Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Расположение войск для обороны (боевой порядок при обороне).





Общие поло- жения.

Конечно, невозможно найти местность, вполне удовлетворяющую всем перечисленным требованиям, мало того, часто оперативная обстановка заставляет принимать бои на весьма невыгодной местности и, как показывает опыт, они могут увенчиваться полным успехом, если начальники и войска выкажут должное упорство и искусство. Упорство является результатом их боеспособности, искусство заключается в умелом применении своего расположения к местности и в проведении самого боя.

Первой заботой при расположении для обороны должно явиться стремление держать под самым сильным огнем местность, на которой будет производиться развертывание перёд атакой пехоты противника и самая атака, затем те места, где будет происходить сдерживание ворвавшегося противника и контр-атаки, направление которых должно быть тщательно продумано, так же, как изолирование отдельных районов обороны на случай захвата их противником. Наконец, необходимо организовать артиллерийский огонь и на дальние дистанции, дабы заставить противника возможно дороже заплатить за свое приближение к оборонительной полосе, расстроить его огневую подготовку атаки, управление, связь и снабжение. Одновременно с этим надо продумать свое управление, обеспечение, связь и снабжение.

Приэтом, не может быть равномерного распределения сил и огневых средств но фронту и в глубину, а также применения технических средств только там, где им удобнее всею действовать. Прежде всего, не все пункты оборонительной полосы имеют одинаковое оперативное значение: потеря одних может иметь решающее влияние на общее положение дел, потеря других не играет существенной роли. Так, прикрывая переправы или перевозки но железным дорогам, очень невыгодно {254} потерять тот пункт, откуда эти переправы или перевозки могут противником наблюдаться, и значительно менее важна потеря даже целого второстепенного участка, откуда противник все равно ничего не увидит.



С другой стороны, различно и тактическое значение разных пунктов обороны: захват одних может очень серьезно отразиться на успехе всего боя, затруднив отстаивание других районов и участков, потеря иных, наоборот, дает весьма ничтожные выгоды наступающему, наконец, третьи могут ставить захватившего их противника в невыгодное положение (под перекрестный огонь, под удар резерва во фланг и тыл и т. п.).1 На ряду с этим, одни участки и пункты находятся в невыгодных условиях для ведения боя: легко наблюдаются противником, обстреливаются его артиллерией, имеют выгодные подступы, другие, наоборот, по местным условиям очень трудны для захвата и последующего развития успеха, почему могут обороняться самыми небольшими силами.

Отсюда: при обороне надо уметь верно определить, какие именно участки и пункты важнее и труднее всего отстаивать как по оперативным, так и по тактическим соображениям, каким можно меньше уделить внимания и, сообразно с этим, распределить свои войска и поставить им задачи. Вследствие этого при организации обороны необходимо особенно осторожно относиться к докладам специалистов, не позволяя техническим соображениям сбивать себя с оперативной и тактической оценки местности; лишь в случаях полной невозможности работы технических средств, главным образом, таких капризных, как химические войска и бронесилы, приходится передавать их на те участки, где они могут действовать, а не туда, где они нужны.

При распределении различных родов войск на местности надо иметь в виду следующее. Непосредственно задачу обороны, т. е. удержание необходимой линии, выполняет пехота или спешенная конница, причем их успех или неуспех определяет успех или неуспех всей обороны. Из этого, однако, вовсе не следует, что оборонительный бой должен лежать только на их плечах.

Правда, в кампании 1914—15 гг. на русском фронте можно найти ряд примеров удачного ведения оборонительного боя одной пехотой при самой ничтожной роли артиллерии, лишенной снарядов; правда, в известных случаях, например, в ночных и лесных боях тяжесть оборонительного боя лежит почти исключительно на пехоте. Однако, такие бои стоят пехоте исключительно дорого, а часто являются совершенно непосильными даже при высоком качестве войск. Поэтому оборонительный бой должен вестись всеми родами войск, применение которых допускает данная обстановка, принимая же во внимание, что сила обороны зиждется на огне, особое внимание надо уделить использованию в этом бою огневых родов войск.

