Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Дельфина Пейсанда и Мать Го-Го





Доктору Энтони помогала королева Вуду по имени Дельфина Пейсанда, которая, как говорили, воскресла из мертвых через несколько дней после похорон. Было ли это правдой или нет – вопрос для дебатов, но история наводила жуть и неуверенность на весь Чарлстон. В самом деле, бродили слухи, что Дельфина Пейсанда была зомби. Похожая история распространялась и о интригующе названной Матери Го-Го, которая также орудовала в районе Чарлстона. Полагали, что она тоже умерла и воскресла, чтобы стать на улице Трапман рядовой королевой Вуду. В своеобразном состоянии зомби она председательствовала на сборищах, проходящих в старом тесном домике и, на которых, как говорили, практиковалось питье человеческой крови.

Гулла Джек Притчард

В конце 1920-ых – в начале 1930-ых действовал жрец Вуду и хозяин зомби, назвавший себя Гулла Джек Притчард (возможно он имени истинного лоа, галла Джека), в округе Чарлстона. Он был арестован и после длительного, изрядно нашумевшего из-за предполагаемой «одержимости» обвиняемого, разбирательства был осужден за вымогательство. Как и везде, у местных колдунов Чарлстона был свой эквивалент Мари Лаво – Маргарита Лагукс.

Маргарита Лагукс

Маргарита Лагукс была модисткой и портнихой (шила женскую верхнюю одежду) и держала магазин в западной стороне Королевской улицы. Ныне от улицы не осталось и следа – большую ее часть уничтожил пожар. Она жила в маленьком домике в узком переулке под названием Сиреневый переулок, о местоположении которого теперь почти не помнят. Она была очень красивой темнокожей квартеронкой и прислуживала многим богатым молодым людям Чарлстона, и, похоже, все впоследствии от ее услуг отказывались. Многие из ее хозяев были богатые белые женщины, и в обществе ходили слухи, что Маргарита была практиком Вуду, которая руководила маленьким собранием, проходившем во дворе недалеко от Сиреневого Переулка. И по слухам она также торговала гри-гри наряду с ее шляпками и плащами. В некоторых кварталах ее знали только как “Мадам Марго, Королева Вуду”.



Прекрасно выглядевшая девушка медленно улетучивалась – она постепенно теряла свою привлекательность; лицо ее высохло, взгляд стал недобрым. Она, казалось, старела с невероятной быстротой. Рассказывали, что она была весьма богата, но внешне она этого не показывала – одевалась без нарочитой роскоши, которой, скажем, характеризовались когда-то некоторые из Лаво в Новом Орлеане. Некоторые люди заявляли, что она скрывала значительное состояние где-то в городе, но где – не знал никто. И были предложения, что она торговала с мертвецами – медленно движущиеся тени которых часто замечали вблизи ее жилища в Сиреневом Переулке – и что это каким-то образом влияло на ее красоту. Когда ей было около тридцати, она выглядела старой каргой, слегка сутулой как от старости и с изможденным осунувшимся лицом. Она закрыла свой магазин на Королевской улице и скрылась в переулках Чарлстона. Гри-гри, которые она продавала, обладали большей темной силой и намного опасней для наслания проклятий или для вызова желания и необузданной страсти в самых сдержанных сердцах.

У нее была единственная дочь, Габриэлла, которая вышла замуж за богатого джентльмена в Новом Орлеане, и стала первой красавицей в обществе. В день свадьбы Мадам Марго, встав перед большим зеркалом, посмотрела на себя. Говорят, что между ней и зеркалом прошла тень, может быть тень мертвеца, но это видела только она. Она зашлась диким демоническим хохотом, что соседи сбежались посмотреть, что с ней случилось. После этого она навсегда избегала зеркал и в результате приобретала все более и более отталкивающую внешность. Она тронулась умом и, время от времени, начинала без причины хихикать или смеяться чему-то своему. Некоторые утверждали, что знаменитая Чарлстонская ведьма со странным именем Старая Мать Го-Го, наверняка, была не иначе, как Мадам Марго. Она еще проводила дикие оргии в Сиреневом Переулке, но вскорости они прекратились и о ней заговорили как о затворнице, ищущей только злонамеренных или отчаявшихся.

