Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Главные философские направления. Философия и наука





Можно выделить два главных философских на­правления: материализм и идеализм. Первый отдает предпочтение, оче­видно, действительности, понимаемой как совокупность вещей (слово "материя" в переводе с латинского означает "вещество"), или тел (вещественность - синоним телесности), а второй, конечно, идеалам, которые формируются сознанием, духом. Потому и говорят, что материа­лизм считает первичным бытие, материю, природу, а идеализм - мышле­ние, сознание, дух. Материализм считает вторичным, производным то, что идеализмом признается первичным, и наоборот.

Каждое из этих направлений имеет свои достоинства и недостатки (плюсы и минусы). Преимуществом материализма является то, что он придерживается реальности (латинское res означает "вещь"), твердой почвы фактов, не доверяет сомнительным вымыслам, необоснованному "прожектерству". Негативная сторона материализма высвечивается то­гда, когда он проявляет чрезмерную приземленность, осторожность (по принципу "лучше синица в руке, чем журавль в небе"), игнориру­ет возвышенные устремления или даже открыто их порицает. Плюс идеализма состоит в том, что он ценит "благие порывы", не боится оторваться от утра­тившей привлекательность действительности (этому соответствует об­раз "романтика" - сокола из той же поэмы: "безумству храбрых поем мы песню"), а минус - в том, что он застревает в сфере сознания, парит высоко в небесах, превращает идеалы в маниловские мечтания, утрачивает контакт с действительностью.

Противоположность материализма и идеализма конкретным образом выявляется при сравнении их ответов на пять основных мировоззрен­ческих вопросов. Первый касается понятия первоначала, которое может и отделяться от мира, предшествуя ему и творя его, и совпадать с ним, если мир как совокупность вещей и явлений признается существу­ющим "от века", самодостаточным и самоопределяющимся. Материалисты, как правило, выбирают второй вариант ответа, хотя и могут различать "материю как таковую" в виде массовидного вещества и конкретные ве­щи как отдельные "комки" его. Идеалисты же представляют себе перво­начало в виде "мирового духа" или "абсолютного (всемогущего) разу­ма", наделенного сверхъестественными свойствами и напоминающего религиозно-мифологического бога, но уже безличного, не столь антропо­морфного.



Другой вопрос связан с понятием порядка в мире, т.е. системы отношений между его частями и направленности его изменений. Матери­алисты основывают эго на естественной закономерности, складывающейся в результате взаимодействия вещей друг с другом и принимающей тот или иной характер в зависимости от их свойств. У идеалистов порядок в мире устанавливается все тем же мировым духом, причем как бы заранее обдуманным, целенаправленным, а потому "наилучшим" (можно сказать, оптимальным) образом. Другое дело, что слышать эту "музыку сфер" способен далеко не каждый, почему ход дел в мире ча­сто кажется людям безжалостной поступью чуждого им рока.

Третий вопрос имеет дело с понятием человеческого сознания, ко­торое как своей вплетенностью в деятельность людей, так и своими необычными свойствами, явно отличающимися от свойств тела, а сле­довательно, и от свойств окружающих вещей, не могло не привлекать к себе внимания. Первые материалисты, разумеется, не могли еще обо­йтись без ссылки на такого носителя их чувств и мыслей, как "душа", но представляли ее в виде своеобразного состояния материи, родст­венного, например, воздуху или огню, неотделимого от тела и распа­дающегося в случае смерти. Позднее сознание провозглашалось ими (не вполне понятным) свойством "организованных тел". Идеалисты по­просту развили дальше религиозно-мифологическое представление об отделимой от тела душе, очистив его от остававшейся еще примеси те­лесности и приписав этой уже чисто нематериальной сущности бессмер­тие.

