Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Батуев А.С. (Санкт-Петербург, Россия)





Научный центр «Психофизиология матери и ребенка»

Санкт-Петербургского государственного университета

Специфика развития человека проявляется в длительной связи младенца с матерью, которая формируется как важнейшая потребность организма, дающая возможность постепенного и адекватного развития адаптивных функций в ответ на воздействия окружающей среды и в соответствии с последовательным темпом развития и созревания организма. Поэтому одной из исходных методологических посылок, на которой должно базироваться изучение онтогенеза ребенка, является рассмотрение этапов становления его психики и поведения в динамике созревания единой системы «мать-дитя».

Следует признать, что именно мать является основным источником сигналов, формирующих эмоционально-информативную среду ребенка на ранних этапах его жизни. Взаимоотношения матери и ребенка представляют собой высшее жизненное единство, направленное на реализацию базисных поведенческих программ развития.

Несмотря на единство биосоциального развития ребенка в системе «мать-дитя», представляется возможным выделить два взаимосуществующих уровня ее развития, удельный вес которых может меняться в разные возрастные периоды, определяя тем самым разнонаправленный характер форм взаимодействия: материнское поведение и родительское поведение. МАТЕРИНСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ - закладывается задолго до рождения ребенка и направлено на обеспечение биологических детерминант нормальной жизнедеятельности развивающегося организма. РОДИТЕЛЬСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ представляет собой целостную систему передачи потомству навыков внутривидового биосоциального поведения и основных стратегий деятельности, позволяющих минимизировать усилия ребенка по удовлетворению жизненно важных потребностей (т.е. формирование себе подобного и установление «внешнего гомеостаза»). Приобретение навыков происходит частично вследствие созревания специфических форм поведения, частично в результате собственного опыта, полученного в различных ситуациях, а также опыта научения, приобретенного с помощью подражания действиям других детей и взрослых.



Полноценное проявление материнского и родительского поведения возможное лишь в условиях достаточно длительного периода сосуществования системы «мать-дитя», является главным движущим фактором развития ребенка в первые годы его жизни. Вместе с тем это обусловливает и значительную степень риска: при нарушении ведущего звена этой системы, т.е. нормальных и адекватных взаимоотношений ребенка с матерью, нарушается не только физическое развитие ребенка, но и социальные компоненты его поведения.

Безусловно, что биологически детерминированный длительный и устойчивый характер взаимосвязи матери с ребенком должен обеспечиваться определенными инерционно протекающими процессами в организме матери как ведущего и определяющего звена этой системы. Речь идет о складывании системы последовательно протекающих и сменяющих друг друга доминантных состояний в организме матери. Подобные доминанты могут иметь как гормональную подпочву (гестационная, родовая, лактационная доминанты), совокупность которых определяет материнское поведение, направленное на обеспечение нормального развития ребенка, так и определяется целой совокупностью биосоциальных предпосылок, лежащих в основе родительского поведения. Причем периоды смены доминант, во время которых происходит своеобразная перетасовка на другой уровень взаимоотношений и изменение природы формирующей среды являются критическими периодами, как для самого ребенка, так и для всей системы в целом.

Если мы рассматриваем общение как главную характеристику и выражение биологической коммуникационной доминанты и как ведущую форму взаимоотношений человеческих индивидов, то следует признать, что в основе общения лежит, прежде всего, обмен информации в самом широком смысле слова (генетический, гормональной, биохимической, видовой, культурной и др.). Поэтому уже с момента имплантации оплодотворенной яйцеклетки мы можем говорить о начале обмена информацией, а стало быть, и о начале складывания некоей системы двух взаимосвязанных компонентов.

Во время пренатального периода развития ребенок живет практически «одной жизнью» с матерью. Поэтому сильные нарушения в протекании физиологических и нервно-психических процессов у будущей матери могут оказать влияние, подчас необратимое, на реализацию генетического потенциала ребенка и затруднить его последующие взаимодействия с социальной средой. Различные негативные (био- и психогенные) воздействия среды, влияющие на организм женщины во время беременности, могут привести к возникновению конкурирующей («стрессовой») доминанты. Такая доминанта будет в значительной степени нарушать нормальное протекание основной – гестационной, что, в конечном итоге не может не сказаться на физической и нервно-психической сфере будущего ребенка, на степени устойчивости его адаптационных процессов к моменту рождения.

