Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ ПЕРИАТАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ И МЕДИЦИНЫ РОССИИ





МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ ПЕРИАТАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ И МЕДИЦИНЫ РОССИИ

 

РОССИЙСКОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО, СЕКЦИЯ ПЕРИНАТАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

СЕКЦИЯ ПЕРИНАТАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ, ПСИХОПАТОЛОГИИ И ПСИХОТЕРАПИИ

 

НИИ АКУШЕРТВА и ГИНЕКОЛОГИИ им. Д.О. ОТТА РАМН

 

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ПСИХОЛОГИИ И УПРАВЛЕНИЯ

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ ПОСЛЕДИПЛОМНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

КАФЕДРА ДЕТСКО ПСИХИАТРИИ И ПСИХОТЕРАПИИ

 

СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

 

 

ПЕРИНАТАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ И МЕДИЦИНА

(ПРОФИЛАКТИКА, ПСИХОКОРРЕКЦИЯ, ПСИХОТЕРАПИЯ

НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ)

СБОРНИК НАУЧНЫХ РАБОТ

По материалам II-й Международной конференции

Под редакцией И.В. Добрякова

Санкт-Петербург,

Октября 2003 года

 

 

 

 

Санкт-Петербург

 

 

ББК 88.4

С23

Перинатальная психология и медицина.

Сборник материалов конференции по перинатальной психологии, Санкт-Петербург, 3 – 5 октября 2003года. /Институт акушерства и гинекологии РАМН им. Д.О.Отта, Межрегиональная Ассоциация перинатальной психологии и медицины, Международный институт психологии и управления, Ассоциация «Психотерапевты Санкт- Петербурга», Санкт-Петербургское психологическое общество/ - СПб, 2003, 145стр.

 

 

ISBN

 

 

Научные редакторы –

Доктор психологических наук, профессор, ректор МИПУ Н.П.Коваленко,

Кандидат медицинских наук, доцент СПб МАПО И.В.Добряков.

 

ISBN

 

 

Международный институт психологии и управления, 2003.

 

 

РЕЗОЛЮЦИЯ

YI Российской межрегиональной конференции с международным



Участием «Перинатальная психология и психотерапия»

ПРЕДИСЛОВИЕ НАУЧНОГО РЕДАКТОРА

Каждый сборник научных работ, имеет своё лицо, отражает наиболее актуальные узкие проблемы той широкой тематики, которая заявлена в программе конференции. Редактируя в течение уже ряда лет тематические сборники материалов по перинатальной психологии, я имею возможность отслеживать те изменения, которые происходят в интересующей нас области. Работа редактора позволяет делать это эффективнее, чем, например, просто регулярное знакомство со всеми публикациями, появляющимися в научных и научно-популярных периодических изданиях. Дело в том, что редактор имеет дело с работами ещё «сырыми». После редакторской правки они становятся стройнее, грамотнее, но, теряя шероховатости, утрачивают в некоторой мере индивидуальные черты и очарование. Кроме того, редактор имеет возможность знакомиться с работами, которым не место в научном сборнике. Однако они, наряду с полноценными научными, научно-практическими работами, также отражают скрытые и явные тенденции развития перинатальной психологии на современном этапе. Читать подобные работы иногда интересно, иногда противно, иногда забавно, но всегда поучительно.

В правильности некоторых своих выводов о динамике и особенностях развития перинатальной психологии и психотерапии в нашей стране я убедился, беседуя с коллегами из разных городов во время дискуссий, возникающих в процессе проведения как выездных, так и стационарных тематических циклов повышения квалификации перинатальных психологов и психотерапевтов, а также, проводя ежемесячные заседания секции перинатальной психологии, психопатологии и психотерапии Санкт-Петербургского психологического общества.

