Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Сумасшествие шамана и обновление его тела.





Душу человека («сюрюн, кутун»), который должен стать шаманом, берут (духи) и уносят в подземный мир. Там, говорят, есть особый дом, где заключаются эти (похищенные) души. Душа хорошего шамана заключается в продолжение трех лет, а плохого на один год. В это время сам человек сходит с ума и бессознательно воспевает, пока длится заключение его души. Во время сна он бывает в указанном доме.

Эти злые духи (абаасылар) и есть источники зарождения шаманов. («Ойун тёрдё»). Описанный дом принадлежит им, там они воспитывают и обучают похищенную душу человека. По истечении определенного срока (смотря по качеству шамана), они должны разрезать, разрубить на кусочки тело будущего шамана.

Рассекание тела производится так: сначала отрезают голову и кладут (садят) ее на верхнюю полку своей юрты. Говорят, эта голова видит своими глазами всю процедуру разрубания своего тела. Все тело шамана разрезают на мелкие кусочки и делят между всеми трижды девятью юёрями. (Души обыкновенных людей, причиняющих болезни). Тело лучшего шамана должно хватить на всех злых духов. Тогда этот шаман будет знать пути, дороги всех духов, причиняющих болезни, и будет полезен при всяких заболеваниях. Если же тела не хватит при дележе и останутся обделенные, то он не сможет вылечить те болезни, которые причинены этими юёрями.

Во время разрезания тела будущий шаман у себя дома лежит тяжело болен, ни жив и ни мёртв. Духи, изрезав и разделив мясо, говорят, наделяют кости новым мясом и садят прежнюю голову на место.

Со слов рассказчика записано по-якутски Семеном Даниловым, а перевод мой.

 

Слепцов Кузьма 62 лет,

4-го Мальжегарского наслега

Зап.-Кангаласского улуса

Январь 1925 года



Обмирание шамана на три дня перед призванием.

В Немюгинском наслеге не особенно давно был шаман Бётюрюю. Про него рассказывали: перед тем как стать ему шаманом, духи привели его на гору около местности Тураахтаах-Аана и там рассекли его тело на части. Голову, отделив, повесили на одну лиственницу, а четыре конечности на другую. Все это он сам видел во сне. В эту пору он лежал дома в течение трех суток в обмороке.

По рассказам, кровь шамана, подвергнутого рассеканию, собирают и, завернув, в свежесодранную бересту, поручают чистому отроку или старцу, который не спит с женщиной, повесить на ветви большой лиственницы.

 

 

Устинов Константин Прокопьевич 82 лет,

5-го Мальжегарского наслега

Зап.-Кангаласского улуса.

27 января 1925 г. Остров Хатын-Арыы.

Трехдневная смерть и воскресение шаманов перед призванием.

 

Человек, который должен стать шаманом, сначала в течение 3-4 лет сходит с ума, поэтому запирают его в амбар. Затем, при становлении великих шаманов из его кровной родни умирают люди по числу его главных костей. Эти мертвецы и дают ему возможность стать шаманом.

Рассекаются при этом будто бы только те шаманы, которые имеют своих домашних (родных?) злых духов («джиэ абаасылаах ойун эттэнэр»)… По рассказам, ушедши резать ветви тальника для корма скоту, они пропадают на три дня… Находят его лежащем в снегу – всего окровавленного. Они сами говорят, что их тело разрезают и разбрасывают по тем дорогам, по которым они ходят (при совершении камлания).

В нашем наслеге была одна женщина (жена Устинова), которая умерла, готовясь стать шаманкой. Про нее рассказывали, что она будто бы сказала:

«Настала пора, когда (духи) изрежут мое тело: - на три дня я умру, а потом воскресну. Мое тело положите тогда в свежесодранную бересту, а затем разыщите семь девиц, положите мне в рот три ягоды.

Ёя люди будто бы пригласили только шесть девиц, аседьмого мальчика. Поэтому она пролежала мертвой только одни сутки и ожила.

Во время болезни она попросила изготовить для нея бубен.

