Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Эволюция неупорядоченного изъятия ресурсов в налоговые системы





Для функционирования аграрного общества важно, как группы, специализирующиеся на насилии, ор­ганизуют и осуществляют изъятие ресурсов крестьянского населе­ния. Самая тяжелая ситуация складывается, когда территория, на которой происходят поборы, не закреплена за определенной струк­турой. В этом случае у тех, кто может обирать крестьян, нет стимула что-то оставить им для выживания. И отбирают все. Когда крах орга­низованного государства открывает путь подобному стихийному на­силию, происходит массовое разорение и уничтожение крестьянства, подрывается и рушится налоговая база. Неопределенность права изымать то, что Маркс называл прибавочным продуктом, подрывает государственность; в мире аграрных цивилизаций такие режимы скорее исключение, чем правило.

В стабильных аграрных обществах действует порядок, который М. Олсон называл «системой стационарного бандитизма»: четко оп­ределено, кто имеет право и возможность выжать из крестьянского населения максимум ресурсов, сохраняя при этом возможность для последующих изъятий45. По М. Олсону, это «вторая невидимая рука» — режим, способный для спасения экономики потеснить неупорядоченный бандитизм. Если отбросить детали, характерные для аграрных цивилизаций, системы регулярного изъятия прибавочного продукта у крестьянских хозяйств можно подразделить на две группы. Первая в силу европоцентризма исторической Науки получила название «феодализм»46, вторая — «централизованная империя».

Появление тяжеловооруженной конницы, потребовавшей значитель­ных расходов на вооружение и содержание рыцарей, а также децентра­лизация насилия, связанная в первую очередь с норманнскими набе­гами в Европе, положили основу формированию здесь классической системы характерных для аграрного общества феодальных отноше­ний47. Однако феодализм вовсе не европейское изобретение. Подоб­ного рода структуры в аграрных обществах регулярно возникают при ослаблении центральной власти, ее неэффективности. Примеры инсти­тутов которые формируют сходные с европейскими своды этических норм, мы находим в Китае эпохи троецарствия, в Японии во времена правления клана Фудзивара, во многих других аграрных цивилизациях.



Как справедливо отмечал Дж. Хикс, отношения «лорд — слуга» — важнейший элемент всей структуры аграрных цивилизаций48. Пре­имущество этой системы в ее простоте, не требующей сложной организации и администрирования, превосходящих возможности аграрных обществ. Крестьяне и господа живут рядом. При угрозе нападения замок господина — место, где крестьяне могут укрыться. Укоренившиеся на протяжении поколений связи воспринимаются как естественное положение вещей, приобретают силу традиции, становятся легитимными.

В отношениях «господин — слуга» всегда есть элемент сделки и торга. В условиях хаоса и норманнских набегов VIII—X вв. крестья­нину нужен лорд-защитник с его замком. Но в эти отношения зало­жено заведомое неравенство. Господин при желании может отнять у крестьянина все, что посчитает нужным. Когда торговая составляю­щая выделке сюзерена и вассала оказывается недостаточной для со­хранения норм присвоения прибавочного продукта вступает в дейст­вие другой сценарий — прямое насилие и закрепощение крестьянина, как это происходило в Восточной Европе начинаях XV в.

Подобная организация насилия порождает в аграрном обществе две главные проблемы. Первая из них — децентрализация власти, г По соседству с поместьем одного барона расположены владения дру­гого. Кто-то из них сильнее. У сильного есть стимул прогнать «ста­ционарного бандита» послабее, захватить подконтрольное ему иму­щество, подчинить себе крестьян, которые раньше были обязаны платить соседу. При слабости центральной власти, характерной для феодальной организации аграрного общества, естественный резуль­тат такого способа присвоения прибавочного продукта — череда на­бегов, грабежей, междоусобных войн и те же риски, что характерны для ситуации «мобильного бандитизма»: падение численности насе­ления, бегство с земли, переход крестьян к бродяжничеству, раз­бою и грабежу, дезорганизация общества, снижение возможностей для мобилизации прибавочного продукта49..

Другая проблема — слабость самого государства, института, кото­рый обеспечивает возможность применять координированное насилие по отношению к другим сообществам. Феодал в своем замке может отразить нападение шайки грабителей или соседнего барона. С ино­племенным войском, готовым вырезать местную элиту и занять ее место, он не справится. Отсутствие у феодальной власти эффективно действующего налогового аппарата и, как следствие, ограниченность ее финансовых ресурсов — причины ее внешней слабости по отноше­нию к окружающему миру. Феодальная армия — это рыхлая коалиция войск, наскоро сколоченных феодалами разного уровня, а не слажен­ный, управляемый единой волей воинский организм. Вот почему со­храняется риск быть завоеванным извне, что неминуемо повлечет за собой опустошение деревни, массовые грабежи, разорение.

На выбор между централизованным или, децентрализованным управлением аграрным Государством:" влияет характер доминирующей военной угрозы. Там, где на первом месте стоит угроза децентрали­зованного внешнего насилия, например набеги морских разбойников на Западную Европу VIII—X вв., больше стимулов к организации де­централизованной защиты; опасность массированных вторжений степных кочевников, нависшая над Китаем, требует создания цен­трализованного государства.

