Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Много ли горя принесли пирамиды?





Мы встали, размяли ноги, подсушили кое-как штормовки? и собрались идти спать в палатку. Костер уже почти догорел, только красные угли периодически шипели под моросящим дождем. Дул неприятный порывистый ветер. Не найдя фонарика, мы на ощупь открыли палатку и, кое-как нащупав спальники, улеглись. Я мгновенно начал засыпать.
- Да, много горя принесли пирамиды, - в ночной тишине, перебив мой сон, сказал Венер. Он всегда плохо засыпал. Я молчал. Был август 1999 года.
- Зато не наступил апокалипсис. По всем предсказаниям он должен был уже произойти, - проговорил я сквозь сон, сминая в виде подушки пропахшую дымом влажную штормовку.


Да, много горя принесли пирамиды! Но все верно!


- А ведь все верно, все верно, - раздался из темноты бодрый голос Венера, страдающего бессонницей и желающего продолжить разговор. - Все сделано верно! Шамбала гениальна! Пусть мы живем недолго, пусть мы страдаем болезнями, зато мы, люди,
живем и будем продолжать жить. Если сейчас будет апокалипсис, то наша, Пятая Раса безвозвратно исчезнет, потому что среди нас нет пока "благочестивых" людей, способных войти в Сомати, пережить в пещере катаклизм, а потом из человеческих клеток, сохраненных в глубоких подземельях, вновь реклонировать человека. А это - уси-лия, колоссальные усилия! Это - потеря сотен тысяч лет на бесплодное пережидание в подземельях! Это еще и десятки тысяч лет на эволюдню заново созданного человека через периоды дикости и междоусобных войн! Да, лучше так, как сейчас. Пусть даже так, что ты оглянуться не успел, а жизнь уже прошла! Пусть лучше так, что у тебя колет в боку и першит в горле! Пусть алкоголики Ахмадул-ла или Вася допекают тебя! Пусть! Пусть нам слишком часто приходится уходить от привычной уже земной жизни на Тот Свет и вновь возвращаться обратно, долгие года познавая все заново и призрачно, через чувства, вспоминая то, что уже было здесь, на Земле, но... где? В Греции? В Индии? А сейчас мы в России. Так лучше! Лучше! Пирамиды сделали это! Наша планета тем и отличается, что на ней есть пирамиды! Ты, кстати, слышишь меня?
- Я почти сплю.
-Эх!




Во сне фантомы пирамид сверкали
и переливались всеми цветами
радуги


А потом, четко помню, я видел сон. Прекрасный сон. Я видел прекрасные сверкающие и переливающиеся всеми цветами радуги фантомы пирамид. Толпа злых людей подошла к пирамидам и, подложив заряд, взорвала их. Огромные блоки пирамид разлетелись в стороны. А фантомы, прекрасные фантомы, только слегка колыхнулись и снова встали на свое место. А потом я видел Город Богов, прекраснее которого, как мне снилось, не было ничего на свете. Мне так хотелось увидеть его воочию.

Глава 10
Гора думает


Вскоре все экспедиционные приготовления были закончены. В последний вечер в Уфе нас провожало много людей. На столе стояли запеченная курица, нарезанные овощи, колбаса, сыр, водка лилась рекой. Пришло даже региональное (башкирское) телевидение. Каждый из членов экспедиции, одетый в красивую форму с эмблемами, чтото важно говорил перед телекамерой. Я тоже, как мне помнится, говорил очень важно, принимая величественные позы, ну что же, выпил все же, да и волновался, наверное.
Ох и намыслил же я по глобусу. Даже в экспедицию еще не сходил, а уже целую теорию создал, самокритично думал я. А ведь Город Богов еще найти надо. Существует ли он на самом деле? Если существует, то это будет косвенным подтверждением всех мыслей и гипотез, родившихся в предэкспедиционный период. А если нет?
Я и в самом деле волновался. Сильно волновался. Тост, который был мне предоставлен, произнес бессвязно и сумбурно. Как ученый я осознавал, что стройное совмещение различных логических подходов не могло носить характера случайности, тем не менее я сомневался. Не верил себе. Найдем ли?
Наш путь из Уфы лежал в Москву, а далее в Непал (Катманду), откуда мы должны были въехать на территорию Китая.