Роль и взаимоотношения различных родов войск в обороне, учитывая их свойства, представляются в следующем виде.

Пехота и заменяющая ее в известных случаях спешенная конница должны дать сплошную огневую завесу перед той линией, удержание которой составляет задачу обороны, являясь таким образом {255} тем щитом, за которым развивают свою деятельность прочие роды войск; они же, а иногда и конница в конном строю, должны производить контр-атаки внутри оборонительной полосы для выбрасывания ворвавшегося противника.

Выгодною стороною пехотного огня является возможность не только устраивать сплошную завесу перед фронтом, но и поражать им самую мелкую цель при самом ее появлении, что так важно при обороне, когда эти цели очень подвижны. Однако, пехотный огонь покрывает местность перед фронтом всего на 1 000—3 000 шагов, он бессилен бороться с артиллерией противника, а также против укрытых целей; мало того, пулеметы и стрелковые группы легко обнаруживаются противником и подчас быстро выводятся из строя, вследствие чего ко времени атаки противника перед фронтом и внутри оборонительной полосы получаются необстреливаемые участки, в которые он свободно может вклиниться. Поэтому на помощь пехоте должна притти артиллерия, прикрывая пехоту от разгрома ее противником, дополняя пехотный огонь там, где он будет недостаточно силен, заменяя его, хотя бы до известной степени, всюду, где он будет подавлен, и, наконец, поддерживая ударные роды войск в контр-атаках. Мало того, огонь артиллерии дает возможность обеспечивать от огня противника и тот пункт, прикрытие которого может составлять задачу обороны. Так, французская артиллерия в мировой войне своим огнем препятствовала германским дальнобойным орудиям обстреливать Париж.

Уже меньшую роль в успехе обороны играют химические средства и бронемашины, как более капризные средства борьбы, правда, могущие оказать весьма существенную помощь, где обстановка позволит им действовать. Применение воздушного флота естественно облегчается нахождением войск на месте.

Наконец, крупную роль в обороне играет тыл, ибо, с одной стороны, работа огневых средств, расположенных на месте, требует особенно большого расхода огнеприпасов, а с другой — пребывание войск на месте быстро истощает местные средства и заставляет основать довольствие на одном подвозе.

Естественно, что так как успех обороны определяется успехом пехоты, то ее распределение и задачи должны быть положены в основу занятия оборонительной полосы и организации работы всех прочих родов войск.

Расположение пехоты.

Пехота, как выше отмечено, является тем щитом, который должен прикрыть барьером сплошного огня весь фронт обороны, поэтому ее огневые средства должны быть прежде всего так распределены вдоль переднего края оборонительной полосы, чтобы местность на 600—800, в крайнем случае, 300—400 шагов была под сплошным огнем пехотного оружия, не оставляя никаких укрытий даже одиночным людям наступающего.

Главное пехотное оружие, пулемет и винтовка, как известно, отличаются большою настильностью. При стрельбе на 200 шагов пуля поднимается всего на 0,8 вершка над линией прицеливания, при стрельбе на 400 шагов всего на 3,8 вершка, отсюда малейшая складка местности дает укрытие от фронтального пехотного огня. Значит, оборону приходится строить на фланговом и перекрестном огне, что требует известного опыта и искусства: на одной и той же местности, в зависимости {266} от личного умения начальника, удается обходиться различным числом огневых средств, получая одну и ту же силу огня, а иногда и наоборот, большую мощь — при меньших средствах.

Мало того, свое собственное расположение приходится постоянно менять и усовершенствовать, ибо, по мере изучения местности и размышления над ней, приходят на ум все лучшие и лучшие комбинации огня и контр-атак. Наконец, по мере инженерного усиления полосы, она требует все меньшего и меньшего количества огневых средств для отстаивания своего переднего края.

В то же время, стремясь обойтись на переднем крае наименьшим числом бойцов и огневых средств, все большее и большее их число удается отодвигать в глубь оборонительной полосы, создавая непроницаемую огневую завесу и за передним краем оборонительной полосы, подготовляясь к обороне каждого района во все стороны, дабы не дать прорвавшемуся в одном месте противнику охватить безнаказанно соседей с фланга и тыла.

