Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глаза на ступе Будханат смотрят на остров Пасхи





Сергей Анатольевич Селиверстов, когда мы на следующей день подъехали к ступе Будханат, с укором посмотрел на таксиста и сказал:
- Не слишком ли много просишь?
Таксист сделал невинные глаза, всем своим видом показывая, что такая такса (раз в пять больше!) является естественной и обычной. Пока они торговались, мы уже рассматривали необычные глаза на ступе Будханат.
- Интересно, а эти глаза куда смотрят? - задался вопросом Равиль.
- Скорее всего, тоже на Кайлас, - высказал предположение Рафаэль Юсупов.
- А я вот думаю, послышался голос догнавшего нас Селиверстова, - что таксистам надо бы смотреть не только в карман пассажиру, но и в глаза Шамбалы, изображенные здесь.
Я достал компас и начал определять направление взгляда глаз на ступе Будханат. Сделав несколько измерений, я убедился, что "северные" глаза на этой ступе отнюдь не смотрят на священную гору Кайлас (тогда было бы 60° западного склонения), а смотрят куда-то в другом направлении.

- Получается 12° западного склонения от линии "север-юг", - проговорил я. - Равиль, измерь ты тоже.
Несколько минут спустя Равиль сказал:
^- Точно 12°. К чему бы это?
- Деваться некуда, надо звонить Шамилю Цыганову в Россию, в Уфу. Здесь бывает много туристов, должен быть и пункт международной связи, -сказал я. Только Шамиль сможет по математической модели глобуса точно рассчитать направление взгляда глаз на ступе Будханат и ответить на вопрос - куда же смотрят эти глаза? Пошли!
Нам опять повезло - Шамиль оказался дома. А еще через полчаса, когда мы перезвонили ему, Шамиль горделиво сообщил:
- Глаза на этой ступе смотрят... Алло! Непал...! Слышно?
- Да, да, Шамиль, говори!
- Глаза на этой ступе смотрят на остров Пасхи. То склонение, равное 12°, которое Вы указали, выводит именно туда, может быть
чуть-чуть восточнее. Но с математической точки зрения можно сказать, что эти глаза практически точно смотрят на остров Пасхи.
В этот момент в моем воображении всплыла мысль, невесть откуда появившаяся еще в предэкспедиционный период. Эта мысль, помню, даже увлекла меня. Суть ее состояла в том, что на Земле существует два Города Богов: один - в районе острова Пасхи (затонувший) и второй - на Тибете (в районе священной горы Кайлас).
- Так, так, так, - стал приговаривать я с трубкой в руке.
- Алло! Алло! - послышался голос Шамиля.




- Ладно, Шамиль, спасибо! Это очень интересно! Если не позвоним, то встретимся после экспедиции. Всем привет.
Сейчас я уже четко осознавал, что, по всей видимости, комплеке ступы Сваямба-нат (на Monkey Temple) символизирует тибетский Город Богов, а комплекс ступы Будханат, где мы находились - Город Богов в районе острова Пасхи. Я надеялся, что мы вскоре воочию увидим тибетский Город Богов, а вот Город Богов в районе острова Пасхи... мы, наверное, никогда не увидим, он покоится в пучине Тихого Океана. Зато здесь, в Непале, мы можем хотя бы символично понять особенности этого Города Богов и сравнить его с другим Городом Богов. Эти два комплекса ступ были созданы здесь неспроста; почему-то
именно тут, в Катманду, по никому неведомому плану (Шамбалы?) были воздвигнуты эти грандиозные комплексы, чтобы люди хотя бы в догадывались о том, что когда-то было эволюционно и исторически очень важно. Что? В этот момент я не понимал этого, но где-то в подсознании копошилось зовущее слово "матрица", даже... две матрицы.
И еще, чего я не мог осознать в тот момент, это то, что именно здесь, в Катманду, находится Харати, загадочный Харати. Но об этом, дорогой читатель, Вы прочитаете во второй главе этой книги.
- Ну, мужики, пошли обследовать эту ступу, - зычно сказал я. - Эта ступа, вернее весь ее комплекс, мне кажется, символизирует другой Город Богов, тот, который утонул в районе острова Пасхи. Интересно, чем отличается комплекс ступы Будханат от комплекса ступы Сваямбанат? Это отличие может символично говорить об отличительных чертах двух Городов Богов. Мне так кажется...