Альтернатива феодальному способу изъятия прибавочного продук­та в условиях аграрных обществ — централизованная империя50. Функции сбора государственных доходов и военные функции, цен­трализованное финансирование государственных потребностей, в первую очередь армии, в ней разделены51. Феодальные отношения «господин — слуга» здесь отходят на второй план. Существует единая централизованная бюрократия, забирающая у крестьян прибавочный продукт. Большая часть его идет на содержание армии, остальное — на гражданскую бюрократию и двор, иногда — на организацию по­мощи крестьянам в случае голода52. Иногда в централизованных аграрных империях армия формиру­ется на основе всеобщей воинской повинности. Классический при­мер — организация военного дела в Китае во времена Ханьской и Таньской династий. Но это скорее исключение, чем правило. Для овладения воинскими навыками требуется время, совмещать земле­дельческий труд и службу в армии трудно. Подобная система мало­эффективна. Поэтому, как правило, организация насилия строится на основе профессиональной армии, отделенной от крестьянского труда.

Чтобы налоговая служба была хорошо организована, необходима достоверная информация об уплаченных налогах и налогоплатель­щиках. Это невозможно без письменности. В иерархически органи­зованных государствах с развитой налоговой системой быстро рас­пространяется грамотность, в первую очередь среди государственных служащих.

Для длительного и эффективного функционирования централизо­ванной империи требуется налаженный бюрократический аппарат с четко организованными процедурами рекрутирования чиновников, их продвижения по службе, контроля за ними. На этом основыва­лась многовековая устойчивость китайской аграрной цивилизации — и это при всех перипетиях, связанных с династическими циклами и агрессией извне53. В Японии, где, как отмечалось выше, с VII в. ки­тайская модель управления была образцом для подражания, имен­но слабость централизованной бюрократии порождала тенденции к феодализации.

У налоговых систем аграрных государств много общих черт. От­личия определяются уровнем развития, технологическими возмож­ностями. В XVI в. испанские завоеватели обнаружили в Мексике налоговую систему, предполагающую использование принудительно­го труда, схожую с существовавшей в Китае времен империи Хань.

Хранящийся в Берлине иероглифический папирус эпохи Второй династии свидетельствует, что каждый египетский крестьянин дол­жен был указать свое место жительства, общину, к которой он припи сан и где он может быть в случае надобности привлечен к исполне­нию государственных натуральных повинностей. В противном случае его имущество и семья попадают в руки фараона, который может распоряжаться ими, как и им самим, по своему усмотрению54.

Для налогообложения в аграрных цивилизациях характерно, соче­тание в различных. пропорциях подушевого и поземельного налогов. Такие налоговые системы диктуют необходимость регулярно прово­дить перепись налогоплательщиков55, требуют круговой поруки — солидарной ответственности сельского сообщества за уплату нало­гов. Налоговой администрации централизованных империй аграр­ного периода трудно дойти до крестьянского двора. Удобнее иметь дело с сообществами, объединенными общей ответственностью за уплату налогов56. По дошедшим до нас источникам в Китае такая система впервые возникает во времена Шан Яна. Вероятно, именно ее эффективность обусловила победу государства Лу в борьбе за гегемонию в Китае. Впоследствии основанная на круговой поруке система получает широкое распространение и в других аграрных ци­вилизациях. В Египте, Междуречье, Китае, Японии, Индии переписи населения, земельной собственности, продуктивности вели чиновники. Цензы и кадастры позволяли устанавливать налоговые обязательства для сельско­го поселения. Связь изобретения письменности в Междуречье с органи­зацией упорядоченного налогообложения хорошо известна историкам.

В условиях аграрных обществ обязательства по прямым налогам, как правило, не могут быть четко фиксированными. Само право представителей центральной администрации или феодального госпо­дина определять размеры крестьянских обязательств — фактор неоп­ределенности в положении земледельца, его зависимости от произ­вола. А. Смит отмечает, что не только сами размеры налога, но и то, как он взимается, насколько плательщик оказывается во власти на­логовой администрации, делают прямое налогообложение препятст­вием эффективной организации экономики57.

Централизованная бюрократия позволяет избавиться от проблем, порождаемых междоусобными войнами, содержать постоянное войско, способное защитить страну от внешней угрозы. Отсюда характерные для периода аграрных цивилизаций представления о благотворности единого централизованного государства, об угрозах, связанных с фео­дализацией и междоусобицами. Именно централизованную империю принято считать идеальной моделью государственного устройства для" аграрных обществ.

На протяжении двух тысячелетий, предшествовавших началу со­временного экономического роста, Китай по численности населе­ния, объему экономической деятельности либо занимал место ли­дера, либо входил в число двух-трех ведущих по этим показателям мировых держав. Еще в XVIII в. многие европейские мыслители рассматривали его как образец для подражания в организации обще­ства58. Характерные черты китайской модели — охватывающая всю "страну централизованная бюрократия и меритократическая система, открывавшая при успешной сдаче экзаменов возможность войти в элиту, снижавшая роль происхождения, повышавшая социальную мобильность — способствовали ее долгосрочной устойчивости.

Важная особенность Китая, которая- позволила сохранить на про­тяжении тысячелетий централизованное государство, — специфика китайской письменности. Когда изобретенный в передней Азии алфавит достиг Поднебесной, иероглифическая система уже крепко укоренилась в структурах китайской цивилизации. Специфика иероглифики — отделение письма ответного языка — позволяет связать единой культурной и бюрократической традицией говорящие на разных диалектах народы, представителей которых нередко не способны понять друг друга при устном общении. Нивелировшая этнические различия китайская письменность стала важнейшим инструментом объединение страны в единое культурное целое.

Построенное на алфавите письмо, которое воспроизводит устную речь , объективно закрепляет этнические различия, облегчает форми­рование наций, препятствует сохранению единой империи. История Западной Европы после краха Западной Римской империи, расходя­щиеся траектории развития ее и Китая после заката империи Хань убедительно подтверждают роль письменности в судьбах государств59.

 

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.