Говоря о матрице врожденного социального, мы, прежде всего, имеем в виду наличие к пренатальный период развития вполне координированных движений, наличие «сенсорного» багажа новорожденного. При этом надо принять во внимание многочисленные данные о формировании примитивных механизмов эмоций, предпочтение голоса матери и ритмики родного языка. Повышение уровня гормонов стресса у матери и ребенка непосредственно перед родами и в течение одного - двух часов после родов может обеспечить наиболее благоприятную возможность для установления контакта «глаза-в-глаза» - чрезвычайно важного во взаимосвязи матери с ребенком.

Лактационная доминанта традиционно рассматривалась как фактор обеспечения биологических констант жизнедеятельности ребенка. Однако не менее важную роль играет биосоциальная составляющая взаимодействий между матерью и ребенком в период кормления. Именно она начинает занимать все более определенное место в формировании нервно-психического статуса ребенка.

Поэтому самый тесный физический контакт с матерью (при условии, конечно, активного компонента, вносимого самим ребенком в виде целого ряда импульсивных движений) обеспечивает единую «спайку» прошлого и настоящего опыта, взаимодействие памятных следов пренатальных воздействий с различными видами наличной контактной и дистантной рецепций, «нанизанных» на один и тот же главный социальный «релизер» - мать. По-видимому, это расширяющееся взаимодействие и является основой для создания и обогащения интегрального «образа матери».

Обратим внимание на врожденные предпосылки зрительно-слухового восприятия среды и, прежде всего, на врожденную способность младенцев к распознаванию человеческих лиц и голосов. Исследования дают основания предполагать, что ребенок рождается, уже обладая определенной информацией о структуре человеческого лица. Однако на первых этапах формируется обобщенный, широко генерализованный образ лица «человека вообще», с присущей ему жестко закрепленной структурой компонентов, позволяющий осуществить восприятие общего в лицах и выделить лицо как интегральное целое из среды. В дальнейшем начинает реализовываться механизм, ответственный за восприятие и за распознавание индивидуальных характеристик человеческого лица тонкой дифференцировки настроений взрослого человека, отражающейся в его лицевой мимике.

Говоря о восприятии младенцем собственной матери, мы не имеем в виду лишь создание мономодального (зрительного) образа. Учитывая роль акустической стимуляции в становлении пренатального опыта ребенка, можно полагать, что слуховая рецепция к моменту рождения ребенка оказывается более «подготовленной» к восприятию голоса матери и его выделению из остальной акустической среды. Следовательно, лицо матери совместно с направленной на ребенка эмоционально окрашенной речью может стать для последнего значимым многокомпонентным фактором, запускающим серию актов биосоциального взаимодействия.

Причем важно отметить, что особенностью складывания «интегрального образа» является не только целостное видение значимого для ребенка объекта и его «среды», но и включенность самого ребенка как «заинтересованного лица» в этот образ, делающим его «лично нагруженным», следовательно, и изначально субъективным. Тем самым младенец и мать представляют собой теснейший симбиоз не только в биологическом, но и в психофизиологическом плане. Вместе с тем именно закладка этого субъективного видения мира, начинающаяся на ранних этапах развития ребенка в системе «мать-дитя», явится в дальнейшем основным психофизиологическим фоном развертывания собственного индивидуального опыта ребенка и установления им лично значимых связей со средой.

Эмоционально-импринтинговая память – базовая в младенческом возрасте – выступает как основа формирования памятного фонда организма. Однако если речь идет о создании целостной взаимосвязанной системы «мать-дитя», есть основания полагать, что процесс импринтирования затрагивает не только ребенка, но и мать, то есть имеет место феномен «обратного импринтирования» - запечатления матерью своего младенца.

Поэтому нужно признать, что система «мать-дитя» является взаимоорганизующейся и взаимообучающейся, что наиболее ярко проявляется при формировании и оттачивании стратегий действий между матерью и ребенком.

Совершенно очевидно, что основным звеном и движущей силой психического развития ребенка является не переработка сенсорной информации, а его деятельность, разворачивающаяся в среде согласно формирующимся потребностным мотивам и дающая возможность не только процессуального усвоения среды, но и личной включенности в познавательные процессы. Ранние социальные взаимодействия ребенка развиваются и совершенствуются в паре «мать- дитя» в различных последовательно сменяющих друг друга поведенческих комплексах, отражающих динамику изменений доминирующей направленности действий ребенка.

