Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Виды и особенности встречных боев.





Встречным является всякий бой, в котором оба противника одновременно прибегают к наступательным действиям с целью нанести удар друг другу.

Обыкновенно встречные бои корпусов, дивизий, колонн являются лишь эпизодами встречного наступления армий, развивающегося на фронте в сотни километров в виде большого современного сражения, состоящего из ряда боев не только встречных, но также оборонительных и наступательных.

Так, встречным наступлением началась мировая война как на французском, так и на русском фронтах, причем на последнем это наступление тотчас вылилось в два сражения: при Гумбинене в Вост. Пруссии 7/20 августа 1914 г. между I русской и VIII германской армиями и в Галиции с 10—31 августа ст. ст. между пятью русскими и четырьмя австрийскими армиями. В свою очередь в сражении при Гумбинене можно различить бои: XX русского корпуса с германским, трех колонн 25 пехотной дивизии, 27 дивизии и т. д. В гражданской войне встречное наступление против Деникина в октябре 1919 г. вылилось в бои ударной группы под Кромами, эстонской дивизии под Орлом, конного корпуса Буденного под Воронежом и Касторной и т. д. Совершенно ту же картину можно видеть и во встречном Варшавском сражении 1920 г.

Встречный бой, в виде частного эпизода, может иметь место и во время отхода армии, когда одна из ее частей перейдет в наступление с целью коротким ударом отбросить слишком наседающего противника.

Наконец, характер встречного боя имеет и столкновение войск, прорвавших оборонительную полосу, с перешедшим в контр-атаку резервом противника.

Приэтом встречный бой может быть как случайным, так и преднамеренным, когда обе стороны ведут наступление, зная, что противник делает то же самое. По характеру ведения встречный бой может представлять собою: 1) столкновение походных колонн, начинающих развертываться только с завязкою боя; 2) столкновение походной колонны одной стороны с уже развернувшимся и наступающим в боевом порядке противником, 3) столкновение двух боевых порядков, заблаговременно развернувшихся и наступающих друг другу навстречу. {213}



В мировой войне столкновение первых двух видов имели место почти исключительно в начале ее, являясь результатом стремления сближаться до последней степени в походных колоннах, легче управляемых и быстрее передвигающихся. Однако, боевая действительность скоро показала всю опасность подобного рода действий при сильной артиллерии противника, большой глубине походной колонны и недостаточном удалении походного охранения.

Участники первых столкновений на германском фронте помнят картину подобных встречных боев: сначала слабая перестрелка в охранении, которой не придается должного внимания, потом внезапный огонь десятков орудий по походной колонне, приходящей сразу же в расстройство, и, наконец, появление на горизонте густых германских цепей, наступающих стройно, в полном порядке, с ружьями у ноги под неумолчный грохот своей артиллерии и сразу же охватывающих фланги едва начавшей развертываться русской колонны.

Умудренные горьким опытом, войска быстро предпочли развертываться заблаговременно, причем часто впадали в другую крайность, совершая целые переходы в 15—20 км цепями по целине, выматывая силы людей.

Гражданская война вновь возродила встречный бой в виде столкновения походных колонн на марше, причем в 1918 г. не раз обе стороны съезжались друг с другом на подводах до дистанции 2—3 км, после чего только и начинали развертываться. Причиной этого явился другой характер обстановки боев. В мировой войне при крайней насыщенности фронта войсками дивизия часто имела для марша не более одной дороги, отсюда ее развертывание требовало 4—5 часов времени, в течение которых 60—70 германских орудий, уже развернувшихся на фронте 4—5 км, давали полную возможность своей пехоте бить по частям наши развертывающиеся части.

В гражданской войне отдельную дорогу для движения часто имел даже некомплектный полк в 400—500 штыков, развертывание которого брало 20—30 минут, причем противник обладал обычно не более 4—12 орудиями и естественно не мог причинить существенного вреда развертыванию, особенно при недостатке снарядов и плохо обученном личном составе артиллерии.

В будущем, конечно, придется считаться с возможностью встречных боев обоих видов, причем следует отметить, что, несмотря на разнообразие форм, все эти бои имеют некоторые общие характерные черты, знание которых необходимо для владения приемами их ведения.

