Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕСТУПНЫЕ ГРУППИРОВКИ И СООБЩЕСТВА В РОССИИ





Эффективность и масштабность организованной преступной деятельно­сти, как правило, достигается соединенными усилиями многих людей, дей­ствующих как единый коллективный субъект. Поэтому с организованной преступной деятельностью диалектически связано такое проявление орга­низованности в преступности, как наличие и деятельность организованных преступных формирований. Причем формирований разного типа и вида.

«Организованные преступные формирования» — это обобщенное поня­тие. В мире существует множество их видов1. Исследователи организован­ной преступности отмечают большое разнообразие таких формирований в разных странах; в одной стране, но состоящих из лиц разных национально­стей; формирований лиц одной национальности, но действующих в разных регионах одной страны. Так, например, в Калифорнии организованные преступные группы выходцев из Китая и проблемы, с ними связанные, значительно отличаются от тех же в Нью-Йорке.

В России также отмечается также разнообразие организованных пре­ступных формирований. Это — и организованные группы, и значительное более крупные преступные организации, и преступные сообщества. Причем все они не остаются неизменными, в основе их трансформаций ле­жат, как правило, изменения организованной преступной деятельности и условий ее осуществления.

В России и мире широко употребляется термин «мафия», даже излишне широко. В России — и применительно к российским организованным пре­ступникам, и коррумпированным чиновникам. К сожалению, это имеет ме­сто и в специальной криминологической литературе. Между тем, значение данного термина весьма многозначно и слово «мафия» употреблялось и употребляется в самых разных значениях и ситуациях. В литературе выде­ляются три основных значения данного слова:



1) Собственное имя организации

«Мафия» — имя нарицательное, обозначающее или организованную преступность, или просто остающееся в тени, тайное сообщество лиц, дей­ствующих вне закона. В этом третьем значении данный термин примени­тельно к России употребляет А.И. Гуров1 и ряд других авторов.

В литературе отмечается, что вообще мафия, как понятие и явление, характеризуются неопределенностью, многозначностью, но об этом по­дробнее дальше.

Здесь лишь заметим, что нередко смешиваются два принципиально разных типа криминальных организаций: преступная организация — субъ­ект конкретных преступлений или организованной преступной деятельно­сти, с одной стороны, и — с другой —организация, структурирующая ту часть населения, которая выходит из правового пространства, решает свои проблемы с нарушением закона, в том числе уголовного, и определен­ным образом самоорганизуется.

Если говорить о первом типе криминальных организаций, то в России УК РФ выделяет: организованную группу (ч. 3 ст. 35 УК РФ), банду (ст. 209 УК РФ), незаконное вооруженное формирование (ст. 208 УК РФ), объединение, посягающее на личность и права граждан (ст. 239 УК РФ), а также преступное сообщество (преступную организацию) — ст. 210 УК РФ. При этом разграничение нельзя признать четким и последовательным, а даваемые законодателем определения безупречными.

Одни виды организованных преступных формирований выделяются в статье 35 УК РФ Общей части УК РФ (организованная группа, преступная организация (преступное сообщество), о других имеются статьи только в Особенной части УК РФ. И хотя в диспозиции данных статей нет указания на организованность банды, незаконного вооруженного формирования, объединения, посягающего на личность и права граждан, последние не мо­гут не носить характер разновидности именно организованных преступных формирований.

Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)

Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.

Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

Организованная группа в соответствии с частью 3 статьи 35 УК РФ по­нимается как устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совер­шения одного или нескольких преступлений. В отличие от группы по предварительному сговору участники организованной группы «заранее» объединяются и вместе проходят стадию приготовления к преступлению. Важно четко разграничивать совершение преступлений организованной группой и группой по предварительному сговору. Последняя не относится к числу организованных преступных формирований. Реально организован­ная группа создается при совершении несколькими лицами не просто

1 Гуров А.И. Красная мафия. М., 1995. Аслаханов Асламбек О мафии в России без сенсаций. М., 1996.

преступления, пусть и самого тяжкого, а организованного преступления, когда надо предварительно объединиться и согласовывать свои действия уже при подготовке преступления.

В международно-правовых документах можно найти иное определе­ние. В частности, в статье 2 Конвенции Организации Объединенных На­ций против транснациональной организованной преступности (принята ре­золюцией 55/25 Генеральной Ассамблеи от 15 ноября 2000 года) говорит­ся, что «организованная преступная группа» означает структурно оформ­ленную группу в составе трех или более лиц, существующую в течение определенного периода времени и действующую согласованно с целью со­вершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступле­ний, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, с тем чтобы получить, прямо или косвенно, финансовую или иную материаль­ную выгоду». Здесь нет признака «заранее объединились», но вводится указание на структурно оформленный характер такой группы, нижний по­рог численности, а также мотивацию. Преступления должны быть не толь­ко «серьезными», но совершаться ради получения финансовой или иной материальной выгоды. Последнее связано со стремлением не связывать ор­ганизованную преступность в ее проявлениях с преступлениями, совер­шенными по мотивам политическим, религиозной, расовой и иной ненави­сти, другим. Этот момент подробно обсуждается в следующей главе.

