридического лица, документах, подтверждающих факт внесения записей о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствующие государственные реестры;

2) содержащихся в документах, дающих право на осуществление предпринимательской деятельности;

3) о составе имущества государственного или муниципального унитарного предприятия, государственного учреждения и об использовании ими средств соответствующих бюджетов;

4) о загрязнении окружающей среды, состоянии противопожарной безопасности, санитарно-эпидемиологической и радиационной обстановке, безопасности пищевых продуктов и других факторах, оказывающих негативное воздействие на обеспечение безопасного функционирования производственных объектов, безопасности каждого гражданина и безопасности населения в целом;

5) о численности, о составе работников, о системе оплаты труда, об условиях труда, в том числе об охране труда, о показателях производственного травматизма и профессиональной заболеваемости, и о наличии свободных рабочих мест;

6) о задолженности работодателей по выплате заработной платы и по иным социальным выплатам;

7) о нарушениях законодательства Российской Федерации и фактах привлечения к ответственности за совершение этих нарушений;

8) об условиях конкурсов или аукционов по приватизации объектов государственной или муниципальной собственности;

9) о размерах и структуре доходов некоммерческих организаций, о размерах и составе их имущества, об их расходах, о численности и об оплате труда их работников, об использовании безвозмездного труда граждан в деятельности некоммерческой организации;

10) о перечне лиц, имеющих право действовать без доверенности от имени юридического лица;

11) обязательность раскрытия которых или недопустимость ограничения доступа к которым установлена иными федеральными законами.

Третье исключение из принципа гласности предусмотрено в ч.5 ст.159 ГПК РФ согласно которой в случае массового нарушения порядка гражданами, присутствующими в судебном заседании, суд может удалить из зала заседания суда граждан, не являющихся участниками процесса, и рассмотреть дело в закрытом судебном заседании. Как следует из содержания данной нормы, закрытое судебное заседание проводится в этом случае в силу специфического основания - массового нарушения порядка и преследует цель предотвращения возникновения подобных нарушений в ходе дальнейшего разбирательства дела. Охрана конфиденциальной информации не является в данном случае целью применения этой меры. Несмотря на то что проведение закрытого заседания выступает здесь в качестве реакции на массовое нарушение гражданами своей обязанности соблюдать порядок в судебном заседании

 

Согласно п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 № 35 о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании суд выносит мотивированное определение или постановление, в котором должны быть указаны конкретные обстоятельства, препятствующие свободному доступу в зал судебного заседания лиц, не являющихся участниками процесса, представителей редакций средств массовой информации (журналистов) (часть 4 статьи 10 ГПК РФ, часть 2 статьи 24.3 КоАП РФ, части 2 и 2.1 статьи 241 УПК РФ).

О проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании указывается в протоколе судебного заседания, если он ведется судом, и во вводной части принятого по делу судебного постановления.

При этом информация о разбирательстве дела в закрытом судебном заседании должна быть общедоступной.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.