Итак, в настоящее время прослеживаются следующие изменения перинатальной психологии в нашей стране:

I. Во-первых, можно констатировать проникновение научно-обоснованных методик в практическую работу перинатальных психологов и психотерапевтов. Всё меньше встречается «специалистов», уверенных в том, что их идеи, методики и деятельность непогрешимы, на любую, даже мягкую критику реагирующие агрессией, не желающие ничему учиться, перенимать чей-либо опыт. Всё реже можно встретить «гуру», занимающихся дородовой подготовкой с горящими глазами, считающих основной своей задачей «снизить тревогу и вызвать радость», приводящих пациенток в состояние хронической эйфории. Вообще, уровень образования перинатальных психологов и психотерапевтов за последние годы заметно вырос. Всё это позволяет надеяться на то, что период развития перинатальной психологии, характеризующийся невежеством и истероидным оттенком, заканчивается.

II. Во-вторых, растёт взаимопонимание между перинатальными психологами, психотерапевтами и врачами-акушерами. Свидетельством тому является сборник, который вы держите в руках. Это мы попытались отразить и в его названии.

Естественной реакцией на пренебрежение вопросами психологии, на жёсткий диктат акушеров-гинекологов в советское время стало отрицание некоторыми перинатальными психологами пользы медицины вообще. Занимаясь дородовой подготовкой под лозунгом «естественные роды», такие психологи пугали беременных врачами, в результате чего нередко женщины опасались самых простых медицинских вмешательств, отказывались от жизненно необходимых вмешательств, что очень затрудняло установление доверительных отношений между пациентками и врачами, мешало их работе. Последнее время, создаётся впечатление, что ситуация меняется к лучшему. Как я уже писал, нельзя в XXI веке считать естественными течение беременности и родов, если женщина не наблюдается врачом и не получает в случае необходимости медицинской помощи.

Тенденция роста взаимоуважения и взаимопонимания врачей и психологов находит отражение и в появлении интереса к перинатальной психологии у руководителей, организаторов служб родовспоможения, охраны материнства и детства.

Всё реже встречается широко распространённый ранее тип врача-акушера полностью отрицающего влияние психологического фактора на течение беременности и родов. Всё больше становится врачей не просто лояльно относящихся к перинатальным психологам, но и активно интересующихся психологией, повышающих своё образование в этой области, задумывающихся о том, как применить эти знания в собственной практической деятельности.

В данном сборнике опубликован целый ряд статей посвящённых применению седативных препаратов в акушерстве. Показания к их применению научно обосновывается, эффективность доказана. В то же время не следует забывать, что бензодиазепины, которым уделено так много внимания, способны накапливаться в тканях плода и оказывать на него токсическое действие, что применение их в первом триместре беременности увеличивает опасность возникновения у ребёнка «волчьей пасти», «заячьей губы» (Карпов О.И., Зайцев А.А., 1998). В связи с этим применение их требует особой осторожности. Если есть возможность справиться с нарушениями, возникающими у беременной, без назначения медикаментов, использовать их не следует. Альтернативой бензодиазепинов может быть психотерапия.

Можно следующим образом сформулировать принципы взаимоотношений медикаментозных и психотерапевтических вмешательств в акушерстве.

Принцип первый: чем острее состояние пациентки, тем больше оснований для назначения медикаментов.

Принцип второй: Прекращение медикаментозной терапии при возможности эффективного психотерапевтического воздействия.

Принцип третий: Использование минимальных доз препаратов с постепенным, осторожным повышением доз при отсутствии эффекта.

Принцип четвёртый: Чем меньше срок беременности, тем чаще выбор между медикаментозным лечением и психотерапии должен делаться в пользу последней.

Принцип пятый. При резистентных к проводимой психокоррекции, психотерапии нервно-психических расстройствах у беременной женщины не следует продолжать психотерапию, пробовать новые методики. В этих ситуациях целесообразно предложить пациенткам медикаментозную помощь. Психологи в этом случае обязаны рекомендовать консультацию врача психотерапевта или психиатра.

III. В третьих и врачи проявляют всё больший интерес к психотерапии, психологи начинают понимать разницу между психотерапией и психокоррекцией. Разрабатываются новые специальные психотерапевтические методики, предназначенные для лечения беременных женщин, младенцев, членов их семей. Можно говорить о новом направлении в психотерапии – перинатальном.

