Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Детерминанты экономического развития





Классическая экономическая наука выработала трехчленную классификацию «факторов производства» — земля, труд и капи­тал. (Иногда выделяется четвертый фактор — предприниматель­ство, т.е. усилия или таланты по объединению и организации со­вместного использования трех других факторов.) В любой данный период времени при некоторых допущениях, которые будут опре­делены позднее, объем совокупного производства определяется количеством используемых факторов производства. Такая класси­фикация и различные формулы, которые могут быть выведены из нее (в частности, знаменитый закон убывающей отдачи, о котором будет подробнее сказано ниже), являются неотъемлемой частью современного экономического анализа и чрезвычайно полезны при изучении экономической истории. Однако в качестве концептуаль­ных рамок анализа экономического развития эта классификация является крайне жесткой. Она подразумевает, что предпочтения людей, технология и социальные институты (т.е. формы экономи­ческой, социальной и политической организации, законодательная система и далее религия) являются заданными и фиксированными, или, что в принципе то же самое, не имеют отношения к процессу производства. Однако в историческом плане все перечисленные факторы имеют непосредственное отношение к процессу произ­водства и все они подвержены изменениям. В действительности изменения технологии и социальных институтов представляют собой источники наиболее динамичных изменений в экономике. Таким образом, они также являются важными детерминантами экономического развития.

Иными словами, при анализе экономики в любой данный пе­риод времени (экономическая статика) или в последовательные периоды времени, интервалы между которыми невелики (сравни­тельная статика или динамика), допустимо считать предпочтения, технологию и социальные институты параметрами (т.е. константа­ми) системы, в которой ключевыми переменными являются коли­чество и цены традиционных факторов производства. Однако при переходе от краткосрочного экономического анализа к изучению экономического развития эти параметры становятся основными переменными. Следовательно, для анализа экономических измене­ний в исторической перспективе необходима более широкая клас­сификация детерминант роста производства.



Одна из таких классификаций рассматривает совокупное про­изводство в каждый момент времени и темпы его изменения как функцию «населения», «ресурсов», «технологии» и «обществен­ных институтов»1. Разумеется, эти четыре фактора не являются простыми переменными: каждый из них представляет собой целый кластер переменных. Недостаточно говорить только о чис­ленности населения. Для характеристики экономического поведе­ния населения важно учитывать его половозрастную структуру, биологические характеристики (рост, сила, здоровье), уровень квалификации (позже мы подробнее рассмотрим понятие «челове­ческого капитала»), участие в рабочей силе и т.д.

Ресурсы — это то, что в классической экономической науке описывалось термином «земля». Они включают в себя не только количество земли, плодородие почвы и доступные природные ре­сурсы, но также климат, топографию, наличие воды и другие черты природной среды, включая местоположение.

В последние столетия технологические нововведения стали наиболее динамичными источниками экономических изменений и развития. Столетие с небольшим назад автомобиль, самолет, радио и телевидение, не говоря уже о компьютерах и многочис­ленных средствах разрушения, просто не существовали; сегодня нее, по мнению некоторых социальных критиков, они грозят за­нять господствующее положение в нашей жизни. Но технологи­ческие изменения не всегда были такими быстрыми. Технологии каменного века на протяжении сотен тысяч лет претерпевали лишь незначительные изменения. Даже сегодня методы сельскохо­зяйственного производства в некоторых частях мира остаются по существу теми же, что и в библейские времена. При неизменном уровне технологий — будь то технологии средневековой Европы или доколумбовой Америки — доступные обществу ресурсы опре­деляют непреодолимый верхний предел его экономических дости­жений. Технологические изменения позволяют расширять эти границы, как путем открытия новых ресурсов, так и путем более эф­фективного использования традиционных факторов производства, особенно человеческого труда. Континентальная часть Соединен­ных Штатов сегодня обеспечивает более чем для 250 миллионов человек уровень жизни, один из самых высоких из когда-либо до­стигнутых в мире. Меж тем до того, как европейцы пришли в этот регион, его жители использовали технологии каменного века, ко­торые едва могли обеспечить жизнь нескольких миллионов чело­век. Население средневековой Европы, технологии, которой были гораздо более развитыми по сравнению с технологиями американ­цев доколумбовой эпохи, достигло максимума в 80 миллионов че­ловек к началу XIV в..,, после чего сократилось до 50 миллионов (или даже меньше) в результате катастрофического демографи­ческого кризиса. Через четыреста лет, после длительного периода устойчивых, но не радикальных технологических и организацион­ных изменений, численность населения Европы выросла примерно до 150 миллионов человек. Сегодня, после более чем двух столе­тий экономического роста, основанного на использовании совре­менной технологии, население, Европы составляет более 500 мил­лионов человек, а благосостояние европейцев выросло до такого уровня, которого не могли представить себе их предки, жившие в XIV в. и даже в XIX в.