 

Ирина Казьмина


В Москве мы всем табором разместились на квартире Ирины Казьминой, на Таганке. Ирина уникальная женщина. Случилось так, что она ослепла 16 лет назад по причине неизлечимого заболевания. Мы ее несколько раз оперировали, в результате чего она начала видеть свет. О, сколько радости было всегото от возможности видеть свет! Несмотря на трагедию со зрением, Ирина стала поэтессой, причем такой, что ее книги стихов мгновенно расходятся. А в последнее время Ирина стала еще и художницей, слепой художницей, и ее "слепые картины" тоже пользуются большим успехом.


Ирина Казьмина


Но главное качество Ирины мужественность. Она не просто смирилась с недугом, она какимто невероятным поворотом воли научилась быть счастливой, и не просто счастливой, а счастливой оттого, что она может помогать другим (полноценным!) людям. Она создала службу психологической реабилитации людей в Москве; люди с ней делятся своим горем, и она помогает им, кому словом, кому напором в бюрократических инстанциях. А самое главное люди берут с нее пример.
Несколько недель назад, когда Ирина лечилась в.Уфе, я, по душам разговаривая с ней, сказал ей, что священная гора Кайлас, помоему, думает. Откуда взялась эта сумасбродная и предельно странная мысль? Честно говоря, не знаю. У меня не было никаких научных предпосылок, никаких догадок, а мысль родилась просто так, из ниоткуда. Эта мысль проявилась столь ясно и четко, что я не удержался и тут же поделился ею с высокоинтеллектуальной и духовно богатой Ириной.
Думает, значит, гора. Точно, наверное, думает, помню лишь, проговорила она.
А еще я помню, как Ирина вместе со слепым итальянцем Доменико, тоже лечившимся у нас, танцевали рокнролл. Оба слепых партнера так хорошо чувствовали друг друга, выдавая сложнейшие "па", что нельзя было поверить в то, что они не видят друг друга. По окончании танца разгоряченный Доменико вскинул руки вверх и крикнул:
Вива, русса Ирина!


Итальянец Доменико


Молодец, Доменико! выдохнула запыхавшаяся Ирина.
Когда Ирина отдышалась, я, помню, спросил ее о том, как они, не видя, не натыкались во время танца друг на друга.
А мы оба думали только о танце, больше ни о чем. Мысли сами водили нас, отвечала Ирина.
В тот момент, помню, я подумал о том, что там, на Тибете, возможно, священная гора сама будет водить нас, пожелав или не пожелав показать нам Город Богов. Помню также, что я отмахнулся от этой мысли, помотав головой.

Марина Цветаева

А в Москве, на Таганке, Ирина протянула мне несколько листов ксерокопий какихто стихов. Это была "Поэма Горы" Марины Цветаевой.
К чему это? спросил я.
К тому, что гора думает.
У меня чтото екнуло внутри, и я углубился в чтение.

Вздрогнешь и горы с плеч
И душа горе
Дай мне о горе спеть:
О моей горе!

Марина Цветаева


Та гора была как грудь
Рекрута, снарядом сваленного.
Та гора хотела губ
Девственных, обряда свадебного

Требовала та гора.
Океан в ушную раковину
Вдруг ворвавшимся ура!
Та гора гнала и ратовала.

Та гора была миры!
Бог за мир взимает дорого!
Горе началось с горы.
Та гора была над городом.


Как на ладони поданный
Рай не берись, коль жгуч!
Гора бросалась под ноги
Колдобинами круч.


Как бы титана лапами
Кустарников и хвои
Гора хваталась за полы,
Приказывала: стой!


О, далеко не азбучный
Рай: сквознякам сквозняк
Гора валила навзничь нас,
Притягивала: ляг!

Оторопев перед натиском,
Как? Не понять и днесь
Гора, как сводня святости,
Указывала: здесь.


О когда б, здраво и попросту
Просто холм, просто бугор,
Говорят тягою к пропасти
Измеряют уровень гор


В ворохах вереска бурого,
В островах страждущих хвои...
(Высота бреда над уровнем Жизни)
На же меня! Твой...


Но семьи тихие милости,
Но птенцов лепет увы!
Оттого, что в сей мир явились мы
Небожителями любви!


Гора горевала (а горы глиной
Горькой горюют в часы разлук),
Гора горевала о голубиной
Нежности наших безвестных утр.


Еще говорила, что это демон
Крутит, что замысла нет в игре.
Гора говорила. Мы были немы.
Предоставляли судить горе.


Гора говорила, что только грустью
Станет что ныне и кровь и зной.
Гора горевала, что не отпустит
Нас, не допустит тебя к другой!


В жизнь, про которую знаем все мы
Сброд рынок бардак.
Еще говорила, что все поэмы
Гор пишутся так.

Та гора была как горб
Атласа, титана стонущего.
Той горою будет горд
Город, где с утра и до ночи мы.