Основною особенностью встречного боя, из которой вытекают все прочие, является подвижность обоих противников, происходящая от их стремления захватить в свои руки инициативу и нанести удар друг другу; как только один из противников отказался от этой инициативы и перешел к отражению ударов, встречный бой сразу теряет свои специфические черты и обращается в бой оборонительный для одной стороны и наступательный — для другой. Стремление обоих противников к захвату инициативы имеет первым результатом необходимость при ведении встречного боя, более чем какого-либо другого, иметь в виду не только нанесение своих ударов, но и отражение ударов противника, могущих расстроить наилучше составленный план действий. {214} Отсюда, следовательно, свой удар должно обязательно наносить в такое место и так, чтобы им уже исключалась возможность катастрофы в случае нанесения противником удара в другие места. Приэтом надо иметь в виду и следующие особенности ведения самого боя, которые вытекают из подвижности обоих противников.

Неясность и быстрота из- менения обста- новки.

Наличие инициативы у обоих противников ведет к тому, что часто неясность и трудно даже предугадать, состоится ли вообще в данный день бой, не говоря уже о точном определении времени и места последнего, ибо ведь противник волен и ускорить, и замедлить, и вовсе остановить свое движение, перейдя к обороне; мало того, даже может внезапно начать отход.1 Далее, при взаимном движении обоих противников друг другу навстречу расстояние между ними может сокращаться с двойной скоростью; мало того, легко меняется само взаимное их положение: при помощи только движения один из противников неожиданно может оказаться на фланге у другого. Данные разведки и донесения подчиненных вследствие быстроты изменения обстановки могут рисовать ее картину со значительным запозданием. Принимая же во внимание, как увидим ниже, более слабую боевую устойчивость войск в этом бою, не следует удивляться, что очень часто обстановка встречного боя то долгое время остается туманной, то вдруг разъясняется с невероятной быстротой в ту или другую сторону, либо в виде появления сначала одиночных беглецов, а затем и целых толп, уверяющих, что «там всех перебили» и «все пропало», без всякого предварительного предупреждения о возможности такой катастрофы, либо в виде быстрого исчезновения своих частей, вырывающихся из рук движением вперед в стремительном и запальчивом преследовании отступающего противника, либо, наконец, в виде остановки обоих противников на месте с отчаянной трескотней всех видов, в которой положительно невозможно разобрать, кто и что делает, где свои и чужие.

В силу той же подвижности во встречном бою исключительно быстро меняется значение различных предметов: только что захват данной горки, рощи, деревни, дома давал крупные выгоды, для действий во фланг противнику, но последний уже продвинулся вперед или отошел, и значение того же предмета потерялось. Вследствие всего перечисленного размеры предвидения начальников, а значит управление встречным боем очень затруднено, требуя, с одной стороны, искусства старших так ставить цель действий и задачи, чтобы не связывать исполнителей, а с другой — умения последних проявлять инициативу и проводить бой, не ожидая на каждый шаг указания свыше.

Весьма различна приэтом и продолжительность встречного столкновения, завися не только от искусства и упорства, но и от численности столкнувшихся войск.

Встречное столкновение взводов нормально сохраняет свой характер не более нескольких минут: один из противников, а то и оба одновременно залегают и открывают огонь; непродолжителен встречный {215} характер столкновения рот и батальонов. Встречный бой дивизии уже может длиться 1—2 дня, а таковое же сражение армий, составляющее предмет изучения оперативного искусства, может сохранять свой характер неделями, как, например, встречное Галицийское сражение 1914 г. между русскими и австрийцами, длившееся 3 недели.

Особенности маневра как сочетания огня и движения во встречном бою.

Нахождение войск в движении прежде всего затрудняет применение огня, особенно артиллерийского, требующего остановки и подготовки соответствующих данных. Заняв позицию слишком заблаговременно, а артиллерия рискует, что своя пехота, продолжая движение, выйдет из поля зрения ее наблюдательных пунктов и сферы дальности огня, либо сектора обстрела. Опоздав с занятием позиции, можно оставить пехоту вовсе без поддержки или увидеть себя вынужденным сниматься, даже не открыв огня. Так, в сражении при Гумбинене, в бою 25 пехотной дивизии батареи 2 дивизиона 25 арт. бригады семь раз переменили позиции, из них четыре раза до открытия огня.