Перинатальную психотерапию можно определить как систему лечебного психического (психологического) воздействия на психику женщины и ребёнка в антенатальном (герминальном, эмбриональном, фетальном), интранатальном и постнатальном периодах, а через психику на организмы женщины и ребёнка (Добряков И.В., 2000, 2001). От других направлений психотерапии перинатальную отличает диадический характер объекта психотерапевтического воздействия (системы «беременная-плод» или «мать-дитя»); семейный характер проблем, которые она предназначена решать; низкий уровень осведомлённости пациентов, нуждающихся в перинатальной психотерапии, о возможности её получения; необходимость активного выявления нуждающихся в перинатальной психотерапии и формирования у них мотивации на лечение; ятрогенный и психологогенный характер ряда нарушений, являющихся показанием к применению перинатальной психотерапии; последовательную смену задач перинатальной психотерапии, связанных со стадиями жизнедеятельности семьи, этапами реализации репродуктивной функции; необходимость тесного сотрудничества перинатального психотерапевта с другими специалистами (акушерами-гинекологами, неонатологами, психологами); предпочтение краткосрочных психотерапевтических методик; дефицит специфического психологического инструментария и методических разработок в области перинатальной психотерапии; недостаточное количество грамотных специалистов, способных осуществлять перинатальную психотерапию; профилактическую направленность перинатальной психотерапии.

IY. Последние годы на работу перинатальных психологов и психотерапевтов оказывает влияние изменение контингента, с которым приходиться работать. Увеличение количества перинатальных психологов, разнообразие предлагаемых форм работы привело к возможности выбора пациентами/клиентами того, что наиболее соответствует их взглядам, представлениям, материальным возможностям. В этом есть и положительные, и отрицательные моменты. С одной стороны, конкуренция предполагает повышение качества работы, с другой на практике нередко более привлекательным может выглядеть лучше «раскрученные», но далеко не всегда оптимальные и полезные для здоровья формы перинатальной работы. Возникает опасность конъюнктуры в ущерб качеству. В этой ситуации особое внимание должно уделяться разработке качественных способов оценки эффективности перинатальных методик, программ дородовой подготовки. Очень хочется, чтобы в прошлом остались оценки своей работы перинатальных психологов, основывающиеся лишь на субъективной оценке своего состояния пациентками, впечатлениями самого психолога. «Если весомость субъективных впечатлений относительно родовспоможения не оценивается формальными критериями, эффективные методы никогда не будут определены и не будет возможности внедрить их должным образом» (Enkin M., Keirse M., Renfrew M., Neilson J., 1995). При этом нужно понимать, что такие критерии, как отсутствие осложнений в родах, вес новорождённого, оценка по шкале Apgar, биохимические показатель и т.п. не являются достаточными. Критерии эффективности дородовой подготовки должны быть комплексными, могут быть разработаны лишь при изучении катамнеза. Исследования в этой области необходимо проводить.

Подводя итог, хочется отметить, что в целом тенденции развития перинатальной психологии и психотерапии в нашей стране позитивны.

 

Учёный секретарь Межрегиональной российской Ассоциации перинатальной психологии и медицины; сопредседатель секции перинатальной психологии Российского психологического общества;

председатель секции перинатальной психологии Санкт-Петербургского психологического общества

 

И.В. Добряков

 

Санкт-Петербург

Сентябрь 2003 г.

 

 

I. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ПЕРИНАТАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПЕРИНАТАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

О ПРЕНАТАЛЬНОМ ВОСПИТАНИИ

ПРОБУЖДЕНИЕ ПРЕНАТАЛЬНОГО

ГРАНИЦЫ РОЖДЕНИЯ

Зигмунд Фрейд, основоположник аналитического подхода к изучению разума/эмоций, говорил, что лечение истерии можно начинать с трех- или четырехлетнего возраста. Очевидно, что именно здесь и кроется противоречие, поскольку греческий корень "hysteron" в слове «истерия» означает в переводе «матка». Оказавшись перед дилеммой, Фрейд должен был бы поймать самого себя на слове «hysteria». Ему следовало бы начать свой анализ с пренатального периода жизни, но он оказался жертвой мировоззрения, которое господствовало в медицине того времени, а оно не приняло бы подобный подход.