Та гора была миры!
Боги мстят своим подобиям!
Горе началось с горы.
Та гора на мне надгробием.


Минут годы. И вот означенный
Камень, плоским смененный, снят
Нашу гору застроят дачами,
Палисадниками стеснят.


Но под тяжестью тех фундаментов
Не забудет гора игры.
Есть беспутные, нет беспамятных:
Горы времени у горы!


Виноградники заворочались,
Лаву ненависти струя.
Будут девками наши дочери
И поэтами сыновья.


Тверже камня краеугольного,
Клятвой смертника на одре:
Да не будет Вам счастья дольного,
Муравьи, на моей горе!

В час неведомый, в срок негаданный
Опознаете всей семьей
Непомерную и громадную
Гору заповеди седьмой.


Когда я откинулся от листов со стихами, Ирина воодушевленно спросила:
Ну, как?
Я ответил вопросом на вопрос:
А кто она, Марина Цветаева? Мне даже случайно довелось быть на ее могиле, но про нее знаю мало.
Цветаева? Ирина призадумалась. Говорят, она была Посвященной. Ей мысли приходили Оттуда.
Почему я про нее почти ничего не знаю? Почему в школе?...
В школе это трудно воспринимаемо. А Ваша жизнь, Эрнст Рифгатович, посвящена хирургии. Вам некогда.
Да уж.
Кстати, Борис Пастернак считал "Поэму Горы" главным произведением Марины Цветаевой.
Неужели и он чувствовал, что в этой поэме?...
Чувствовал.
Что?
Что гора думает.
Странная поэма; такое ощущение, что Цветаева считает гору живым существом, проговорил я, вспоминая, что мысль о том, что гора думает, пришла и ко мне, и боясь напомнить об этом Ирине.
Вы ведь сами мне говорили, что гора думает, сказала Ирина, как бы прочитав мои мысли.
Да, говорил.
И что же?
А то, что эта мысль показалась мне сумасбродной. И в самом деле, в реалиях трудно представить, чтобы гора, состоящая из камней и скал, могла бы думать, как живое существо. Но, если верить Цветаевой, то это так.
Стихи, в отличие от научных трактатов, пишутся душой, задумчиво проговорила Ирина, только душой. Я тоже пишу душой, то есть то, что в ней горит, стараясь переложить на слова. У Марины Цветаевой, значит, душа горела о горе. Этот жар души она и вынесла в свою поэму.
Ты, наверное, права, Ирина. Когда читаешь талантливые стихи, то порой не понимаешь смысла слов, но душу начинает чтото бередить. Ты стараешься уловить смысл душевного позыва, но никак не можешь этого сделать, потому что мысль, заложенная в стихах, слишком неожиданна и необычна для тебя. Одни люди углубляются в стихи, получая несравненное наслаждение от пробивающихся через слова чувств, другие откладывают стихи в сторону, посчитав их набором высокопарных слов. Но...
Но стихи, перебила меня Ирина, хорошие, талантливые стихи есть душевное соприкосновение с божественным прекрасным и будоражащим. В них, в стихах и поэмах, виден мир божественных мыслей, доходящих до нас через наши чувства.
Давай рассудим, предложил я, включив научнологическое мышление, и подумаем об источнике мыслей Цветаевой о горе. Это очень важно, ведь мы завтра улетаем, чтобы встретиться там, на Тибете, со священной горой.
Давайте.


Горы "мозг планеты"


Вне всякого сомнения, начал рассуждать я, поглядывая на Ирину и воспринимая ее в качестве доброго судьи, мысли о горе пришли Цветаевой из ее подсознания. А оно, как известно, связано как с Высшим Разумом, так и с сознанием человека. Через подсознание Высший Разум (или какойлибо иерархический уровень Высшего Разума) возбудил в ее сознании совершенно необычные мысли о том, что к горе надо относится, как к живому существу. Почему? Да потому, что гора является составной частью живого существа планеты Земля. Как живое существо, Земля, естественно, должна мыслить. Где находится ее "мозг"? Мне трудно ответить на этот вопрос, поскольку моему разуму трудно осознать нечеловеческое планетарное мышление. Тем не менее я не могу исключить того, что именно горы выполняют роль своеобразного "мозга планеты". Они, горы, своими вершинами направлены вверх, в космос, как бы обеспечивая связь с Высшим Космическим Разумом, а своими основаниями они погружены в тело планеты, воздействуя на него. Я не могу исключить и того, что географические формы горных хребтов, а также формы и размеры каждой из горных вершин не являются хаотическим
скоплением скал и каменных глыб, а представляют собой строго спланированную и гармоничную систему, пока, к сожалению, непонятную для нас. Пока! Когданибудь, рано или поздно, человечество познает законы тонкой энергии, поймет ее невообразимую мощь и власть над материей, научится регистрировать Богом сотворенные голографические программы, по которым были созданы не только человек, но и планеты. Но тонкая энергия это особая энергия, это не лошадиная тяга или даже не электричество; овладение тонкой энергией делает человека почти всемогущим и почти всезнающим. Но... одно условие требуется выполнить жить с чистой душой и не считать себя Богом.
Я помню... я выучила "Поэму Горы". Можно я, еще раз возвращаясь к поэме, процитирую некоторые строки, сопоставляя их с тем, о чем Вы сейчас говорили? встрепенулась Ирина.
Конечно.
Я чувствую, что Цветаева подсознательно или сознательно знала, что Земля есть живое существо. Более того, она чувствовала, что Земля стонет от нашей человеческой греховности:


Та гора была как горб
Атласа, титана стонущего...


Везде и всюду в поэме Цветаева подчеркивает чувства и мысли горы. Например:


Гора горевала (а горы глиной
Горькой горюют в часы разлук),
Гора горевала о голубиной
Нежности наших безвестных утр.


Заметьте, что Цветаеву считают Посвященной, то есть она имела доступ к Всеобщим Знаниям. Так вот, она столь часто говорит о мыслях и чувствах горы, что нельзя не согласиться с Вами, что горы есть "мозг планеты Земля". Белее того, она ясно указывает на то, что горы своим разумом управляют нашей жизнью:


Гора говорила. Мы были немы.
Предоставляли судить горе.

В двух строчках она отобразила то, о чем Вы говорили касательно связи гор с другими космическими мирами и о том, что законы тонкой энергии нам откроются только тогда, когда мы перестанем считать себя Богами:


Та гора была миры!
Боги мстят своим подобиям!


Извилины гор оценивают нас


Но пока... в настоящее время ученые, в частности в России, создают комитеты по лженауке (а судьи кто?), преследуют ученых, изучающих тонкую энергию (В. Казначеева, А. Трофимова, А. Акимова, Г. Шилова, П. Гаряева, Г. Тертышного и других), вторил я ей. А ведь баланс Добра и Зла в мире очень зыбок. Мы пока балансируем, эксплуатируя простодушную веру людей в справедливость и радужное счастье, но все более увеличивающееся число циников делают свое черное дело, возвеличивая смертельный принцип "не верь ни в Бога, ни в черта". Число романтичных людей с широко подетски открытыми глазами все же уменьшается, поддаваясь цинизму окружающего большинства и боясь показаться смешными. А Земля любит романтичных и чистых людей, считая их своими детьми, и презирает сухих бездушных человеческих особей, склонных к самовозвеличиванию. Извилины гор оценивают нас.
Процитирую еще, перебила Ирина:

Тверже камня краеугольного,
Клятвой смертника на одре:
Да не будет Вам счастья дольного,
Муравьи, на моей горе!


... Муравьи на моей горе...


М... да. Бездушные и безбожные люди и в самом деле напоминают муравьев, хмыкнул я. Мы разрушаем горы, застраиваем их, забывая о том, что мы бездумно раним мозг Земли. Но даже .не это главное; мы больше раним Землю своими злыми мыслями. Мы до такой степени считаем себя "царями природы", до такой степени мало думаем о бытии, что как бы не живем, а играем в жизнь.
Эх! промолвила Ирина и снова процитировала:


Но под тяжестью тех фундаментов
Не забудет гора игры.
Есть беспутные, нет беспамятных:
Горы времени у горы!


А всетаки люди рано или поздно поймут, что все религиозные заповеди являются основой жизни:


В час неведомый, в срок негаданный
Опознаете всей семьей
Непомерную и громадную
Гору заповеди седьмой.