Первым долгом мы сравнили главную ступу комплекса Будханат с главной ступой комплекса Сваямбанат. В принципе обе главные ступы имели единый план построения: тот же купол, то же четырехгранное сооружение с теми же глазами, та же ступенчатая пирамидальная конструкция и тот же набалдашник над ней. Но ступа Будханат отличалась не только направлением взгляда глаз, но и тем, что ее пирамидальная конструкция была не конусообразной, а четырехгранной, напоминавшей типичную ступенчатую пирамиду. Отсюда можно было сделать гипотетический вывод, что главный монумент затонувшего в районе острова Пасхи Города Богов представляет собой гигантскую четырехгранную ступенчатую пирамиду, не похожую на конусообразную священную гору Кайлас.
А все остальные предположения, высказанные в ходе анализа ступы Сваямбанат, могли иметь отношение и к ступе Будханат: купол, скорее всего, символизировал земной шар, четырехгранное сооружение с глазами - подземный город, населенный людьми предыдущих цивилизаций, пирамидальная конструкция - надземную пирамиду, возвышающуюся над подземным городом, а набалдашник на пирамидальной конструкции - корабль древних. Кто его знает, может все так и есть. А может быть, я ошибаюсь.
Меня, вполне понятно, будоражила мысль о предназначении этих двух Городов Богов, но в тот момент я не мог найти ответа. Но даже тогда, когда я буду бродить среди невероятных монументов тибетского Города Богов, я не смогу ответить на этот вопрос. И только после того, когда нам удастся создать карту-схему тибетского поднебесного Города, возникнет вполне обоснованная гипотеза о роли этих монументальных древних сооружений, и я осознаю, как создавалась жизнь на Земле.
Комплекс ступы Будханат был не столь насыщен малыми ступами, как комплекс Сваямбанат. Я насчитал здесь всего лишь 11 малых ступ, в то время как в комплексе Сваямбанат их было 108. Шесть из одиннадцати малых ступ располагались вокруг главной ступы Будханат; они не имели изображений необычных глаз и чем-то напоминали православные религиозные сооружения.
Еще пять малых ступ было вынесено на восточную сторону от главной ступы Будханат и представляли собой как бы дополнительный комплекс, схожий с тем, какой мы видели в пределах комплекса Сваямбанат. Две из этих пяти ступ имели изображения необычных глаз, три - нет. Складывалось впечатление, что гипотетический Город Богов в районе острова Пасхи тоже, как и тибетский Город Богов, имел дополнительную, несколько вынесенную от основного комплекса часть.

Весь комплекс ступы Будханат был расположен на четырех ярусах. Каждый ярус, кроме последнего, имел специфическую форму, похожую на мистическую янтру и представлял собой фигуру, состоящую из 20 углов. Я оббегал каждый ярус, стараясь осмыслить их предназначение, но так ничего и не понял. Когда я, подсчитав углы, садился на бетон зарисовывать очередной ярус, ко мне подходили дети и с любопытством вглядывались в рисунок. Они, дети, конечно же, как и я, ничего не понимали в этом рисунке, но, ввиду еще не утраченной после реинкарнации душевной чистоты, чувствовали больше, - глаза их непрерывно следовали за движениями моего карандаша, стараясь разглядеть в появляющейся на листе бумаги мистической фигуре что-то знакомое, то, что было еще совсем недавно близким и родным там, откуда они пришли сюда. У них, наверное, что-то щемило внутри, но память о вечном прошлом осталась далеко-далеко - за божественным барьером "So Hm", отгородившим Землю от главного.
Число 108, как выяснилось, имело место и здесь - на ступе Будханат. На верхнем ярусе вокруг основания купола ступы я насчитал 108 ниш, внутри каждой из которых были сделаны фигурки восьмируких людей, всевозможных необычных зверей и многих других существ фантастического вида. - Кто они - эти необычные люди и звери? -думал я. - Плод фантазии или символизация тех существ, которые когда-то жили на Земле?