Приэтом, располагая пехоту как на переднем крае, так и в глубине полосы, следует придерживаться следующих соображений в отношении организации огневой обороны.

 

Черт. 25а. Расположение пулеметов при фронтальном обстреле. Черт. 25б. Пулеметы при фланговом обстреле.

 

Основою пехотной обороны является станковый пулемет, а дополнением к нему: ручной пулемет, огонь стрелков, гранатомет и батальонная артиллерия. Расположение станковых пулеметов во всю глубину оборонительной полосы должно представлять сплошную сеть огня для обстрела впереди полосы и внутри ее, где они, с одной стороны, сдерживают распространение противника, а с другой, — поддерживают свои контр-атаки, к возможным направлениям которых и следует приноровить их расположение. Ручной пулемет выгоден там, где надо иметь узкий по фронту обстрел, стрелки заменяют недостаток пулеметов, располагаясь преимущественно для фронтального огня. В общем, каждая точка местности впереди и внутри оборонительной полосы должна находиться под огнем самое меньшее двух, а желательно трех окопов, берясь ими по возможности во фланг.

2) Помимо заботы о хорошем обстреле следует озаботиться и о возможной маскировке системы своего огня, для чего прежде всего не следует окопы и пулеметные гнезда поднимать на небольшие резко очерченные вершины, устраивать вдоль заметных издали и нанесенных на карту рубежей — шоссе, опушки леса, стены, забора; особенно опасны {257} небольшие рощи, где гул разрывов и падение деревьев действует морально на людей, которых легко при этом отравить химически. При занятии селения надо окопы выносить вперед, а от опушки большого леса убирать назад, вглубь, создавая впереди засеки и опутывая деревья колючей проволокой.

Не следует строить больших и заметных издали пулеметных гнезд; имея дело с противником, обладающим сильной техникой, полезно помещать пулемет с 2—3 человеками в группе кустов, развалинах, каменоломне, яме, скрывая его совершенно от наблюдения до момента действия, а прочих людей отделения держать в стороне, ибо укрыть все отделение вместе довольно трудно. Можно иногда часть пулеметов располагать внутри позиции самым укрытым образом, запретив им стрельбу вплоть до прорыва противником переднего края обороны, дабы ошеломить его внезапностью огня. Однако, не следует злоупотреблять большим количеством таких пулеметов, ибо это ослабит силу огневой обороны впереди фронта.

Нормально станковый пулемет должен иметь не менее двух-трех мест для ведения огня, меняя их либо для лучшего обстрела противника, либо из-за его огня. Часть пулеметов выгодно ставить на места с хорошим обстрелом для действия против дальних и крупных целей, имея, однако, для них и запасные окопы для обстрела ближних подступов при отражений атаки.

Для воздушной обороны следует выделять часть пулеметов распоряжением командира батальона, как указано ниже.

Гранатометы и минометы следует располагать в «тех местах, перед фронтом которых имеются удобные укрытия и подступы, недоступные для поражения настильным огнем, например, ямы, глубокие впадины, а для действия миномета и серьезные укрытия — в виде, например, домов. Дав противнику накопиться в таких местах, выгодно обстрелять его сразу с нескольких сторон гранатометами, расположив их для этого предварительно по определенному плану и выделив, в случае нужды, из своих отделений. Также выгодно применять гранатометы в поддержках и резервах для обстрела передовых окопов в случае занятия их противником, направляя этот огонь тоже по возможности с разных сторон. Поэтому гранатометчики при заблаговременном занятии позиции должны распределяться тоже по известному плану командиром взвода и роты.

37-миллиметровая пушка должна применяться для борьбы с пулеметами и бронесилами противника, причем все время в бою будет менять свое место, ибо представляет заметную цель и ведет огонь с открытых позиций. Отдав отчет, какие места наиболее удобны для расположения пулеметов противника при атаке и появления его бронесил, надо выбрать для пушки ряд позиций для обстрела этих целей; обычно до момента начала подготовки атаки невыгодно обнаруживать ее противнику.