Она, казалось, ушла в себя, постепенно все больше увядая. Однажды ночью, портной, который жил через дорогу небольшого переулка, сообщил, что в ее доме ярко горел свет и доносились звуки пиршества, как это было в прошлом, когда она руководила колдовскими сборищами. Он предположил, что в ее доме собрались участники Вуду сходки. Однако вскоре он заметил высокого черного господина, подошедшего к двери и громко постучавшего. Посетитель был изысканно одет, но, как говорил портной, распространял неприятный запах, подобный трупному зловонию и распространяющийся за ним вниз по улице. Наконец на громкий стук ответили и впустили его в дом. Спустя несколько минут, как он вошел в дом, огни погасли, и звуки веселья затихли. Внезапно налетел сильный шторм с росчерками молний, ударявшими в колпаки дымоходных труб старых зданий Сиреневого Переулка, и ветром, угрожающим сорвать черепицу с крыш. Так же внезапно как и налетел, шторм стих, и ночь стала тиха как прежде. С ощущением, что произошло что-то важное, портной, прокрался из своего дома к зданию напротив. Он вгляделся внутрь – двери, как и все окна, были широко открыты. Дождь продолжался, наполняя лужи, когда портной вглядывался в дверной проем. Там лежала Мадам Марго, головой в камине и, почерневшим как сажа телом, без признаков жизни. Некоторые говорят, что звонивший изысканный темный человек был, не иначе как “Барон Ле” – Барон кладбища, который пришел забрать ее злую душу. Другие говорят, что это был сам “Великий Ле Зомби ” непосредственно.

Исключительно из-за ее дурной репутации епископ отказался творить заупокойную мессу во спасение ее души, а местный священник запретил хоронить ее тело у церкви св. Себастьяна. Поэтому ее похоронили под большим деревом магнолии на Гончарном пустыре – последнем пристанище бродяг и нищих. Однако некоторые говорили, что она была похоронена в собственном саду.

Даже притом, что ее дом в Сиреневом переулке позже был разрушен – ее злобный дух, казалось, все там витал. После того, как в конце переулка повесилась женщина, он был полностью закрыт для общедоступного прохода, но и до этого редкие смельчаки отваживались там появляться. Известна старая история, что какого-то школьника, которого в тот день видели в переулке, основательно поколотили в школе.

Поблизости Чарлстона также имелось достаточное количество колдунов и ведьм Вуду. Это была низменность Лоукантри на побережье Южной Каролины, соответствующая району Байу поблизости Нового Орлеана, и которая когда-то была вотчиной Рисовых королей, имевших здесь множество плантаций. Рабы на плантациях здесь были народности галла – выходцев из Анголы. Их магия была столь же мощной как и та, что пришла из Дагомеи, и многие колдуны преуспевали среди них.

Доктор Баззард

Самый известный в Лоукантри колдун Вуду был Стефани Робинсон, известный также как доктор Баззард. Отчасти своей славой он обязан своему заклятому врагу, окружному шерифу Лоукантри, Дж. Э. МакТиру, и это означало, что он был не простой колдун. Доктор Баззард умер в начале 1947 года в весьма преклонном возрасте. Он был известен всему Лоукантри как "сборщик корешков" – человеком, который специализируется не на заговорах и проклятиях, а на порошках и зельях – многие из них приготовлялись из корней. В 1943 году доктора Баззарда описывали как пожилого достойного джентльмена “всегда трезвого и одетого в черное”, которого можно было бы принять за епископа AME (Африканский епископальной методист). Согласно легенде, отец доктора Баззарда, вероятно, был привезен в Америку работорговцами и уже был “сильным колдуном” и знания передал своему сыну.

Эд МакТир

Эд МакТир, был окружным шерифом Бофорта, хотя по материнской линии он был потомком рабовладельческой семьи Хейвардсов из Каролины, чьи предки подписали Декларацию Независимости. МакТир также верил в силу экстрасенсов (E.S.P. – extrasensory perception) Он верил и в силу магии Вуду. Его дед по материнской линии был крупным рисовым плантатором и был очевидцем деятельности колдунов. Его бабушка, как сообщается, была "ясновидящей", а мать, по слухам, – присутствовала на сеансах рабов. В 1926 году отец МакТира, занимавший должность окружного шерифа, с его старшим сыном неожиданно погибли, Эд, младший сын, вскорости занял место отца. Однако, новый офицер правоохранительных органов в некоторых сложных случаях забегался. Многие люди в Бофорте и за его пределами округа начали болеть с какой-то необъяснимой болезнью, в местных судах начали фиксировать свидетелей со странными лицами и застывшим взглядом, по-видимому что-то их заставляло "отказываться" или изменять свои показания. Говорят, что некоторые из этих странных посетителей были на самом деле мертвы. Таинственный белый порошок стал появляться в разных местах зала суда, в том числе, и на столе судьи. МакТир подозревал, что это работа колдунов или бабалао, и решил убедиться в этом, вызвав, нарушая рамки закона, одного-двух из местной общины галла. Этим человеком стал самый знаменитый в Лоукантри Каролины колдун - доктор Баззард.