Мне вначале стало мерещиться, что именно такие люди и звери жили в физическом мире на Земле в незапамятные времена, но какое-то глубинное противодействие, которое я ощущал в душе, отвергало это. Я стал прислушиваться к внутреннему чувству, но оно было столь расплывчатым и неясным, что я окончательно запутался и, перейдя на банальный тип мышления, сказал самому себе:
- Фантазии все это!
Я еще раз прошел по кругу, разглядывая фигурки в нишах, и еще раз сосчитал количество ниш. Но глубинное душевное противодействие не оставляло меня. Оно даже стало мучить, и я никак не мог ощутить привычной душевной легкости и свежести.
-"г Да что это! - глупо сказал я самому себе.
А потом мысли уплыли куда-то вдаль, и мне стало казаться, что вокруг нас существует еще один мир, невидимый для нас и неведомый нам. Бог сделал так, чтобы эти миры были разделены. В этом необычном и невидимом для нас мире живут необычные и невидимые люди и звери и... что именно они изображены в виде статуэток в нишах ступы Будханат.
- Ох, и расфантазировался я, - проговорил я вполголоса.
Я, как обычный и заурядный человек, конечно же, не имел способностей проанализировать эти глубинные мысли, идущие из подсознания, да и туповатая человеческая гордость не давала мне возможности углубиться в чувства. Я упрямо мотал головой, стараясь внедрить эти глубинные ощущения в рамки общепринятых представлений. Но у меня это не получалось. А я старался сделать это еще, еще и еще раз. А зря. Если бы я этого не делал, то концепция голографической формы жизни на Земле родилась бы раньше, а не после долгих мучительных размышлений над материалами экспедиции, когда уже факты, натуральные факты подсказывали мне, что этот невидимый и неведомый мир должен не только существовать на Земле, но и должен быть очень мощным и значимым и даже, я бы сказал, родоначальным для нашей физической формы жизни.
А в тот момент я пространно смотрел на эти ниши и ничего не понимал. Меня больше всего будоражила мысль о том, что по всем нашим предположениям на Земле существовало два Города Богов, расположенных на противоположных концах земного шара - в районе острова Пасхи и на Тибете. Почему два? Я не знал. Я даже и подумать не мог, что это связано, прежде всего, с гипотетической голографической формой жизни на Земле, и что голографические люди тоже имели грех перед Богом, великий грех. Но об этом Вы, дорогой читатель, прочитаете в четвертом томе этой книги.
На нижнем ярусе ступы я обнаружил крутящиеся цилиндры с выгравированными на них тибетскими буквами. Я крутанул один из цилиндров, - он долго и мягко крутился. Я прошел по кругу вокруг ступы и подсчитал количество этих цилиндров, - их оказалось 108. Оно, это число, видимо, являлось закономерным здесь. А потом я увидел молодого ламу, который шел и крутил эти цилиндры. Я остановил его и спросил:
- Почему Вы крутите эти цилиндры?
- Чего, чего? - переспросил он; чувствовалось, что он плохо знает английский язык. А непальского языка я не знал.
- По-че-му Вы кру-ти-те это? - по слогам выговорил я на
том же английском, показывая на цилиндры.
- Надо крутить, - ответил молодой лама.
- По-че-му?
- Ну, как почему?
- Ну, по-че-му?
- Надо.
- Ну...?
- Я должен пройти сегодня 108 кругов и раскрутить каждый из 108 цилиндров, - вполне вразумительно ответим молодой лама.

 

- Я Вам мешаю? - спросил я.
- Нет, я хоть отдохну. А то я уже 35 кругов прошел... без отдыха.
- Успеете до вечера пройти 108 кругов?
- Чего?
- Хватит ли времени, чтобы пройти 108 кругов?
- А-а... понял. Хватит, если люди не будут мешать.
- А как они мешают?
- Их приходится обходить. Расстояние увеличивается. Много людей, очень много. А я хочу идти, чтобы ритмично раскручивать
цилиндры, тогда расстояние будет короче. А что будет, когда я начну ползать?! - с явным улучшением английского языка сказал молодой лама. Видимо, вначале он волновался.
- Чего?
- Ползать, ползать,
- Как это?
- Надо надеть обувь на руки...
- Зачем?
- Чтобы наступить далеко вперед.
- Не понял.
- Объясняю. Надеваешь туфли на руки и ложишься на землю, вытянув руки вперед. Потом снимешь туфли с рук, встаешь и ставишь босые ноги рядом с туфлями. Потом опять надеваешь туфли на руки, опять ложишься, вытянув руки, и так ползешь.

- А-а... А нельзя это делать с туфлями на ногах?
- Нельзя. Только на руках.
- А-а...
. - При этом надо раскручивать рукой цилиндры.
- Тоже с туфлей на руке?
- Нет, без туфли.
- Как же...?
- Делать это надо тогда, когда туфли снимаешь с рук.
- А-а...
- Так надо проползти 108 кругов вокруг ступы. Некоторые люди ползут с перерывами на ночь, а самые сильные - без перерывов, - нравоучительно заявил молодой лама.
- А эти люди во время ползания едят?
- Некоторые едят, но лучше не есть.
-А Вы едите?
-Я ем.
- А какую цель Вы преследуете, совершая круги вокруг ступы и раскручивая цилиндры? - Тот, кто совершит 108 кругов вокруг ступы, лучше ползанием, тот очистит свою душу, но... святым не станет, - ответил молодой лама.
А святым когда станет?
- Если совершит
108 кругов вокруг священной горы Кайлас.
- Интересно! А... пешком или ползанием?
- Лучше ползанием. Но таких людей сейчас нет, а древние люди могли это делать.
- А зачем Вы крутите цилиндры?
- Это колесо жизни: жизнь - смерть, жизнь - смерть и так
далее. Если умрешь, обязательно оживешь, а если оживешь, то обязательно умрешь, - с убеждением сказал молодой лама.
- Понятно. Я бы хотел у Вас спросить еще вот что... ступа Будханат символизирует священную гору Кайлас?
- Говорят, что другую священную гору.
- Какую? - не унимался я.
- Я не знаю.
- А ступа Сваямбанат что символизирует?
- Старые, много знающие ламы говорят, что священную гору Кайлас.