Взаимодействие населения, ресурсов и технологии в экономике определяется социальными институтами, которые включают в себя также ценности и взгляды людей. (Этот комплекс перемен­ных иногда называют «социокультурным контекстом» или «ин­ституциональной матрицей» экономической деятельности.) На макроуровне (например, на уровне национальной экономики) чаще всего рассматриваются такие институты, как социальная структура общества (абсолютная и относительная численность, экономический базис и подвижность социальных классов), приро­да государства и политического режима, идеологические или ре­лигиозные убеждения доминирующих групп или классов и основ­ной массы населения (если между ними есть различия). Кроме того, может возникнуть необходимость учитывать множество ин­ститутов более низкого уровня, таких как добровольные ассоциа­ции (деловые компании, профессиональные союзы, фермерские группы), система образования и даже структура семьи (родовой или атомарной) и механизмы, ответственные за формирование ин­дивидуальных и общественных ценностей.

Одна из функций этих институтов состоит в том, чтобы обес­печить элементы преемственности и стабильности, без которых об­ществу угрожает дезинтеграция. Однако выполнение этой функ­ции может прийти в противоречие с требованиями экономического развития, сковывая человеческий труд, препятствуя рационально­му использованию ресурсов (вспомним о священных коровах в Индии) или сдерживая инновационную активность и распростра­нение технологий. Однако возможны и институциональные инно- вации, результаты которых могут быть схожи с результатами тех­нологических инноваций с точки зрения более эффективного или интенсивного использования материальных ресурсов, человечес­кой энергии и талантов. Историческими ^примерами могут служить такие институциональные инновации, как организованные рынки, чеканка монеты, патентное право, страхование и различные формы организации производства, такие как современная корпо­рация. В последующих главах1 будет рассмотрено множество дру­гих примеров институциональных инноваций.

Полное перечисление всех социальных институтов, оказываю­щих воздействие на функционирование экономики, заняло бы много страниц, а их взаимодействие с другими переменными явля­ется наиболее трудным и наименее изученным аспектом экономи­ческой истории. Однако всякая попытка постичь природу и прин­ципы (modalities) экономического развития безотносительно этой проблемы обречена на провал. При современном уровне знаний отсутствует какой-либо систематический априорный подход, кото­рый мог бы быть использован для изучения этих институтов в их связи с экономической деятельностью. Как следствие, студент или исследователь должен в каждом случае определить круг институ­тов, относящихся к изучаемому им вопросу в контексте специфи­ческой проблемы или тематики, и затем пытаться проанализиро­вать природу их взаимодействия с другими, чисто экономически­ми переменными.

Ученые марксистского направления заявляют, что они нашли ключ к пониманию не только процесса экономического развития, но и эволюции человечества. Согласно их взглядам, главным фак­тором является «способ производства» (приблизительно соответ­ствующий технологии в используемой нами схеме); все осталь­ное — социальная структура, природа государства, доминирую­щая идеология и т.д. — это не более чем надстройка. Движущей силой развития является классовая борьба за контроль над сред­ствами производства. Хотя некоторые аспекты марксистского ана­лиза полезны для понимания экономической истории, его система является чрезмерно упрощенной, а в руках практиков она приоб­рела крайне догматизированный характер. Один из самых слабых ее пунктов с учетом той роли, которая отводится способу произ­водства, заключается в том, что она не дает удовлетворительного объяснения процессу технологических изменений. Ошибка марк­сизма состоит и в предположении, что экономический базис явля­ется единственным фактором, определяющим характер социаль­ных институтов.

Несколько схожая, но менее идеологизированная теория рассматривает экономическое развитие как результат перманентного столкновения или борьбы между технологическими изменениями и социальными институтами. В соответствии с этой теорией, кото­рую иногда называют институционалистской, технология является движущим, прогрессивным элементом, в то время как институты сопротивляются переменам1. Эта теория дает множество блестя­щих примеров проникновения в суть процесса исторических изме­нений, но она также воспринимает технологические изменения как автоматический или квазиавтоматический процесс и придержива­ется чрезмерно упрощенного взгляда на взаимосвязь между инсти­тутами и технологией. Подобно марксистской теории, она рас­сматривает конечный результат как однозначно детерминирован­ный. На самом деле, как покажут последующие главы, взаимодей­ствие институтов, технологии, ресурсов и населения носит слож­ный и разнонаправленный характер и ни в коей мере не может считаться детерминированным.

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.