Мало того, подвижность противника часто ставит на первое место во встречном бою быстроту открытия огня, а не тщательность его подготовки. Здесь обычно некогда заниматься сложной организацией флангового и перекрестного огня, ставя артиллерию на соседних участках, точно распределяя цели между батареями и орудиями; весьма часто приходится действовать только фронтальным, в лучшем случае косоприцельным огнем, да еще при ограниченном числе и качестве наблюдательных пунктов, ибо их некогда выбирать; в гражданской войне часто приходилось действовать и с открытых позиций. Зато выгодной стороной ведения огня во встречном бою является наличие большого количества открытых живых целей, применение которых к местности всегда страдает изъянами, ибо местность боя ими не изучена вперед. Вследствие подвижности боя очень затруднено, почти исключено применение химических войск (но не химических средств), требующих определенной, установившейся обстановки и нескольких часов времени на подготовку.

Затруднены и боевые действия воздушного флота, ибо эффект их работы по разбросанному боевому порядку, находящемуся в движении, обычно невелик, да и трудно разобраться сверху в обстановке земного боя: где свои, а где противник. Так, в мартовских боях 1918 г. английские летчики часто смешивали германцев с французами. Зато воздушный флот может оказать большие услуги ударами по резервам, снабжению, тылам противника, если только эта работа будет хорошо налажена и согласована с действиями земных войск. Естественно, что при ослаблении всех других видов огня, особенно важной является помощь пехоте станковых пулеметов, батальонной артиллерии и бронемашин, ибо эти роды оружия обладают ценным для встречного боя качеством — быстротой изготовления к действию.

Затрудняя применение огня, обстановка встречного боя зато обычна благоприятна той части маневра, которая заключается в движении. Движение походом ли, в боевом ли порядке делает неизбежным образование разрывов между колоннами и боевыми участками; отсюда исходит постоянное нарушение между ними зрительной и огневой связи, а значит слабость стыков и флангов, что так выгодно для энергичных, предприимчивых войск, умеющих открывать и наносить удары по слабым местам противника. Мало того, ослабление действительности огня, {216} трудность его организации, особая чувствительность флангов, стыков, тыла ведут к тому, что боевая устойчивость всяких войск во встречном бою, вообще говоря, понижается, а отсюда исходят и те колебания, которыми обычно богат этот бой: войска только что победоносные очень легко и быстро опрокидываются атакой во фланг самой небольшой части; наоборот, полное отступление 4—8 батальонов вдруг обращается в успех при удачном ударе 2—3 рот сохраненного резерва. Поэтому во встречном бою меньше всего можно обольщаться своими внешними, хотя бы и большими, первыми успехами и падать духом от первых неудач.

Вместе с тем, надо иметь в виду, что во встречном бою особенно легко быть разбитым по частям, раз только противник успел развернуться и бьет сосредоточенными силами. Отсюда в этом бою особенно важно искусство, во-первых, занимать выгодное положение, выигрывая фланги и вклиняясь в прорывы, а, во-вторых, не столько гнаться за местными предметами, значение которых все время меняется, сколько стремиться ударять массой по разрозненным частям противника, быстро используя всякий прорыв и охват передовых частей.

Особенности связи во встречном бою.

Движение вообще сильна затрудняет связь как между родами войск, так и между отдельными колоннами и соединениями, а тем более, когда это движение сопряжено с развертыванием войск, т. е. с расхождением бою. их на большие интервалы и дистанции. Отсюда во встречном бою особенно резко и невыгодно сказывается разница в быстроте изготовления к бою различных родов войск. Поэтому здесь часто нельзя приноравливать действия пехоты к готовности артиллерии, как это возможно в наступательном и оборонительном бою, ибо противник не ждет и атакует сам нашу пехоту, не давая времени на согласование действий с артиллерией. Мало того, постоянное изменение мест своих войск и противника ведет к тому, что слабо подготовленная артиллерия, плохо разбирающаяся в обстановке боя, может все время стрелять невпопад: то по тем местам, которые противник миновал наступая, то по своей пехоте, уже занявшей данный пункт. Трудно также связать во встречных боях действия различных колонн и боевых участков как потому, что они находятся в движении, так и вследствие отсутствия времени на предварительную подготовку к работе средств связи. Кроме того, мало времени на составление донесений в колеблющейся обстановке встречного боя и так не хочется доносить о своих неудачах, сохраняя надежду, что дело понравится. Отсюда при плохой подготовке и ненадежности своих подчиненных начальник рискует получать с большим запозданием донесения о самых важных переменах в обстановке. Так, в операции II армии в Восточной Пруссии командующий армией Самсонов только 27 августа узнал о неудачном бое VI корпуса 26 августа и об его отходе, обнажившем фланг армии; командир 1 корпуса в 14 часов 27 августа доносил, что его войска «держатся как скала», а они уже в это время отходили.