Основное представление современного сознания о рождении является, безусловно, одним из самых древних. Младенец это не только тело, но и душа,эмоции, дух - самоцелостность. В последние тридцать лет много внимания уделяется медицинским аспектам рождения. Исследования, изучающие происходящие при этом физиологические процессы, позволяют нам на микроскопическом уровне наблюдать сокровенную тайну природы: миг зачатия - восторженный и радостный возглас жизни. Склонившиеся над микроскопом, пристально вглядывающиеся в происходящее мы в буквальном смысле напоминаем богов на горе Олимп в итальянских фильмах на мифологические сюжеты, выходивших на экраны в 50-е годы прошлого столетия. Проводя оплодотворение in vitro, мы способны произвольно сделать явью этот в высшей степени волшебный и таинственный миг. Мы наблюдали, как по каналу CNN впервые транслировались кадры зачатия in vitro. При этом использовалась игла в шесть раз тоньше человеческого волоса. С её помощью специально выбранный сперматозоид беспрепятственно и без всяких повреждений проникал в яйцеклетку.

Неужели мы действительно исполняем роль Бога? А что, если выбранный сперматозоид, оказался не тем, которому предназначалось слиться с яйцеклеткой, дабы воспроизвести на свет еще одно человеческое существо, которому, в свою очередь, была уготована миссия стать следующим звеном в бесконечной цепи жизни? Вот те вопросы, что годами не дают покоя специалистам в области этики, вызывая вокруг себя научные дискуссии.

 

ИСТОРИИ БОЛЕЗНИ и АПП

Приведем примериз другой истории болезни. В Институт познания и развития самоцелостности в Амстердаме, обратилась женщина; возраст 34 года; в дальнейшем будем называть ее Н., которую oxвaтывало чувство панического страха всякий раз, когда бы ее супруг даже на непродолжительное время, ни уезжал всего на несколько миль от дома. В начале сеанса терапии Н поведала мне о том, что как раз перед тем, когда она собиралась идти к нам на прием, ее мать рассказала ей о следующем важном факте из их семейного анамнеза. Это случилось нa шестом или седьмом месяце беременности: мать пациентки Н. подумала, что у ребенка остановилось сердце. Однако полученной Н. от матери информации оказалось недостаточно, чтобы Н. смогла освободиться от панического страха. Во время сеанса анализа пренатальной программы Н., закрыв глаза, видит, свою мать, дремлющей в постели незадолго до указанного травмирующего события. Находясь в состоянии регрессии, Н. внезапно начинает ощущать в себе тот самый панический страх, который охватил ее мать при мысли, что сердце ребенка перестало биться. Точно такой же страх испытывала и Н., всякий раз, когда ее супруг уезжал из дома. Н. чувствует, как обезумев от ужаса, мать зовет супруга и просит, чтобы он немедленно отвез ее в больницу. В больнице доктор успокаивал мать, уверяя, что сердце ребенка работает прекрасно, и даже дал ей возможность самой убедиться в этом.

Так Н. обнаружила, что панический страх, овладевавший ею, когда супруг даженакороткое время уезжал из дома, был не ее собственным чувством, ночувством ее обезумевшей от ужаса матери при мысли, что ребенок мертв.

То, что узнала Н., было важно. Однако я сказал ей, что, по моим ощущениям, имеется еще некая важная программа.

- «Ваша мать полагается на вас на протяжении всей вашей жизни?», - спросил я.

- «Да, мать все делает для меня, как она сама считает нужным», - отвечала Н.

Выслушав её, я сказал:

- «Похоже на то, что ваша мать не надеется на вас».

Мои слова повергли Н в молчание на несколько минут, потом она сказала:

- «Все всё делают за меня, так что я не совершаю ошибок!»

Это открытие позволило нам разработать план лечения, который дал Н возможность совершать поступки самостоятельно. Ей больше не нужно делать ошибки, чтобы удовлетворять потребность других людей опекать её.

Некоторые клиенты, обращающиеся в Институт познания и развития самоцелостности, могут предварительно побеседовать со своими родственниками, подобно тому, как это сделала Н. Мы, тем не менее, полагаем, что преимущество заключается в том, чтобы не поступать подобным образом.

