Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Явный («неблагополучный») Психопатический Круг.





Рассмотрим другой пример П Кнеблагополучный. Мама переживает страшную беду. У нее сын четвероклассник. Вот он возвращается из школы — распахивается дверь, и сын влетает с криком или с песнями. Это он так «радуется». По пути в свою комнату он сбрасывает с себя пальто, бросает ранец, школьный пиджак. Он плюхается на кровать, снимает свою обувь, разбрасывает в разные стороны носки, брюки, остается в одних трусах и кричит маме: «Одева-а-й!». Раздеваться он маме не доверяет, ему самому очень нравится, а вот одеть его должна она. Она одевает его в домашнюю пижаму, ведет в ванную умываться, моет ему руки, лицо. Сын в это время дурачится, как может: брызгает маме в лицо водой, прыгает в ванную за мылом, мать пытается его удержать, но тщетно. Наконец-то в течение получаса мама его умывает. Затем он садится за стол, при этом он вопит, кричит, поет какие-то песни и играет. В короткие минуты затишья мать старается пихнуть ему в рот ложку с едой. Когда она не успевает, он плюет ей в лицо едой, но иногда проглатывает... Обед длится больше часа.

Затем они садятся вместе делать уроки. Уроки делают до десяти-одиннадцати ночи. Происходит это следующим образом.

Мама: — Сыночек, давай сделаем русский язык.

Сын: — Не хочу-у-у.

Мама: — А что же ты хочешь? А это хочешь? А может быть это?

Наконец она его уговаривает, и он отвечает: — Ладно, давай математику. Мама разворачивает учебник по математике. При этом она делает так: сама расписывает пример и спрашивает: — Вот так вас учили?

— Не та-а-к...

Она расписывает по-другому и вновь спрашивает: — Вот так?

— Не та-а-к...

— А как же вас учили?

— Не зна-а-ю,— отвечает он.

Наконец она находит по тетрадке, по учебнику, как же надо решать. Расписывает примеры и задачу. На все это уходит два часа. Затем она просит его переписать в тетрадку.



— Не хочу-у-у!— кричит он.

Он уже не поет песни, он ревет. Он устал. Он устраивает истерику, бьет мать по лицу пеналом, тетрадкой. Наконец падает на пол, бьется в истерике, выкрикивая, что ему все это надоело.

— Ду-у-ра-а! Я не люблю тебя-я, уходи-и-и!

В конце концов она его успокаивает, усаживает и они принимаются за русский язык. К одиннадцати ночи совершенно вымученная мать укладывает совершенно вымученного сына в кровать. Он сразу же засыпает.

Утром она его с величайшим трудом поднимает, собирает и доводит его до самой школы. До четвертого класса она его водила прямо в класс, а теперь лишь до угла и остается здесь, потому что сын не хочет, чтобы она шла дальше.

...Она сменила три работы. Сначала она работала полный день, затем перешла на полдня, а затем и вовсе на надомную работу. Сейчас она совсем без денег, потому что и надомную работу выполнять не может. Вот так и живет: без мужа, с одним сыном в таком совершенно разрушенном состоянии и не знает — как жить дальше, как быть. Это страшная трагедия. Это третье-четвертое поколение после тяжелого преступления, которое было совершено в роду, после отступления от Бога, от Церкви.

При этом мать действительно не знает выхода из ситуации, она все, что могла, уже перепробовала. Но ведь она перепробовала внутри П К, она не выходила за его пределы, и поэтому любая ее проба была лишь большим закручиванием ситуации. В момент, когда ребенок капризничал, она, вместо того, чтобы продолжать спокойно заниматься делами, вдруг бросалась ублажать его. Она перепробовала все известные ей варианты именно в потакании ребенку, т.е. варианты внутреннего, эмоционального угождения ему из-за боязни потерять его. Она пробовала кричать, плакать, ласкать, обижаться, быть равнодушной... Но всегда это делала до той границы, после которой она предчувствовала возможность полного отвержения ее сыном. Этого отвержения она боялась больше смерти.

В Триаде Эго действие П К снять невозможно. А так как страстная Эмоциональность входит в Триаду Эго, то проживается именно Эго. И какие бы реакции, варианты эмоционального поведения с сыном она ни пробовала, все равно это будет делаться строго в П К, тем самым еще более усиливая П К.

Анализ ее жизни показал, что такую сердобольность по отношению к своему сыну, эту завязанность на нем она принесла из психопатии своего собственного детства.

Оказывается, в раннем детстве она жила без матери. Шла война и мать вынуждена была оставить дочку у бабушки, а сама уехала на шесть или восемь лет. Девочка с годовалого возраста воспитывалась у бабушки с дедушкой. Она много расспрашивала о своей матери, печалилась о ней, но никто не мог ее утешить и успокоить. Позже, когда девочка встретилась со своей мамой, мать очень обрадовалась ей. Дочка тоже была рада, но лишь внешне.

