Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ПОНЯТИЕ И ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ





ИСТОКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИИ

Современная организованная преступность в СССР зародилась в 60-70-е годы в результате такой политики, которая глушила деловую и экономическую инициативу хозяйственников. Теневая экономика действовала скрытно, дельцы теневой экономики (''цеховики'') с целью расширения своего преступного бизнеса создавали хорошо организованные и устойчивые сообщества криминального характера. Надежная защита от разоблачения и контроля обеспечивалась путем систематических взяток и подкупа государственных, партийных и советских работников.

Формирование начального капитала началось с изъятия накоплений дельцов теневого рынка, т.к. имущественные отношения в отношении законопослушных граждан контролировались правоохранительными органами (по заявлениям проводилось расследование, виновные привлекались к ответственности с последующейизоляцией в ИТК и в течение определенного срока не участвовали в преступной деятельности). Завладение чужой собственностью, нажитой ее владельцем незаконным путем, характеризуется очень высокой степенью латентности, т.к. жертвы таких преступлений мирились с потерей ценностей, не желая обращаться в милицию и прокуратуру, поскольку нужно объяснять происхождениеимущества.

Определяющим, кризисным моментом этапа окончательного формирования организованной преступности в нашей стране стало событие, связанное с выводом советских войск из Афганистана. Это событие вызвало ряд негативных факторов, в том числе возможность влиться в общество довольно большой группы лиц – бывших солдат и офицеров, оставшихся без средств к жизни и социальных гарантий, не сумевших адаптироваться к новой экономике и новой системе ценностей.



Участие россиян в боевых действиях в Афганистане, двух чеченских войнах создало еще один благоприятный фактор: наводнило внутренний рынок относительно дешевым, не состоящим на учете в информационных центрах МВД оружием. Именно эти годы характеризуются вооруженными столкновениями между различными преступными группировками по поводу раздела сфер влияния, которые могли контролироваться ими с целью извлечения преступного дохода12. Такие люди стали объектом внимания преступных организаций, поскольку их боевой опыт, навыки обращения с оружием оказались востребованными представителями организованной преступности. Таким образом, в преступный мир вошли обученные, подготовленные резервы, что существенно усилило ее позиции.

Количество преступных группировок увеличивалось и стало превышать число объектов и зон, которые могли контролироваться ими с целью извлечения преступного дохода. Все это привело к бурным процессам – ''войнам'', свидетельствуя о появлении целостной и самостоятельной системы организованной преступности как национального явления.

К концу 80-х годов выделились крупные преступные группировки со сложной структурой, возглавляемые людьми, которых безоговорочно признавали лидерами не только внутри, но и за пределами группировки, некоторые из них назывались по имени лидера.

Внутри группировки по отношению друг к другу соблюдалась жесткая иерархия, существовали правила поведения для разных уровней – рядовых и руководителей, а противоречия между ними разрешались с соблюдением определенного ритуала. Частью этой субкультуры является кодекс поведения, принятый в сфере организованной преступности, как жизнь ''по понятиям''.

Свод этих ''понятий'' не был кем-то авторитетно составлен или навязан представителями организованной преступности, а являлся результатом их привыкания к наиболее часто встречающимся и одобряемым в их среде вариантам поведения, т.е. плодом функционирования системы организованной преступности.

Такая субкультура не ограничивается кодексом поведения, и ложная романтика преступного мира стала выражаться в продукции кинематографа (''Бандитский Петербург'', ''Бригада''), литературы и музыки (''Красная плесень'', Евгений Кемеровский с альбомом ''Братва, не стреляйте друг в друга!'', сборники тюремного шансона). Представители организованной преступности, извлекая из своей деятельности высокие доходы, получили возможность вкладывать их в масс-медиа и шоу-бизнес и тиражировать продукцию своей субкультуры с помощью средств массовой информации.

Некоторое время организованная преступность восполняла потребность бизнесменов в защите, которую не смогло обеспечить общество на современной стадии развития российской экономики, поэтому складывалось впечатление, что бандиты – единственная гарантия стабильности в нестабильном обществе. Деятельность по защите бизнесменов соответствующим образом последними оплачивалась и позволила влиться преступным группировкам в экономику.