Человека не мог также не интересовать вопрос, как ему удается познавать мир. Для материалистов ответ был очевиден: первичную ин­формацию об окружающем мире доставляют нам органы чувств - зрения, слуха, обоняния, осязания, вкуса. Внешние вещи, воздействуя на эти органы, вызывают у нас ощущения в качестве своих образов. Однако самим чувствам не под силу выявить внутреннее строение вещей, а тем более сложные отношения, связи между ними. Это - прерогатива мышления, разума, который, впрочем, в своих выводах опирается на обобще­ние данных тех же чувств. Идеалистам с самого начала вполне логично было присуще пренебрежительное отношение к показаниям чувств, пос­кольку те касаются вещей, считающихся идеалистами вторичными про­дуктами "идей", т.е. понятий, которыми мыслит -мировой дух. Позна­вать следует именно эти идеи, разумеется, с помощью разума, направ­ляющего свое искание истины не вовне, а вовнутрь, в глубины души, где либо в свернутом виде содержится весь запас наиболее существен­ных знаний, заложенных туда абсолютным духом, либо заново осуществ­ляется приобщение к мудрости последнего, основываясь на его "единоутробности" душе.

К теме происхождения общества и принципов его устройства, а так­же программы поведения и смысла жизни каждого человека относятся пятый вопрос. Отбросив вмешательство в человеческие дела со стороны каких-либо потусторонних сил, материалисты объясняли возникновение общества осознанием людьми многих неудобств жизни поодиночке и не­обходимости объединения ради безопасности, взаимопомощи и прочей пользы для всех. Каждому человеку рекомендовалось познавать законы матери-природы и строить свое поведение в соответствии с ними. Лег­ко догадаться, что у идеалистов к возникновению общества должен был "приложить руку" мировой дух. Но в отличие от человекоподобного бога ему нужно было направлять деятельность людей не извне, а изнутри. Выше всего ценились духовные способности людей, а потому те, кто обладал ими в наибольшей мере, имели право стоять на вершине государственного устройства. Остальные были обязаны их содержать своим физическим трудом.

В истории философии материализм и идеализм всегда боролись друг с другом, но в то же время фактически дополняли друг друга, пооче­редно играя прогрессивную роль. Следует признать неправомерным пре­жнее (марксистское по духу) преувеличение "заслуг" материализма и подчеркивание "реакционности" идеализма. Когда возникает необходи­мость в выработке идеалов, то впереди понятным образом оказывается идеализм; когда же речь заходит об их претворении в действительность, пальма первенства переходит к материализму.

Пока действительность находится в своем "нормальном" состоянии, она выступает как упорядоченная, закономерная, гармоничная, а потому доступная для познания и использования в интересах людей. Те же черты будут присущи и отношениям между людьми. Это значит, что такая действительность рациональна ("рацио" в переводе с латинского - разум), т.е. разумна. Кризис делает действительность хаотич­ной, непредсказуемой в своих проявлениях, дисгармоничной, а потому непонятной и опасной. В отношениях между людьми воцаряются анархия и вражда. Это значит, что такая действительность иррациональна, т.е. неразумна или даже противоразумна. В ходе развития прежняя рацио­нальность сменяется иррациональностью, а та - рациональностью более высокого порядка и т.д. В истории философии попытка осмысления это­го перехода отразилась в различных вариантах диалектики, т.е. мето­да мышления, принимающего во внимание оба момента.

Философия и наука родственны друг другу ввиду их теоретичес­кого характера (теория по-гречески означает "созерцание"). Сферы их компетенции то перекрывалась, то разграничивались. Рассмотрим, как изменялась взаимоотношения философии и науки в хода истории. Здесь можно выделить три этапа.

Первый этап условно датируется VI - III вв. до н.э. В это время еще но существовало отдельных, специальных наук. Имелась лишь еди­ная, сравнительно нерасчлененная совокупность всех научных (по ха­рактеру) знаний о мире, называвшаяся мудростью, или философией,

В IV в. до н.э. Аристотель стал проводить деление между первой философией, которая учила о бытии как таковом, о первых началах сущего, и второй философией, куда входили математические, физичес­кие, биологические и другие знания. В I в. до н.э. сочинения Арис­тотеля были сведены воедино, и на первом месте поставили учение о природе - физику, а первая философия оказалась на втором месте, по­лучив название "метафизика" (то, что идет за физикой). С тех пор это слово стало синонимом слова "философия".