К этому времени доктор уже был известен даже за пределами Каролины. Он был очень богат и ездил в большом чернном линкольне, надевал лучшие одежды. Кроме того по слухам, он имел собственность в Чарлстоне, хотя никто не мог сказать с полной уверенностью, где. Официально он жил в престижном месте, где-то в направлении острова Св. Елены, но было известно, что он обнаруживался и в других местах. Были предприняты несколько попыток привлечь его к суду, однако доктор Баззард неоднократно ускользал осуждения, часто из-за формальностей. Было известно, что он хорошо разбирался в законодательстве. Тем не менее, с МакТира не спускали глаз. Неопытный местный таксист, который обычно привозил за город клиентов доктора, решил понаблюдать за домом доктора Баззарда на острове св. Елены. Но как только он начал свои наблюдения, он вдруг потерял сознание и затих. Казалось никто не был готов рпссказывать о докторе Баззарде. МакТир лично убедился, что доктор-"ясновидец" предупредил его с полицейским надзором, и он приступил к разработке новых планов.

Может быть ини и догоаорились бы, но разразилась вторая мировая война. Тогда немецкие подводные лодки пересекли океан и торпедировали все, что находилось в гаванях Чарлстона и Саванна, ходили слухи, что немецкие шпионы выходили на берег и были в самом Чарлстоне. Из местной береговой охраны были созданы патрули, патрулирующие на надувных лодках вдоль береговой линии. Как командир, МакТир был озабочен более всего насущными вопросами противоборства. Тем не менее доктор Баззард вскоре привлек его внимание еще раз. Местнй рекрутский пункт посылал десятки галлахских юношей на базу Форт-Джексон неподалеку от Колумбии для призыва в вооруженные силы. Из форта все они вернулись с ненормальным сердцебиением и диареей. МакТир подозревал колдунов и травников и приступил к расследованию. Кроме того, он послал письмо в министерство обороны, якобы среди галла есть несколько практиков Вуду. Из департамента ему ответили и прохладно, и скептически. Они поблагодарили его за сигнал, он его спрятал и вскоре об этом забыл. Их внимание было привлечено событием, происшедшем 26 октября 1943 г. Группы призывников направились на базу Форт-Джексон из Хэмптона, штат Южная Каролина. Один из них, юноша Крисп Грин, сказал членам семьи, чтобы ожидали его домой в ближайшее время. Он не будет воевать, поскольку доктор Баззард "подлечил его". Почти половина призывников в автобусе получила порошки и напитки от разных колдунов Вуду для сердечного трепета - "сердце тук-тук" - или крайне тяжелого расстройства желудка. Однако в автобусе, доехавшем до базы Форт-Джексон, Крисп Грин и еще один молодой человек был мертвы, а половина была срочно доставлена в госпиталь. Министерство обороны и ФБР это чрезвычайно заинтересовало, началось расследование. МакТир было приказано оставить своих прибрежных патрульных и подключиться к расследованию. Он потратил уйму времени, поскольку никто из оставшихся в живых пострадавших не хотели свидетельствовать против знахарей. Все же МакТиру удалось приобрести образец "лекарства", якобы которое было у некоторых жертв. Это был примитивно изготовленный самогон смешанный с небольшим количеством сурьмы. Благодаря яду, МакТир выследил колдуна - не доктора Баззарда, как он надеялся, а Питера Мюррея с плантации Лорел-Бэй, также известного как Доктор Ляп. Мюррей был арестован и доставлен для выездных слушаний. Представ перед правосудием, он являл жалкое зрелище - неуклюжий, потухший взляд старика, который, кажется, едва понимал, что происходит. Доктор Ляп не сделал никаких реальных усилий, чтобы защитить себя. Он признался, что он дал зелье, и признал себя виновным. Магистрат установил залог в тысячу долларов. Доктор Ляп просто достал потрепанный чемодан и отсчитал деньги из кучи помятых купюр. Однако, как только он вышел из суда, к нему подошел чиновник Службы внутренних доходов и оштрафовал его еще две тысячи долларов за неуплату налогов. Последний штраф был слишком велик для Доктора Ляпа, чтобы он смог безропотно оплатить как практик Вуду, но это было уже другое дело и когда время оплаты им налогов - он, естественно, уже умер.