Как известно, матери не бывают полностью искренни, рассказывая о том, что они чувствовали во время беременности, по разным причинам:

- или потому, что они и в самом деле не помнят некоторые подробности;

- или чувствуют свою вину потому, что беременность не являлась для них желанной;

- или же они испытывали большую радость, но роды были столь травматичными, что не оставили от ощущения счастья никакого следа;

- или же матери могут скрывать свое намерение или даже попытку прервать беременность.

Все эти эмоциональные реакции, которые могут возникнуть у матери, закладывают эмоциональную ДНК, которая кодируется в её ребенке.

 

ДРУГАЯ ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ

Предварительные результаты работы врача акушера-гинеколога кабинета «Пренатальной диагностики» МЦПСиР г. Новосибирска, с точки зрения применения знаний и опыта, приобретённого на курсе «Перинатальная психология и психологическое консультирование».

 

Киселёва Светлана Анатольевна - врач акушер-гинеколог, I-ая категория,

стаж 14 лет, кабинет «Пренатальной диагностики» МЦПСиР г.Новосибирск

 

 

Уверенное снижение рождаемости и увеличение числа нездоровых детей, распад института семьи, потеря родительской культуры и культуры родовспоможения в частности обуславливают необходимость интеграции знаний не только в области медицинской помощи в системе родовспоможения и репродукции, но и в различных других областях.

В 2000г. мне, практикующему врачу посчастливилось начать обучение новой научной дисциплины – перинатальной психологии, системы знаний, аккумулировавших в себе всё то, что жизненно необходимо в решении проблем сознательного здорового родительства и сохранения репродуктивного потенциала.(Коваленко Н.П.) Эти знания полностью созвучны моим внутренним личностным запросам и, следовательно, им сразу нашлось применение. Работа в кабинете ПД (пренатальной диагностики) ведётся по трём направлениям:

1). Консультирование беременных из группы высокого перинатального риска, направленных из женских консультаций города и области, клиническими гинекологами и из кабинетов УЗД в различные сроки беременности (250-300 первичных беременных в году).

2). Восстановление репродуктивной функции у пациентов, с неблагополучно завершившейся предыдущей беременностью и отягчающим акушерско-гинекологическим анамнезом; прерывание беременности по медицинским показаниям; наличие в прошлом самопроизвольных выкидышей и т.д.

3). Диспансерное ведение беременных группы высокого риска (35-50 пациентов в году).

Исходя из специфики приёма, нетрудно предположить какой высочайший уровень тревоги имеет место быть у пациенток, обратившихся к нам за помощью. Используя полученные знания в большинстве случаев, удаётся практически с первого приёма добиваться, во-первых: снижения уровня тревожности у пациента, таким образом, гармонизировать её внутренний ресурсный потенциал; во-вторых, обеспечить её хотя бы в небольшом объёме необходимым минимумом информации, о значимости формирования в период беременности симбиотической связи между матерью и ребёнком и некоторых аспектах сознательного родительства; в-третьих, обсудив наиболее значимые эмоциональные и психологические проблемы и в какой-то степени снизив уровень тревоги беременной можно, таким образом, осуществлять профилактику возникновения акушерских осложнений ведь известно, что многие осложнения в период беременности обусловлены различными психологическими факторами причинами. Например, гестоз в период беременности есть ни что иное как «болезнь адаптации», пусковым механизмом которого является стресс; в-четвёртых, создание условий для увеличения собственной ответственности, осознания собственной самоценности и психологической зрелости, что, на мой взгляд, является первоосновой сознательного материнства и отцовства. Наиболее оптимальные результаты дают комплексные индивидуальные и групповые занятия по дородовой подготовке.

Анализируя работу за 2001-2003г.г. можно отметить следующее:

- в группы с диспансерным ведением беременных высокого риска уменьшение частоты поздних гестозов, особенно тяжёлой и средней степени тяжести, что составляет 22% и как следствие снижение частоты тяжёлых форм ФПГ;

- уменьшение частоты преждевременных родов (с 4% до 1-2%), учитывая специальный контингент наших пациенток это очень хороший показатель;

- резкое снижение числа госпитализаций в отделение патологии беременных;

- уменьшение количества родовых травм у новорожденных (средняя оценка по шкале Апгар 8/9баллов);

- сокращение до минимума медикаментозных нагрузок на организм матери и плода, т.к. отпадает необходимость в этом;

- грудное вскармливание в 75-80% случаев и желание в большинстве своём рождения ещё одного ребёнка.

