Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Отказ от свободных ассоциаций





Еще сложнее обстоит дело со свободными ассоциациями. То, что для взрослого пациента является основным правилом, т. е. просьба без всякой критики сообщать свои мысли, наталкива­ется у детей на упрямое сопротивление. Во многих случаях они готовы так же, как взрослые, сообщать свои сны и дневные фан­тазии; но в противоположность взрослым они приводят лишь редкие мысли по поводу отдельных элементов сновидений, и в итоге не открывают аналитику надежного пути от явного к ла­тентному содержанию сновидений. Они делятся своими пере­живаниями с аналитиком, полагая, что во время анализа уста­навливаются отношения доверия; но без помощи свободных ассоциаций их сообщения не могут выйти за рамки сознания. То, что ребенок не может или не хочет свободно ассоциировать, стало общеизвестно и имеет не одну причину. Для сознания это,


Связь взрослого и детского анализа385

пожалуй, позиция взрослого в качестве авторитета и сверх-Я, которая препятствует неограниченной откровенности ребенка. В бессознательном за этим стоит недоверие детского Я к сво­ей собственной силе сопротивления половой жизни, и поэто­му полное отсутствие критики и цензуры представляет для незрелого индивида большую опасность, чем для зрелого че­ловека.

История детского анализа — не что иное, как бесконечная цепочка попыток заменить отсутствие свободных ассоциаций другим техническим вспомогательным средством. Свободная игра с так называемым маленьким миром, рисование, изобра­жение, моделирование, игры-фантазии всех видов пополняют детский анализ и должны представить для аналитика матери­ал для толкования. Но даже там, где переносное поведение само доходит до крайности, из-за потерь свободных ассоциаций ос­тается удручающее белое пятно. Ощутимым недостатком является то, что игровые действия ребенка дают прежде всего символический материал, т. е. побуждают детского аналитика к интерпретациям, которые подвержены ненадежности и про­изволу толкования символов. Следующий недостаток заключа­ется в том, что производные бессознательного, которые у взрос­лых появляются в форме всплывающих мыслей, у ребенка по­являются согласно своей природе в действиях. Эта замена слов действием изменяет основы аналитической ситуации. Мы по праву считаем непременным условием классической техники отсутствие каких-либо границ для свободной ассоциации при спокойствии пациента, т. е. при отсутствии моторики. Этот принцип невозможно соблюсти, когда пациент, как в детском анализе, активен, вместо того чтобы сосредоточиться на разго­воре. Как только ребенок подвергает себя или аналитика опас­ности, как только он причиняет большой материальный вред, сексуально совращает или пытается добиться совращения, ана­литик должен вмешаться, как бы он ни хотел выйти из анали­тической роли и удержать содержащийся в действии всплываю­щий материал. Слова, представления, фантазии, как мы знаем, «неограниченны»; действия подчиняются другим заслонам. Не­редко детский аналитик забывает это различие, ведет себя как при анализе взрослых и обещает ребенку, что в курсе лечения он



13 А. Фрейд


386 Раздел VI. Техника детскогопсихоанализа

может делать, «что он хочет».Они понимаютсвою ошибку толь­ко тогда, когда ребенок заходит слишком далекои его действияпереходят границу допустимого.

Следу ющее отличие ассоциирования от действования, не­смотря на свою значительность, на мой взгляд, до сих порнезамечалось. Там, где свободно приходящие мысли в первую оче­редь раскрывали сексуальные фантазии пациента, свободные действия параллельно влияли на агрессивные фантазии. Поэто­му в переносе детей ведущую роль играет агрессия (точнее:

' агрессивная сторона прегепптальной сексуальности). Она про­является в нападках на объект переноса, в активных провока­циях, плеванин, толчках, ударах и т. д. Развязанные аналитичес­кой свободой агрессивные побуждения на практике не всегда ставятся под контроль. Теоретически важно, что эта связь дей-ствования и агрессии угрожает получению ошибочного пред­ставления о количественных соотношениях либидо и агрессии.