Следующий этап в развитии организованной преступности – период распада Советского Союза (1991-1993 гг.), который характеризуется утратой связей между МВД союзных республик, расформированием единой системы учета преступлений и лиц, их совершивших, а также прозрачностью границ, позволяющими преступникам без особого труда перемещаться из РФ на территорию других государств. В результате этого сложилась ситуация, когда преступники легко преодолевали межгосударственные границы, а для работников правоохранительных органов эти границы являлись неприступным барьером.

В условиях непродуманных экономических реформ в приватизации, переводе огромных государственных ресурсов в частную собственность, российская организованная преступность вышла на качественно новый уровень. Получили развитие преступления, совершаемые в традиционном криминальном бизнесе (проституция, незаконный оборот наркотиков и оружия, игорный и похоронный бизнес), а также в новых для организованной преступности областях легальной экономики (нефте- и автобизнесе, кредитно-финансовой сфере, обороте спирта и алкогольных напитков, операциях с цветными и редкоземельными металлами, продажей ценных пород деревьев и т.д.).

Подводя итог, выделим 4 этапа развития организованной преступности:

1. 60-е годы XX века – начало формирования преступных групп с относительно высокой степенью организации в рамках общеуголовной групповой преступности;

2. 70-80-е годы XX века – выделение в структуре преступности организованных преступных проявлений;

3. 1988-1989 гг. – окончательное формирование российской организованной преступности как национального социального явления;

4. 1991-1993 гг. – завершение процесса концентрации преступных группировок, образование преступных сообществ, окончательное формирование российской организованной преступности как самостоятельного социального явления транснационального характера.

Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)

Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.

Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

Организованная группа в соответствии с частью 3 статьи 35 УК РФ по­нимается как устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совер­шения одного или нескольких преступлений. В отличие от группы по предварительному сговору участники организованной группы «заранее» объединяются и вместе проходят стадию приготовления к преступлению. Важно четко разграничивать совершение преступлений организованной группой и группой по предварительному сговору. Последняя не относится к числу организованных преступных формирований. Реально организован­ная группа создается при совершении несколькими лицами не просто

1 Гуров А.И. Красная мафия. М., 1995. Аслаханов Асламбек О мафии в России без сенсаций. М., 1996.

преступления, пусть и самого тяжкого, а организованного преступления, когда надо предварительно объединиться и согласовывать свои действия уже при подготовке преступления.

В международно-правовых документах можно найти иное определе­ние. В частности, в статье 2 Конвенции Организации Объединенных На­ций против транснациональной организованной преступности (принята ре­золюцией 55/25 Генеральной Ассамблеи от 15 ноября 2000 года) говорит­ся, что «организованная преступная группа» означает структурно оформ­ленную группу в составе трех или более лиц, существующую в течение определенного периода времени и действующую согласованно с целью со­вершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступле­ний, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, с тем чтобы получить, прямо или косвенно, финансовую или иную материаль­ную выгоду». Здесь нет признака «заранее объединились», но вводится указание на структурно оформленный характер такой группы, нижний по­рог численности, а также мотивацию. Преступления должны быть не толь­ко «серьезными», но совершаться ради получения финансовой или иной материальной выгоды. Последнее связано со стремлением не связывать ор­ганизованную преступность в ее проявлениях с преступлениями, совер­шенными по мотивам политическим, религиозной, расовой и иной ненави­сти, другим. Этот момент подробно обсуждается в следующей главе.

Заметим, что в Конвенции ООН, как и в УК РФ, «организованная груп­па» является не только термином, обозначающим конкретный вид органи­зованного преступного формирования, но также и неким базовым поняти­ем.

Согласно части 4 ст. 35 УК РФ, преступное сообщество (преступная организация) — это сплоченная организованная группа, созданная для со­вершения тяжких или особо тяжких преступлений. Но при этом в УК РФ разграничиваются разные виды таких групп. Причем при этом проис­ходит смешение организованных преступных формирований первого и второго выделенных типов, а также частично нечетко разграничиваются формирования внутри первого типа. Применяются термины: формирова­ние («незаконное вооруженное формирование»), банда, объединение.