В консультативной группе критерием оценки качества, может являться желание беременной идти на дальнейший контакт с врачом, позитивный настрой при необходимости проведения дополнительных методов диагностики. Уровень перинатальных потерь в этой группе беременных существенно ниже средних значений по городу и области.

В группе пациенток, наблюдаемых и получающих помощь с целью восстановления репродуктивной функции только за 9 месяцев 2003г. беременность наступила у 16 женщин, что на 28% больше, чем за весь 2002г., причём практически все пациентки отмечают более благоприятное течение наступившей беременности, по сравнению с предыдущей.

Подводя предварительные итоги проводимой работы (учитывая, что это, в принципе, первые шаги) можно с уверенностью сказать, что акушер-гинеколог, обладающий знаниями в области перинатальной психологии обладает гораздо большими возможностями в достижении более высоких результатов в своей практической деятельности, а также собственного личностного роста.

 

Литература: Абрамченко В.В., Коваленко Н.П. Перинатальная психология: теория, методология, опыт.,СПб., 2001г.

 

 

Передкова А. (Рига, Латвия)

Актуальность стоящей перед психологами задачи вырастить здоровое, счастливое поколение творческих людей определила развитие сравнительно молодого направления - перинатальной психологии. Именно перинатальная психология даёт знание о том, как связан пережитый в раннем детстве опыт с проблемами взрослого человека, позволяет выходить на глубинные причины образования паттернов, способствующих возникновению неврозов, подходить к их лечению не симптоматически, а с позиций этиологии и патогенеза.

Нередко при проведении психотерапии требуется вызвать у пациента переживания перинатального периода. В настоящее время существует достаточно методов и техник, позволяющих сделать это. В результате их применения человек вспоминает свой опыт пребывания в утробе матери и рождения. Нередко такие переживания весьма болезненны и требуют трансформации. С этой целью можно применять арт-терапию. Работа с образами помогает создать отстраненность от ситуации, снизить контроль сознания и произвести коррекцию болезненного паттерна.

В качестве примера можно привести работу с пациенткой, у которой были очень напряженные отношения с матерью, проблемы с самооценкой, отмечалась депрессивная симптоматика. Женщине было предложено представить себе мать во время беременности, настроиться на определённый месяц и позволить руке отобразить свои ощущения цветными карандашами, а затем попытаться дать толкование значения всех символов и используемых цветов в ее восприятии на данный момент. Таким образом, производился анализ не коллективных стереотипов, а особенностей ее индивидуальной психики.

Закончив рисунок на тему 1-го месяца своей внутриутробной жизни, пациентка никак не могла подступиться к толкованию символики рисунка, пока не перевернула лист вверх ногами. Тогда женщина сразу ясно увидела прорисовавшуюся фигуру и быстро сложила рассказ о том, как она лежала в животе вверх головой и не хотела рождаться, но потом передумала и все-таки перевернулась. Ей было предложено трансформировать рисунок так, чтобы он ее радовал, и записать новые символические значения. Во время этой работы у пациентки произошло осознание того, чему её могла научить подобная ситуация.

Рисунок на тему 2-3-го месяца внутриутробного состояния, символически отражали обиды, боль, чувство безнадежности, апатии, отверженности, которые пациентка чувствовала в состоянии матери. В дальнейшем, трансформируя рисунок, женщина преобразила его до неузнаваемости. На нем появился остров стабильности, изменивший настроение и внутреннее состояние.

Рисунок на тему 4-го месяца внутриутробного пребывания отражал, как пациентка воспринимала раздражение, суету матери, ее страх перед будущим. В трансформации рисунка выразилась потребность и важность четкости и ясности состояния матери по отношению к самой себе, ее признания самой себя, позитивной самооценке.

В рисунке, посвящённом 5-му месяцу, отразился страх не успеть родиться, вызванный сомнениями матери в успешности родов и страхами за будущее. Трансформация рисунка отражала потребность в тепле и любви.