Доктор Баззард, однако, оставался на свободе во время всей войны, и в 1946 году, пытаясь использовать свои силы против него, МакТир надел синие очки (синий – основной цвет Вуду) и начал отстрел всех сарычей[51], гнездящихся на городских водонапорных башнях. Его выстрелы, как правило, достигали цели, однажды одна из птиц, вероятно, упала незамеченной в открытый бак и пролежала незамеченной несколько дней, загрязняя воду целого города. Казалось, что доктор был просто издевался над окружным шерифом. Но внутренняя война между двумя мужчинами разгоралась.

Однажды МакТир привел свидетеля, который собирался дать показания против доктора Баззарда, одновременно был арестован и доктор. Хотя он был помещен в отдельную комнату для допроса, доктор Баззард, казалось, был в курсе вопросов, которые в это время задавал следователь и ответов свидетеля, а когда доктор надел синие очки, свидетель в другой комнате, казалось, начал путаться в ответах и сомневаться в своих показаниях. МакТир вынужден был отступить, он был побежден. В другом случае, доктор Баззард заявил в суде, что МакТир привел точно подкупленных свидетелей, уперев на них непожвижный взгляд из-за синих стекол, заставляя засомневаться в своих показаниях. Затем выступил МакТир.

“Доктор Баззард!” закричал он. “Я считаю, что ты пытаешься «утопить», и этот суд, если будешь упорствовать, мне придется привлечь тебя за неуважение к суду". Доктор даже не вздрогнул.

“Я тебя услышал”, ответил он. Но он был раздражен и вскоре после этого покинул зал суда. Казалось, что МакТир получил небольшое преимущество, и его судьба в скором времени изменилась к лучшему, но при трагических обстоятельствах.

Сын доктора Баззарда, который был известен своим разгульным образом жизни, погнал машину по одной из дамб, которая отгораживает от приливов болота округа Бофорт, и, съехов с дороги, утонул в морском заливе. Он якобы тогда был нетрез. И все же, доктор Баззард считал, что его смерть навлекла ведьма МакТира и предложил окружному шерифу “сделку”. Он прекращает практику травника, если МакТир угомонится с заклинаниями. Сделка была заключена. Однако вскоре доктор Баззард возобновил травничество и якобы практику Вуду, а МакТир арестовал его еще раз за “врачебную практику без лицензии”. Доктор сейчас же нанял адвоката – уважаемого государственного сенатора, практикующего в частном порядке – но ему это не помогало. Он был признан виновным и крупно оштрафован. Казалось ветер стих в его парусах, и он слег в постель, не желая вставать и видеть клиентов. Вскорости ему был поставлен диагноз – рака желудка. Доктор Баззард скончался, оставив напутствие общине галла – никакое Вуду не поборет власть белых.

Даже после его смерти, легенды о докторе Баззарде жили в Лоукантри Каролины и в районе Чарлстона и его положение и значение, казалось, росли с каждым пересказом легенды о нем. Одни говорили, что однвжды доктору Баззарду удалось бежать из-под стражи МакТира, превратившись в кота, а другой раз, что он послал мертвых, чтобы запугать потенциальных свидетелей против него.

Эд МакТир остался окружным шерифом округа Бофорт на течение почти 20 лет. В 1960 году, однако, ему был брошен вызов сержантом дорожной полиции Южной Каролины. Кампания была долгой и ожесточенной с обвинениями и оправданиями с обеих противоборствующих сторон. МакТир, как сообщалось, использовал каторжных заключенных в личных целях на своей плантации Коффин-Пойнт, его заместители брали взятки с бутлегеров галла, а сержант был занят в контрабанде и самогоноварении, на его счету несколько предполагаемых преступлений на сексуальной почве – все обсуждения были очень безнравственны и язвительны. В конце концов, телевизионные станции Чарлстона согласилось провести дебаты между этими двумя людьми – хотя и отдельно, так как между ними отношения были весьма натянуты и они вместе не появлялись. МакТир сделал свои заявления, но, когда настала очередь сержанта, напряжение в электрической сети в округе упало настолько, что прием телесигнала оставлял желать лучшего. Многие говорили, что МакТир использовал силу Вуду, которая привела к временному сбою подачи электроэнергии. И все же офицер дорожной полиции в голосовании незначительно опередил, и Эд МакТира отправили пенсию писать мемуары.