Наибольшее внимание следует обратить командирам батальонов и полков на организацию перекрестной обороны на стыках, ибо в заботе о себе командиры рот часто здесь имеют только фронтальный огонь, не заботясь о взаимном фланкировании подступов.

Построить оборону пехоты на одном огне, однако, как выяснено выше, невозможно, ибо иногда даже при общей отбитой атаке отдельным группам противника удается захватить некоторые окопы и районы {258} обороны. Закрепившись и усилившись в них, противник, если его не выбить немедленно, может получить помощь для развития своего незначительного успеха. Отсюда, надо иметь возможность не только сдерживать распространение наступающего, но ликвидировать тотчас и самый небольшой успех. Для этой цели, помимо огневых точек, всюду, начиная со взвода, нужно иметь и ударную часть. Во взводе для этого можно использовать оставшиеся свободными стрелковые отделения, располагая их вблизи пулеметов, здесь же, за скатом; незаметные для противника, они могут, внезапно выскочив из-за укрытия, быстро вернуть захваченный пулеметный окоп или даже не допустить захвата последнего; не имея возможности атаковать, они могут остановить противника, когда таковой выйдет на гребень, с обратного ската наконец, их присутствие вблизи всегда ободряюще действует на пулеметчиков, бессильных в рукопашном бою. Рота имеет для той же цели взвод, расположенный в тыловом эшелоне, батальон и высшие соединения — ударную группу, как об этом изложено в главе «боевые порядки». В случае невозможности или невыгодности контр-атаки из-за превосходства противника задачей ударной группы должно явиться сдерживание его распространения внутри полосы.

Для производства контр-атаки ударная группа должна расположиться в таком месте и в таком порядке, чтобы иметь возможность двинуться без задержки в сторону любого из передовых районов обороны, а также и обоих соседей так, чтобы взять во фланг прорвавшегося противника; для этого надо заблаговременно изучить подступы, ведущие во все стороны, и продумать возможные комбинации боя, причем часто для флангового удара по противнику выгодно ударную группу держать не за, своим слабым районом обороны, а в стороне.

На случай необходимости сдерживать распространение противника ударной группой должен быть подготовлен район обороны так, чтобы противник, прорвавший сковывающую группу, не мог безнаказанно распространяться внутри оборонительной полосы, минуя этот район. Конечно, в этом районе не может быть такого эшелонирования огневых средств, как в передовых районах обороны, ибо нормально здесь приходится занимать пространство в 11/2—2 раза больше, мирясь и с ограниченностью обстрела, и с расположением окопов на обратных скатах, дабы поразить противника неожиданностью огня и контр-атаки и тем выиграть время для подхода ударной группы следующего соединения.

В остальном расположение пехоты для ведения оборонительного боя носит весьма разнообразный характер и часто резко меняется в зависимости от цели действий, численности противника, силы его техники, боеспособности войск, местности и прочих данных обстановки.

Однако, руководящими идеями этого расположения всегда должна быть:

а) отразить противника огнем перед фронтом переднего края оборонительной полосы,

б) создать наибольшие трудности противнику, для того чтобы он: не мог вполне выяснить и разгадать систему обороны и подавить ее огнем,

в) принять меры, чтобы ликвидировать всякое проникновение пехоты и бронесил противника за передний край оборонительной полосы. {259}

Приемы и нормы распределения пехоты в боевом порядке. Внимательное изучение местности по карте и, где можно, личным обзором в связи с поставленной задачей и общею целью действий укажет начальнику сравнительную важность и доступность различных частей порученного ему для обороны района, а кроме того насколько оборона их пехотою может быть поддержана другими родами войск. Отсюда и должна вытекать группировка пехоты: районы более важные, доступные и менее обеспеченные поддержкою других родов войск, должны сильнее заниматься пехотою и поручаться лучшим в моральном отношении частям. При этом надо уметь наметить и распределить местность на участки или районы обороны так, чтобы каждый из этих участков или районов по рельефу и группировке местных предметов но возможности представлял в смысле обороны нечто самостоятельное, независимое и характерное. Конечно, участки и районы будут и вообще должны быть неравными по размерам, между ними могут быть промежутки, не имеющие для успеха обороны серьезного значения. В зависимости от этого и будет определяться сила занятия войсками различных участков.