Йоги живут в горах


Йоги живут в горах (Н. К. Рерих, "Дозор Гималаев")

Разговаривая с Ириной, я вспомнил про йогов, изучению которых была посвящена наша третья гималайская экспедиция. Любопытным мне показалось то, что йоги, как правило, живут в горах. Иногда, правда, можно встретить йогов и на равнинах Индни, но и они в период формирования своих йогических способностей обязательно уходят в горы и пребывают там долгое время. Индийские свами утверждают, что настоящие йоги живут только в Гималаях и Тибете, да и то не везде, а лишь в нескольких горных долинах.
Почему йоги живут только в горах?
Почему именно гималайские и тибетские горы являются их обителью? помню, спрашивал я у индийских свами.
Гималайские и тибетские горы не богаты минеральными ископаемыми, зато они являются Центром Любви на Земле. Каждая долина Гималаев и Тибета пропитана Любовью, которая обогащает и очищает души людей. Любовь отсюда расходится по всей Земле, положительно влияя на людей всей планеты. А йоги, души которых очищают ауру Земли от злости, могут это делать, только будучи переполненными Любвью. Горы им дают свою Любовь, заученно и непонятно отвечали индийские свами.
Получается так, что йогические способности у людей проявляются только в гималайских горах, которые пропитаны... м... м... Любовью, что ли? дотошно расспрашивал я.


Тогда я еще не понимал, что в этих далеких от науки объяснениях кроется своеобразная истина. Индийские свами под словом "Любовь" понимают не просто чувство с душевным трепетом, для них Любовь жизнеутверждающая сила. Йоги пользуются этой силой, долго и многотрудно учась владеть ею. После овладения этой силой они становятся способными легко переносить холод и голод, замедлять или останавливать свой пульс и дыхание, многие часы пребывать под водой, читать мысли и видеть ауру.


Каждый из треугольников гор рождает треугольные мысли гор

 

А самое главное их Дух приобретает возможность покидать свое тело, входя в пространство Того Света и возвращаться обратно. Йоги, видимо, и в самом деле берут эту жизнеутверждающую силу у гор; не зря они живут только в горах.


Скользя подсознательно по мыслям гор, йог удивляется их чистоте

 

Йоги даже имеют термин "тантрическая сила гор". В этой связи естественен вопрос каким образом йоги приобретают способность овладевать этой силой? Ответ на этот вопрос из моих уст может носить, конечно же, только предположительный характер. Тем не менее я позволю себе высказаться йоги начинают думать так же, как думают горы. Ранее в этой книге я упоминал, что йоги способны видеть мысли и что мысли в нашем трехмерном пространстве видны в виде треугольников. Если несколько абстрагироваться, то при взгляде на горы можно увидеть множество треугольников, поскольку каждая вершина как бы составлена из бессистемного (на первый взгляд) конгломерата треугольников. Но в них есть своя система. Каждый из треугольников гор треугольно закручивает тонкую энергию Земли и Космоса, рождая треугольные мысли гор.
Какие они мысли гор? Это знают только йоги, которые, на мой взгляд, способны их видеть и считывать. Но как только йог приобретает способность считывать мысли гор, то он, наверное, искренне поражается, мысли гор везде и всюду представляются только чистыми. Йог, наверное, радуется этому, скользя подсознательно по мыслям гор и не находя в горах мыслей, характерных для людей, 999 (зависть), 666 (жадность) и 963 (извините, читатель, за произвольный стиль, но назову это своим именем стервозность).
О, как здорово! очевидно, восклицает йог. Как хорошо жить среди чистых мыслей!
Да, наверное, это все так. Да, наверное, и в самом деле горы мыслят чистыми категориями. И не зря, наверное, индийские свами говорят, что горы пропитаны Любовью.


Сила гор в их чистоте (Н. К. Рерих. "Серебряное царство")

И вполне возможно, что вхождение в мир мыслей гор (чистых мыслей!) наделяет человека (йога) удивительными способностями, которым пока нет объяснения. Сила гор в их чистоте. Земля мыслит горами.
Я, конечно же, не в состоянии объяснить, почему именно Гималаи и Тибет являются самыми искомыми местами для йогов. Возможно, и в самом деле здесь больше жизнеутверждающей силы Любви. Это знают только горы.
В этот момент, сидя за столом дома у Ирины Казьминой и наблюдая, как Сергей Селиверстов помогает ей готовить пищу, я даже не предполагал, что в экспедиции мы найдем сведения о том, что на Тибете существовало государство йогов, люди которого пользовались тантрической силой Кайласа. И только там, когда я, как муравей, задрав голову, буду смотреть на колоссальные монументы Города Богов, я пойму мыслительную мощь Землиматушки.