Банда. В статье 209 УК РФ о банде говорится как об устойчивой воору­женной группе, создаваемой в целях нападения на граждан или организа­ции, без упоминания об организованной характере такой группы. Однако в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. №1 от­мечается: «под бандой следует понимать организованную устойчивую во­оруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для со­вершения нападения на граждан или организации. Банда может быть со­здана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения». От иных организованных групп банда отличается своей во-

оруженностью и своими преступными целями — совершением нападений на граждан и организации. Как показывает изучение уголовных дел, рассмотренных судами, не всегда банда четко отграничивается от неза­конного вооруженного формирования. Применительно к банде это совер­шенно определенно признано в указанном Постановлении Пленума Вер­ховного Суда РФ от 17 января 1997 г. №1

Незаконное вооруженное формирование объединение, отряд, дру­жина или иная группа, не предусмотренная федеральным законом (ст. 208 УК РФ). Исследования показывают, что незаконные вооруженные фор­мирования фактически часто являются такими организованными вооружен­ными устойчивыми и сплоченными преступными группами, которые совер­шают разнообразные преступления.

Вследствие изложенного на практике нередко бывает трудно отграни­чить незаконные вооруженные формирования от банд, которые тоже харак­теризуются вооруженностью, или преступных организаций (преступных со­обществ), имеющих и использующих оружие. Анализ показывает, что когда возникают сложности с дифференциацией квалификации деяний по статьям 208, 209, 210 УК РФ, нередко используется следующий прием: в пригово­рах оставляется квалификация, соответствующая эпизодам преступной дея­тельности, твердо доказанным в результате судебного разбирательства. То есть юридическая квалификация в этом случае базируется на оценке не вида организованного преступного формирования, а юридической квалифи­кации конкретно совершенных доказанных преступлений.

Иными словами, казалось бы, уже признанное в международно-право­вым документах и УК РФ положение о том, чтобы признавать и учитывать наряду с совершенным преступлением факт создания организованного формирования, руководства им и участия в нем, при таком подходе не ра­ботает, «повисает в воздухе». А ведь наличие такого организованного пре­ступного формирования, способного на совершение в любое время практи­чески любого преступления, намного более общественно опасно, чем но­шение преступником или преступниками холодного или огнестрельного оружия. Но в последнем случае факт такого ношения признается самостоя­тельным преступлением и его квалификация не зависит от квалификации совершенного с использованием данного оружия преступлением, либо с тем, что такое преступление не было совершено. Речь идет именно о юри­дической квалификации. Соответственно общественная опасность органи­зованной группы или иного организованного преступного формирования заключается не только в совершении ею тяжких преступлений. Иначе ее общественная опасность могла бы оцениваться идентично общественной опасности тяжких преступлений.

Объединение, посягающее на личность и права граждан. В соответ­ствии со ст. 239 УК РФ это — религиозное или общественное объедине-

ние, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью либо с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний.

Преступное сообщество. Оно же обозначается в УК РФ как пре­ ступная организация. В соответствии с частью 4 ст. 35 УК РФ пре­ ступное сообщество (преступная организация) — это сплоченная органи­ зованная группа (организацией), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех же целях. В ст. 210 УК РФ конкретизируется, что таким сообществом ( преступной организацией) признается также объеди­ нение организаторов, руководителей или иных представителей ор­ ганизованных групп в целях разработки планов и условий для соверше­ ния тяжких или особо тяжких преступлений.

В части четвертой ст. 35 и в ст. 210 УК РФ законодатель, на первый вз­гляд, допустил смешение двух типов криминальной организации, фактиче­ски отождествив понятия «преступная организация» и «преступное сооб­щество». Последнее понимается и преступным миром, и правоохранитель­ными органами, и криминологами как «преступная надорганизация», обес­печивающее оптимальное взаимодействие, взаимосвязи разных организо­ванных преступных формирований первого типа. Однако анализ статьи 210 УК РФ, показывает, что такое смешение — иллюзия. Практически сде­лано все для того, чтобы не криминализировать создание организованных преступных формирований второго типа, руководство ими и участие в них.