Заметим, что в Конвенции ООН, как и в УК РФ, «организованная груп­па» является не только термином, обозначающим конкретный вид органи­зованного преступного формирования, но также и неким базовым поняти­ем.

Согласно части 4 ст. 35 УК РФ, преступное сообщество (преступная организация) — это сплоченная организованная группа, созданная для со­вершения тяжких или особо тяжких преступлений. Но при этом в УК РФ разграничиваются разные виды таких групп. Причем при этом проис­ходит смешение организованных преступных формирований первого и второго выделенных типов, а также частично нечетко разграничиваются формирования внутри первого типа. Применяются термины: формирова­ние («незаконное вооруженное формирование»), банда, объединение.

Банда. В статье 209 УК РФ о банде говорится как об устойчивой воору­женной группе, создаваемой в целях нападения на граждан или организа­ции, без упоминания об организованной характере такой группы. Однако в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. №1 от­мечается: «под бандой следует понимать организованную устойчивую во­оруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для со­вершения нападения на граждан или организации. Банда может быть со­здана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения». От иных организованных групп банда отличается своей во-

оруженностью и своими преступными целями — совершением нападений на граждан и организации. Как показывает изучение уголовных дел, рассмотренных судами, не всегда банда четко отграничивается от неза­конного вооруженного формирования. Применительно к банде это совер­шенно определенно признано в указанном Постановлении Пленума Вер­ховного Суда РФ от 17 января 1997 г. №1

Незаконное вооруженное формирование объединение, отряд, дру­жина или иная группа, не предусмотренная федеральным законом (ст. 208 УК РФ). Исследования показывают, что незаконные вооруженные фор­мирования фактически часто являются такими организованными вооружен­ными устойчивыми и сплоченными преступными группами, которые совер­шают разнообразные преступления.

Вследствие изложенного на практике нередко бывает трудно отграни­чить незаконные вооруженные формирования от банд, которые тоже харак­теризуются вооруженностью, или преступных организаций (преступных со­обществ), имеющих и использующих оружие. Анализ показывает, что когда возникают сложности с дифференциацией квалификации деяний по статьям 208, 209, 210 УК РФ, нередко используется следующий прием: в пригово­рах оставляется квалификация, соответствующая эпизодам преступной дея­тельности, твердо доказанным в результате судебного разбирательства. То есть юридическая квалификация в этом случае базируется на оценке не вида организованного преступного формирования, а юридической квалифи­кации конкретно совершенных доказанных преступлений.

Иными словами, казалось бы, уже признанное в международно-право­вым документах и УК РФ положение о том, чтобы признавать и учитывать наряду с совершенным преступлением факт создания организованного формирования, руководства им и участия в нем, при таком подходе не ра­ботает, «повисает в воздухе». А ведь наличие такого организованного пре­ступного формирования, способного на совершение в любое время практи­чески любого преступления, намного более общественно опасно, чем но­шение преступником или преступниками холодного или огнестрельного оружия. Но в последнем случае факт такого ношения признается самостоя­тельным преступлением и его квалификация не зависит от квалификации совершенного с использованием данного оружия преступлением, либо с тем, что такое преступление не было совершено. Речь идет именно о юри­дической квалификации. Соответственно общественная опасность органи­зованной группы или иного организованного преступного формирования заключается не только в совершении ею тяжких преступлений. Иначе ее общественная опасность могла бы оцениваться идентично общественной опасности тяжких преступлений.

Объединение, посягающее на личность и права граждан. В соответ­ствии со ст. 239 УК РФ это — религиозное или общественное объедине-

ние, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью либо с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний.

Преступное сообщество. Оно же обозначается в УК РФ как пре­ ступная организация. В соответствии с частью 4 ст. 35 УК РФ пре­ ступное сообщество (преступная организация) — это сплоченная органи­ зованная группа (организацией), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех же целях. В ст. 210 УК РФ конкретизируется, что таким сообществом ( преступной организацией) признается также объеди­ нение организаторов, руководителей или иных представителей ор­ ганизованных групп в целях разработки планов и условий для соверше­ ния тяжких или особо тяжких преступлений.

В части четвертой ст. 35 и в ст. 210 УК РФ законодатель, на первый вз­гляд, допустил смешение двух типов криминальной организации, фактиче­ски отождествив понятия «преступная организация» и «преступное сооб­щество». Последнее понимается и преступным миром, и правоохранитель­ными органами, и криминологами как «преступная надорганизация», обес­печивающее оптимальное взаимодействие, взаимосвязи разных организо­ванных преступных формирований первого типа. Однако анализ статьи 210 УК РФ, показывает, что такое смешение — иллюзия. Практически сде­лано все для того, чтобы не криминализировать создание организованных преступных формирований второго типа, руководство ими и участие в них.

Часть первая статьи 210 УК РФ предусматривает наказание за «созда­ние преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями». Одновременно и за «создание объединения организа­торов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений»(выделено автором А.Д.). Последняя форму­лировка исключает возможность признания преступным сообществом объединения организаторов, руководителей или иных представите- лей организованных групп в целях разработки более широких планов и условий функционирования организованных преступных формирований и их широкомасштабной деятельности, обеспечивающих в том числе органи­зованное противостояние закону, правоохранительной системе. Включая лоббирование при принятии законов, иных нормативных правовых актов криминального интереса.

Указанная выше «иллюзия», с одной стороны, «работает» на создание имиджа законодателя как последовательного борца с организованной пре-

ступностью, с другой — лежит в основе многих оправданий по ст. 210 УК РФ, исключения данной статьи из обвинения. Наивные, неопытные сотруд­ники правоохранительных органов, искренне стремящиеся использовать уголовный закон для результативного реагирования на высокоорганизо­ванные преступные сообщества и организационную криминальную дея­тельность лидеров преступного мира, образно говоря, «летят как бабочки на свет и сгорают», ориентируясь на действующую диспозицию ст. 210 УК РФ. Фактически указанные сообщества существуют и активно функ­ционируют, но не подпадают под признаки ст. 210 УК РФ.

Вообще опасно, наивно и очень хорошо продуманно в криминальных интересах, ограничение криминализацию создания, руководства и участия в преступной организации указанием на то, что такая организация создает­ся для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Не установлено случаев, когда бы организаторы заранее договаривались о степени тяжести тех преступлений, которые они будут совершать. Практически организаци­ями совершаются самые различные виды преступлений — всё то, что диктуется логикой развития и сокрытия преступной деятельности, легали­зации и приумножения получаемых доходов, сохранения криминального формирования как такового. Такого рода деятельность может заключаться сначала в совершении экономических преступлений, многие из которых законодателем не отнесены к категории тяжких, но причиняют масштаб­ный экономический вред. Затем уже участники организаций могут перехо­дить к заказным убийствах, захвату заложников и т.п. Их криминальная деятельность нередко приобретает транснациональный характер.

В рассмотренных судами уголовных делах фиксировались случаи пере­растания организованных преступных групп в банды, банд — в преступ­ные организации и даже сообщества. Так, в 1993 г. Г. организовал банду с целью нападение на граждан. Борясь за лидерство в более крупной группи­ровке «Хади Такташ» банда Г. практически полностью физически уничто­жила противостоящую им часть, более взрослых и авторитетных ее членов. С этого времени единоличным лидером становится Галиакбаров, а руково­димая им банда стала называться «бригадой Раджи». Противоправная дея­тельность стала сочетать в себе признаки как бандитизма (ст. 209 УК РФ), так и организации преступного сообщества (ст. 210 УК РФ). Расширялась сфера влияния банды, более разнообразными становились виды ее пре­ступной деятельности. Огромный преступный доход организация получала за счет незаконного сбыта наркотических средств на территории Казани....Сообщество совершало убийства, в том числе «по заказу», неза­конный оборот оружия, экономические мошенничества, вымогательства, эксплуатировало проституток. Выход из банды был возможен лишь в слу-

чае смерти ее участника либо ввиду злоупотребления наркотическими средствами. Добровольный выход не допускался1.

Этот пример хорошо иллюстрирует общий вывод криминологов: при эскалации преступной деятельности совершается все, что способно прино­сить сверхдоход, обеспечивать в тех или иных масштабах власть и безнака­занность.

Подводя итоги вышеизложенному, можно сделать следующие выводы.

1. Несмотря на наличие организованных форм преступности, законодатель детально не криминализировал отдельные ее проявления. Более того, даже две криминализированные формы ОПД (организованная преступная группа и преступное сообщество) не имеют резких отличий, из-за чего следователи и судьи испытывают трудности при квалификации действий организаторов и исполнителей. Хотя проблемам борьбы с организованной преступностью посвящено значительное количество работ, до настоящего времени не определена сущность отличий преступных организаций, преступных сообществ, преступных группировок, организованных преступных групп между собой.

2. Среди форм организованной преступной деятельности целесообразно выделить следующие:

организованная преступная группа, относящаяся к системе организованных межгрупповых криминальных отношений;

преступная организация. Структура и принципы деятельности любой организованной преступной группы, преступной организации или преступного сообщества подчиняются общим социологическим законам, регулирующим существование любой социальной организации. Поэтому методы и формы управления по отношению к социальным организациям вполне применимы и для воздействия на организации преступного характера и, как следствие, на организованную преступность в целом;

преступное сообщество, которое создается для обеспечения взаимодействия организованных групп, банд, преступных организаций, обмена информацией, объединения усилий в нейтрализации и использовании правоохранительной системы, иных государственных структур и институтов гражданского общества, в оказании помощи нуждающимся функционерам преступных организаций.









Живите по правилу: МАЛО ЛИ ЧТО НА СВЕТЕ СУЩЕСТВУЕТ? Я неслучайно подчеркиваю, что место в голове ограничено, а информации вокруг много, и что ваше право...

Система охраняемых территорий в США Изучение особо охраняемых природных территорий(ООПТ) США представляет особый интерес по многим причинам...

ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...

ЧТО ТАКОЕ УВЕРЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ В МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ? Исторически существует три основных модели различий, существующих между...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.