Альпинизм

Юрий Иванович Васильев пришел из магазина и с вздохом "ух" поставил на стол два пакета, наполненных российской копченой колбасой, которую мы должны были забрать на Тибет.
Я вот шел с колбасой и думал: провезете ли вы через таможню спирт или нет? сказал он.
Провезем. Опыт уже есть; я весь спирт перелил в пластмассовые колбы изпод минеральной воды. Скажем, что вода это, ответил Селиверстов.
А если понюхают?
Ни разу еще не нюхали.
Ну ладно тогда.
Из кухни раздался голос Ирины:
Мальчики, кушать!
А Равиля с Рафаэль Гаязовичем ждать будем?
Да нет. Гаязыч дотошный, в магазинах еще долго кондыхаться будет. Пока все инструкции не перечитает... Придут когда, еще по полчаса душ по очереди принимать будут, как будто на все время экспедиции заранее отмыться хотят, уверенно заметил Юрий Иванович.
За столом мы с Ириной поведали нашим друзьям о наших мыслях по поводу гор.
Странно это, проговорил Селиверстов. Очень странно. У меня лично горы вызывают трепет. Я всегда, когда бываю в горах, смотрю на них с какимто восторгом. Я преклоняюсь перед ними и, естественно, не могу отнестись к горам, как к мертвым скалам. Но я не мог и подумать о том, что в горах мы путешествуем по мозговым извилинам Земли.
Ты, кстати, Сергей Анатольевич, видел когданибудь мозг человека? задал вопрос Юрий Иванович.
Ну, на рисунках видел. А что?
А живьем?
Нет. Я же не патологоанатом.
Вообщето патологоанатом вскрывает череп после смерти, а не живьем, кинул реплику Юрий Иванович.
Ну, так что же? слегка возмутился Селиверстов.


Эйфория


А то, что никто, кроме хирургов, увидеть живьем мозг человека не может, а мозг Земли видит каждый человек. Но только альпинисты и туристы имеют возможность соприкасаться с мыслительной силой гор, поднимаясь на их вершины.
Слушай, ведь и в самом деле на вершине горы человек ощущает эйфорию, не сравнимую ни с чем на свете, возбужденно проговорил Селиверстов. Почему возникает эта эйфория? Не только от того, что альпинист, превозмогая себя, смог подняться на вершину, но и от того, что на вершине человек начинает ощущать мысли гор. А они, эти мысли, сладкие, потому что они чистые.
На оргазм во время секса похожа эта эйфория, многозначительно вставил Юрий Иванович. Я ведь тоже бывал на вершинах.
Я не буду, Юрий Иванович, развивать эту мысль, смеясь, сказал Селиверстов, скажу лишь то, что йоги в Гималаях нам говорили, что Тот Свет слаще, чем секс. Отсюда какой вывод можно сделать?
Какой?


На оргазм во время секса похожа эта эйфория


Человек на вершине горы соприкасается с Тем Светом, вот!
Трогает его рукой, что ли?
Да нет, Селиверстов взглянул на Юрия Ивановича. Когда человек стоит на вершине горы, он как бы стоит на вершине треугольника и как бы соприкасается с треугольными мыслями гор, связанными с мыслящим Космосом и, в частности, с Тем Светом. Поэтому человек на вершине горы чувствует свое единение с Вечным и подсознательно осознает суть Бытия. Поэтому чувство, называемое вершинной эйфорией, незабываемо. Люди, ощутившие это, становятся как бы рабами гор и из года в год поднимаются на вершины, чтобы еще и еще раз вобрать в себя прелесть Вечного.
Красиво говоришь, прокомментировал Юрий Иванович. Только вот скажу, что среди моих знакомых альпинистов столько обреченнодернутых маньяков, что мне даже неприличным кажется.
Ты в этом уверен?


Рабы гор


Один, помню, альпинист экзальтированный признался мне по пьянке, что у него есть мечта погибнуть на вершине Эвереста. Меня туда же зазывал вместе с ним,
Так он погиб там?
Да нет. Денег у него на это не хватило.
Как это? удивился Селиверстов.
Дело в том, что за восхождение на Эверест надо заплатить непальскому правительству 50 тысяч долларов. А у него такой суммы не было, пояснил Юрий Иванович.
Так он у тебя эти деньги просил?
Нет. Предложил пойти с ним и разделить счастье... гибели на самой высокой вершине мира. Прямо говорил.
Ну а ты что?
Я что, чокнутый, что ли? Чтобы заплатить за свою гибель! И ему я денег не дал; я что, идиот, спонсировать самоубийство. Да таких денег у меня никогда и не водилось.
Так он нашел деньги для... этого дела?
Нет, до сих пор живой ходит.
А...а...


