Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Глава 5. Российское просвещение





«Окно в Европу»

К началу XVIII века Россия превратилась в огромное по территории государство с большим многонациональным населением. Для управления таким государством требовались решительные организационные шаги. Расширяя контакты с Европой, Россия, еще недавно претендовавшая на роль лидера христианского мира, обнаружила, сколь сильно она отстает от развитых европейских стран — Германии, Голландии, Англии, Франции. В отличие от них, в России не было крупных промышленных предприятий ни в какой области производства. Не имея выхода ни к Балтийскому, ни, по существу, к Черному морю, Россия не могла вести морскую торговлю, не имела и военного флота. Не было и регулярной армии. Дворяне, составлявшие ополчение, не слишком охотно покидали свои поместья, да и не обладали должной военной выучкой. Необходимость реформирования промышленности, армии, государственного управления ставила новые задачи и перед образованием. Требовалась личность, осознающая неизбежность коренных изменений и способная к их осуществлению. «Народ поднялся и собрался в дорогу, но кого-то ждали, ждали вождя и вождь явился», — напишет С. Соловьев.

Таким человеком оказался Петр Первый (1672—1725). Молодой, энергичный, уверенный в себе царевич, взойдя на престол, начал, казалось бы, с забавы. В 1699 г. он устроил сразу два новогодних праздника. 1 сентября, согласно обычаю, отметили наступление 7208 г. от сотворения мира. А уже 20 декабря вышел указ о переходе не европейское летоисчисление — от рождества Христова. На подготовку к празднику, с елками, «огненными потехами» и подарками отводилось всего 11 дней, а прекословить себе Петр не разрешал никогда и никому.

С 1700 г. в России началось не просто новое летоисчисление, но и новая эпоха, вошедшая в историю под именем Петра. Решив «прорубить окно в Европу», Петр Алексеевич начал со строительства форта Кронштадт на берегу Финского залива и основания (в 1703 г.) города, названного его именем и ставшего вскоре (1711) столицей России:



 

«На берегу пустынных волн

стоял он, дум, великих полн.

Здесь будет город заложен

Назло надменному соседу».

 

Строя город-вызов — среди болот, на самом краю России, думал он и о другом. Выход в Европу не мог быть обеспечен только силовыми действиями. Организовав армию и флот и одержав с ними славные победы, Петр не меньше усилий потратил на просвещение России. Опираясь на уже оправдавший себя европейский опыт, «Просвещение Петрово» за короткий срок принесло разительные результаты, коснувшиеся всех сторон жизни. «Птенцы гнезда Петрова» приобщались не только к европейской науке, но и к новым формам этикета, светского и публичного. При Петре утвердились театр, светская живопись, художественная литература, интенсивно развивались наука и техника.

Методы, которыми Петр выводил Россию на общеевропейскую колею, оказались типично российскими. Даже Просвещение, включая галантные манеры и цивильные костюмы, насаждалось варварскими средствами (включая пресловутый запрет на бороды). В тех условиях, однако, это оказалось единственной возможностью преодолеть яростное сопротивление влиятельных сил, не желавших принять историческую неизбежность. Просвещение, начатое Петром, продолженное Елизаветой, а затем Екатериной II, впервые выводило Россию на магистральный общеевропейский путь. Вместе с тем на российской почве оно приобретало весьма характерные особенности: образование стало рассматриваться как обязательное, даже принудительное звено в карьере. Даже дворяне, не обделенные отцовским наследством, должны были, согласно указу Петра, «хлеба своего искать службой, учением, торгами и прочим». «Табель о рангах», введенная Петром в 1722 г. определяла положение его подданных не происхождением или состоянием, а заслугами перед Отечеством. Достаточно сослаться на пример «пирожника» Меншикова, ставшего ближайшим сподвижником Петра (а затем им же сосланного).

Характерен в этом отношении и жизненный путь самого царя. Его первый воспитатель, боярин Ф. П. Соковнин, был убежденным старовером. Питая к нему глубокую почтительность, Петр все же, уже с 10 летнего возраста, предпринял решительные шаги в своем образовании. Он не посчитал зазорным учиться у иноземцев голландскому и немецкому языку, математике, фортификации, баллистике, навигации, кораблестроению. Выделяя их как самые необходимые для того пути, на который вступал огромный корабль Государства Российского, и сам имея к ним предрасположение, царевич анонимно выехал за границу, вырезав на своей печатке: «Я ученик и ищу учителя», работал там плотником и юнгой. «На троне вечный был работник», как писал А. С. Пушкин, «Царь-плотник», «Шкипер Питер». Не только суровость и вспыльчивость Петра, но и демократизм его были широко известны. Будучи самодержцем, он, тем не менее, все свои указы начинал со слов «понеже» (потому что, поскольку) — Петр не просто приказывал, но и разъяснял, доводил до своих подчиненных смысл своих распоряжений. Он мог запросто посидеть с ними за одним столом, не сторонился и красавиц из простого народа. Во многих городах не только России, но и Европы стоят памятники Петру. В Карловых Варах (тогда Карлсбаде) он даже тащит за собой в гору коня — поспорив, что доберется конным до ее вершины. Болезненный от рождения, несмотря на могучие рост и силу, Петр умер от воспаления легких: он лично в зимнюю стужу, по грудь в воде, спасал матросов со шлюпа, застрявшего а устье Невы. Петр всего несколько месяцев не дожил до открытия Академии наук, своего кровного детища.

