Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Организмы, объединённые усиленными полевыми связями, образуют единый организм – надорганизм, эсконом которого является их эгрегор.





 

Наглядное и очевидное проявление эгрегорного единения можно наблюдать у тропических светлячков. Большая колония светлячков целиком покрывает многометровые деревья. Их свет виден в темноте издалека. Когда они мигают, то делают это строго синхронно. Ни один из светлячков не выбивается из общего ритма. Деревья целиком вспыхивают и гаснут, словно гигантские электрические светильники, управляемые с одного выключателя. Наличие, каких бы то ни было сигнальных систем не способно объяснить такую синхронность. Лишь признание организующей роли эгрегора позволяет понять причину такой синхронности.

Никакой насущной необходимости в синхронизации мигания у светлячков нет. Как нет насущной необходимости и в строгой синхронности движений в крупной стае рыб. Это происходит автоматически в силу специфики самого явления хрональной взаимосвязи, обеспечивающего эффект эгрегорности.

 

Эгрегор является организующим началом надорганизма, в значительной степени определяя жизнеспособность сообщества – семейства, популяции, вида. Достаточно явно организующая роль эгрегора проявлена у социальных насекомых – муравьёв, термитов, пчёл, ос и т.д.

 

Например, у муравьёв, аналогично тому, как это происходит в колониях бактерий, эгрегор централизованно организует жизнедеятельность колонии, обеспечивает разделение функций между особями. В колонии соблюдаются дисциплина и иерархия. Для наблюдателя очевидна реакция колонии на изменения погоды или экстремальные ситуации как единого организма.

Лидирующим началом колонии является царица. Экстремальное воздействие на неё сразу отражается на жизнедеятельности колонии: упорядоченность сменяется хаосом.



Так как рецепторы муравьёв, особенно, лидеров и разведчиков, являются в то же время и рецепторами колонии как надорганизма, то информация от них становится достоянием эгрегора сразу, без дополнительной передачи. Существующая химическая и жестовая система обмена сигналами является вспомогательной.

Когда на территории, контролируемой колонией, случается какое-либо происшествие, эгрегор узнаёт об этом мгновенно от находящихся на месте происшествия муравьёв.

К этому месту сразу же направляются ближе расположенные муравьи-лидеры и муравьи той специализации, которая требуется в данной ситуации. Руководя лидерами и подоспевшими помощниками, эгрегор оперативно разрешает проблему.

 

Между особями существует чёткая специализация: царица-мать, няни, солдаты, рабочие, строители, хирурги, пастухи, разведчики, лидеры (в других интерпретациях – прорабы, полицейские, надсмотрщики) и другие. Муравьи любой специализации проявляют в колонии высокий уровень целенаправленности и целесообразности действий.

Правда, обычно среди муравьев есть определенная часть недобросовестных муравьев, которые отлынивают от работы и слоняются без дела. Это патологичные особи, наличие которых неизбежно для любого социума вследствие эффекта перераспределения качеств.

Напоминаю, что приводимые примеры взяты из наблюдений земных учёных, а объяснения сделаны мной на основе Новых Знаний.

 

Муравьи-строители возводят муравейник по единому проекту. В муравейнике существуют системы вентиляции и обогрева, которые приводятся в действие по мере необходимости. Ходы и развилки удобны для передвижения. Даже при серьёзном повреждении муравейника каждый участок воссоздаётся со скрупулёзной точностью.

 

Муравьи-пастухи занимаются животноводством – разводят тлей. Они пасут тлей, защищают от других насекомых, «доят»: определённым образом щекочут тлей усами и те выделяют из брюшка сладкую жидкость. На ночь и в непогоду пастухи загоняют тлей в тёплые закутки, выстроенные специально для них.

 

Муравьи-солдаты охраняют территорию от чужаков, захватывают в плен муравьёв других семейств для использования их в качестве рабов. Когда между армиями муравьёв-солдат разных колоний происходят сражения, наблюдается продуманность тактики и стратегии.

 

Муравьи-хирурги вправляют вывихнутые конечности, ампутируют безнадёжно повреждённые.

 

Муравьи-лидеры контролируют деятельность подчинённых, поддерживают порядок передвижения, вмешиваясь, когда надо восстановить порядок. Через муравьёв-лидеров и муравьёв-разведчиков эгрегор получает оперативную информацию о состоянии дел на контролируемой территории.

 

Муравьи-разведчики обследуют как контролируемую колонией территорию, так и выходящую за пределы контролируемой. Когда муравей-разведчик обнаруживает что-либо съедобное, он тщательно обследует добычу и вскоре к ней подходят муравьи-рабочие именно в том количестве, которое необходимо для разделки и переноса. Когда для эксперимента клали несколько кусочков пищи, то численое соотношение групп рабочих, целенаправленно подошедших к ним, точно соответствовало соотношению их веса. На основании этого и других экспериментов учёные предположили, что муравьи умеют считать.

Объяснение.

Соотношение сознательного к подсознательному у муравья ничтожно мало. Зачаточное сознание играет минимальную роль в анализе ситуации и принятии решения. Поведение муравьёв практически всецело контролируется эгрегором. Значит, считает всё-таки эгрегор – мозг колонии как надорганизма, а муравьи – рецепторы и органы этого надорганизма.

В случае обнаружения разведчиком съестного, эгрегор через него изучает находку и направляет к ней столько муравьёв, сколько считает необходимым.

 

В природе существует огромное множество видов муравьёв. Специфика их образа жизни различается. Но всем им присущ высокий уровень организации жизнедеятельности. Это не может быть результатом некой совершенной сигнальной системы, так как в таком случае от муравьёв следовало бы ожидать чрезвычайно высокого уровня интеллектуального развития.