С III в. до н.э. начинается второй этап, отмеченный формированием первых специальных наук, флагманом среди которых была матема­тика. Значительных высот достигла также астрономия. Средние века затормозили этот процесс, развернувшийся в полную силу лишь в эпо­ху Возрождения и относительно завершившийся к середине XIX в. Это означало, что уже не все знания стали входить в философию, часть их перешла в ведение отдельных наук. Однако обособившиеся науки в своем большинстве еще не стали полностью самостоятельными. Они занимались в основном сбором, описанием и группировкой фактов, позд­нее - анализом изучаемых явлений, т.е. разложением их на составные части. Примером может служить ботаника с ее попытками классифика­ции видов растений и деления каждого растения на корни, стебель, листья я т.п. Поскольку из фактов было еще недостаточно, ученые опасались делать (поспешные) обобщения, а значит, формулировать за­коны в своих областях. В этих условиях задача формулирования зако­нов для всех (в принципе) наук осталась за философией, ставшей "наукой наук" ("царицей наук", "госпожой наук"). Недостаток фактов она пыталась компенсировать силой воображения и абстрактно-теорети­ческого мышления. Та часть философии как науки наук, которая пред­писывала законы точным и естественным наукам, получила название "натурфилософия" (философия природы). Вот, к примеру, какое "логи­ческое" определение тяжести давалось Г.Гегелем: "Тяжесть есть при­знание ничтожества вне-себя-бытия материи в ее для-себя-бытии". На­турфилософия сплошь и рядом подменяла действительные (но еще неизвестные) отношения между природными явлениями надуманно-фантастическими, но иногда высказывала и гениальные догадки, например, о связи между электричеством и магнетизмом. Знакомый с этой идеей физик Х.Н,Эрстед смог правильно истолковать наблюдавшееся в его эксперименте отклонение магнитной стрелки вблизи проводника с то­ком. Прежняя зависимость наук от философии оставила след в названии теоретической части этих наук, даже когда они .стали вполне самосто­ятельными. Так, труд И.Нъютона по механике назывался "Математические начала натуральной философии", труд К.Линнея -"Философия бота­ники", труд Ж.-Б.Ламарка - "Философия зоологии" и т.д.

К середине XIX в. большинство наук достигло высокого уровня развития, в том числе в деле установления тесной связи между собой. Накопленный запас фактов, дополненный успехами экспериментирования, позволял уже уверенно делать обобщения и переходить от анализа к синтезу, т.е. к изучению явлений в единстве их частей. Науки осоз­нали свое неотъемлемое право на формулирование собственных законов. Это выразилось в трех великих открытиях XIX в. в области естество­знания: клеточной теория строения организмов, законе сохранения и превращения энергии, эволюционном учении Ч.Дарвина о развитии; та-вой природы от простого - к сложному, путем естественного отбора. Это означало утрату философией своей роли как науки наук. Стали выска­зываться мнения о ее "смерти вообще", о ее неспособности в дальней­шем выполнять какую-либо полезную функцию.

Однако следует иметь в виду, что, кроме так или иначе ограни­ченных в своей общности законов, изучаемых специальными науками, миру присущи также наиболее общие законы, которые действуют во всех областях природы, общества и мышления. Как ни универсальна, скажем, математика, она все же рассматривает все явления с одной определенной, преимущественно количественной, стороны. Широкие философские обобщения основываются на учете всех сторон действительно­сти и форм ее отражения в сознании. Таким образом, философию на этом третьем, продолжающемся до сих пор этапе можно определить как науку о наиболее общих законах всего сущего.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.