Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







ВОРЫ В ЗАКОНЕ»: ИСТОКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ





координаторы— элита преступного мира, как правило, «воры в законе» либо «авторитеты», обеспечивающие стабиль­ ность системы организованной преступности путем взаимодей­ ствия с каждым из названных элементов1. На координаторов

1 Помимо «воров в законе» и «авторитетов» в преступном мире вы­деляются также «положенцы» («ответственные») — лица, исполняющие в полном объеме функции «воров в законе» на конкретной территории (назначаются несколькими «ворами в законе»); «смотрящие» — лица, осуществляющие контроль и координацию деятельности преступных формирований на конкретной территории и обеспечивающие поступле­ние финансовых средств в «общак» (назначаются «вором в законе» либо «положенцем» в пределах контролируемой территории, либо лидером преступного формирования по согласованию с «вором в законе»); «дер­жатели общака» («казначеи») — лица, обеспечивающие сохранность, учет и контроль за использованием «общака» (воровской кассы).

394 Глава XIV. Организованная преступность

ложится обязанность по хранению и использованию региональ­ного «общака» (общей денежной кассы), который все чаще вкладывается в коммерческие структуры для получения прибы­лей и спасения «общака» от инфляции. Приведенная типовая схема весьма условно отображает реальность, так как большин­ство преступных сообществ аморфны. Наблюдается «перетека­ние» гангстеров в лжепредпринимателей.

Идеология, которую насаждают координаторы преступной среды, неоднородна, в ней наблюдаются как тенденции ретро-профессионализма (реанимация традиций и обычаев «воров в за­коне»), так и неопрофессионализм в виде копирования системы взаимоотношений по типу западных (либо восточных) мафиоз­ных и гангстерских организаций. Взгляды и привычки различа­ются и в зависимости от принадлежности к тому или иному виду преступного промысла (дельцы-расхитители, коррум­пированные с госаппаратом, бандиты, рэкетиры, сутенеры, карманные воры и т. д.). На идеологию преступного мира и, ес­тественно, на формирование взглядов и жизненных позиций членов мафиозных структур огромное влияние оказывает срав­нительно немногочисленная, но авторитетная, имеющая глубо­кие корни в преступной среде корпорация «воров в законе», со­ставляющая ядро организованной преступности.



Многие «воры в законе» «вросли» в элиту международной преступности, о чем свидетельствуют их устойчивые связи с ли­дерами преступного мира других стран. Управление сообщест­вами осуществляется с помощью воровских сходок, а воздейст­вие на уголовную среду — посредством специально выделенных лиц и воровских обращений. «Вором в законе» может считаться лишь преступник, имеющий судимости, авторитет в криминаль­ной среде, принятый в сообщество на специальной «сходке».

Одна из опасных тенденций в деятельности сообщества «во­ров в законе» состоит в планомерной работе по установлению своего влияния на осужденных и освобожденных из исправи­тельного учреждения. Делается это и непосредственно, и с по­мощью обращений, подкупа, угроз, терроризирования осужден­ных, и путем направления специальных эмиссаров, которым вы­даются «мандаты» с полномочиями. Так подавляется воля к сопротивлению вставших на путь исправления, локализуются источники информации об организованной преступности. Лиде­ры организуют распространение ложных слухов в отношении осужденных, вставших на путь исправления, «обрабатывают» вновь прибывших в зону осужденных, искаженно толкуют уго­ловно-исполнительные законы и правила отбывания наказания.

§ 3. Истоки и развитие организованной преступности в России 395

Модернизированная, обогащенная международным опытом субкультура «воров в законе», насаждавшееся ими построение отношений по горизонтали и вертикали, «активная оборона» стали характерными для жизнедеятельности структур организо­ванной преступности.

В преступной среде постоянно формируются резервы органи­зованной преступности. В ее структуры попадают в зависимо­сти от преступного опыта, личных качеств, связей и лидеры, и начинающие преступники, прошедшие «школу» в молодежных и даже подростковых группах антиобщественной направленно­сти, в местах лишения свободы. Так называемые территори­альные формирования с антиобщественной направленностью, а также экстремистские группы — по существу, организован­ные преступные формирования подростков и молодежи и во многих случаях действуют под контролем представителей организованно-криминальной среды.

Помимо использованных в схеме понятий широко применяется и иное: «криминальный авторитет». Оно носит многозначный характер. Чаще всего имеется в виду одно из двух: 1— собирательное имя для лидеров криминальной среды без конкретизации того, кто именно имеется в виду: «положенец», «смотрящий» и т.п., 2 — наименование кандидата в «воры в законе», лица, приближенного к последнему и пользующегося его довери­ем, признанием криминальной среды.

Но что же происходит в условиях свободы? Судя по многочисленным источникам практически работает та же схема, но с несколько иными си­стемой и наполнением функций ряда криминальных иерархов. Например, остается смотрящий за «общаком», но такой «общак» и его назначение неизмеримо масштабнее.

Реформируемая Россия была поделена на территориальные «зоны», контролируемые или непосредственно «ворами в законе», или их «поло-женцами», даже «смотрящими» (в более мелких территориальных образо-

ваниях) Прокуроры городов, районов, сотрудники МВД РФ и ФСБ РФ очень хорошо были информированы о том, какой криминальный иерарх контролируют ту территорию, на которой они «работают».

На рубеже веков в России криминальные иерархи не только не находи­лись на нелегальном положении, но демонстративно себя обнаруживали и по собственной инициативе эпизодически либо периодически вступали в контакт с прокурорами, начальниками органов внутренних дел и т.п. в це­лях решения различного рода проблем криминальной среды. Причем одни «воры в законе» назначали «положенцев», потому что контролировали слишком большую территорию и не могли долго находиться в разных зна­чимых для них регионах одновременно, другие пребывали за рубежом и оттуда осуществляли руководство, третьи (но их в девяностых годах стано­вилось все меньше) отбывали лишение свободы.

Наиболее яркой иллюстрацией изложенного могут служить материалы СМИ и «мемуары» деятелей криминальной среды. В «Интернете» Влади­мир Податев (криминальное прозвище «Пудель») поместил главы своей книги, в которой так описывает некоторые этапы своего жизненного пути: «Родился на востоке России в городе Хабаровске в 1951 году. Жизнь про­жил не простую, но интересную. Воспитывался на улице. В 20 лет имел три судимости по уголовным статьям, к 35 годам отсидел 18 лет в лагерях и тюрьмах. На свободу вышел в 1986 году. Через несколько месяцев стал одним из самых влиятельных криминальных авторитетов в Хабаровском крае, а затем и на всем Дальнем Востоке. Когда начались перестроечные времена, я легко во все это вписался и к 1993 году стал одним из наиболее богатых и влиятельных людей в регионе. Занимался общественной и благотворительной деятельностью, а также пресекал уличный беспредел... С одной стороны на меня нападали коррумпированные власти, с другой – криминальные авторитеты. Первые хотели упрятать в тюрьму, вторые – расправиться физически. В результате, с апреля по декабрь 1994 г., мне пришлось большую часть времени провести за пределами Хабаровска, пре­имущественно в Москве. Но, как говорится, нет худа без добра. Оказав­шись в Москве, я окунулся в общественно-политическую жизнь страны и менее чем за год, несмотря на помехи, совершил невероятный взлет. В на­чале 1994 г. меня все считали криминальным авторитетом, а к началу 1995 г. я стал президентом Международного правозащитного движения «Единство», членом комиссии по правам человека общественной палаты при президенте России, заместителем Верховного атамана казачьих войск

России и Зарубежья и членом президиума ЦК свободных профсоюзов Рос-сии»1.

1 Автор предлагал искать информацию о его книге в Интернете по адресам: http://www.beltelecom.by/~edinstvo/; http://www.50megs.com/podatev/ и др.

А вот что писали о Податеве криминологи: «К концу 80-х годов «поло-женцем» по Хабаровску является В. Податев (кличка «Пудель»). Ранее трижды судим. Создал фирму-ассоциацию «Свобода», которая занималась «охранными и детективными услугами», а также игорным бизнесом. В 1993 году зарегистрировал краевую общественную организацию «Единство». Непостижимым образом стал даже членом комиссии по пра­вам человека Общественной палаты при Президенте РФ (!). В последнем качестве был в Женеве, США. При выезде из США общался с известным российским «вором в законе» Вячеславом Иваньковым. В 1994 году у По-датева возник конфликт с краевыми «ворами в законе» и его решили ли­шить воровских полномочий. В связи с этим событием Хабаровское теле­видение даже прерывало местные передачи. И только для того, чтобы сообщить, что жизни Податева угрожает опасность»1. Податева видели и в передачах Центрального телевидения, интервью с ним опубликовала в 1995 году самая многотиражная еженедельная газета России «Аргументы и факты». Из интервью видно, что Податев и его окружение не собираются равнодушно относиться к выборам в высший представительный орган вла­сти.

Длительное время контролировал ситуацию на Дальнем Востоке «вор в законе» Джем, о котором газета «Комсомольская правда» 25 октября 2001 г. писала в статье «В Хабаровске умер «смотрящий» за Дальним Востоком»: «23 октября в хабаровском СИЗО умер Евгений Васин, «вор в законе», больше известный как Джем....даже дети на Дальнем Востоке зна­ли, что Джем — лидер преступного сообщества, и это целый мир, который давно и благополучно развивается и смешивается с нормальной жизнью». По оценке оперативников, как писала данная газета, сумма «общака», ко­торый держал Джем, колебалась от 3 до 6 млн. долларов. Икра от Джема заполонила оптовые рынки, а сам Джем давал огромные интервью в цен­тральных газетах.

Изучение уголовных дел показывает, что, как правило, в конце девяно­стых годов, «воров в законе» осуждали за хранение незначительной части наркотиков (находили в их одежде) либо даже оправдывали как не совер­шавших преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, то есть за орга­низацию и руководство преступным сообществом. Однако материалы уго­ловных дел, личных дел осужденных изобиловали данными о широкой криминальной организаторской деятельности таких лиц на свободе и в ис­правительных учреждениях. И дело даже не в том, что «рассыпалась» до­казательственная база, свидетели изменяли показания, некоторых потер­певших ко времени рассмотрения дела в суде не удавалось отыскать. Ука­занную широкую организаторскую деятельность пытались «втиснуть» в рамки диспозиций статей, в том числе ст. 210 УК РФ, относящихся к со­вершению либо к приготовлению совершения конкретных тяжких и особо тяжких преступлений. Например, делались попытки квалифицировать как вымогательство разрешение криминальными лидерами гражданско-право­вых споров с «отстегиванием» им до 50 % от суммы «иска». Так, в уголов­ном деле по обвинению Л., оправданного по ст. 210 УК РФ, так описыва­лась его криминальная деятельность в Постановлении об избрании в каче­стве меры пресечения содержания под стражей: « Л, ранее неоднократно судимый, являясь организатором преступной группы...в целях совершения тяжких и особо тяжких преступлений на территории ... области, на основе общих преступных замыслов, вошел в созданное А. объединение организа­торов, руководителей и иных представителей организованных преступных групп...».

Интервью с семнадцатью «ворами в законе» и «авторитетами» показа­ли, что они считают себя лидерами не просто членов конкретных крими­нальных формирований или криминальной среды мест лишения свободы, но широкой криминальной среды.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.