Действованне нормально в детском возрасте, т. е. соответ­ствует форме проявления уровня развития ребенка. Это не озна­чает, что оно заключает в себе терапевтическое воздействие, т. е. ведет к пониманию и внутреннему изменению. В анализе взрослых мы давно изучили, что действование отрицательно оценивается инстинктивными производными, особенно там, где его нельзя объяснить или где его объяснение неприемлемо для пациента. В детский анализ такое понимание прониклоещене везде, и остаток веры в очищающее целительное воздействие действованпя при случае еще можно найти.

Объяснение и вербализация

В принципе детский аналитик, как и взрослый, должен из бес­сознательного материала делать сознательный. Но в деталях необходимы пояснения и поправки. Согласование обоих мето­дов прежде всего касается намеченной здесь цели, а именно, расширения границ сознания, без возможности осуществить­ся более широкому господству Я над стремлениями ОНО. Дет­ский аналитик тоже стремится к этой цели, но его усилия ослож­няются утра/гол свободных ассоциаций, интенсификацией дей-ствоваплл и другими техническими препятствиями.


Связь взрослого и детского анализа387

Различия между методами следует искать там, где речь идет о материале, требующем объяснения. Во взрослом анализе мы длительное время работали над материалом при вторичном вытеснении, т. е. над осознанием производных ОНО, которые когда-то были объяснены как неосознаваемые и защита кото­рых разрушена. Только в поздних периодах обследования мы приходим к результатам первичного вытеснения, т, е. к элемен­там, восходящим ко времени развития речи, которые никогда не принадлежали организации Я и которые никогда не вспоми­наются, а только могут возродиться в переносе.

Чем младше пациент, тем разнообразнее аналитические со­бытия. В этом отношении дети латентного периода имеют мно­го общего со взрослыми. Перед латентностью, т. е. в Эдиповый и преЭдиповый периоды, количественные отношения между первичными и вторичными элементами, а также порядок их по­явления в анализе вывернуты наизнанку.

Перед инфантильным Я стоит задача разобраться во вне­шнем и внутреннем мире восприятия. Инфантильное Я есте­ственным образом осваивает оба мира при помощи косвенных мыслительных процессов, основанных на развитии речи. Там, где это становление запаздывает, либо частично или полностью отсутствует, анализ может прийти на помощь развитию. В та­ких случаях технически значимо в первую очередь превраще­ние бессознательных побуждений в словесные представления как первый шаг на пути к сознанию, к принадлежности Я и к преодолению во вторичном процессе. В меньшей степени важ­но объяснение бессознательных процессов в собственном смыс­ле слова.

В понимание роли вербализации для развития маленького ребенка важный вклад внесла Анни Катан (1961). Она говорит, что образованием сверх-Я и продвижением от первичного к вторичному процессу существует непосредственная преходя­щая связь; что, со своей стороны, вторичный процесс связан с процессом в речевом развитии; что вербализация внешних вос­приятий предшествует вербализации внутренних восприятий;

что последняя, в свою очередь, оказывает усиленное воздей­ствиена развитие контроля реальности и овладения побуж­дениями.


388 Раздел VI. Техника детского психоанализа

При более детальном рассмотрении мы видим, что уже в на­чале психоанализа признавалась роль слова в человеческом развитии. В связи с этим в 1893 году Фрейд цитирует одного английского автора, который известен как основатель древней цивилизации, бросившего в своего врага не копье, а оскорби­тельное слово.

В превращении бессознательного содержания ОНО в созна­тельные словесные представления заключается сущность лю­бого толкования и, таким образом, важнейший элемент анали­за в любом возрасте. Все это особенно важно в обследовании детей с задержками речевого и умственного развития, с не очень богатой личностной организацией.