Новый окружной шериф наслаждался бурной карьерой, которая завершилась его нападением на члена большого жюри. Он забаррикадировался в своем доме и угрожал самоубийством, но в итоге вытащенный, арестован и помещен в психиатрическую лечебницу. Местная мудрость говорит, что МакТир свел его с ума посредством колдовства.

Воспоминания МакТира Пятьдесят лет с Доктором в Лоукантри, стал бестселлером даже за пределами Южной Каролины и сделал его национальным героем местног масштаба. Он искал популярности на целом ряде теле- и радиостанций, но наотрез отказывался говорить о Вуду или о его вражде с доктором Баззардом. ВЛоукантри Каролины, старые обычаи народа галла спрятались глубже в подполье, и сегодня это своего рода одна из форм красочных фона повседневной жизни в этого района.


Санктерия

Все же Вуду еще живо и процветает во многих видах и частях света. Это – государственная религия в Бенине, Западной Африке, и широко исповедуется другими африканцами, жителями Южной Америки, и странах Карибского бассейна. Аспекты ее, такие как предсказания и лечение иногда встречаются под другими именами – Санктерия (предсказание раковинами) и Мама Вати, но многие сделаны по тем же самым образцам веры, и термин «Вуду» просто сохранен как “выгодное всем” название. Старые боги все еще живы и им поклоняются сегодня. В Новом Орлеане и Чарлстоне сегодня, во многих магазинах все еще можно купить гри-гри и порошок, там все еще базируются сайты, распространяющие материалы Вуду. Есть большое число практик, рассеянных во всем мире и, во многих отношениях, Гаити – стал духовным домом Санктерии, возможно из-за ее связей с режимом Дювалье.

Великий Зомби

Самый мощный и признанный символ Вуду – конечно, зомби – мертвец с шаркающей походкой, который восстал с могилы, которым управляет бокор или колдун. Странно, что в мифах Вуду зомби вообще не фигурируют, хотя иногда есть опыт создания безмозглых слуг в некоторых направлениях Аджагбо – более темной стороны религии Вуду. Большинство зомби, которые появляются на экранах или в общедоступной литературе, являются созданиями Голливуда и западного склада ума. В Вуду Рада, “Великий Зомби” является одним из воплощений Дамбала Ведо[52] и принимает форму гигантского питона или змеи. Он вообще считался самой опасной и непредсказуемой формой лоа, и поэтому вызывался нечасто. Только квалифицированный и сильный колдун может управлять им – месть последует незамедлительно, если вызов был неуместным. В Вуду Петро, однако, акценты изменяются незначительно и понятие относится к тем, кто был схвачен лоа, живым или мертвым. Это, возможно, привели к концепции зомби, как мы понимаем этот термин сейчас. Затем лоа управляет бокором, который, в свою очередь, управляет физическим проявлением. Из этой основной идеи выросли многие жуткие кошмары с зомби – сенсационное нагромождение, оживших трупов, которые могут напасть на живых по воле некоторого злого бокора. Неразрывно связано с зомби понятие гри-гри (приворот), служащее компасом мертвецу с шаркающей походкой, когда его бокор отдал жертве. Это, конечно, изобретение Голливуда для драматичности ситуации и имеет отдаленное сходство с фактическим верованием Вуду.

Зомби был, конечно, комбинацией многих африканских и карибских народных ужасов, которые блуждали в тропической ночи. Они смутно напомнили призраков с рабовладельческих времен, таких как ганский Додо, медленно передвигающееся создание, которое часто скрывалась на деревьях, готовое упасть на неосторожного путника и пожрать его, или Модуло, человекоподобное существо из зулусских верований, которое входило ночью в жилища, чтобы пить кровь спящих через его невероятно длинные когти. Некоторые из этих существ были известны среди рабов просто как «тараканы» (своего рода ожившее мертвое нечто), которые нападают на «курятники» (лагерные стоянки или расположения рабов), тихо вползая, как только скралась луна, с желанием навредить. Многие из этих частей соединялись в общую фигуру: лунатик с неуклюжей походкой.

Зомбирование

За долгие годы были выдвинуты множество объяснений “зомбирования” (превращения людей в зомби). Большинство из них касаются жизни людей, которые “умерли”, и, казалось бы вернулись к жизни, лишившись своей воли и цели.