Особенности применения различных ро- дов войск во встречном бою.

Все изложенные особенности отражаются самым решительным особенности образом на условиях применения во встречных боях различных видов применения войск. Легче всего применить в этих боях: пехоту, конницу и бронемашины, ибо эти роды войск требуют меньше всего времени для изготовления к действию, обладая драгоценною способностью быстро переходить от движения к огню и обратно. Значительно труднее, как {217} отмечено выше, применить артиллерию, а тем более воздушный флот и химические войска, ибо для применения этих родов войск надо заблаговременно предугадать место их применения и выкроить нужное время. При отсутствии такого искусства и предусмотрительности вся тяжесть встречного боя обычно действительно ложится только на пехоту, а о прочих родах войск иногда и просто забывают.

Конечно, подобное положение совершенно ненормально. Правда, умелое применение артиллерии во встречном бою значительно труднее, чем при борьбе на стабилизированном фронте, когда есть время и возможность подсчитать средства, наметить цели и заблаговременно распределить их не только между батареями, но и между отдельными орудиями. Правда, во встречном бою как от войскового начальника, так и от артиллериста требуются часто исключительная предусмотрительность, находчивость, инициатива, тонкое понимание пехотного маневра и умение своевременно проложить ему дорогу огнем. Зато при наличии этих данных 'огонь быстро изготовившейся артиллерии является могущественнейшим фактором успеха встречного боя, ибо он будет иметь достаточное количество хороших целей, действие по которым способно создать переломы в сражении.

Так, выигрыш русскими сражения при Гумбинене должен быть прежде всего отнесен именно к работе русской артиллерии. В неудачном по началу бою 25 пехотной дивизии густые цепи германской пехоты, сбившие 100 пехотный Островский полк и поставившие в тяжелое положение 99 полк, были остановлены только огнем артиллерии, повернувшей успех в нашу сторону.

Наоборот, слабое сопротивление двух батальонов охранения 100 полка в том же бою следует отнести главным образом за счет отсутствия у них артиллерии.

То же самое следует сказать и о воздушном флоте. Использовать обычным путем результаты его разведки, доведя их своевременно до сведения тех частей, которых они касаются, очень трудно: пока донесения, доставленные на аэродром, пройдут через штабы корпусов, дивизий, полков при ненадежности телефонной связи в движении; батальоны уже давно могут быть в бою. Между тем, именно воздушный флот, имея возможность заглянуть скорее всех в тыл к противнику, может дать самые ценные сведения и предупредить батальоны, имеющие перед собой только завесу разведки противника, о той опасности, которая нависает над ними, и вообще о группировке противника. Воздушный флот, слабо подготовленный тактически, неслаженный с земными войсками, плохо разбирающийся в обстановке их боя, может во встречном бою при всей своей многочисленности оказать значительно меньшие услуги, чем его малочисленный, но лучше подготовленный противник.

Помимо разведки авиация во встречном бою может оказать крупные услуги и боевыми действиями с воздуха по тылу и по тем колоннам противника, движение которых с тыла к фронту может особенно угрожать общему успеху: во встречном бою обстановка часто не терпит потери времени и заставляет противника рисковать дневными движениями войск и обозов, лишь бы не проиграть бой в решительном месте, а с ним и все сражение. Конечно, для боевых действий с воздуха авиация опять-таки должна быть в курсе обстановки земного боя {218} и обладать способностью разбираться в ней: походных колонн и обозов в тылу противника во время встречного столкновения может быть сколько угодно, но мало будет пользы общему делу, если авиация начнет громить то, что представляет более выгодную цель, а не то, что более угрожает успеху земного боя.

Роль авиации временами весьма серьезна и в деле поддержания связи как на походе, так и в самом бою, когда все прочие средства так легко отказывают. Действительно, уже в Марнском сражении 1914 г. связь II германской армии с правым флангом III армии была установлена только самолетами; также с успехом самолеты командования могут выяснять положение колонн и передавать распоряжения начальников. Возможно и корректирование артиллерийской стрельбы самолетами по дальним целям. Наконец, крупные услуги может оказать истребительная авиация, прикрывая своими действиями работу войск на более важных направлениях, а штурмовые дивизионы помогут в атаках и развитии успеха действиями по походным колоннам и тылам противника.

