Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Проявления первичных процессов на втором году жизни





Одним из фундаментальных теоретических принципов психо­логии являются отличия между первичными и вторичными процессами, а именно формами ментального функционирова­ния, свойственными ид и эго. Эта довольно сложная часть тео­рии преподносится учащимся в наших научных институтах на материале исследования сновидений, где основные характери­стики первичных процессов (недостаток синтеза и критичнос­ти, конденсация, замещение катексиса, исключительно связан­ные с реализацией желаний) становятся очевидными.

При наблюдении группы малышей в возрасте от 12 до 18 ме­сяцев находишься под впечатлением того, что в их поведении доминируют принципы, о которых мы узнаем из интерпретации сновидений, и что наблюдение этого может служить дополни­тельным источником информации и иллюстрацией для студен­та. На этой стадии развития эго ребенок готов к овладению речью и вместе с этим сложными формами логического мышления


224 Раздел IV. Развитие ребенка

и рассуждения, которые формируют необходимую базу для вторичных процессов. Но эти новые возможности, хотя они уже вполне очевидны, еще недостаточно сильны, чтобы конт­ролировать движения и управлять деятельностью ребенка. Вот ребенок движется импульсивно, пренебрегая реальной опас­ностью, а спустя минуту нападает на любящего его человека, а еще минуту спустя обращается к нему как объекту своих по­зитивных чувств. Его гнев легко перемещается с одного объекта на другой; единственный мотив его действий — поиск удоволь-1 ствий. С другой стороны, понимание и осознание последствий своих действий, проблески рассуждений, некоторая способ­ность к соединению противоречивых чувств по отношению к объекту любви могут время от времени возникать как прояв­ления высшей деятельности эго и вмешиваться в свободное выражение инстинктов ребенка. В его поведении чередуются проявления первичных процессов с их принципом удоволь­ствия и вторичных процессов с начинающим действовать прин­ципом реальности, делая контраст между этими двумя форма­ми функционирования чрезвычайно поучительным.



Поведение на этой стадии описывается как «непредсказуе­мое», поскольку мы никогда не знаем, как будет в данной ситуа­ции реагировать ребенок — полностью в соответствии с первич­ными процессами или воспользуется возможностями вторич­ных процессов. В возрасте между 18 и 24 месяцами возможны проявления вторичных процессов развития, и можно наблюдать, как инстинктивные, первичные реакции и принцип удоволь­ствия отступают на задний план. Наблюдения на данной стадии впечатляют, особенно студентов, важностью количественной стороны, так как наглядно показывают, что возобновление более ранних способов функционирования происходит, когда особен­но сильно напряжение или неудовлетворенная потребность.

Слияние влечений, наблюдаемое сточки зрения повеления

Другое направление исследований с помощью наблюдений, бо­лее важное, что подтверждается последующей работой, связа­но с теорией инстинкта жизни и смерти, а именно со слиянием агрессивной энергии и энергии либидо.


Метод наблюдения в исследовании развития детей225

В нашем приюте, так же как и в других домах для бездом­ных малолетних сирот, некоторые дети проявляли значитель­ную степень агрессии и склонности к деструктивным действи­ям, которая была не только существенно выше естественной для этого возраста, но и недоступна для обычных педагогических мер воздействия, таких, как руководство, похвала, наказание и т. д. Бессмысленное разрушение игрушек и мебели, открытые и тайные нападения на других детей, склонность кусаться и пачкаться — все это не подчинялось внешнему контролю и по­зднее не подчинялось также эго, как это происходит в нормаль­ных случаях. Так как можно доказать, что в жизни этих детей был утерян обычный в таких случаях стимул для нормального развития либидо, а именно — естественная связь с матерью, допустимо предположить, что причиной такого поведения яв­лялась не чрезмерная сила агрессивных импульсов отдельных детей, а ослабленное в результате задержки эмоционального развития либидо. Поэтому не могло произойти нормальное слияние двух инстинктов (жизни и смерти). То, что демонст­рировали дети, можно назвать «агрессией в чистом виде», не­подходящей для позитивных жизненных целей. Для того что­бы проверить наш диагноз, мы прекратили всякие попытки открыто бороться с детской агрессивностью и вместо этого сосредоточили наши усилия на стимуляции запаздывающего эмоционального развития.

Результаты нашей работы подтвердили, что при удовлетво­рительном развитии предметных взаимосвязей агрессивность снижалась и ее проявления сокращались до нормальных пре­делов. Было доказано, что можно достичь терапевтического результата, вызывая необходимое слияние двух инстинктов.