Адекватность путей реагирования матери системе врожденных поведенческих проявлений младенца играет огромную роль. Сама способность матери адекватно различать и реагировать на реакции ребенка в целом базируется на активной доминантной направленности матери на своего ребенка – сложнейшей биосоциальнеой ДОМИНАНТЕ МАТЕРИНСТВА, обусловливающей и избирательный характер восприятия. Опыт взаимодействия с ребенком научает мать адекватно реагировать на его потребности. Однако, по-видимому, правильнее будет говорить о том, что в течение первых двух месяцев жизни оба компонента системы – и мать и ее ребенок – научаются друг у друга правильному реагированию, как бы прилаживаются друг к другу.

При этом поведение матери носит явно обучающий характер: речь и другие элементы эмоционально-экспрессивного поведения матери выглядят несколько преувеличенными, растянутыми, с часто повторяющимися компонентами. В целом это может способствовать не только большему разрешению процесса распознавания их младенцем, но и повышать степень их эффективной окраски, способствуя их лучшему усвоению и закреплению.

Примечательно, что для каждой матери характерен свой, индивидуальный «репертуар» реакций, широта которого способствует активному – путем имитации – расширению поведенческих проявлений ребенка. Разнообразная система паттернов взаимодействия матери с ребенком приводит к достаточно стойкому удержанию внимания ребенка, а, следовательно, к максимально результативному ходу общения.

Особая роль принадлежит подражательной деятельности (имитации) в организации и становлении сложных форм биосоциального поведения ребенка. Наличие имитационной способности у ребенка в целом обеспечивает повышение адаптационных возможностей организма в условиях все усложняющегося притока информации. Младенцы в первую очередь имитируют движения тех ведущих компонентов человеческого лица, которые были «ключевыми» и при его восприятии и при распознавании – они как бы мышечно подстраиваются под эти изменения, своего рода биосоциально мимикрируют. Можно предположить, что если на начальных этапах развития младенца импринтирование представляет собой как бы прямой срочный вводный канал притока и переработки информации по поводу биологически значимых компонентов среды, то имитация в этот период соответственно может рассматриваться как прямой экстренный канал двигательного биологически адаптивного реагирования.

Если принять, что имитация это приобретение индивидуального опыта путем повторения действий другого лица, то встает вопрос о сроках трансформации идеального образа действия через собственную природу и наличные действия. Если на ранних этапах развития ребенка имитация представляет собой компонент генетически закрепленной программы биосоциальных взаимодействий, то будучи включенным в контекст реальной деятельности самого организма, данный имитационный акт включается и в формируемый ребенком интегральный образ поведения, получая затем самостоятельную ценность в индивидуальных формах поведения.

Имитация в ходе положительно направленного общения представляет собой один из важнейших биологически оправданных способов существования, обеспечивающий ребенку максимально благоприятные условия для включения в наличный социум и дающего ему платформу как для видоспецифического научения, так и для социокультурного освоения среды. Вместе с тем надо признать, что полноценный переход к произвольному и социально обусловленному имитированию поведения связан с развитием когнитивных способностей ребенка, со способностью концентрации и удержания внимания на социально значимых объектах, инертного удержания образа в памяти и включенности его в формирование программ поведения. Становление осознанно-произвольной имитации (2-3 год жизни) связано с процессом все большего его отделения от матери, развития собственной автономности и самосознания.

Таким образом, индивидуальное обучение, проходящее в рамках системы «мать-дитя» путем ранних форм импринтирования и более позднего подражания действиям взрослых, способствует формированию как общих видоспецифических форм поведения, так и усвоению социальных традиций данного конкретного общества. Если материнское поведение, обеспечивающее реализацию глобальных биологических матриц рождения и выживания в основном носит видовой характер и, по всей видимости, имеет достаточно общий для всех алгоритм, то родительское поведение направлено на субъективизацию общего, т.е. на передачу своему потомству видоспецифических и индивидуальных диалектов социального поведения. В целом же эти две формы поведения обеспечивают возможность выживания и адаптации молодого организма в условиях конкретной, вероятностно меняющейся, биосоциальной среды и формирования активной целенаправленной природы взаимодействия с этой средой.

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.