Анализ сопротивления

В начале детского анализа казалось вполне вероятным, что не­зрелое Я будет оказывать анализу меньше сопротивления, чем Я взрослого. Это ожидание ни в коей мере не оправдалось. На­против, гратщымеждуЯи ОНО, сознательным и бессознатель­ным у ребенка проложены не менее строго, чем в более поздней жизни; побуждения производных ОНО и их включение в ана­литический материал осуществляется не легче, чем у взрослых;

Я пациента тем боязливее держится за свою защиту, чем менее уверенно оно чувствует себя в своем главенстве и роли посред­ника.

В теории классической терапии мы обычно классифициру­ем сопротивления на основе их происхождения. Мы различа­ем: 1) сопротивления Я, которые стремятся непосредственно защищать от неудовольствия, страха и чувства вины; 2) со­противления сверх-Я, которые на основе морали препятству­ют всплыванию в сознании запрещенных представлений и фантазий; 3) сопротивления ОНО, которые стремлением к удовлетворению всплывающих побуждений противостоят аналитическому процессу, или как производные навязчивого повторения сопротивляются каждому психическому ново­образованию.

Эти взрослые сопротивления есть и у детей. Дети использу­ют их дальше и создают дополнительные, далее перечисляемые


Связь взрослого и детского анализа389

трудности, которые характерны дляих специфической внут­ренней и внешней позиции

1. Дети во многих случаях попадают в анализ не по собствен­ному желанию, они не добровольные пациенты.

2. Они живут, как дети, для мгновения. И неминуемые в ана­лизе чувства неудовольствия и страха значат для них больше, чем перспективы излечения в будущем.

3. Как и положено для их уровня развития, дети выдают материал не в словах, а в форме действий. Дети, за исключени­ем навязчивых невротиков, действуют в анализе (см. выше о действии вместо ассоциации).

4. Незрелое Я, которое менее приспособлено к давлению побуждений и внешнего мира, чем дальше, тем больше, рас­сматривает анализ как опасность, против которой оно усили­вает свою защиту (см. выше об отказе от свободной ассоциа­ции). Особенно ощутима она в закономерной детской установ­ке в начале пубертатности, т. е. в период возрастающей половой опасности, когда половая защита достигает кульминации. Дети во время предпубертатности часто сопротивляются анализу, как будто он — вызов к раскрытию или регрессии к инфантиль­ным удовлетворениям желаний.

5.5 распоряжении детей больше сопротивления Я, чем у взрос­лых. Эти сопротивления соответствуют организации защиты, в которой содержатся еще примитивнейшие ее формы и наря­ду с ними сильны высоко организованные механизмы Я.

6. Детское Я стоит на стороне своего сопротивления, вместо того чтобы ему противодействовать (см. выше). Под давлени­ем вызывающего страх материала или во время отрицательно­го переноса большинство детей хотят выйти из анализа. Их можно удержать в обследовании лишь родительским воздей­ствием.

7. Возрождение архаического материала в анализе противо­речит возрастному желанию оставить прошедшее в себе. Воз­никающие отсюда проблемы в различные периоды жизни по-разному велики. Особенно критическим периодом для детского анализа является переход от Эдиповой фазы к латентному пе­риоду, когда ребенок, следуя условиям воспитания, хочет уйти от инфантильных переживаний и забыть их, в то время как


390 Раздел VI. Техника детского психоанализа

аналитик принуждает противодействовать начинающейся ам­незии и поддерживать непосредственную коммуникацию с ин­фантильными комплексами. Невротические дети в этот пери­од жизни не менее нуждаются в лечении, чем до или после него, но они менее пригодны для анализа и увеличивают свое сопро­тивление.

Похожее повторяется в пубертатности. Пубертатный подро­сток, который нормальным образом отошел от своих инфан­тильных объектов любви, испытывает особенную трудность, •i когда аналитический перенос вынуждает его непосредственно снова пережить эти отношения. Многиетакие анализы разби­ваются о вытекающий отсюда конфликт.