Внутренняя зажатость, внутренняя душевная недостаточность, которую она испытала в раннем возрасте, в скрытом виде навсегда осталась с нею. По возвращении матери, будучи при ней, она время от времени выдавала ей неожиданные капризы. Мать не могла понять, почему такая подлость, такая ожесточенность проявляется вдруг у ее девочки, довольно ровной в обычном состоянии. Особенно эта внутренняя скрытая недостаточность или мстительность по отношению к матери стала проявляться в подростковом возрасте, когда дочь уже открыто стала само утверждаться в своем отношении к матери. Отношения бабушки с дедушкой были неровными, и она это очень хорошо усвоила. Упрямый характер и влечение гордости в сумме дали такое жестокое упрямство. Именно к матери, больше ни к кому другому. Но мать имела властолюбивый характер и все же заставила дочь жить в некотором повиновении ей. Это стало переживаться девочкой как внутренний комплекс. Рядом с властолюбием, собственной гордостью в девочке начало интенсивно развиваться Эго-влечение к печали, которое стало потом, на подсознательном уровне, давать реакцию борьбы с матерью. Мать отвечала на это жесткой властностью, закрывала и зажимала ее. Девочка в ответ успокаивалась в обиде. Она замыкалась на одну-две недели и в этой обиде была уже не такой ретивой, не такой строптивой, а какой-то успокоенной. В действительности она переживала обиду на мать и боль от нее, перерастающую временами в скрытую, слабо проявляемую ненависть.

Когда она вышла замуж, это желание, это стремление быть обиженной проявилось по отношению к мужу. Первый год он никак не мог понять, почему она выливает на него какую-то озлобленность и вызывает его на какие-то властные проявления характера. Сама того не сознавая, что она нашла себе мужа достаточно властного. Отца своего она не знала, зато знала свою властную мать. И теперь психопатическое состояние ее печали нашло себе материнскую властность в муже, которого она своим упрямством, дерзостью, своенравием выводила в состояние сильнейшего раздражения.

Семья быстро разрушилась, она развелась с мужем и осталась наедине с ребенком. Та внутренняя психопатическая недостаточность, которая была ею пережита в детстве, теперь во всей полноте воплотилась в сыне. Ребенок родился в очень тяжелых условиях: когда он был в утробе, родители воевали между собой. Потому мальчик, видимо, сильно страдал, родился очень чувствительным. Малейшие слезы матери, малейшее проявление плаксивости в ней немедленно приводили мальчика в сильный зажим всего своего, все личное в нем замирало, он всем своим существом обращался в угождение матери. Он стал для нее тем покровом, которого она искала всю свою жизнь. И когда она обрела этот покров от сына, ее внутренняя благодарность, Эго-благодарность нашла в нем и мужа, и мать, и ребенка.

После того, как она осталась одна, все ее женское естество обратилось к сыну. С какого-то момента начинается отягощение психопатической ситуации, потому что в мальчике она подсознательно воспринимает мужа, хотя умом прекрасно понимает, что это ее сын. Когда она голубит его, ласкает, прижимает к себе, то получает некую компенсацию отсутствующего мужа. Эти какие-то почти эротичные отношения, эта любвеобильная обращенность к сыну дает ответную реакцию мальчика. Мальчик начинает пользоваться материнской любовью. Все, что ни потребует, что ни пожелает, мать тут же исполнит, ублажит, причем, ищет, ждет, хочет, чтобы он отвечал ей любовью.

До двух лет ребенок именно это и делает, но уже начиная с первого года, проявляет упрямство, капризы. К трем годам все это прочнее и прочнее закрепляется, хотя продолжает покрываться материнским любвеобилием. К семи годам эгоистические отношения разворачиваются во всей полноте. А когда она его отправляет в школу, начинаются настоящие муки. И к четвертому классу они оба приходят в вышеописанное состояние.

Мальчик находится в глубоком западении в Эго-влечения. Причем все восемь в нем действуют одновременно. Мать находится во внутренне обессиленном состоянии. Она с ним потеряла все свои Душевные Силы, и теперь полностью предалась безволию и отчаянию.

Ее разоренное состояние ужасно, она совершенно больна: неврастения сильнейшей формы, полное расстройство кишечника, болезни почек, печени, селезенки, кровь плохая, нервная система совершенно расшатана. Она может моментально броситься в слезы и плакать без остановки. Это состояние, при котором в ней действуют все восемь Эго-влечений одновременно. Она не может собой управлять. Иногда она садится за стол и наедается, иногда, не взирая на окрики сына, она садится перед телевизором и смотрит его до отупения. То вдруг бросается в какие-то зрелища, начинает флиртовать с мужчинами, потом их всех отвергает, а затем плачет в подушку. Она не знает, что делать. Это катастрофа.

Как выйти из этого состояния? Как помочь ей восстановиться? Тяжелейшая ситуация выходит на физиологический уровень. Нужна прежде всего физиологическая помощь, а затем и психотерапевтическая. Нужен человек, который бы ее поддержал душевно. Но более всего необходим выход к Источнику Сил Душевных — к Силам Благодатным.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2020 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.