Петр успел все же завершить реорганизацию управления государством, окончательно подчинив ему церковь. После смерти патриарха Адриана в 1700 году церковью правил «местоблюдитель патриаршего престола», ставленник Петра Стефан Яворский, а уже после его смерти в 1721 г. вышел указ об упразднении патриаршества и передаче руководства церковью Синоду. Таким образом, глава государства становился и главой русской церкви, что получило идеологическое обоснование у Феофана Прокоповича (1681—1735): «Правда воли монаршей» и «Духовный регламент» (1721, 1722). В 1721 г., после победы в длительной войне со Швецией, Петр был провозглашен первым российским императором.

 

«Просвещение Петрово»

При Петре I образование впервые стало частью государственной политики. Создавались учебные заведения для «знатных особо детей», но сословный принцип соблюдался не слишком строго. Указом 1714 г. была введена учебная повинность для дворянских детей, дьяков и подьячих. До окончания светских элементарных школ с математическим уклоном («цифирным») их ученикам запрещалось жениться. Молодых людей посылали учиться за границу, да с условием, чтобы они после этого обучили овладеваемой ими специальности еще и прикрепленных к ним солдата или сержанта, а также наняли на русскую службу двух иностранных специалистов. Между тем еще недавно въезд за рубеж разрешался только сотрудникам посольств и купцам (гостям).

Еще в 1701 г. Петр учредил в Москве, в Сухаревой башне, Школу математицких и навигацких наук, пригласив директором профессора из Шотландии. В этом заведении, первом в своем роде в Европе, училось в разное время от 200 до 500 человек. Учеников брали на полное содержание, зато прогулы наказывались большими штрафами, а побег — смертной казнью. Учебной программой ведал Леонтий Магницкий (1669—1739), выдающийся просветитель, популяризатор математики. Ученики выпускались в разные сроки, в зависимости от успехов и по запросам соответствующих ведомств. В 1715 г. старшие классы этой школы были переведены в Петербург, послужив базой для Морской академии, существующей и поныне и выпустившей немало поколений выдающихся теоретиков и практиков военного и морского дела, руководителей прославивших Россию экспедиций. В 1707 г. в Москве при военном госпитале открылась хирургическая школа, в 1720-е гг. — горные училища при уральских и сибирских заводах. Число же цифирных школ достигло уже в 1718 г. сорока двух. Открывались также архиерейские школы, сочетавшие религиозное и светское образование. Это поощрялось «Духовным регламентом» Феофана Прокоповича, он же допускал в любых учебных заведениях также «игры телодвижные», «акции и комедии» с музыкальным оформлением.

В учебных заведениях начала XVIII века «Псалтырь» и «Часослов» уступали место «Букварю» Федора Поликарпова (1701), книге Феофана Прокоповича «Юности честное зерцало» и книжному букварю «Первое поучение отрокам». Главным пособием по математике стала «Арифметика» Магницкого, многие задачи и примеры которой оказались впору даже в знаменитой серии Я. И. Перельмана («Живая математика», «Занимательные» Геометрия, Алгебра, Физика), немало способствовавшей любознательности уже советских юношей. Новые учебные заведения сочетали образование и воспитание. Согласно классификации, проведенной Василием Николаевичем Татищевым (1686—1750), одним из первых российских просветителей, науки и знания делились на нужные (домоводство, мораль, религия), полезные (письмо, языки, верховая езда), любопытные (алхимия, астрология) и вредные (ворожба, чернокнижие). «Главной наукой» же Татищев считал такую, «чтоб человек мог себя познать». При Петре был учрежден гражданский шрифт — «кириллица», в целях удобства, приобрела свой современный вид по начертанию и составу букв. При Петре возникла периодическая печать (газета «Ведомости»), создавались публичные библиотеки, театры и музеи (в том числе знаменитая «Кунсткамера»).

 









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.