Часть первая статьи 210 УК РФ предусматривает наказание за «созда­ние преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями». Одновременно и за «создание объединения организа­торов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений»(выделено автором А.Д.). Последняя форму­лировка исключает возможность признания преступным сообществом объединения организаторов, руководителей или иных представите- лей организованных групп в целях разработки более широких планов и условий функционирования организованных преступных формирований и их широкомасштабной деятельности, обеспечивающих в том числе органи­зованное противостояние закону, правоохранительной системе. Включая лоббирование при принятии законов, иных нормативных правовых актов криминального интереса.

Указанная выше «иллюзия», с одной стороны, «работает» на создание имиджа законодателя как последовательного борца с организованной пре-

ступностью, с другой — лежит в основе многих оправданий по ст. 210 УК РФ, исключения данной статьи из обвинения. Наивные, неопытные сотруд­ники правоохранительных органов, искренне стремящиеся использовать уголовный закон для результативного реагирования на высокоорганизо­ванные преступные сообщества и организационную криминальную дея­тельность лидеров преступного мира, образно говоря, «летят как бабочки на свет и сгорают», ориентируясь на действующую диспозицию ст. 210 УК РФ. Фактически указанные сообщества существуют и активно функ­ционируют, но не подпадают под признаки ст. 210 УК РФ.

Вообще опасно, наивно и очень хорошо продуманно в криминальных интересах, ограничение криминализацию создания, руководства и участия в преступной организации указанием на то, что такая организация создает­ся для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Не установлено случаев, когда бы организаторы заранее договаривались о степени тяжести тех преступлений, которые они будут совершать. Практически организаци­ями совершаются самые различные виды преступлений — всё то, что диктуется логикой развития и сокрытия преступной деятельности, легали­зации и приумножения получаемых доходов, сохранения криминального формирования как такового. Такого рода деятельность может заключаться сначала в совершении экономических преступлений, многие из которых законодателем не отнесены к категории тяжких, но причиняют масштаб­ный экономический вред. Затем уже участники организаций могут перехо­дить к заказным убийствах, захвату заложников и т.п. Их криминальная деятельность нередко приобретает транснациональный характер.

В рассмотренных судами уголовных делах фиксировались случаи пере­растания организованных преступных групп в банды, банд — в преступ­ные организации и даже сообщества. Так, в 1993 г. Г. организовал банду с целью нападение на граждан. Борясь за лидерство в более крупной группи­ровке «Хади Такташ» банда Г. практически полностью физически уничто­жила противостоящую им часть, более взрослых и авторитетных ее членов. С этого времени единоличным лидером становится Галиакбаров, а руково­димая им банда стала называться «бригадой Раджи». Противоправная дея­тельность стала сочетать в себе признаки как бандитизма (ст. 209 УК РФ), так и организации преступного сообщества (ст. 210 УК РФ). Расширялась сфера влияния банды, более разнообразными становились виды ее пре­ступной деятельности. Огромный преступный доход организация получала за счет незаконного сбыта наркотических средств на территории Казани....Сообщество совершало убийства, в том числе «по заказу», неза­конный оборот оружия, экономические мошенничества, вымогательства, эксплуатировало проституток. Выход из банды был возможен лишь в слу-

чае смерти ее участника либо ввиду злоупотребления наркотическими средствами. Добровольный выход не допускался1.

Этот пример хорошо иллюстрирует общий вывод криминологов: при эскалации преступной деятельности совершается все, что способно прино­сить сверхдоход, обеспечивать в тех или иных масштабах власть и безнака­занность.

Подводя итоги вышеизложенному, можно сделать следующие выводы.

1. Несмотря на наличие организованных форм преступности, законодатель детально не криминализировал отдельные ее проявления. Более того, даже две криминализированные формы ОПД (организованная преступная группа и преступное сообщество) не имеют резких отличий, из-за чего следователи и судьи испытывают трудности при квалификации действий организаторов и исполнителей. Хотя проблемам борьбы с организованной преступностью посвящено значительное количество работ, до настоящего времени не определена сущность отличий преступных организаций, преступных сообществ, преступных группировок, организованных преступных групп между собой.