У меня забилось сердце. Все более и более складывалось впечатление, что на земном шаре существует два наиболее священных места - район горы Кайлас и район острова Пасхи, где, по всей видимости, существуют два города Богов, чем-то похожие и чем-то отличающиеся друг от друга. И они оба нашли символичное отражение здесь в Катманду.
Думая на эту тему, я стал связывать существование двух Городов Богов с периодическими апокалипсисами на Земле, вызываемых, как мы уже отмечали в первом томе этой книги, смещением земной оси на 6666 км. Было вполне логично предположить, что Город Богов в районе острова Пасхи был первым и был построен тогда, когда эта точка была Северным полюсом. А через три апокалипсиса со смещением оси Земли три раза по 6666 км полюса поменялись, и Северным полюсом стала точка горы Кайлас. Именно тогда там был построен второй Город Богов. Для чего? На этот вопрос у меня не было ответа, но из подсознания опять вылезло слово "матрица".
- А Вы слышали выражение "Город Богов"? - спросил я молодого ламу.
- Я слышал выражение "Страна Богов", ну... и "Город Богов"
тоже.
- Где они находятся?
- Там, на Тибете, - лама показал рукой на северо-запад.
- В районе горы Кайлас?
- Да. Но я там не был.
- И последний вопрос, дорогой лама. По чьему плану строились ступы Сваямбанат и Будханат?
Лама на минуту задумался и тихо, как бы по секрету проговорил:
Шамбалы. Будда, когда обучался там, получил эти планы и научил людей делать ступы.
- Спасибо, - сказал я и посмотрел, как молодой лама вновь зашагал по кругу, раскручивая цилиндры.

Глава 11
Что же ждет нас в Городе Богов?


Мерно гудели моторы самолета. Стюардессы раздали борт-питание, которое Рафаэль Гаязович назвал закуской, и достал бутылку хорошей лимонной кристалловской водки. Мы выпили по чуть-чуть. Веселья не получилось. Было грустно.
- Смотрите, горы под нами, - произнес Селиверстов.
Делая вид, что читаю, я закрыл глаза и начал погружаться в сон. В состоянии полусна я попытался представить то, что ждет нас там - в далеком Тибете, куда мы летим. Найдем ли Город Богов? Какой он? Существует ли вход в Вару? Неужели там находится легендарная Шамбала?
Бессистемные мысли кружились вокруг, не желая выстраиваться в стройную линию. Было такое ощущение, что мысли дразнят меня, мелькая перед глазами. Несколько раз в мыслях ярко и сочно появлялось слово "матрица", но тут же исчезало, не оставив после себя логического следа. Поняв, что не смогу выбраться из круговорота мыслей, я открыл глаза, помотал головой и вдруг четко осознал, что я, несмотря на все предэкспедицион-ные расчеты и умозаключения, мало что еще знаю. Новые загадки ждали нас.
Я посмотрел на своих друзей. Они тихо посапывали в самолетных креслах. Лица их были умиротворенными и счастливыми. Молодой Равиль улыбался во сне.
На какое-то мгновение я подумал о том, что мы все счастливы оттого, что уже отправились в эту тибетскую экспедицию.

Но что такое счастье? Люди постоянно стремятся достичь его, порой полагая, что счастье - это материальное благополучие, порой думая, что счастье - это слава, порой фантазируя на эту тему самым причудливым образом. Но люди редко задумываются над тем, что полное счастье недостижимо и что счастье дается всем людям примерно поровну. Один счастлив от того, что у него на грядке вырос хороший огурец, другой от того, что стал президентом, третий... Все зависит от того, что принимать за счастье. Бог всех уравнял в этом вопросе, но оставил одну немаловажную деталь - уровень счастья, определив высшим счастьем восхождение к божественным Знаниям.
Я встал с кресла, пошел в конец салона и закурил, стряхивая пепел в пепельницу на ручке кресла грузного индийца в яркой рубашке и приговаривая при этом "Зоггу". Потом я возвратился на свое место и сел. В голове промелькнули слова Юрия Ивановича Васильева, которые он произнес в аэропорту перед отлетом:
- Ты, шеф, в зубы-то Шамбале особенно не лезь!
- Шамбала, она, добрая. Зубов у нее нет. Но в объятьях Шамбалы будем, - помню, ответил я.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.