Согласно уставу,1 оборонительная полоса дивизии делится на полковые участки, полковой участок на батальонные районы, эти последние на ротные и взводные районы.

Нормою протяжения участков устав считает: для дивизии от 4—10 км, для полка — 2—4 км,2 районов — для батальона площадь 1000 м × 1000 м и до 2 × 2 км, для роты от 500 × 500 до 1000 × 1000 м, для взвода до 500 × 500 м.

В соответствии с этим,3 основою пехотной обороны является батальонный район, ибо только батальон имеет возможность организовать оборону во все стороны, используя все огневые средства пехоты.

Командир батальона, оценивая местность, должен наметить три района по числу стрелковых рот, причем эти районы естественно тоже будут иметь различное протяжение по фронту и в глубину.

В зависимости от задачи и характера местности, сковывающая группа батальона может быть представлена li одним и двумя ротными районами, резерв может и отсутствовать.

Совершенно так же район роты разбивается на взводные районы, состоящие из огневых точек, причем сама рота на сковывающую и ударную группы не разделяется4.

«Пулеметные отделения (или взводы), орудия батальонной артиллерии, а также стрелковые отделения, занимающие огневую позицию, составляют огневые точки.

«Если пулемет располагается в блиндаже,5 он образует пулеметное гнездо.

«Кучное расположение пехотных подразделений внутри района обороны не допускается. {260}

«Стрелковый взвод, с целью удержания своего района, в первую очередь использует свои пулеметы и гранатометы для огневой обороны и стрелков — для стрелково-ударного действия.

«Последние, располагаясь преимущественно на обратных скатах, получают огневые задачи только в случае недостаточности огня пулеметов.

«Районы своими границами должны соприкасаться, чтобы затруднить противнику обнаружение нашей системы обороны; местность в пределах этих границ, фактически не занятая пулеметными и стрелковыми отделениями, должна быть заполнена запасными и ложными окопами.

«Эти незанятые промежутки не должны превышать дистанции действительного огня ручных пулеметов, имея в виду осуществление взаимной огневой поддержки и связи».

«При наличии сковывающей и ударной групп резерв или совсем не выделяется или выделяется очень небольшой (до 1/9 всех сил боевого порядка). Резерв располагается в глубине района обороны (уступом сзади, на открытом фланге и т. д.)».1

Как видно из этих уставных положений, современная пехотная оборона сильно эшелонируется в глубину и стремится сравнительно ничтожными силами занимать передовые окопы. Дивизия, считая грубо в сковывающей группе 2 полка, в каждом из них в той же группе по 2 батальона, а в батальоне по 2 роты, выдвигает для огневого состязания с противником всего 8 стрелковых рот из 27, и только 4 пулеметных роты из 9 имеющихся, а в этих ротах опять-таки участие в ведении огневого боя перед фронтом оборонительной полосы примут нормально только передовые взводы, т. е. 16 стрелковых взводов из 81, имеющихся в дивизии, не более 16 ротных станковых пулеметов и, примерно, 16—20 пулеметов пулеметных рот, иначе говоря, 45—50 станковых пулеметов из общего числа 189, имеющихся в дивизии. Все остальное эшелонировано в глубину в виде сплошной огневой сети, в которую попадает противник, прорвавшийся через передний край оборонительной полосы.

Расположение артиллерии.

На совершенно иных основаниях распределяется при обороне артиллерия, владеющая только одним средством — огнем, который приэтом не может явиться надежным обеспечением от штурма уже потому, что не в состоянии прикрыть весь фронт сплошной завесой огня в каждую данную минуту. 48 орудий стрелковой дивизии могут дать фронтальный заградительный огонь на фронте всего в 1600 м при скорости стрельбы 6 выстрелов в минуту на орудие и продолжительностью всякий раз не более 3 минут; даже при фланговом огне всех орудий фронт заграждения не превзойдет 6400 м.2 Мало того, при хрупкости телефонной связи, никогда нельзя быть уверенным в своевременном открытии этого огня. Если подавлен пехотный огонь обороны, то пехоте противника, залегшей от наших окопов на дистанции 200—300 шагов, нужно всего 11/2—2 минуты, чтобы ворваться в оборонительную полосу, артиллерии же обороны в лучшем случае надо 3 минуты для открытия огня.