2. Среди форм организованной преступной деятельности целесообразно выделить следующие:

организованная преступная группа, относящаяся к системе организованных межгрупповых криминальных отношений;

преступная организация. Структура и принципы деятельности любой организованной преступной группы, преступной организации или преступного сообщества подчиняются общим социологическим законам, регулирующим существование любой социальной организации. Поэтому методы и формы управления по отношению к социальным организациям вполне применимы и для воздействия на организации преступного характера и, как следствие, на организованную преступность в целом;

преступное сообщество, которое создается для обеспечения взаимодействия организованных групп, банд, преступных организаций, обмена информацией, объединения усилий в нейтрализации и использовании правоохранительной системы, иных государственных структур и институтов гражданского общества, в оказании помощи нуждающимся функционерам преступных организаций.

ТОП в РФ.

ОСОБЕННОСТИ:

1) Региональные особенности ТОП (83 субъекта, объединенные 8 федеральных округов)

 

НЕЛЕГАЛЬНАЯ ТОРГОВЛЯ ОРУЖИЕМ:

- занимает одно из первых мест;

Организованная преступность всегда имела международные контакты. Во время действия сухого закона в США, например, организованные группы преступников этой страны вынуждены были устанавливать деловые контакты за пределами своих на­циональных границ. Эти контакты были необходимы для того, чтобы обеспечить поставку незаконных товаров, в том числе спиртных напитков. Однако такие международные связи были ограниченными, а иногда случайными и кратковременными. Преступность становится интернациональной в том случае, ко­гда в одной стране или в какой-то части мира имеется спрос на продукт, который есть или производится только в другой стра­не. До 1960 г. выгоды, получаемые от поставок и торговли неза­конными товарами, не были столь значительными и не обеспе­чивали достаточный капитал, который мог бы оказать серьез­ное воздействие на законные отрасли экономики. Однако положение кардинальным образом изменилось после резкого увеличения масштабов потребления наркотиков в западных странах и растущей интернационализации экономики.

Современные технологии дали новый толчок не только за­конной торговле, но и преступной деловой деятельности. Так, широкие связи организованной преступности облегчили ей ус­тановление контактов с партнерами в других странах и на дру­гих континентах: современное банковское дело облегчило со­вершение международных преступных сделок, а современная революция в области электроники предоставила преступным группам доступ к новым средствам, которые позволили им не-

1 В подготовке настоящего параграфа принимал участие кандидат юридических наук Г. М. Геворгян.

386 Глава XIV. Организованная преступность

законно присваивать миллионы и отмывать огромные доходы, полученные незаконным путем.

Запрет на товары и услуги никогда в полной мере не сдер­живался национальными границами. Контрабандные операции в последнее время направлены не только на обход существую­щих тарифов и налогов на законную продукцию, но и все чаще включают в себя торговлю запрещенными товарами.

Высокие доходы от незаконного оборота наркотиков в соче­тании с быстрым расширением рынка наркотиков в 1980-х гг. привели к такому положению, когда «наркодоллар» начал при­обретать такое же экономическое значение, как и «нефтедол­лар» в 1970-х гг.

Преступники и преступные организации все шире развора­чивают трансграничные операции не только в связи с измене­нием конъюнктуры рынка, но и для того, чтобы уходить от контроля правоохранительных органов. Неравенство систем уголовного правосудия и правоохранительных органов разных стран означает, что степень риска для преступных элементов в значительной степени определяется местонахождением пре­ступной организации. Поэтому преступные организации стре­мятся обосноваться в районах наименьшего для себя риска, чтобы оттуда заниматься поставками нелегальных товаров и ус­луг на те рынки, где можно извлекать максимальную прибыль.

Транснациональные операции позволяют преступным орга­низациям получать доступ на выгодные рынки и находить пути проникновения на них, при этом они по-прежнему действуют из тех районов, где чувствуют себя относительно недосягаемы­ми для правоохранительных органов. Доходы от преступной деятельности они также направляют по каналам мировой фи­нансовой системы, используя для этого в основном «налоговые убежища» и центры банковской деятельности с относительно мягким регулированием.

Такая деятельность приобретает значительные масштабы, что говорит о появлении транснациональных преступных орга­низаций, т. е. организованных преступных групп, базирующих­ся в одном государстве и действующих в одном или нескольких иностранных государствах с благоприятной рыночной конъ­юнктурой. Такие организации становятся важными участника­ми мировой экономической деятельности и играют ключевую роль в запрещенных законом сферах (например, в производстве наркотиков и торговле ими), которые приобрели глобальные масштабы и приносят прибыль, превышающую размер валово-

§ 2. Транснациональный характер преступных организаций 387

го национального продукта некоторых развивающихся и разви­тых государств.