На 6-м месяце беременности у матери пациентки отмечался сильный токсикоз. Беременность её сильно раздражала, формировалось внутреннее отвержение ребёнка. Рисунок пациентки на тему 6-го месяца внутриутробной жизни, отражал протест против формальной заботы, социальных предписаний, не отражающих реальных потребностей ребенка, отсутствие веры в то, что можно быть услышанной и понятой, чувство безнадежности. В трансформации выразилась потребность вырваться из этого замкнутого круга.

Рисунок, посвящённый 7-му месяцу, отразил возросшую панику и страх не успеть родиться, чувство вины за причиняемые матери дискомфорт и страдания. Сформировалось ощущение, что родители ее не хотят. Возникал страх: как жить с теми, кому ты не нужна? В трансформации рисунка читается потребность освободиться от страха за будущее.

На 8 месяце беременности у матери пациентки был выражен сильный страх, связанный с предстоящими родами. При этом возникал запрет на осознание телесности, формировалось отношение ко всему связанному с телом, как к источнику неприятностей и страдания. В рисунке пациентки на тему 8-го месяца внутриутробной жизни символически отражены страх удушья, стремления бороться за выживание, желание скорее родиться, что является её реакцией на страх матери перед родами и будущим. Трансформация рисунка выражала потребность освободиться от страхов и ощутить тело.

Заключительный рисунок этой серии, отражающий переживания пациентки на 9 месяце внутриутробной жизни был наполнен символами, которые выражали её намерение «прорваться и выжить», а также ощущение одиночества после рождения, холод металлических предметов, отсутствие рядом людей, и от всего этого чувство бессмысленности проделанного пути и жалость к себе. Трансформируя свой рисунок пациентка демонстрировала потребность в тепле и чуткости.

После окончания курса арт-терапии самочувствие пациентки улучшилось. Спустя некоторое время, она отмечала, что заметно лучше стала чувствовать себя также её мать, их отношения стали позитивно меняться. Через год, она сообщила, что у нее за всю жизнь не было таких тёплых отношений с матерью как теперь.

Таким образом, настоящий пример подтверждает, эффективность арт-терапии. А для перинатальной психологии, такой опыт дает богатый материал для понимания и изучения того, что ощущает ребенок во время внутриутробного развития, что влияет на формирование его психики благотворно, а что негативно, в чем он реально нуждается.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ

Иванова М. (Курган, Россия)

 

Известно, что во время беременности психика женщин отличается повышенной ранимостью, они переживают целую гамму эмоций, различных по силе и модальности. Эти эмоции во многом определяют состояние беременной женщины, оказывают значительное влияние на течение гестации и родов, на формирование отношений в системе мать-дитя в постнатальном периоде.

Для предупреждения и раннего выявления нарушений во время беременности, для организации в случае необходимости психокоррекционной работы важно иметь возможность своевременно и объективно оценить актуальное (текущее) эмоционально-психологическое состояние женщины. С этой целью может быть использована методика СУПОС-8, имеющая многокомпонентную структуру. С её помощью определяются нереализованные мобилизующие и демобилизующие начала единого акта психической деятельности.

К мобилизующим психическим состояниям относятся: психическое спокойствие, ощущение силы и энергии, стремление к действию, активность, импульсивная реактивность. Демобилизующими психическими состояниями можно считать психическое беспокойство, тревога, страх, подавленность и депрессия, удрученность, тоскливость.

Исследование женщин с помощью этой методики проводилось нами проводилось в отделении патологии беременных родильного дома МУ "Городская больница N2" города Кургана. Всего было обследовано 110 женщин в возрасте от 17 до 38 лет (средний возраст 25 лет). На первом занятии курса дородовой подготовки определялся базовый эмоциональный фон у беременных женщин. Повторно обследование проводилось после окончания цикла занятий.

В результате исследований было выявлено, что при поступлении женщин в отделение патологии беременных отмечался общий сниженный уровень эмоционально-волевых проявлений. Отмечено, что уровень тревоги и страхов возрастает с приближением предстоящих родов. По мере проведения психокоррекционных мероприятий эмоционально-волевые процессы становятся более стабильными.