Некоторые противоречия между аналитическими предположениями и наблюдениями поведения

Ниже описаны моменты, когда поведение детей, находивших­ся под наблюдением, заставляло пересмотреть существовавшие теоретические положения и внести поправки в существующие объяснения.

8 А. Фрейд


226 Раздел IV. Развитие ребенка

Феномен тотальной агрессии

Одним из незаменимых элементов психоаналитической теории неврозов является концепция регрессии. Личность в ходе своего инстинктивного развития приобретает так называемые точки фиксации, к которым остается привязанной часть его инстинк­тивной энергии, в то время как остальная часть движется даль­ше и достигает следующих стадий развития. Когда на этих более поздних стадиях личность испытывает фрустрации, связанные с внешней и внутренней опасностью, депривации и тревогу, но-< вые рубежи, достигнутые в результате развития либидо и есте­ственной агрессивности, вновь оставляются, и личность возвра­щается к более раннему и, соответственно, более примитивному типу функционирования, то есть она регрессирует к точкам за­крепления. Но поскольку эти регрессивные формы удовлетворе­ния несовместимы со сравнительно более зрелыми установками это и суперэго, возникает конфликт, который должен быть раз­решен с помощью компромисса, а именно формирования невро­тических симптомов. В аналитических исследованиях наруше­ний произвольного поведения, психопатических состояний и т. д. было позднее показано, что регрессия может произойти не толь­ко в области инстинктов, но и в отношении эго. Это феномен, в различной степени проявляющийся в каждой из подструктур личности. Но ни исследования неврозов, ни анализ нарушений произвольного поведения не дают нам возможность увидеть то, что можно назвать «тотальной регрессией», процесс, с которым мы познакомились у себя в приюте.

У наших детей регрессия, возникавшая в результате травми­рующего опыта (смерть родителей или разлука с ними), была обычным явлением; до тех пор мы почти никогда не наблюда­ли регрессивных процессов, которые не имели бы отношения к установкам эго или области инстинктов. Оставленный матерью в незнакомом окружении ребенок, находившийся на анальной фазе развития, регрессировал до оральной фазы, от фалличе­ской фазы до анальной. Эти регрессии всегда сопровождались потерей значительных достижений в развитии эго. Едва ли сто­ит лишний раз напоминать, что дети в таких условиях переста­вали контролировать функцию кишечника и мочевого пузыря;

стоит упомянуть, что многие из тех, кто в домашней обстановке


Метод наблюдения в исследовании развития детей227

уже научился говорить, потеряли этот навык. Также они теряли недавно освоенные двигательные навыки, становились неловки­ми и плохо координировали движения. Виды их игровой дея­тельности становились более примитивными. Особо стоит отме­тить случаи, когда установка либидо возвращалась к оральной стадии развития, и одновременно происходил полный возврат к деятельности, соответствующей принципу удовольствия. Этот феномен тотальной регрессии объясняет тот факт, что дети не проявляли симптомов невроза, а просто становились более пру-митивными существами при возвращении к предыдущим фа­зам развития либидо, как бы перечеркивая все ранее достигну­тое. Не было никакого основания для развития патогенного конфликта между их регрессирующей формой удовлетворения и в равной степени регрессирующих установок эго.

Наблюдая эти феномены, исследователи пришли к определен­ным выводам относительно степени уязвимости эго. Обнаружи­лось, что более поздние достижения в развитии эго скорее были подвержены регрессии по сравнению с уже укоренившимися. Например, если ребенок год назад или ранее овладел речью, в про­цессе регрессии от одной стадии развития либидо до другой он не терял этих навыков. В тех же случаях, когда ребенок говорил на протяжении'3-6 месяцев, в результате стрессовой ситуации он терял речь. Это положение вещей наблюдалось и в отношении двигательного и нравственного развития ребенка и т. д.

В свете этих наблюдений стоит вплотную заняться исследо­ваниями событий, которые вскрываются в процессе психоана­литической работы со взрослыми и поискать доказательства сходных утрат эго, происходящих обычно накануне вспышки невроза. Подобные утраты скорее всего будут касаться таких поздних процессов в развитии эго, как сублимация, идеализа­ция, социальная адаптация, в то время как более укоренившие­ся, фундаментальные процессы останутся нетронутыми.