Труднее всего применить во встречном столкновении химические войска, ибо они требуют значительного времени на подготовку и, значит, стабилизации фронта хотя бы на ночь. Зато химические снаряды можно с успехом применять с первых же выстрелов. Приэтом по самому своему характеру встречный бой почти исключает возможность применения стойких отравляющих веществ, ибо колебания и неясность обстановки не позволяют точно установить районы, которые не понадобятся своим войскам. Зато нестойкие отравляющие вещества могут найти применение, ибо химическая защита войск, находящихся в движении, всегда несколько ослаблена, а, кроме того, химические вещества, заставляя противника надевать противогазы, связывают уже этим самым быстроту движения, а значит, и способность войск к маневру, столь важную во встречном бою.

Значительной предусмотрительности требует использование инженерных сил и средств, особенно в первые периоды встречного боя. При походном движении задача и работа инженерных войск довольно проста, заключаясь в исправлении дорог. С началом встречного боя, как только войска разошлись на широкий фронт и в одном месте наступают, а в другом одновременно могут обороняться, значительно труднее предусмотреть, когда и где потребуются инженерные части, роль которых по, мере развития боя будет все более и более расширяться.

Особую трудность во встречном бою представляет и потому особого внимания требует организация тыла. Наступательное движение само по себе всегда затрудняет эту работу; вместе с тем обстановка боя будет требовать помощи со стороны тыла, не считаясь с состоянием дорог, транспорта, ни с опасностью воздушных налетов; на подготовку дороги и организацию работы во встречном бою нет достаточного по времени подготовительного периода, который обычно предшествует наступательным и оборонительным боям; здесь приходится прямо с похода переходить к бою, дорого платясь за отсутствие должной предусмотрительности.

Вполне понятно, что сама обстановка встречного боя представляет значительные затруднения для организации и ведения разведки, охранения, маскировки, связи и управления, ибо движение затрудняет все {219} эти действия, а изменчивость обстановки требует особенной предусмотрительности, дабы не плестись в хвосте событий.

Значение искусства ве- дения встреч- ных боев.

Неясность и быстрота изменения обстановки, затруднительность применения огня, более слабая устойчивость войск и, наконец, трудность связи и организации совместной боевой работы всех родов войск имеют результатом господство во встречном бою всяких неожиданностей, являющихся истинным бичом для слабо подготовленных, хотя бы и многочисленных, войск, плохо управляемых и плохо несущих службу обеспечения.

Поэтому войска, даже малочисленные, но отличающиеся порывом, инициативой и искусством ведения этого вида боя, могут с успехом проводить встречный бой против превосходного числом противника. Так, 4 августа 1914 г. у Сталупенена один I германский корпус с одной кавалерийской дивизией вел в течение целого дня встречный бой против 31/2 русских корпусов с пятью кавалерийскими дивизиями и имел даже серьезный тактический успех, выразившийся в уничтожении 105 пехотного Оренбургского полка и поражении 27 пехотной дивизии. Не даром, в гражданской войне существовало выражение смелых начальников: «не имею сил для обороны, а потому перехожу в наступление», т. е., иначе говоря — иду на встречный бой.

Мало того, благодаря тому значению, которое принадлежит в этих боях искусному маневрированию, можно при большом своем превосходстве над противником в этом отношении наносить ему особенно жестокие удары, отрезая и уничтожая целые части. Так именно во встречном сражении ведь и были уничтожены 2 корпуса армии Самсонова. Правда, в мировой войне германцы и французы, выявив одинаковое искусство и упорство в ведении встречных сражений, взаимно парализовали друг друга: кончить войну встречными боями не удалось, и обе стороны были вынуждены искать решения в упорной позиционной борьбе, ожидая, пока превосходство техники одной стороны не истреплет нервов другой. Однако, в той войне, где противники не будут обладать таким равенством в соотношении искусства, сил и средств, встречными сражениями может быть значительно раньше определен исход войны, ибо во встречных боях, из которых состоит, такое сражение, особенно легко сказываются преимущества одной и недостатки другой стороны. Поэтому изучение условий и приемов ведения встречных боев является весьма важным отделом тактики, которому особое внимание естественно должна уделять сторона, не могущая рассчитывать на превосходство техники и желающая возместить недостаток последней искусством маневрирования.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2018 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.