8. Для детства характерно, что внутренние конфликты ра­зыгрываются в форме борьбы с внешним миром. Ребенок «сра­жается» с кем-либо из окрз/жающих и тем самым облегчает и отрицает свой внутренний дуализм. Анализ, который стремит­ся вновь вызвать наружу действительное психическое содержа­ние и сделать его доступным сознанию, испытывает сильное сопротивление, которое под влиянием окружения возрастает до полного отказа. Здесь для аналитика важно объяснить отри­цательное поведение ребенка защитой от страха и неудоволь­ствия, вместо того чтобы, не понимая, толковать его «как отри­цательный перенос».

Вышестоящее перечисление не оставляет сомненийв том,что в детском анализе техническое положение аналитика слож­нее, чем в анализе взрослых. Самым болезненным для детско­го анализа является обстоятельство, которое он в течение дли­тельного периода не может разрешить из-за отсутствия добро­вольного сотрудничества со стороны своих пациентов.

Перенос в детском анализе

После упразднения вводной фазы и замены ее анализом защи­ты (Берта Бориштейн, 1949) уже не могло оставаться неизмен­ным мнение, что дети развисают отдельные реакции переноса, но не осуществляют полного переносного невроза (А. Фрейд, 1936). Но это не должно означать, что я на основе сегодняшних представлений убеждена в идентичности переносного невроза


Связь взрослого и детского онализа391

у детей и взрослых. Отношения между обоими явлениями и се­годня еще остаются открытым вопросом. Его разрешение, в ча­стности, осложняется двумя вышеназванными специфическими обстоятельствами детского анализа: упразднение свободных ассоциаций, без которых аналитик не может получить полной картины феномена переноса, и действованис детей, которое выдвигает на первый план агрессивный перенос, а не либндо-носные реакции переноса.

Сюда же относится и то, что понятие переноса во взрослом анализе в последние десятилетия претерпело различные изме­нения и по-разному рассматривается различными аналитика­ми. Многие из нас придерживаются еще исходного воззрения, которое видит процесс переноса приблизительно так: в начале . обследования отношения между аналитиком и анализируемым более или менее реалистичны, т. е. соответствуют внешним обстоятельствам; в эти отношения по ходу анализа все больше и больше включаются либидоносные и агрессивные элементы, которые происходят из вытесненного и возрожденного анали­зом детства пациента; это возрождение прошедшего продол­жается в настоящем, пока центральный патологический кон­фликт не разыграется на личности аналитика и возникший таким образом мнимый переносный невроз полностью не вытеснит на задний план реальное отношение врач — пациент, последнее реальное отношение вновь появляется в конце анализа, после того как аналитик объяснением отделит от него инфантильные элементы и после того как феномены переноса сообщат анали­тику и анализируемому ожидаемое понимание структуры и со­держания невроза.

По другим представлениям, переносы на аналитика суще­ствуют с начала обследования и должны быть заранее объясне­ны и включены в сознание пациента. Даже помимо их проти­вопоставления реальной действительности, сами по себе они являются собственным материалом анализа и тем самым име­ют преимущество перед другими производными бессознатель­ного, как, например, сновидения, воспоминания, свободно приходящие в голову мысли и т. д. Аналитики, которые, таким образом, базируют свою работу исключительно на переносе, убеждены, что все процессы внутри психического аппарата


392 Раздел VI. Техника детского психоанализа

в конце концов восходят к отношениям объектов и могут быть проанализированы в переносе на аналитика; что все архаиче­ские начальные стадии отношений между объектами в равной мере доступны переносу и толкованию в анализе и изменению посредством анализа; что отдельное отношение индивида к че­ловеку из внешнего мира являегся замещением со стороны аг­рессии или либидо и что по сравнению с этими отношениями между объектами другие использования окружающих не игра­ют существенной роли.

< В крайних случаях переносное отношение объектов играет для аналитика настолько важную роль, что оно перестает быть средством в целях толкования и становится самостоятельной терапевтической целью (лечение переносом, коррекция пато­логии посредством переносных переживаний и т. д.).

Для разрешения этих и похожих спорных вопросов взрос­лого анализа детский аналитик может вынести из своей прак­тики целый ряд положений, которые прежде всего относятся к его роли по отношению к пациенту.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.