Транснациональные преступные организации все более ис­кусно используют распространение в мире наукоемких техно­логий, финансовые и транспортные сети.

Криминальные организации и сети Северной Америки, За­падной Европы, Китая, Израиля, Японии, Мексики, Нигерии и России расширяют масштабы и сферы своей деятельности. Они заключают временные союзы друг с другом, с мелкими предпринимателями криминального характера и повстанчески­ми движениями для проведения отдельных операций. Они под­купают лидеров нестабильных, экономически слабых стран, проникают в бизнес и банковскую систему, сотрудничают с по­литическими движениями инсургентов с целью установления контроля за обширными географическими областями. Свои до­ходы они получают от торговли наркотиками, перевозки неле­гальных иммигрантов, торговли женщинами и детьми, незакон­ной транспортировки и захоронения токсичных веществ, опас­ных отходов, продажи оружия, военных технологий и иных контрабандных товаров, финансового мошенничества, вымога­тельства. Возрастает риск приобретения организованными кри­минальными группами ядерного, биологического или химиче­ского оружия.

В условиях, когда мир становится тесным, усиливается ми­грация, укрепляется сеть этнических диаспор, все это с боль­шой выгодой для своих операций используют преступные орга­низации. Хотя большинство эмигрантов, несомненно, отно­сится к категории законопослушных граждан, миграция в значительной мере способствовала формированию структур се­ти распространения запрещенных законом товаров. Районы с этнически однородным населением становятся источником по­полнения рядов транснациональных преступных организаций, базирующихся в той или иной стране, которые могут использо­вать в своих интересах национально-патриотические чувства этнических групп, особенно в тех случаях, когда полной инте­грации групп иммигрантов в принявшей их стране не произош­ло. Даже случайное участие в преступной деятельности или от­даленная причастность к ней могут принести значительно большие результаты, нежели законные экономические опера­ции. Кроме того, проникновение в этническую среду чрезвы­чайно затруднено. Языковые и культурные барьеры представля­ют своего рода механизмы самозащиты, которые подкрепляют-

388 Глава XIV. Организованная преступность

ся родственными связями и подозрительностью к органам власти.

В докладе Национального разведывательного совета США «Контуры мирового будущего (Проект-2020)» отмечено, что ме­няющиеся миграционные потоки могут способствовать возник­новению некоторых видов организованной преступности в странах, в которых до этого ее не было. Преступные группы, организованные по этническому принципу, обычно выходят на членов собственных диаспор и используют их для укрепления своих позиций в новых регионах.

Некоторые синдикаты организованной преступности будут образовывать временные альянсы друг с другом. Они будут пы­таться коррумпировать лидеров нестабильных, экономически слабых государств, проникать в проблемные банки и компа­нии, эксплуатировать информационные технологии и сотруд­ничать с повстанческими движениями для установления кон­троля над значительными географическими областями.

Ожидается, что между террористами и членами преступных банд будут возникать преимущественно деловые отношения, т. е. террористы станут обращаться к преступникам за поддель­ными документами, контрабандным оружием или тайной помо­щью в перемещениях по земному шару в тех случаях, когда они не. смогут самостоятельно добывать названные товары и услуги1.

В принятой в США в апреле 2008 г. Стратегии правоохрани­тельной борьбы с международной организованной преступностьюопределены основные стратегические угрозы:

1) члены международной организованной преступности (МОП) проникли на энергетический рынок и в другие страте­ гические секторы мировой экономики. По мере роста потреб­ ностей стран в энергии будет расти и сила тех, кто контролиру­ ет энергетические ресурсы;

2) члены МОП предоставляют организационно-техническую и иную поддержку террористам;

3) МОП занимается торговлей людьми и контрабандными товарами, осуществляя ввоз людей и продукции через границы, нарушая безопасность границ, подрывая экономику государств и угрожая здоровью и жизни тех, кто становится жертвами тор­говли людьми;

4) члены МОП используют международную финансовую систему для перемещения незаконно полученных доходов и

1 См.: Контуры мирового будущего: Доклад Национального разве­дывательного совета США. М., 2005.