Вершину нельзя покорить


Что, нам на Земле делать нечего? Сам же говорил, Сергей Анатольевич, что Бог, создав человека, приказал ему следовать постулату реализуй себя сам. А альпинист этот, желающий красивой смерти в горах, подумал бы лучше о матери, детях, жене... противоестественно это, да и противобожественно.
А знаете, что мне претит в альпинистах, лицо Селиверстова стало серьезным, дух покорения вершины. Я ее покорил! Она подо мной! Я сильнее ее! А если подумать о том, что Земля живое существо, а мы, люди, ее дети, то термин "покорять" звучит по меньшей мере глупо и высокомерно. Покорить мыслящее существо, породившее тебя...


Камни с вершин, на которые мне удалось совершить восхождения


Слушая слова Селиверстова, я на мгновение задумался о том, что сам в своей жизни "покорил" много вершин и даже, имея привычку брать с каждой вершины камень, собрал коллекцию "камней с покоренных вершин". Мне стало както стыдно за то, что всю жизнь я использовал словосочетание "покорить вершину", хотя существует нормальное русское выражение "совершить восхождение на вершину". Я, конечно же, был глуп и неразумен, когда исступленно карабкался по горным кручам и считал, что вотвот, еще немного, еще чутьчуть, и вершина покорится мне. Я, обвешанный веревками, ликовал и громко кричал на вершине, будучи во власти эйфории. Мне казалось, что гора покорилась мне.
Постепенно, с возрастом, я несколько поумнел и стал смот* реть на горные вершины с чувством непонятного вожделения, как бы упрашивая вершину допустить меня до ее главной верхней части. Я примитивно называл это горным опытом, осознавая, что при восхождениях почти все зависит от погоды, которая в горах имеет склонность быстро меняться, порой наказывая восходителя смертельным ураганом. Нередко в моей голове копошились мистические мысли, а когда, например, в самый неподходящий момент на скале начинали омерзительно ныть обмороженные ноги, я стал про себя приговаривать: "Боженька, помоги!" или "Гора! Пусти!"
И только сейчас, когда невесть откуда взявшаяся мысль о том, что "гора думает", и поэма Марины Цветаевой подтолкнули мое воображение, я понял, что гору нельзя покорить. Она непокорна и громадна. Гору надо просто любить, а восхождение на ее вершину воспринимать как счастье, дозволенное тебе, и как прекрасную возможность соприкоснуться с чистой мыслью горы, связанную напрямую с Вечным. Конечно же, можно радоваться и тому, что ты преодолел перенапряжение, холод и опасности, почувствовав себя настоящим мужчиной, но больше всего надо радоваться тому, что гора допустила тебя до своей вершины, чтобы ты ощутил мощный разум гор. А гора допускает только тогда, когда ты идешь к ней с чистой душой.
Эта мысль о том, что к горе надо идти с чистой душой, крепко засела в моем сознании. Я стал представлять священную гору Кайлас и стал анализировать самого себя в том плане, что смогу ли я подойти к ней с чистой душой. Я даже начал волноваться, понимая, что налет греховности в моей душе присутствует в приличном порядке. Смогу ли? Уйдет ли при виде священного Кайласа предельно материализованный европейский апломб?
Но тут я себя поймал на мысли о том, что если я уж начал думать об этом, то я смогу подойти к священной горе с чистой душой. Мне стало легче.
Тогда, может быть, священная гора откроет свои секреты! Тогда, возможно, мы сможем увидеть то, что выпадает из поля зрения других людей! Что мы можем увидеть? Город Богов?
Место входа в легендарную подземную Вару, где был заново клонирован человек? думал я.
За столом у Ирины дома шло веселье. Уже пришли Равиль и Рафаэль Гаязович. Бессменный друг Ирины по имени Слава командовал прощальным застольем. Все смеялись, но... с какимто оттенком грусти.
А ты, Сергей Анатольевич, будешь восходить на гору Кайлас, если такая возможность представится? с некоторым сарказмом спросил Юрий Иванович, смачно откусив бутерброд с красной икрой.


Прощальный ужин у Ирины Казьминой


Я? Лично?
Да, ты.
Нет, не буду, лицо Селиверстова стало серьезным. По преданиям, которые я читал, на священную гору Кайлас восхождение запрещено или, вернее, считается святотатством. Говорят, что только сам великий святой Меларепа был на вершине Кайласа в незапамятные времена, когда боролся со злым магом. Во всей литературе, которую я читал, никто из паломников даже не имеет помыслов взойти на Кайлас.
А европейцы или американцы не пытались восходить? задал вопрос Слава.
Вроде бы нет. Научных экспедиций туда не было, кроме
того, что Рерих в суровых условиях мирового разброда хотел достигнуть Кайласа. Было там четыре альпиниста, хотевшие покорить Кайлас, но по неизвестным причинам они отказались от восхождения на священную гору и взошли на одну из близлежащих гор, после чего в течение годаполутора быстро постарели и умерли. Священная гора не позволила покорить себя и... наказала их только лишь за мысль об этом, вдохновенно сказал Селиверстов.
В наступившем молчании раздался голос Ирины: Ребята, будьте осторожны, я надеюсь на вашу благора
oзумность. Запомните слова Цветаевой:

О когда б, здраво и попросту
Просто холм, просто бугор,
Говорят тягою к пропасти
Измеряют уровень гор...