Тем не менее, значение артиллерии в обороне огромно не только в материальном, но и в моральном отношении. {261}

В самые трудные минуты боя изолированный в своем окопе пехотинец, потеряв всякую связь с тылом; подавленный огнем превосходного в числе противника, часто только в громе выстрелов и свисте снарядов артиллерии видит напоминание, что он не одинок и не забыт в своей борьбе. Это сознание играет столь крупную роль, что иногда артиллерии приходится вести огонь при самой ничтожной его действительности только для моральной поддержки пехоты.

В материальном отношении огонь артиллерии драгоценен тем, что дополняет и заменяет пехотный огонь всюду, куда этот огонь не достигает, где последний недостаточно силен или вовсе отсутствует.

Так, прежде всего артиллерийский огонь позволяет поражать походные колонны наступающего еще в значительном расстоянии от оборонительной полосы, заставляя их терять время на расчленение и движение без дорог.

Далее, при развертывании и продвижении боевого порядка наступающего артиллерия обороны, используя всякую оплошность, всякое скопление войск и обозов, наносит подчас весьма серьезные потери противнику задолго до подхода его на дистанцию пехотного огня.

С момента открытия пехотного огня артиллерия, продолжая держать под угрозою тыл наступающего, оказывает крупные услуги пехоте поражением целей, не уязвимых для огня последней; она же борется с бронесилами, минометами, пулеметами, авиацией, химическими средствами врага, наконец, и с теми батареями, огонь которых особенно мешает пехоте выполнять задачи обороны, расстраивает управление и связь противника, заставляет пехоту наступающего дробить свой боевой порядок на самые мелкие группы, которые при внедрении в оборонительную полосу не представляют серьезной силы и могут ликвидироваться даже слабыми ударными частями обороны. Наконец, при атаке противника огонь артиллерии дополняет и заменяет ослабевший или подавленный пехотный огонь, давая возможность остановить внедрение в оборонительную полосу, если не передовых частей пехоты противника, то, во всяком случае, следующих его эшелонов, отрезая от них прорвавшиеся части.

В случае боя внутри оборонительной полосы артиллерия может изолировать огнем захваченный участок и даже иногда заставить его очистить, во всяком случае она подготовляет успех пехотных контр-атак.

Таким образом, лишь в редких случаях пехота и артиллерия имеют несвязанные друг с другом задачи, вообще же современный оборонительный бой есть бой пехоты и артиллерии, в котором эпизодически участвуют прочие роды войск. Поэтому нельзя ни правильно поставить задачи, ни распределить на группы, ни разместить артиллерию, организовать управление ею и связь, не уяснив себе должным образом задач и расположения пехоты, не оценив этого расположения в отношении его слабых и сильных сторон, не зная, что предстоит дополнять, заменять, поддерживать, особенно имея в виду те затруднения для ведения огня, которые представит артиллерии нынешний групповой порядок наступающей пехоты.

В мировой войне пехота наступающего обычно представляла исключительно выгодные для артиллерии цели: полк строил боевой порядок в виде ряда сплошных густых цепей, двигавшихся открыто, на {262} дистанции всего 100—150—200 шагов одна за другой; благодаря этому получалось скопление 3—4 тысяч людей на площади 1—2 км по фронту и 400—500, не более 1000 шагов, в глубину. Конечно, при этом условии артиллерийские снаряды находили себе обильную жатву, тем более, что пехота не могла уклониться от огня ни вправо, ни влево, имея интервалы между людьми всего в 1 шаг. Современный боевой порядок пехоты, расчлененной на ряд мелких отдельных групп в 8—10 человек, настолько сам маскирует себя, что в полуманевренной войне 1918 г. артиллерия иногда долго не открывала огня, принимая наступление боевого порядка за движение пехотных дозоров.