Женщин перед проведением дородовой подготовки можно разделить на две группы:

I. Женщины с высоким уровнем демобилизующих факторов (31% исследуемых):

1.1. Женщины с повышенным уровнем тревоги и страхов (42%). Они легко внушаемы, хорошо воспринимают рациональные методы психопрофилактики.

1.2. Женщины с высоким уровнем реакций подавленности. После родов у них нередко отмечаются признаки депрессии.

II. Женщины с эйфорическими переживаниями предстоящих родов (12%).

Данные женщины вели себя по-разному: они либо отказывались от любых предложений психопрофилактической помощи (52%), либо напротив стремились получить психопрофилактическую помощь, в том числе иррациональными методами. В послеродовой период эти женщины отмечали, то их надежды оправдались, испытывали разочарование, обнаруживали проявления явной и вполне обоснованной тревоги.

Анализ актуальных тревог и страхов беременных показал, что для женщин готовых к материнству характерны следующие страхи:

  • предстоящих родов, родовой боли (47% испытуемых);
  • утраты ребенка (42%);
  • социальные страхи (межличностных отношений, войны, нестабильности общества) (21%;
  • потери мужа (16%);
  • страх темноты (16%).

Матери неготовые к материнству испытывают тревогу и страхи следующего содержания:

  • тревога, связанная со значимыми межличностными отношениями, с отношением окружающих к беременности и ребёнку (38%);
  • страх перед предстоящими родами (38%);
  • тревога, связанная с неопытностью, отсутствием навыков ухода за ребёнком и общения с ним (42%);
  • тревога за здоровье ребёнка;
  • страх одиночества (38%);
  • страх будущей неизвестной жизни (79%).

Все выше сказанное свидетельствует о том, что имеются существенные различия в эмоционально-волевой сфере женщин, ожидающих родов, но во всех случаях виден явный эффект психопрофилактических воздействий. При организации дородовой подготовки, психопрофилактической работы целесообразно учитывать женщинами характер особенностей эмоционально-волевых проявлений беременных женщин.

 

СТРЕСС И БЕРЕМЕННОСТЬ

Абрамченко В.В, Мальгина Г.Б., Коваленко Н.П., Убайдатова Б.А.

(Санкт-Петербург, Екатеринбург, Россия)

НИИ Акушерства и Гинекологии им. Д.О. Отта РАМН,

Научно-исследовательский институт охраны материнства и младенчества» МЗ РФ

 

Эмоциональный стресс был и остается серьезной социальной и научной проблемой. При чрезмерной интенсивности, длительности, частой повторяемости влияния стрессовых факторов происходит истощение адаптационных резервов организма, что может приводить к развитию психосоматических заболеваний.

Важными задачами в проблеме стресс и беременность являются выявление роли психологических методов профилактики и коррекции при беременности и в родах, а также изучение психотравмирующих факторов, вызывающих у беременных и рожениц психосоматические отклонения, состояние внутреннего напряжения и дискомфорта.

Влияние стресса на беременность, особенности формирования перинатальной патологии и возможности преодоления неблагоприятных последствий материнского стресса на фетоплацентарную систему изучены недостаточно.

Особенно большого внимания заслуживают перинатальные аспекты стресса при беременности, в частности, влияние эмоционального стресса на течение и исход беременности, состояние плода и новорожденного. Беременность является периодом особой чувствительности психики женщины. Роды представляют собой большую психическую нагрузку. Поэтому как острый, так и хронический стресс во время беременности приобретает особое значение.

Необходимо разработать практические рекомендации по совершенствованию психопрофилактической работы при беременности и в родах.

В современных условиях медико-социальные проблемы семьи, ожидающей ребенка, демографический кризис в обществе могут выступать как стрессогенные факторы и приводить к нарушению психического здоровья беременной и будущего ребенка.

Беременность и роды для женщин являются временем значительных психических и физиологических перемен, которые нередко сопровождаются депрессивными состояниями различной степени выраженности и относятся к кругу психосоматических, что требует тесного взаимодействия акушеров, психологов и психотерапевтов.

Сравнение групп беременных, прошедших психопрофилактическую подготовку и не прошедших ее, выявило, что подготовленные женщины имеют, как правило, физиологическое течение родов, их дети получают высокую оценку состояния при рождении по шкале Апгар.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.