Реконструирование в сравнении с наблюдением

Ранние травматические переживания. Когда травмирующие события прошлого сохраняются в сознании личности, это проис­ходит в виде так называемых покрывающих воспоминаний. Зада­ча аналитика — в процессе психоаналитического воссоздания


228 Раздел IV. Развитие ребенка

событий убрать те искажения, слияния, замещения и провалы, которые создали особые покрывающие воспоминания, и возро­дить память о подлинном событии. При этом обычно возникает впечатление, что имеют место не одно, а по крайней мере два или более патогенных события, взаимодействующих друг с другом, ко­торые были как бы спрессованы в форме покрывающей памяти.

Текущие наблюдения подобных процессов в момент их про-' текания вносят некоторые поправки к этому представлению, поскольку оказывается, что в подобных случаях имеет место;

< некоторое количество патогенных событий. Действие, которое ребенок, как мы видим, повторяет сотни раз, может позднее быть представленным как один травматический эпизод. В те­чение нескольких недель, а иногда и месяцев мы видим, как ребенок играет со своими экскрементами, пачкается ими, ста­рается попробовать их на вкус; взрослый пациент во время ана­литического сеанса может вспомнить этот период как одно со­бытие, имеющее большое эмоциональное значение. Целая се­рия мелких и серьезных потрясений, происходящих в жизни ребенка практически каждый день, может запечатлеться в па­мяти как одно болезненное падение или одна травма. Наложе­ние строгого запрета или травмирующее наказание, которое пациент помнит или которое ему помогают воссоздать, пред­ставляет собой совокупность сотен случаев фрустрации, пере­житых ребенком; память об одной длительной разлуке с мате­рью вбирает в себя ощущения от бесчисленного количества случаев, когда ребенка оставляли одного в колыбели, в детской и т. д. Несмотря на наше знание того, что таким образом про­шлый опыт индивида как бы спрессовывается в сознании, в пол­ной мере оценить степень развития этого феномена без резуль­татов непосредственного наблюдения было бы невозможно.

Аутоэротическне переживания. Аналогичный процесс слия­ния нескольких переживаний в одно целое имеет место и в отношении аутоэротической активности детей, хотя он и каса­ется в большей степени качественной, нежели количественной стороны. Данные, собранные при наблюдении детей в течение первых пяти лет их жизни, показывают, что в равной мере име- • ют место такие аутоэротические действия, как раскачивание, сосание пальца, ритмичное потиранис различных частей тела


Метод наблюдения в исследовании развития детей229

и мастурбация, с некоторым преобладанием первых трех из пе­речисленных видов аутосексуальной активности над последним. Однако во время психоаналитических сеансов в процессе вос­создания картины ранней детской сексуальности взрослые па­циенты обычно делают акцент именно на мастурбации. Несмот­ря на то что эпизоды ранней аутоэротической практики иногда все же оживают, они редко могут сравниться по яркости и своей патогенной значимости с памятью о мастурбации, вокруг кото­рой сосредоточиваются Эдипов комплекс, кастрационные фан­тазии и чувство вины, связанные с ней. Мы допускаем, что у наших «бездомных» и практически не испытывающих к кому-либо эмоциональной привязанности детей такие виды активно­сти, как раскачивание, отчасти — сосание пальца, и отчасти — кожный эротизм (выражающие нарциссическую направлен­ность, а не проявление ориентированного на внешний объект либидо), могли быть развиты гораздо сильнее. Однако остается вероятность того, что фаллическая мастурбация, как наиболее поздно проявляющаяся форма аутоэротичности, как бы «пред­ставляла» все предыдущие и «прикрывала» высокую эмоцио­нальную значимость всех других видов активности, которые являлись ее эквивалентами на ранних стадиях развития.

Различия в хронологии

Некоторые другие моменты, согласно нашим наблюдениям ока­завшиеся в противоречии с принятыми в психоанализе по­ложениями, касались хронологии. Зависть к пенису, которая согласно нашим ожиданиям должна была возникнуть у дево­чек в фаллической фазе, проявилась с неистовой силой со­ответствии с некоторыми нашими записями) в период между 18 и 24 месяцами. В этих случаях катализатором могли быть условия физической интимности между мальчиками и девоч­ками, которые имеют место в приюте, где существуют неогра­ниченные возможности наблюдать, как других детей купают, одевают, сажают на горшок и т. д. Сложнее объяснить, почему в некоторых случаях маленькие дети демонстрируют опреде­ленные реакции отвращения до приучения к туалету, так же как и проявления стыда задолго до того, как они сталкиваются с эксгибиционизмом.


230 Роздал IV. Развитие ребенка









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.