Незначительность и подвижность целей, а главное, невозможность определить заранее места и время их появления сильно затрудняют организацию артиллерийского огня при обороне. Имея всего 48 наблюдательных пунктов батарей, артиллерия дивизии ведь должна обслужить фронт, доходящий, по уставу, до 10 км, не упуская возможности покрыть всякую мало-мальски серьезную цель огнем, если не всех, то хотя бы нескольких батарей. Приэтом крайний недостаток артиллерии, которым обычно страдает оборона в маневренной войне, не дает возможности специализировать батареи и дивизионы на выполнении определенных задач: приходится комбинировать работу одних и тех же батарей для выполнения различных задач и обстрела подчас весьма разнообразных целей.

Конечно, основной задачей артиллерии при обороне должно явиться отражение наступления и атаки пехоты противника на передний край оборонительной полосы.

Учитывая, что артиллерия дивизии своим огнем может прикрыть фронт не более 11/2—2 км, необходимо, конечно, прежде всего точно выяснить те наиболее важные и доступные пункты, которые должны быть прикрыты ее огнем в первую очередь. Далее, надо иметь в виду опять-таки различные комбинации заградительного огня на случай, если противник повел бы атаку не одновременно на всем фронте, а на отдельные участки.

Заградительный огонь перед пехотной полосой обороны является, конечно, последним якорем спасения. Помимо него желательно, если не остановить продвижение пехоты противника раньше, то хоть заставить ее дорого заплатить за это. В соответствии с этим надо оценить вероятные подступы и направления наступления противника, отдавая себе отчет, где должна и может быть оказана, и какая именно, поддержка артиллерийским огнем.

Учтя возможные для движения противника дороги, районы артиллерийских позиций, исходные рубежи и подступы для наступления пехоты, можно затем наметить, откуда эти подступы, рубежи и т. д. выгоднее всего брать под продольный обстрел, выяснив этим наиболее желательные направления своего артиллерийского огня и наблюдательные пункты, при помощи которых можно вести обстрел. В зависимости от важности различных направлений надо распределить артиллерию ? наилучшим соблюдением принципа экономии сил, а сами по себе данные направления укажут и районы артиллерийских позиций, которые после этого нетрудно окончательно выбрать, стремясь не только обеспечить выгоды обстрела, но и укрыть артиллерию от глаза противника с земли и с воздуха, а также обеспечить ей укрытое сообщение с тылом. {263}

Итак, распределение артиллерии при обороне должно давать возможность:

а) прикрыть от атаки открытой силой заградительным, по возможности фланговым, огнем полосу на 600—800 шагов перед пехотным расположением хотя бы только на важнейших и более доступных участках;

б) иметь возможность взять под самый сильный огонь тот рубеж, который может быть исходным для движения противника в атаку;

в) держать под огнем местность перед своим боевым охранением, а также все важнейшие подступы к оборонительной полосе или хотя бы входы и выходы из них и вообще всю местность, по которой может итти наступление пехоты, продвижение за ней обоза и прочих родов войск;

г) держать под огнем районы вероятных наблюдательных пунктов, огневых позиций и сообщения с тылом артиллерии противника;

д) держать под огнем дороги, по которым противник будет подходить к оборонительной полосе;

е) иметь в виду возможность прорыва пехотной обороны, а значит, необходимость либо сдерживать огнем распространение противника, либо поддержать свои контр-атаки.

Конечно, для того чтобы разрешить все эти задачи, надо прежде всего отдать себе ясный отчет в тех опасностях, которые могут исходить от действий пехоты, артиллерии, бронесил, химических сил противника, и в том противодействии, которое им собирается оказывать пехота.

Далее, в соответствии с задачами артиллерии, целью и обстановкою боя, необходимо наладить и соответствующее управление, дабы, используя дальнобойность артиллерийского огня и возможность его массирования, в то же время сохранить ту гибкость огня, которую требует характер целей, представляющихся при обороне.

При небольшом протяжении оборонительной полосы дивизии (по уставу до 3 км) артиллерия может дать огромную силу огня, мощно прикрывая весь фронт пехоты. Особенно значительна будет ее роль в том случае, когда оборона является только преддверием к переходу в наступление.