§ 3. Истоки и развитие организованной преступности в России 389

средств, в том числе ежегодно перемещая миллиарды долларов незаконных средств через финансовую систему стран. Чтобы иметь возможность продолжать эту практику, МОП стремится подкупить финансовых и нефинансовых посредников по всему миру;

5) члены МОП используют киберпространство для нанесе­ния ущерба лицам и инфраструктуре государств, подрывая сис­тему защиты личной информации, стабильность деловой и пра­вительственной инфраструктуры, а также безопасность и плате­жеспособность рынков финансовых инвестиций;

6) члены МОП манипулируют фондовыми биржами, прово­дя сложные мошеннические операции, совершая кражи на миллиарды долларов у инвесторов, потребителей и государст­венных ведомств;

7) членам МОП удается подкупать государственных чинов­ников по всему миру. И они продолжают изыскивать средства влияния — законные и незаконные — на государственных должностных лиц.

Итальянская мафия

Среди рассматриваемых преступных организаций эксперты ООН выделяют сицилийскую и итальянскую мафии как самые сложные тайные структуры. В Италии действует сицилийская мафия, или «Коза ностра», неаполитанская «Каморра», состоящая из местных организаций; калабрийская «индрагета», которая состоит из семейных кланов и занимается контрабандой табака, наркотиков и похищением людей. В основе деятельности «Коза Ностры», как и других преступных группировок, лежит закон молчания и тесные связи, которые имеют семейно-личный характер и основаны на страхе. Сохраняя многие из своих традиций, сицилийская мафия является динамичной и хорошо приспосабливающейся к современным условиям структурой.

Мафия распространила свою власть в то время, когда государство было слабым, и благополучно переселилась из сельской местности в города, в сферу промышленного производства и бизнеса, выйдя с местного и национального уровня деятельности на транснациональный.

Хотя оплотом мафии является Южная Италия, где она стремиться убрать конкурентов в сфере законного предпринимательства, «Коза Ностра» приобретает все более отчетливые формы транснациональной корпорации.

Этому способствовало увеличение миграционных потоков, в том числе выезд сицилийцев в США, где сицилийцы установили сферу влияния на американском рынке сбыта героина

Китайские «триады»

В основном китайские преступные организации базируются на территории Гонконга и в провинции Тайвань. По некоторым оценкам, в Гонконге насчитывается около 160 тыс. членов "триад", объединенных в 50 различных организаций.

"Триады" по своей структуре похожи на ассоциации выпускников колледжей: ее члены образуют единый рабочий коллектив, призванный оказывать помощь другим членам, даже незнакомым. Поэтому хотя «триады» им имеют определенную формальную структуру, включающую "Голову дракона" и штат управляющих, значительная часть преступлений совершаются привлекаемыми для каждого отдельного случая членами, в рамках гибкой сетевой системы.

"Триады" занимаются вымогательством, незаконным оборотом наркотиков, проституцией и азартными играми.

Сообщества "триад" поддерживают очень тесные контакты с молодежными бандформированиями, которые существуют во многих китайских общинах в Северной Америке. "Триады" являются самыми крупными поставщиками героина из Юго-Восточной Азии в США, а также проявляют активность в Западной Европе, особенно в Амстердаме и Лондоне, в Испании.

Японские «якудзы»

Японские организации часто прибегают к насильственным преступлениям, и деятельность "якудзы" более значительна, чем других преступных организаций.

В "якудзу" входят несколько крупных организаций, среди которых лидирует «Ямагучи-гуми», в ее составе свыше 26 тыс. членов, объединенных в 944 менее крупных банд.

Второй по численности гангстерской организацией является "Ингава Кай", имеющая в своих рядах 8600 членов, за ней следует "Сумнеши Кай", объединяющая 7000 членов. Отмечается, что для "якудзы" характерна крупномасштабная междоусобная война между ее группировками, что не мешает









Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

Конфликты в семейной жизни. Как это изменить? Редкий брак и взаимоотношения существуют без конфликтов и напряженности. Через это проходят все...

ЧТО ПРОИСХОДИТ, КОГДА МЫ ССОРИМСЯ Не понимая различий, существующих между мужчинами и женщинами, очень легко довести дело до ссоры...

ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.