Пудра

Самое общее объяснение состоит в том, что “пудра” (ядовитое или отупляющее вещество) тайно давалась жертве бокором или под его контролем. Согласно некоторым мнениям медиков-токсикологов, она могла содержать препараты рыбы-скорпиона или рыбы-шара, которые замедлили видимые признаки жизни так, что жертва впадала в смертельную кому, из которой мог вернуть только бокор или противоядие, но ценой свободы личности. Эта теория стала основой нескольких академических изданий на токсикологии, так же многих книг и повествований, таких как Мертвецы, работающие на тростниковых плантациях, Вильяма Сибрука и Змея и Радуга, Вада Дэвиса (который был впоследствии превращен в фильм, режиссера Уэсли Эрл Крэйвена). Однако, пудра, используемая бокорами (если она в действительности существует), ни разу не была обнаружена, и любые образцы, подразумевающиеся как колдовское снадобье, оказывались ничего не значащими для научного анализа. Если пудра-зомби действительно существует, то она все еще остается тайной.

Фильмы о Зомби

И конечно, есть медленно передвигающиеся зомби, хотя это возможно ближе воздействует на европейские умы, чем на африканца. Конечно есть истории о беспокойных мертвецах среди африканцев и креолов, но они несколько отличаются от таких, как, скажем, marbh bheo[53] (мертвый сомнамбула) в Ирландии. Связь между зомби и традицией Вуду в значительной степени выстроена в умах киношников-сенсуалистов[54]. Ночь из жизни мертвеца (1968) и Рассвет мертвеца (1978), Джорджа А. Ромеро и Зомби – пожиратели плоти (1979), Лючио Фульчи, послужили популяризацией идеи зомби и добавили в фольклор новые штрихи и легенды. Большинство фильмов о зомби, предположительно, находится в тесной связи с несколькими новыми книгами, объединяющими оживление трупа с методами Вуду и которые могут значительно поднять мертвецов к новым высотам элиты нечисти.


 

 

¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥¥

 

 

Гули[55] и Голем

 

… и жили они на берегу Красного моря, пока Адам и жена его не согрешили. Тогда Первосвященник изгнал их, с тех пор, месть находит выход на детях Человеческих.

– Зоар 1 19b

Ближневосточный Фольклор

Хотя западной мысли менее знаком фольклор и легенды Ближнего Востока, но некоторые ночные страхи из них проявляют себя, зачастую посещая наше воображение. Элементы и арабского, и еврейского фольклора тонко вплелись в западную мифологию, создав множество существ, часто преследующих и являющихся в темноте.

Сыновья Бога

Возможно, эти существа являются самыми древними такими ужасами – их происхождение на Ближнем Востоке покрыто туманом ранних добиблейских времен. Многие из них родились в хаосе, который предшествовал самому сотворению мира, хотя и не велись хроники до средних веков, они существовали с тех пор. Согласно некоторым Ближневосточным легендам, они родились от взаимодействия развивающейся Вселенной с таинственными сущностями, известными как “сыновья Бога”. (Библия говорит нам, что они нашли прекрасных дочерей Человеческих, и совокуплялись с ними). Из такого слияния родилась раса монстров и дьяволов, которые, казалось, сокрушили мир. В итоге они были стерты с лица земли большим наводнением, которое наслал Бог, чтобы смыть и очистить Землю (понятие, которое прослеживается в нескольких циклах мифов, включая Библию). Считалось, однако, что некоторые из этих существ пережили Потоп и сохранились в мире, причинять боль новому развивающемуся Человечеству.

Адам Кадмон[56]

Очень древние легенды говорят о том, что Лилит, демон, рожденный из хаоса, обольстила Адама (или может быть Адама Кадмона – первого опытного образца Человека, созданного Богом), став его женой. Через нее, как говорилось в раввинских знаниях, главные силы тьмы стремились получить доступ в мир людей. Она принудила прото-Адама (или Адама Кадмона) совершить греховные дела и нарожала ему много детей — большинство из них были монстры и ночные ужасы. В конце, согласно некоторым версиям старых раввинских мифов, потрясенный безнравственностью, в которой рождались на земле, Бог уничтожил Адама Кадмона и его выводок, но, по необъяснимым причинам, оставил Лилит. Вместо этого Он высылал ее в глубокие горные пещеры, где она продолжала совокупляться с демонами и рождать несметное число чудовищных существ (позже, основная масса которых погибла в пучине Большого Потопа). Адам Кадмон был заменен более знакомым Адамом, отцом Человечества, и была дана ему жена, Ева, сделанная из его собственной плоти. Однако этот второй Адам также согрешил – хотя, возможно, в меньшей мере, чем первый – и он и его партнерша были высланы из Рая, который Бог устроил на Земле, в дикую местность, где монстры, порожденные Лилит, по-видимому, все еще жили. Эти ужасы впоследствии стали мучителями Человечества.