Централизация управления огнем в этом случае будет вполне уместной. Иначе обстоит дело при более широких фронтах, когда прежде всего артиллерии будет мало для выполнения всех перечисленных выше задач и все равно далеко не все батареи могут принять участие в огне по одной и той же цели, причем централизация может мешать гибкости огня, оставляя пехоту без должной поддержки в нужную минуту.

Мало того, вопрос централизации или децентрализации управления будет решаться особо в каждом данном случае в зависимости и от других данных обстановки.

Открытая местность, хорошо наблюдаемая со многих наблюдательных пунктов, небольшой фронт обороны допускают централизацию огня артиллерии.

Наоборот, закрытая местность при большом фронте дивизии требует и значительной децентрализации огня.

Мало того, сама по себе централизация или децентрализация управления еще не решает вопроса правильного использования артиллерии. {264} Оборонительный бой, при уступке инициативы противнику, полон самых крайних неожиданностей и кризисов. Отсюда требуется большая находчивость, инициатива и добросовестность артиллерийских начальников, хорошее знание ими обстановки, дабы умело вести огонь, обстреливая цели сообразно их тактической важности, а не техническому удобству ведения огня.

Поэтому артиллерийский начальник должен быть тесно связан с теми командирами полков, которых он должен обслуживать, хотя бы таковым и не был подчинен.

Мало того, надо уметь быстро менять систему управления артиллерией во время самого боя в зависимости от требований обстановку продумать организацию артиллерийского огня в случае внедрения противника в полосу обороны, разобравшись, как предполагает пехота производить свои контр-атаки или, в случае невозможности таковых, где и как сдерживать распространение противника. Если есть время, полезно проделать совместные занятия с пехотными начальниками по обороне на карте и на местности: подобное занятие, проведенное в 1916 г. на Якобштадтском плацдарме в одном ив полков, указало артиллерии, где надо иметь запасные наблюдательные пункты и как переподчинить батареи при прорыве.

Итак, первым условием успешной организации артиллерийского огня является отчетливое понимание плана пехотной обороны. Вместе с тем, указывая пехоте, при каких условиях артиллерия может оказывать ей бóльшую или меньшую поддержку, можно влиять и на организацию пехотной обороны, ибо в интересах самой же пехоты изменить свое собственное расположение так, чтобы обеспечить себе наибольшую артиллерийскую поддержку.

Само расположение артиллерии при обороне должно удовлетворять следующим требованиям:

1. Не следует артиллерию, особенно пушечную, тем более в закрытой, пересеченной местности, слишком близко придвигать к пехотным окопам, ибо это затрудняет ведение огня по непосредственным подступам и переднему краю оборонительной полосы, заставляет артиллерию сниматься при малейшей неустойке пехоты в тот именно момент, когда ее помощь особенно нужна, уменьшает сектор обстрела. Невыгодно артиллерию убирать и далеко назад как потому, что ее огонь будет менее действительным, так и по соображениям морального свойства: пехота дерется тем упорнее, чем ближе она чувствует за собой артиллерию. Нормально артиллерийские огневые позиции группируются в 2—4 км за передним краем оборонительной полосы.

2. Для отбития атаки желателен фланговый огонь артиллерии, для обстрела дорог и подступов — продольный, сообразно чему и надо размещать артиллерию; приэтом в оборонительном бою чаще чем в каком-либо другом можно применить расположение батарей на чужих участках пехоты с целью лучшего фланкирования.

3. Особой контр-батарейной группы в маневренной войне обычно при обороне иметь не удается как из-за недостатка орудий, так и потому, что артиллерия наступления будет значительно сильнее, и ее авиация не даст работать авиации обороны. Если представится удобный случай и необходимость борьбы с артиллерией, то таковая выполняется той группой, которой эту работу удобнее поручить. {265}

4. Для борьбы с бронесилами батальонную, часть полковой, а иногда и дивизионной артиллерии можно ставить замаскированно по-орудийно для стрельбы прямой наводкой по известному плану там, где можно ожидать атаки бронемашин или танков, прочая артиллерия открывает заградительный огонь гранатами; наконец, в крупных соединениях полезно иметь в тылу несколько батарей в запряжке для быстрого движения навстречу танковой атаке.

5. