Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Шарыпаева Маргарита Викторовна





Проводил интервью: Симанова Л.

Расшифровывал интервью: Симанова Л.

 

- Где Вы работали в годы Великой Отечественной войны?

-В годы Великой Отечественной войны я работала на заводе «Красная Этна»

- Когда Вы пришли туда работать, в каком году?

-С 40-го года я работала статистиком, а потом, когда началась война, я работала по приемке мин, контролером. Принимали мины. В это время я заканчивала подготовку в педагогическом училище и его закончила с отличием. И меня направили в школу. Я начала работать в 110-й школе.

- В каком году вас направили в школу?

-Через год, а там написано у меня < «c 1943 работала учителем начальной школы», из автобиографии>. Работала в школе, сначала 110-я школа, потом <школу> перевели, когда война закончилась, нас перевели в 52-ю школу.

- А с чем был связан перевод?

-Там <в 52-й школе> был госпиталь. Когда расформировали госпиталь на улице Чкалова, нас в эту школу вернули, и стала школа 52.

- А в школе что входило в ваши обязанности, чем вы там занимались?

-Я была учителем начальных классов, работала с первого по четвертый класс. В годы войны было у нас <в классе> до 45 человек. Вначале были небольшие классы, а всю войну у нас было 42, 45 учащихся в каждом классе.

- Большие классы.

-Очень большие были классы, учителей было мало, и классы были большие. Дети были очень внимательными, я была очень строгим учителем. И никуда <не отвлекались>, вот так они сидели у меня, только смотрели мне в рот. Ребята были хорошие, добросовестные, очень хорошо учились. Прежде чем взять класс, когда мне предлагали первый класс, я обходила всех родителей каждого ученика, записывала фамилию, имя и отчество мамы, папы, бабушки, дедушки, всех кто был на фронте. Каждый год мы собирали поздравления, писали и бабушкам и дедушкам. Поздравляли их с днем рождения и с праздниками. Концерты устраивали, готовили <к концерту> все сами. Дети готовили концерты. В годы войны ходили в госпиталь, тоже ходили с концертом. Концерт давали. Ухаживали за военными. Очень они нас, раненые, хорошо встречали и с удовольствием нас слушали.



- То есть, можно сказать, Вы поднимали боевой дух?

-Да, совершенно верно. Они были очень довольны. Я не могу сказать номер школы, но это сейчас около Управления железной дорогой, вот в этом госпитале мы <устраивали концерты>.

- Расскажите какие-нибудь самые яркие моменты, когда вы в госпиталь ходили, или когда в школе работали.

-Даже письма писали моим ученикам. Приходили <ученики в госпиталь>, люди лежали в госпитале больные, и они им <ученикам> письма писали домой, и писали поздравительные письма. Ребята были очень довольны, с удовольствием ходили в госпиталь. Ну а вот в годы войны мы работали по 12 часов. На заводе когда мы работали, 12 часов рабочих у нас было и последний день, субботний день, в воскресенье вернее: первая была смена 12 часов и вторая 12 часов. И вот вторая смена выходила в первую смену.

- Получается 24 часа?

-Нет, 12 часов отработали, и вторая смена приходила с утра. Та первая смена в 4 часа их меняла еще раз, вторая смена они приходили в 10, нет, в 11 часов опять первая смена выходила. То есть, одна вторая смена работала дважды. По много часов работали, очень по много часов. Без выходных, без проходных.

- Ну а как же отдыхали?

-Никогда не отдыхали. Это еще не все, я еще дома, для того чтобы помогать семье, у меня было 2 брата с 38 и с 31 года, мама не работала, а папа был на казарменном положении на заводе «Красная Этна». Он работал мастером в термичке. Он был на казарменном положении, домой он не приходил. Карточка у нас была 700 грамм на хлеб. Нам мама по 200 грамм с сестрой отрезала, мы 200 грамм съедали за эти 12 часов. А папину карточку не трогали. По 500 грамм оставляли маме, детям. И однажды я пришла, а мама была в очень плохом состоянии, я чувствовала, что они у нее съедают и ее норму, которая положена маме была. Я стала кушать 100 грамм, а 100 грамм приносила маме. Заставляла маму кушать при мне, мама поправилась, а я опухла, у меня опухли ноги, чирей на руке появился. Я заболела от недоедания, от голода. Но меня быстро выручил мой друг, который был на фронте. Я его очень любила, я ему писала каждый день письма. Треугольнички раньше были, я ему каждый день писала и стихи и <прозу> так. Вдруг писать перестал он мне и у меня здесь <на руке> вырос чирей. Приехал с фронта, ко мне домой, и его семья нам помогла. Сразу купили картошки. У него отец был фотограф, и он с меня слово взял, что я буду ходить и помогать отцу. Сначала проявлять, потом накатывать на стекло, и этим делом я занималась. Я приходила к ним они меня кормили дополнительно и с собой давали братьям. Так что я очень быстро поправилась, они меня подняли на ноги. Поэтому я их семье всегда была очень благодарна. Он погиб на фронте. Нас вызвали в военкомат, вместе с родителями ходила, и в военкомате прочитали всех, кому давали награды, нашему последнему и сказали что он погиб. Там он и захоронен, на Украине. Я сказала, что я теперь хожу, я не могу так оставить. <Принимает участие в акции Бессмертный полк. Бессмертный полк - это парад, который проходит в День победы в Нижнем Новгороде. Участниками шествия являются нижегородцы, которые хотят почтить память погибших героев Великой Отечественной войны. Каждый участник несет фотографию своего или чужого деда, отца, брата, бабушки или матери, спасавших страну в годы войны>. Его младшая сестра, у нее есть дети, и эти дети со мной дружат. Они меня уважают.

- Если возвращаться к работе, в школе когда работали….

-Я комсомолка была, я была секретарем комсомольской организации и в школе я была секретарем комсомольской организации.

- Как у вас отношения в коллективе складывались?

-У учителей? Очень хороший коллектив у нас был, дружный. У меня и фотографии <есть>, жаль не принесла. Фотографии до сих пор в школе висят. И до сих пор меня уважают, напечатали в газете, и приглашают как ветерана. 17 <апреля 2015> числа меня приглашали на концерт. Очень концерт понравился, даже подарки дали. И меня наградили орденом недавно, орден вручили и подарок дали.

- Как орден называется?

-А я не знаю, Отечественной войны наверное. Я забыла.

- Как в вашем педагогическом коллективе Вы помогали друг другу, поддерживали. Или наоборот, каждый сам по себе?

-Нет, нет. Коллектив был очень дружный. У нас был коллектив начальных классов, средней школы, мы собирались и все вопросы решали вместе. К каждому празднику мы готовили концерты. Мы ходили долгое время и в госпиталь. Ходили, помогали пожилым людям, Тимуровская команда у нас была. Ученики были прикреплены к пожилым людям.

- А личными переживаниями делились друг с другом?

-Да, дружили до последнего, но сейчас осталась только я, мне 92 года. Из коллектива, где я начинала работать, 10 нас было, 11-я молодая была, она жива и я. Остальных уже никого нет. Очень трудно жили, зарплаты учительские маленькие, поэтому летом мы подрабатывали, ездили в пионерские лагеря. Я работала и старшей вожатой. От завода Красная Этна я ездила и от Красного якоря <завод>. А так имела сад, в саду работала. И цветы выращивала, и овощи и фрукты, и это мне помогало.

- Отвлекались, наверное, просто?

-Да, летом у нас 2 месяца отпуск, 48 дней мы были свободными, не работали.

- Кроме тех заболеваний, про которые уже говорили, еще чем-то болели в годы войны?

-В основном нет. Потому что физкультуру <в школе> преподавали мы. И физкультуру, и пение учителя начальных классов вели. Мы лыжной подготовкой занимались. Я только 2 года не езжу на лыжах, мне дочка не дает. Боится, чтобы я ноги не поломала.

- То есть проблем со здоровьем не возникало?

-Нет, было. Вот я квартиру хлопотала. Вот мне квартира досталась, у меня треть желудка осталась. А так нормально себя чувствую. Утром и вечером делаю зарядку, обязательно душ принимаю утром и вечером, зарядка для ног, для головы.

- А дыхательные техники используете?

-Да, да.

- Во время войны Вы с ребятами ходили в госпиталь и песнями, концертами поднимали боевой дух, а не замечали ли Вы что сотрудники госпиталя помогают больным, именно с психологической точки зрения?

-Знаете, очень хороший был госпиталь, куда мы ходили. Очень хорошо относились к больным. Но был такой вот случай, что больные, которые лежали во Дворце Ленина, у них были окопы вырыты в парке первого мая. И когда немец наш город бомбил, было прямое попадание туда. Очень мы переживали за них. Но немец нас бомбил, было страшно. Из завода нас не выпускали, <только когда> открывали заводские ворота, и мы выходили. Домой бегали. А так работали по 12 часов. И плюс я кофточки вязала, варежки, чтобы поддержать семью. Не знаю, два часа <в день> отдыхала ли я в годы войны. Может быть, 2 спала, все время работали. 12 часов плюс полчаса туда, полчаса обратно, пешком ходили. Я на Зеленодольской, сейчас это улица Ленина, вот там я жила. Посередине улицы.

- На заводе работали медики?

-Там были медицинские учреждения, но только уж если скорую помощь вызывали.

- По серьезным только случаям?

-Да, работали добросовестно, один раз там была <в день> пища, обед. Во время обеда и покушаешь, и между лавочками полежишь. Все было, голодали, холодали. Но у отца, у нас, был огород, и мы там сажали овощи, фрукты. Были фруктовые деревья и кустарники.

- Летом и осенью было проще?

-Ну да. Ну а корни у меня крестьянские. Моя бабушка, папина мама, она из Арзамаса. Она была лесничим там. Папа роды принимал у мамы, меня принимал. Она знала все травы, лечила людей, помогала людям. А потом переехала в Нижний. А вторая бабушка была батрачкой в селе Сартаково. А дом барыни был на горе, если едешь в Арзамас на левой стороне. А я 45 лет обрабатывала свой сад на правой стороне. Только год как продала сад. И до сих пор я езжу в деревню, лето в деревне у дочери отдыхаю. В деревне где полью, где подрыхлю.

- А где у вас деревня у дочери?

-За Семеновом, станция «Озеро». Вот я на все лето уезжаю туда.

- В госпитале, куда Вы ходили, не знаете ли Вы, работали там психологи?

-Этого я не знаю. Я не могу сказать. Я знаю, что начальник госпиталя очень хорошо относился к тем, кто там лежал. Никто не жаловался. А вот слезы у них мы видели. Они и обнимали ребятишек, и ребятишки их обнимали, целовали.

- Кто-то к ним приходил, кроме школьников из вашей школы?

-Это я не знаю. Вот мои ученики были прикреплены к старичкам. Были Тимуровцами.

- Они только физически помогали?

-И разговаривали и стихи читали. Я до сих пор стихи читаю. Очень довольны были. До сих пор я встречаю и своих учеников. Мне встретился ученик, при входе как-то, я ехала из сада. «Вы, - говорит он,- не Маргарита Викторовна?» Я говорю: - «Маргарита Викторовна». «Вы помните Зорина?»

Я говорю: - «Помню». Озорной был, фамилия подходящая. «Так вот, вы меня учили».

- Вы каждого ученика помните?

-Сейчас стала забывать. Но встречаются, обнимают меня, в гости заходят, звонят. Среди них есть и учителя. 2 учительницы начальных классов, пошли по моим стопам.

- Как вы узнали, что война закончилась?

-Я пришла со смены рано утром, в нашей квартире у папы было радио. К нам все приходили, одно радио на поселке было. И когда все узнали, что закончилась война, мы выбежали все на улицы. И друг друга целовали, обнимали. Мне пришлось забежать к своим знакомым. Все вышли, а их нет. Я им постучала, и муж ее выскочил в чем мама родила. В кальсонах в рубашечке. И все танцевали. Все были так рады.

- Какие изменения после окончания войны произошли на работе, график работы изменился, условия труда?

-Да, потом изменилось. Я перешла в школу работать, поэтому на производстве я не могу сказать, как изменился. Меньше стали <работать>, в школе в начальных классах по воскресеньям уже не работали. Раньше же не было выходных, родители работали и все дети в группе продленного дня. Правда мы менялись, одна учительница в одно воскресенье, другая в другое. Одно воскресенье выходной у нас. Было 2 выходных <в месяц>, 2 мы работали с детьми. Дети были очень довольны. Друг другу дети помогали. У меня были родители, которые работали на предприятии, где можно было купить продукты. Они не брали детские продукты, и эти продукты отдавались детям, у которых большие семьи. Были очень добрые дети и родители такие же. Добросовестно работали, много.

- Как Вы привыкли к тому, что нет войны. Были ли сложности или это легко было для вас?

-Конечно, было легко, потому что за продуктами ездили. С отцом меняли соль на хлеб, муку, крупы. А так мама шила день и ночь, мама была портниха. Этим зарабатывала, от детей не могла уйти – маленькие были.

- Проводились ли в школах, других учреждениях мероприятия по адаптации людей, тружеников тыла, к новым условиям?

-Мы концерты все время давали. К каждому празднику готовили концерты, приглашали родителей. Текст писали сами.

- Опыт, который вы получили в годы войны, пригодился ли он вам в жизни?

-Конечно, потому что все равно мы рассказывали, как жили, как переживали.

- Не мешало это в дальнейшей жизни?

-Приходится забывать, сейчас намного лучше мы живем. Пенсия у меня хорошая, нас не забыли. Недавно принесли очень большой подарок 7000 за мужа, потому что он был военный, и мне по 300 рублей каждый год.

- От какой организации эта поддержка. От ветеранских сообществ?

-Да, это нам выделяет наш район.

- Какие еще льготы у вас есть?

-Да, я могу ездить в санаторий.

- Ездили когда-нибудь?

-Недавно приехала из санатория, опять записалась.

- Где были?

-Я забыла, как называется, за Шахуньей. Очень долго ехали на автобусе. У меня бесплатный проезд. В деревню я езжу бесплатно. От лекарств я отказалась от льготы. А в санаторий езжу – бесплатно.

- Какую еще помощь вам бы хотелось получать?

-А я получаю, я сюда хожу в соцзащиту. Встречают очень хорошо. Мы здесь и попоем и потанцуем, слушаем лекции, беседы врача. Можно и потрудиться если хочешь. Тут есть и медицинское обслуживание: коктейль <кислородный> я пью, и массаж <делают>. Но массаж правда платный и коктейль. Раньше было лучше: и завтрак был бесплатный и обед и полдник. Сейчас это все ликвидировали. Мне как ветерану войны это обидно. Но у меня большие льготы <на услуги>, люди и по 1000 оплачивают и больше. Я как ветеран за питание плачу 800 рублей.

- Сколько у вас детей?

-У меня одна дочка. И двое внучат. Внук – преподаватель, внучка – менеджер. А дочка преподает в педучилище. Она закончила консерваторию с отличием. Преподает музыку. Она дирижёр хора.

- Маргарита Викторовна, Спасибо Вам большое за интересную беседу!

 

Яковлев Иван Иванович

Интервью проводила: Аристова Н.А.

Интервью расшифровывала: Быстрова Ж.

- Иван Иванович, в каких боевых действиях Вы участвовали?

- Начал я участие с Крыма, освобождал Крым, Симферополь, Севастополь, за что получил медали. Белоруссию и Украину освобождал, дошел до Будапешта. Призвали меня в апреле 43 года, а в боевых действиях начал участвовать в конце года, пока прошел курс молодого бойца, принятие присяги.

- В каких войсках Вы служили?

- Попал я в артиллерию, зенитный артиллерийский полк. Он назывался ЗАП. 85-ти калиберная пушка, я был заряжающим, второй номер. Первый - наводчик, второй - заряжающий, третий - комментатор, четвертый - устанавливает пушку, пятый - подносчик, шестой - трубочные.

- Правильно я поняла, в Ваши обязанности входило заряжать пушку?

- Зарядить и выстрелить.

- Как Вы думаете, чем Ваша деятельность, в Ваших войсках отличалась от других войск?

- Артиллерия - это бог войны считается. Пехота-царица полей, авиация-хозяйка воздуха.

- На каких фронтах Вы воевали?

- 4-й Украинский фронт и 2-й Белорусский.

- Какой путь прошло Ваше подразделение, какие города, населенные пункты?

- Призвался я в город Кропоткин – Северо-Кавказский железнодорожный узел, отсюда путь начал, но часть уже существовала. Нас сразу бросили в Азов, мы его освободили, потом в Крым, освободили его, потом Белоруссия и в конце 44-го перешли границу, пошли освобождать Европу.

- Какой длинный путь у Вас.

- Да, но бывает длиннее. У меня отец прошел от Смоленска до Сталинграда и под Сталинградом погиб, восемь раз раненный был. Последний раз его тяжело ранили, на катере их переправляли через Волгу, прямое попадание и сразу погиб, и все, кого перевозили.

- Были ли какие-то особые условия Вашей службы?

- В Крыму нас перебросили на Цингарский мост, и перед Цингой мы сделали привал, а нас начали бомбить ночью, с воздуха бомбили и с чердаков стреляли по нам. Там остановились автотранспортный батальон около пятисот машин, и наш полк как раз перебрасывали с Симферополя на Цингарский мост, потому что это была одна линия, которая снабжала Крым для охраны. И когда мы остановились, началась бомбежка. Мы там потеряли два орудия с полка, три с дивизиона, и людей человек десять погибло, разбомбило автоколонну. На следующий день объявили облаву в городе Циновке, я участвовал в облаве. Идем по вокзалу, и мальчик бежит и говорит: «Сегодня бомбить не будут, мама сказала». «А где ты живешь? » (спросили мы), - он нас привел, а там мама сначала говорит да он болтун, а потом созналась, что у нее есть подпольщики. Рассказала где. Их шесть человек, было, забрали в плен и сдали. Там были два татарина, и остальные бендеры с западной Украины, и, по-моему, румын там был.

- Были ли особо запоминающиеся истории, встречи с людьми, может быть, какие-то незабываемые встречи?

- Такого у меня не было, в Румынии мы были, там как раз была армия Власова, я охранял пищеблок от меня метров триста склад боеприпасов, на кухне продовольственный.

Батарея станция орудийной наводки, они всех уничтожили, одна девушка осталась, была в туалете и услышала, что там был шорох, и она убежала. Она только живая осталась остальных всех вырезали. И пришли сюда на нашу батарею и когда они подошли к зданию нашему, я шел по окопу и слышу разговор, смотрю, три головы торчат, они, значит, говорят: «Одни идут на склад боепитания, убираете часового и взрываете склад». Я значит, очередь дал и срезал эти три головы сразу. Они сразу побежали в мою сторону по оврагу, я здесь еще двоих убил и двое убежали, семь человек их было. По тревоге прибежали наши, один там раненный был, их поймали и сдали в плен. Они рассказали, какой у них план был - взорвать боеприпасы, меня снять, кухню подорвать, а остальных убить, но у них ничего не получилось.

- Какие у Вас были отношения между людьми в подразделении?

- Отношения были хорошие, все друзья были на батарее четвертого орудия приборное отделение, взвод управления-связисты, разведчики, мед. сестра, и управления связи дальномерности для летчиков. Мы знали каждый самолет по фото, артиллеристы знали все самолеты.

- А Вы друг друга поддерживали? Была ли взаимопомощь ?

- Я был раненый в Крыму. Три часа делали мне операцию, орудие стояло, не было заряжающего, я подготовил заряжающего его забрали на четвертое орудие, его тоже ранили, у меня легкое ранение было. После операции я сразу пошел к орудию.

- С местным населением приходилось общаться?

- С местным населением были отношения не плохие, в Румынии был, в Венгрии был, но и были противники, народы разные.

- Какая-то помощь, поддержка со стороны местного населения была?

- Нет, нам было запрещено общаться с мирным населением, простые люди всегда относились нормально. Один раз мы шли полковой караул и нас встретили противники, мы знали это, нас инструктировали, впереди два человека шло, колонна и еще четыре человека сзади. Ну и на нас выскочили, мы отбились, одному палец отстрелили, правда, но все обошлось. Это было в Румынии в районе Плегишты.

- Скажите, а вот кто выносил раненых с поля боя?

- Мед. брат, а потом и медсестра, она была и связисткой и медсестрой. У нас там выносить рядом, пушки рядом стояли пятьдесят метров друг от друга, если ранили, тут же сразу вызывают медсестру или мед брата. Я раненый был мед. брат сразу прибежал, в землянку меня оттащил, посмотрел, командир огневого взвода приходит, а мед. брат говорит, я сам все сделаю, через пару часов на ногах уже будет. Это в пехоте там медсестры с поля боя вытаскивают. А у нас стационарные были позиции, остановились, сразу капаем для орудия укрытия. Вначале закапываем технику потом для себя землянки потом для боеприпасов, потом склады.

- А вот когда раненых вывозили с поля боя, откуда брался транспорт?

- Обслуживающая часть была при полку, их вызывали и они забирали раненых. Недолго приходилось ждать. Нас машины все возили с места на место.

- Бойцы помогали своими силами?

- Семь человек с командиром в расчете. Командир отделением, один наводчик, два заряжающих, двое выдают данные, устанавливают угол, пять-шесть подносчиков.

- Скажите, как определялась очередность оказания мед. помощи в госпитале?

- Я в госпитале не лежал, я даже в санчасти не был, когда сделали мне операцию, я попробовал выстрелить, все получилось, и я пошел дальше воевать.

- А кто-то из бойцов рассказывал, кто был в госпитале, как им там помощь оказывали? Кто там работал? Как боевой дух поднимали?

- Обязательно, в госпитале замполиты всегда были, и в любой части был замполит, в любой батареи замполит, в роте замполит, батальоне замполит.

- И как он поднимал боевой дух?

- В первую очередь, к раненым подходил, утешал, поднимал настроение, говорил: «Ну, ничего в санчасти полежишь и придешь опять в свою часть».

- Какие-то мероприятия проводились для ребят, которые шли на поправку? Медицинские или может психологи общались?

- В госпитале да, а у нас не было, там были все врачи.

- А Вы что-нибудь про психиатров или психологов слышали?

- Я лично не сталкивался, но я понимаю, что обязательно должны быть, человека выписывают в каком состоянии, бывает здоровый, а психика нарушена, его отправляют в другое место, нельзя на боевые позиции. Его определяли или на кухню, чтобы не имел отношения с оружием .

- То есть, Вы считаете, что они должны были быть?

- Конечно, но я не знаю, я в госпитале не лежал. Только после войны в госпитале был в 45-ом, я тогда в авиации уже был, простыл и за день меня подняли. В санчасти два раза только лежал, и один раз в госпитале аппендицит вырезали.

- Иван Иванович, скажите, как Вы узнали об окончании войны?

- Мы были как раз в городе Плоеште, мы дошли до Будапешта, а потом нас вернули весь полк на охрану нефтяных запасов. И там где-то в часа в три-четыре позвонили дежурному, он объявил, мы сразу повыскакивали, все стреляли, один даже с пушки выстрелил, правда, его наказали. Говорят, война закончилась, а ты стреляешь. Все рады были.

- А домой, как Вас отправляли?

- Домой отправляли в первую очередь многодетных. Подъезжали машины и на вокзал поездом отправляли. Некоторых самолетом по четырнадцать человек, кто ранен был. Нас после войны расформировали и меня перевели в авиацию, до 46-го года августа месяца я там остался. Потом из Бухареста мы оттуда перелетели в Ростов.

- А как Вас дома встретили?

- Ну, дом мой в Ставрополе. Тут разгром был, все восстанавливали.

- Домой в Ставрополь Вы не поехали?

- Я же не уволился с частью, нас перевезли в Ростов.

- А там у Вас близкие были?

- Мама была, четыре сестры, отец погиб в 43-ем. Они жили не в самом Ставрополе, а в городе Светлограде.

- Вы с ним увиделись потом?

- В конце 46-го на Новый год, отпустили в отпуск.

- Как Вас встретили?

- Рады были, мама не верила, что я живой, земляк написал, что я был ранен, хоть я и писал письма, она думала, что за меня кто-то пишет.

- А вот когда Вы вернулись, Вам какую-то помощь социальную оказывали?

- Нет, мы служили, у нас норма. В авиации моторист одна норма, механик -другая. Питание, одежда. Я сначала был мотористом, механиком, потом борт. механиком, летчиком, потом на боевом летал, потом списали головная боль появилась в воздухе. Первый раз нормально посадил, второй раз еле-еле посадил. После этого в полет я больше не пошел, врач сказал, третьего раза может не быть, если будет, то последний. Здесь проверяли в госпитале, ничего не нашли в Москве тоже. Говорю: «Летать хочу, разрешите - буду, если нет, то нет». После этого раз пять-шесть головные боли еще были. Ночью помню я лежал в кровати, жена спрашивает, ты чего, а я голову к металлу прижимаю, искусственно боль создаю, чтобы не чувствовать ту боль. Очень сильные боли были, как будто выкручивает и ломается все. После этого пошел в госпиталь, проверяли, ничего не нашли. Сейчас вообще не слышу на правое ухо. Стал не слышать мгновенно, я ехал на машине из Ставрополя от дочки, домой в Ростов. Возвращаемся домой, у меня сразу шум в голове, я сразу по тормозам, я думал, это машина так шумит, вышел из нее и понимаю, что это у меня в голове. Как будто железо я зацепил, и сейчас у меня шумит. Ничего не нашли. Говорят: «Пей лекарство, а оно не помогает».

-Что Вам помогло после войны адаптироваться к мирному времени?

- Я играл в духовом оркестре еще с гражданки, в артиллерии оркестра не было, а вот в авиации был, поэтому меня туда и взяли. Когда командир полка проходил, мы стояли вольные, он спросил: «Какая специальность?». Я говорю колхозник – пахал, сеял, убирал. Ни шофером, ни трактористом не был. Музыкантом был, вот он меня и отправил в авиацию. Самодеятельность у нас была, песни пели, танцевали, как только боя не было.

- После войны Вам помогала музыка?

- Да, в полку хор был, спортсмены, спортом занималась, боксом и борьбой, бегом, прыжками. Стал бортмехаником, потом стал техником, меня хотели увольнять, а я остался, звание офицера мне дали. Тридцать два года прослужил, семь лет срочной службы, двадцать пять офицером. Уволился по возрасту, пятьдесят лет.

- Иван Иванович, скажите, а проводились ли с Вами после войны какие-то восстановительные мероприятия? Социальные, медицинские, психологические, мероприятия?

- Медицинские: 2 раза в год, весной и осенью. Санчасть каждого проверяла, рентген, флюорографию, врач осматривал, если есть что, то отправляли в госпиталь.

- Опыт военных лет, который Вы получили, как он отразился на вашей жизни?

- Как говорят, фронтовая дружба, крепче ее нет. Фронт нас скрепил, мы не знали, кто какой нация, все были равны. Были некоторые такие, что в грудь себя били - я такой-то, я такой-то. Я говорю: «А что толку с этого?». Ко мне как-то люди тянулись, мне, когда присвоили звание, еще был лейтенантом, уже предлагали замполитом идти на полк должность подполковник. Я отказался, говорю, я технику люблю. Я хотел летать, тогда я еще наземником был, а потом научился. Несколько раз предлагали, служил я в первом полку, десять лет прослужил, потом с 54-го по 59-ый в армии был, с 60-62-го корпус армию перевели в Киев, а я отказался. Покрышкин хотел меня взять с собой, а я что-то не захотел, а то сейчас мучился бы там. Наверное, какое-то шестое чувство подсказало. Он мне звонил, спрашивал, не передумал ли я. Мы хорошие с ним друзья были, хоть и он был генерал, а я еще капитан был. Потом в 63-ем я прослужил три года, потом по состоянию жены мы уехали в Ростов в братский полк.

- Иван Иванович, а вот сейчас Вам какую помощь оказывает государство?

- Деньги дают, за инвалидность платят, фронтовые.

- А социальные льготы?

- В этом году мне сделали ванную комнату. Предложили сначала: «Какую Вам технику?». Я говорю: «Стиральную машину». У меня жена умерла в прошлом году в августе. Мне дочка говорит, зачем тебе стиральная машина, пусть лучше душевую кабину сделают. Ванную выбросили, уже тяжело залазить в ванную, ну я позвонил, они мне сделали. Хорошо в любое время душ принял, сделали хорошо. Глава администрации сам нашел спонсора. Сам все организовал.

- Хотелось бы Вам еще какой-то помощи?

- Помощи мне никакой не надо больше, единственное ЖКХ нас мучает налогами. Нам старикам тяжело. Тяжело одним кто живет, везде ходить трудно, пять квитанций, везде бегать. Сделали бы одну квитанцию. Раньше я платил два раза в год, там все считалось газ, вода, электроэнергия. А сейчас каждый месяц ходить пять раз. Мне дочка и внучка помогает.

- Иван Иванович Большое Вам спасибо за интересный разговор, за то, что поделились своими воспитаниями, очень приятно было с Вами пообщаться!

Сведения об авторах

Буздова Зарема Хажсетовна – член студенческого психологического добровольческого отряда Северо-Кавказского филиала Центра экстренной психологической помощи МЧС России. Адрес: 357500, Пятигорск, ул.Ермолова, 12 Б. Тел. 89034913360. Эл.адрес: z.buzdova@bk.ru.

Величко Василиса Валерьевна – студентка третьего курса направления «Клиническая психология», Уральский федеральный университет. Адрес: Россия, г. Екатеринбург, ул. Куйбышева, 48, Тел.:+7 (343) 261-54-06, Эл. адрес: velichko552@gmail.com.

Воденикова Мария Андреевна – психолог научно-исследовательского отдела психологической подготовки Уральского филиала Центра экстренной психологической помощи МЧС России. Адрес: 620014, Екатеринбург, ул. Шейнкмана, д. 84. Тел.:+7(343)346-13-24. Эл. адрес: mary-online@bk.ru

 

Елисеева Ирина Николаевна– начальник отдела психологической подготовки и психологического консультирования Центра экстренной психологической помощи МЧС России, кандидат психологических наук. Адрес: 127055, Москва, Угловой пер., д. 27 стр. 2. Тел. +7 495 989-50-68. Эл.адрес: ceppopp@mail.ru.

Кисёлева Евгения Вячеславовна – студентка второго курса направления «Клиническая психология», Уральский федеральный университет. Адрес: Россия, г. Екатеринбург, ул. Куйбышева, 48, Тел.:+7 (343) 261-54-06, Эл. адрес: E1306@list.ru

 

Каримова Валентина Геннадиевна — магистрант 2 года обучения по направлению «Психология» Уральского государственного педагогического университета. Адрес: 620017, Свердловская область, г. Екатеринбург, проспект Космонавтов, д. 26. Тел.: +7 (343) 336-10-41. Эл. адрес: dfk.if1993@mail.ru

Колмогорцева Анастасия Алексеевнамагистрант 2 курса факультета психологии Южно-Уральского Государственного университета. Адрес: 454 080 пр. Ленина, 87, Челябинск, Челябинская обл. Тел.: +7(912) 451 59 29. Эл. адрес: psyrazv@mail.ru

Кольцова Вера Александровна -доктор психологических наук, профессор, заместитель директора Института психологии Российской академии наук. Адрес: Москва, ул. Ярославская, д. 13 Тел. +7(495) 682-91-51. Эл.адрес: ipras-contakt@mail.ru

Коханов Валерий Петрович – врач-психиатр высшей категории, доктор медицинских наук, профессор, член экспертной комиссии Центра медицинской экспертизы, реабилитации и восстановительного лечения «Всероссийского центра медицины катастроф «Защита» Минздрава России, член Учёного и диссертационного советов, ветеран боевых действий. Адрес: 123182, Москва, ул. Щукинская, д. 5. Тел. +7 499 190-65-63. Эл. адрес: kohanov001@yandex.ru

Кривец Алексей Сергеевич – студент факультета клинической психологии Красноярского государственного медицинского университета имени В.П. Войно-Ясенецкого. Адрес: 660022, Красноярск, ул.Партизана Железняка, д. 1, Эл.адрес: rector@krasgmu.ru

Кузнецова Виктория Валерьевна – психолог 2 категории отдела психологической подготовки Южного филиала «Центра экстренной психологической помощи МЧС России!» . Адрес: 344023, Ростов-на-Дону, ул.Страны советов., д. 23. Тел. +7 863 255-22-540. Эл.адрес: sb.cepp@mail.ru

Липкина Виталия Павловна – студентка 3 курса социально - психологического факультета ГОУ ВО МО «Государственный социально- гуманитарный университет». Адрес: 140501, Луховицы, улица Карла Маркса д.23.Тел.: +7 (925) 715-79-06. Эл.адрес: Lipanechka@yandex.ru

Малкова Оксана Александровна – психолог отдела психологической подготовки и психологического консультирования Сибирского филиала Центра экстренной психологической помощи МЧС России. Адрес: 660077, Красноярск, проспект Авиаторов, 2. Эл.адрес: ceppsibir@yandex.ru

Марченко Екатерина Витальевна – старший научный сотрудник отдела психологической подготовки и психологического консультирования Центра экстренной психологической помощи МЧС России. Адрес: 127055, Москва, Угловой пер., д. 27 стр. 2. Тел. +7 495 989-50-53 (158). Эл.адрес: ceppopp@mail.ru, khaekaterina@yandex.ru

 

Олейник Юрий Николаевич- кандидат психологических наук, заведующий кафедрой общей психологии и истории психологии Московского гуманитарного университета. Адрес: Москва, ул. Юности, д. 5. Тел.: +7(499)374-67-20 Эл. адрес: yurii_oleinik@mail.ru

Омельчанко Елена Валерьевна– кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии ГОУ ВО МО «Государственный социально-гуманитарный университет». Адрес: 140410, Коломна, ул. Добролюбова, дом 17, кВ. 96. Тел.: + 7 (915) 210-19-63 Эл. адрес: omel.68@mail.ru

Пак Елена Тесуевна – ведущий психолог научно-исследовательского отдела психологической подготовки и психологического консультирования Центра экстренной психологической помощи МЧС России. Адрес: 127055, Москва, Угловой пер., д. 27 стр. 2. Тел. +7 495 989-50-53 (153). Эл. адрес: epak2105@gmail.com

Серова Ольга Евгеньевна – кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории одаренности ФГБНУ «Психологический институт Российской академии образования». Адрес: 125009, Москва, ул.Мохова, д.9, с. 4. Тел.: 89163036812. Эл. адрес: s_olga953@mail.ru

Симанова Любовь Федоровна – психолог научно исследовательского отдела психологической подготовки Приволжского филиала Центра экстренной психологической помощи МЧС России. Адрес: 603022, Нижний Новгород, д.9. Тел. 8(831)2163847. Эл. адрес: pfcepp@mail.ru, cumahoba@mail.ru

Талмач Михаела Сергеевна – психолог второй категории Научно-исследовательского отдела психологической подготовки и психологического консультирования Центра экстренной психологической помощи МЧС России. Адрес: 127055, Москва, Угловой пер., д. 27 стр. 2. Тел. +7 495 989-50-53 (175). Эл. адрес: ceppopp@mail.ru, mikata@rambler.ru

Удалова Диана Сергеевна – студентка 4 курса факультета психологии, специальности «Психология служебной деятельности» Южно-Уральского государственного университета. Адрес: 454 080 пр. Ленина, 87, Челябинск, Челябинская обл. Тел.: +7(912) 321 31 04. Эл. адрес: psyrazv@mail.ru

Ушакова Инна Леонидовна – студентка Нижегородского государственного университета им. Лобачевского. Адрес: 603950, Нижний Новгород, пр. Гагарина, д. 23. Тел. 8(831)4623003. Эл. адрес: unn@unn.ru

Филимонова Мария Андреевна – студентка 4 курса факультета психологии, специальност









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.