Главное, мужики, авантюризм свой надо харчком сплюнуть и об пол растереть, дал напутствие Юрий Иванович.

Где она "Долина Смерти"?


Ктото мне говорил, что на
Тибете есть гора, называемая
"Зеркало Царя Смерти"

Ктото мне говорил, точно не помню, вновь заговорила Ирина, что в какомто районе Тибета есть необычная гора, которая называется "Зеркало Царя Смерти". У меня такое предчувствие, что это "Зеркало" там, куда вы идете. Имейте это в виду. Не зря, наверное, назвали так. Кто он Царь Смерти? Почему эта гора называется зеркалом?
Возможно, именно там находится легендарная "Долина Смерти"? сделал предположение Равиль.
Возможно, вполне возможно. Но давайте подумаем вот о чем почему в горах Тибета есть место, связанное с понятием "смерть"? начал размышлять Селиверстов. Если подходить к понятию смерти с индуистской или буддистской точек зрения, то она отнюдь не страшна и является всего лишь переходом в иное (волновое) состояние жизни. Отсюда следует, что "Долина Смерти" есть место, кемто сотворенное в горах для облегчения перехода в мир иной.
Убивающее, что ли, место? спросил Юрий Иванович.
Или для самоубийств?


Смерть смерти рознь!


Да, убивающее, нервно ответил Селиверстов, но...
Странно, проговорила Ирина, что смерть воспринимается людьми как трагедия или наказание, а от понятия "Долина Смерти" веет чемто возвышенным и одухотворенным. К чему бы это?
Смерть смерти рознь, глубокомысленно произнес Селиверстов. По поверьям, в которых описывается "Долина Смерти", человек, умерший там, возносится сразу в рай, а умерший в другом месте... м... м... не сразу в рай.
А куда? усмехнулся Юрий Иванович.
Ну откуда я знаю! Откуда! заохал Селиверстов.
Чтото глубинное и очень сакральное таится в этой "Долине Смерти", вздохнула Ирина.
Был у меня знакомый, когда я работал на трассе, Лехой звали... начал было Юрий Иванович.
Позвольте мне развить мысль и постарайтесь не перебивать меня, взмолился Селиверстов.
Валяй, утвердительно кивнул Юрий Иванович.
По легенде, в "Долину Смерти" приходят йоги, чтобы умирать. Причем, они садятся, настраиваются и умирают безовсякого насильственного акта. И делают это только йоги, а не паломники. Паломникам, вроде бы, это не позволено. Мы в ходе предыдущих гималайских экспедиций поняли, что йоги большую часть времени медитируют, своим Духом пребывая на Том ., Свете, а телом оставаясь на Земле. Йоги как бы живут на Том Свете...
Который слаще, чем секс, не удержался и вставил Юрий Иванович.
Селиверстов строго посмотрел на него и продолжал:
Общаясь там, на Том Свете, с духами умерших людей и другими иерархическими уровнями этой формы жизни, йог рано или поздно получает задание покинуть Землю. А оттуда, сверху, как говорится, виднее, в каком месте Земли лучше всего совершить "обряд" перехода в мир иной. Йог, живущий в горах и имеющий способности мысленно общаться с горами, знает, в каком месте гор находится это "смертельное место", откуда можно попасть именно в искомое и уже определенное место Того Света.


Поэтому только йоги могут полноценно воспользоваться "Долиной Смерти". Если это сделает обычный паломник, то того эффекта не будет; будет как обычно, как при земной смерти.
Интересно, а каков все же механизм смерти физического тела в "Долине Смерти"? Ведь чтото же должно убить тело, задался вопросом я.
Я думаю, что "Зеркало Царя Смерти" убивает, угрюмо проговорил Селиверстов. Равиль тяжелым взглядом посмотрел на него и спросил:
А сможем ли мы обнаружить в горах "Зеркало Царя Смерти" и не входить в эту "Долину Смерти"? У нас ведь нет точных сведений и вряд ли будут.


Где она "Долина Смерти"









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.