Алфавит Бен-Сиры[57]

Лилит вероятно сначала упоминалась в древнем тексте как “ночной монстр”, известному как Алфавит Бен-Сиры, книги Талмудической магии, написанной, вероятно, где-то между VII и XI веками. Эта же работа, описывая Адама, упоминает его как “отца вампиров” – общающегося с жуткими детьми, рожденными ему Лилит. Это значит, что существа, ужасающие Человечество, в те времена, возможно, несли в себе некоторые элемента человека, но они были подчинены сверхъестественному злу.

Сефер а-Хасидим

Большинство таких существ было погибли при Потопе, но некоторые выжили, и во Вторую Эру Человека (то есть, когда он воссоздался в мире после Потопа) продолжили свои темные деяния. Многие из этих существ были демонами, невидимыми или частично видимыми для глаз людских, и были радикально настроены против Человечества и постоянно искали способы поранить или убить детей Бога. Никто не был избавлен от их нападения, и книги, такие как Сефер а-Хасидим или Книга Благочестивых (приписываемая раввину Йегуди Хасиду или Самуилу Благочестивому, 1150–1217) заполнены анекдотами и повествованиями об их хитрости и злонамеренности. Эти существа были тонкими, стремясь окольными методами и хитростями низринуть людей и отвернуть их от праведной и веры в Бога. Это было основополагающим понятием таких существ, хотя гораздо позже мнения о демонах и монстрах в Семитской теологической мысли стали более разграниченными. Один неизвестный ранний автор отмечал: “Они богобоязненны в большей мере, чем люди – …, они никому не вредят без уважительной причины; если человек не вызывает их …, он не должен бояться.” Основная мысль состояла в том, что зло, причиненное такими существами, было не больше, чем реакцией на людскую провокацию. Однако это ни в коей мере не приуменьшало их сверхъестественные силы, и если бы они пожелали отомстить, они смогли бы принести большой вред и потери в смертном мире. Главной провокацией, как полагали, вынуждающей их к действию, служило, в некотором роде, формальное заклинание, произнесенное человеческим индивидуумом, или желание подчинить их. Побуждением к действию могли также быть дурно выбранные слова, дела или даже взгляд, которые приводили этих духов, существа или силы в бешенство. Всего лишь непристойность в людях или грязь в жилье служила стимулом для созданий определенного вида, которые могли наличествовать вплоть до очищения (в религиозном аспекте). Когда некоторые были чрезвычайно опасны, иные просто раздражали, внося дальнейший дискомфорт в такую трудную жизнь, или просто пугали людей звуками и, в некоторых случаях, видениями.

Одна школа начала быстро развивать мысль, что демоны и монстры были настроены против Человечества со дня сотворения мира; другая утверждала, что они – не более, чем ответ на похоти человека: жадность, намерение убийства, нечистоплотность и пренебрежение к Слову Божьему. Истории, поддерживающие обе версии, широко распространялись и в обширно отразились в литературных историях о неспровоцированных нападений злых духов на путников; о неудачах, преследующих семью после некоторого неосторожного действия; о болезни, вызванной дурным глазом, или о вызове демонов с просьбой наслать болезни. Все они касаются порождений Лилит, которые по любому поводу были настроены затруднить человеческую жизнь. Человечество всегда было в опасности.

Гилгул[58]

Близко примыкает к понятию демона понятие гилгул или “прилипание души.” Этот еврейский фольклорный термин с трудом поддается определению, и может располагаться где-то между призраком мертвого человека и элементалем или демоном.

Эти существа были известны как “диббуки”, хотя само слово не появлялось в раввинской литературе примерно до XVII века. В его самом раннем воплощении “прилипшая душа”, вероятно, была совсем не опасной, о ней хорошо отзывались в Представлениях, которая присоединилась к человеку или к жилью, и отказывалась уйти. Она, возможно, крепко удерживала человека, действительно, в одной из самых ранних ссылок, которые мы имеем на сегодня, находится в Библии (1 Самуил 16: 1-4), где “злой дух” настиг короля Саула и вводит его в необъяснимый гнев. Сам Саул посетил в Эндоре женщину (“пифию”, вероятно, своего рода прорицательницу), которая вызвала другую “сопряженную душу” – непосредственно пророка Самуила (1 Самуил 28:3).