Стать ей шаманкой помешал будто бы какой-то шаман, который запрудил ея воду смерти. («Елюютюн уутун бобон»).

 

 

Данилов Иннокентий Иванович, 71 г.

3-го Мальжегарского наслега

Зап.-Кангаласского улуса.

17 января 1925 г. Джобулга.

Смерть и воскресение шамана перед призванием.

В древности, по преданиям, рассекание тела шаманов при их становлении совершалось воочию.

О том, как стал шаманом Бюкэс-Юллэйээн, который позже служил наслежным князем, рассказывают так. Отец его - легендарный шаман Бигэк-Джаарын. Кроме Бюкэс-Юллэйээна у последнего был еще сын Багарах. Оба брата жили на острове Тиит-Арыы.

Однажды Бюкэс-Юллэйээн, который до того был обыкновеннымчеловеком, в сопровождении одного товарища отправился на ветке на остров Тоён-Арыы на сенокос. В пути, когда они доплыли до устья речки Улахан-Аан (впадает в Лену между селениями Еланским и Тоён-Аринским), с запада поднялась темная туча, сопровождаемая громом и молнией. Заволокло все небо и пошел проливной дождь с градом. Поэтому они вытащили свои ветки на берег в местности Барчах и, накрывшись ими, стали пережидать погоду. Но в это время разразился страшный гром и упавшей молнией Бюкэс-Юллэйээн был разбит и искрошен на мелкие кусочки. Голова его отделилась от туловища, но однако была цела. Товарищ, оставшийся цел и невредим, собрал и скупил в одно место искрошенные части тела. Положив тут же голову, он накрыл веткой, а сам на своей ветке переправился на остров к одному сенокосчику – Буорках, чтобы позвать людей и положить на арангас тело убитого товарища.

Когда он, спустя некоторое время, в сопровождении одного человека прибыл обратно, в той самой местности, где оставил тело убитого молнией, заметил дым от костра. Вышли на берег и видят перед собой убитого, который был совершенно здоров. Он даже поставил котел к огню и поправлял костер. Пришедшие от изумления и страха, что может быть это – тот злой дух, который причинял смерть, стали пристально вглядываться, потом попятились назад. Но стоящий у костра заговорил:

«Что же ты стоишь, подойди! Разве ты не мой спутник Юкэс (имя)»?

Последний ответил:

«Я прибыл, чтобы собирать и сохранить тело убитого»!

«Нет, я воскрес! С неба спустился Сююлэ-Хаан (обычно говоря, что С. Х. – особый бог грома и молнии, но, по-видимому, это – иное наименование бога неба Уордаах-Джёсегёйя, т.н., - предка конного скота) и подверг мое тело рассеканию. Теперь я восстал уже шаманом и вижу вокруг все то, что совершается на расстоянии 30-ти верст. Моего брата Багарах’а одновременно подвергли рассеканию в местности Куогал и мы оба стали шаманами».

С тех пор оба брата, действительно, стали шаманами. Шамана Багарах зовут еще «Тимир Чарапчылаах» (носящий над глазами железный козырек). Он носил козырек потому, что его взора не переносили ни люди, ни скот. (Умирали).

Бюкэс-Юллэйээн перешел к Бёртюнскому наслегу (2-ой Мальжег.) и считается предком рода Джараас, а Багарах к Тиит-Аринскому (4-ый Мальжег. нас.), где он является предком фамилии Аркадиевых.

Оба шамана и их отец Джаарын похоронены на aрангасах. Apaнгас последнего возведен на 9-ти столбах, а Бюкэс-Юллэйээна на 12-ти столбах, из которых шесть обделаны из растущих деревьев, а шесть вкопанные столбы. Арангас Б. Ю. покрыт тесом и имеет разное украшение.

Этот арангас был «поднят» (т. е. возобновлен) два раза. В дальнейшем он должен быть поднят еще раз, а на четвертый, когда могила сгниет и свалится, кости шамана погре­баются в земле.

 

 

Егоров Семен Алексеевич 70 лет.

1-го Чочуйского наслега

Верхне-Вилюйского улуса.

28 февраля 1925 г. г. Вилюйск

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.