 

Между тем, муравей – относительно примитивное существо с примитивной нервной системой, в изоляции от колонии не способное проявить и малой доли того уровня целесообразности действий, который оно проявляет в составе колонии. Поранивший конечность муравей будет двигаться по кругу до тех пор, пока не умрёт от истощения.

 

Разумность, наблюдаемая в действиях муравьёв в составе колонии, проистекает не от муравьиного сознания, а от эгрегора колонии, управляющего каждым муравьём в каждый момент времени путём подсознательной мотивации его действий.

Муравьиному же сознанию отводится роль, соответствующая его зачаточному уровню: исходя из окружающих муравья обстоятельств решать, как конкретно двигаться, следуя основному подсознательному мотиву.

Аналогичная природа мотивации действий и в сообществах других социальных насекомых. Этим и объясняется высокая степень готовности таких насекомых к самопожертвованию ради сообщества.

В организации жизнедеятельности муравейника общение между муравьями играет вспомогательную роль.

 

Приведенные здесь примеры – лишь незначительная часть накопленных земными учёными фактов, свидетельствующих о высоком уровне организации жизнедеятельности в колониях социальных насекомых.

 

Причина столь глубокого, не свойственного большинству видов жизни, разрыва между способностями отдельной особи и уровнем организации жизнедеятельности в колониях у социальных насекомых – в стечении факторов, благоприятствующих проявлению эффекта полевой социальности. Вот эти факторы:

1. Единственность материнской особи.

Высокий уровень организации жизнедеятельности и единственность материнской особи не случайно сопутствуют друг другу. Единственность материнской особи обеспечивает схожесть особей колонии.

Муравьи одного семейства являются близнецами, что обеспечивает высокий уровень полевой взаимосвязи между особями колонии.

 

2. Большое количество особей в полевом социуме.

Чем больше особей входит в эгрегор, тем выше его функциональные возможности, тем больше возможностей для распределения функций между особями.

Единственность материнской особи в сочетании с её высокой плодовитостью обеспечивает усиленное полевое единение большого количества особей и, соответственно, высокие функциональные возможности эгрегора.

 

3. Малые размеры особей.

Малые размеры насекомых способствуют сплочённости сосуществования, обобществлённости жизнедеятельности и, соответственно, социальности и функциональной специализации. В таких условиях роль эгрегора как фактора жизнеспособности велика и эволюционный процесс сосредотачивается на развитии его функциональных способностей.

 

4. Пространственная близость.

Пространственная близость особей колонии обеспечивает высокий уровень взаимосвязи. Помимо биополевой информационной взаимосвязи существуют сигнальные системы физической и химической природы.

Итак, высокий уровень организации жизнедеятельности в колонии социальных насекомых обусловлен не высоким уровнем развития сознания особей, а оптимизацией условий для полевой социальности, то есть для проявления эффекта эгрегора.

У более высокоразвитых доразумных видов жизни не наблюдается такого очевидного проявления эффекта эгрегора, как у бактерий и социальных насекомых. Причин тому несколько:

 

Для животных недостижим уровень плодовитости, присущий насекомым. Поэтому особям сообщества животных не присуща генетическая идентичность.

 

Большие размеры и потребность в обширном жизненном пространстве не позволяют компактно сосуществовать большому количеству особей. Обособленность жизнедеятельности не способствует полевой социальности.

 

С повышением уровня организации жизни развивается сознание. Соотношение сознательного к подсознательному в мотивации поведения возрастает. Возрастает самостоятельность организмов. Это снижает значение и влияние эгрегора.

 

Кроме того, среди причин, по которым на более высоком уровне организации жизни проявление полевой социальности не столь наглядно – усложнение наблюдения. За самостоятельными действиями пространственно удаленных организмов очень сложно увидеть стратегический вектор деятельности, задаваемый эгрегором через подсознание. К тому же, усложнение жизнедеятельности чрезвычайно усложняет наблюдение за проявлениями признаков полевой социальности.

 

В целом для основной массы животных доразумных видов жизни характерен более низкий уровень влияния эгрегора на жизнедеятельность сообщества, чем у социальных насекомых. Но на любом эволюционном уровне за эгрегором остаётся решение таких задач, как взаимодействие с сообществами других видов жизни, регулирование рождаемости, участие в процессе реинкарнации.

 

Ситуация качественно меняется на разумном этапе эволюции.С эволюционным развитием души возрастают мыслительные способности. Это усиливает фактор хрональной взаимосвязи на уровне мыслеобразов.

Поэтому полевые социумы разумных существ образуются не только вследствие структурного (генетического) сходства, но и вследствие сходства мировоззрения.

 

Социальный образ жизни способствует полевой социальности.

Быстрый рост способностей людей способствует быстрому росту способностей их эгрегоров.

 

В предыдущих пунктах было показано, какими немалыми возможностями обладают надорганизмы одноклеточных. Устройство организмов высших на Земле видов жизни, особенно, людей, и организация их жизнедеятельности на многие порядки сложнее, чем у одноклеточных. Их эсконы обладают несоизмеримо более высокими, чем у эсконов одноклеточных, способностями. Соответственно, возможности человеческих эгрегоров на многие порядки выше.

 

На разумном этапе эволюции влияние эгрегоров является фундаментальным фактором, организующим жизнедеятельность как отдельных особей, так и их сообществ.

 

ВИДЫ НАДОРГАНИЗМОВ

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.