Диббук

В XVI веке в отдельных раввинских школах, например, Ицхака Лурии[59] (1534-1572) и его ученика Хаима Виталя[60] (1542-1620) стало чрезвычайно популярным понятие овладения духами диббук. В школах теологического обучения “цепляющаяся душа” приняла демонический, недружелюбный к благоденствию Человечества, статус. Его родословная простирается вглубь веков, изгнать его мог только раввин. Миссия диббуков состояла в том, чтобы сбить людей с пути, который начертал для них Бог, на легкие греховные тропы. Поскольку рассказы о диббуках начали шириться, они в воображении обывателей приобретали все более и более опасные магические силы, добавляя к известным знаниям и страху.

Старые Боги

Проблемы со старыми богами только усложняли дела все больше. До рождения Ислама при пророке Мухаммаде (570–633), как теперь известно, Ближний Восток был котлом, где варились во множестве культы и божества. Многие из них возникли у древних цивилизаций – кананитов, хеттов, финикиян и многих других, процветавших там. С самых древних времен эти древние боги говорили с людьми, или через их священников или через оракулов. В VII-VIII веке упоминались группы людей, известных как кахины, что означало вестники, оракулы или провидцы. Это были люди, избранные богами (или в божественном сиянии), впадая в исступлённые трансы, они пророчествовали и предсказывали ближайшие события. Эти люди сохранились в Исламский период, являясь источником связи с домусульманским прошлым.

Хубаал

Возможно, даже после смерти пророка Мохаммеда сохранились еще храмы, посвященные древним богам, рассеянные всюду по Ближнему Востоку. Один из основных божеств был лунный бог Хубал, иногда называемый Хубаал. Происхождение имени неизвестно, но как полагают, произошло от арамейского слова «дух», поклонялись этому богу в Верхней Месопотамии с очень давних времен. Некоторые утверждали, что Хубаал был предшествующим воплощением бога Ваала, упоминаемого в Библии, но это маловероятно, так как Ваал или Baal’at был богом финикиян. В Каабе или внутренней мечети в Мекке был установлен великолепный идол бога, которому поклонялись паломники. Действительно, если можно верить отчетам, в храме или мечети имелось приблизительно триста шестьдесят идолов. Некоторые из них, как думали, были связаны с Хубаал или его проявлениями. Например, сияние божества или «дочь» Лат (имя означает просто «богиня» и она, как полагали, гарантировала плодородие земле так и плодовитость людям); Узза и Манат (старая богиня-карга с золотыми ножницами определяла судьбу каждого человека в мире), и многие другие. Там среди идолов, предположительно, также были местные божества, которые определили жизнь слоев населения по их прихоти. Мохаммед низверг этих идолов, когда он вошел в Каабе, начав движение, которое объединит большую часть арабского мира под единым богом, Аллахом. По сигналу муэдзина на молитву, о которой объявляют верующим, что нет “бога, кроме Аллаха” и эта мысль для размышлений была хороша для этих домагометанских времен. И все же влияние древних богов задерживалось в виде элементалей и иных существ, скрывающихся в тенях. Именно на силу кахинов, провозглашающих свои пророчества, иногда полагались, и их силу можно было почувствовать другими способами – наперекор тем, кто следовал за развивающейся монотеистической религией. Где-то в подсознании Ближневосточных умов они продолжали ждать и наблюдать, и, в некоторых случаях, действовать.

Картина складывалась крайне сложной и какой-то противоречивой, включающей различные направления веры. С одной стороны, существовало понятие демонов, порожденных Лилит и Адамом (или Адамом Кадмоном), которые существовали с момента основания мира и которые непосредственно возникли из хаоса. С другой стороны было представление о "цепляющихся душах", не то призраках, не то демонах, но пользующихся магической силой. Еще одно направление состояло из старых богов, которым поклонялись еще до появления ислама, и которые еще не совсем ушли. Некоторые из этих существ могли появляться при дневном свете, но только, как тьма окутывала семитский мир, они набирали еще большую власть и грани угрозы.

Они могли проявляться по-разному. Большинство из них были невидимы – чуть более темное пространство, едва определяемое присутствие – которые несли болезни на своем пути; другие могли быть более телесными, способными наносить страшные раны, если они того захотят. Некоторые из демонов, хотя в сущности невидимые, решили проявить свое присутствие очень заметными способами. Наиболее распространенной формой, проявляющейся во многих селениях Ближнего Востока, был джинн.

Аль-Хаддин

Многие молодые люди и зрители спектаклей знакомы с излюбленной старой историей Аладдина с его относительно дружест









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.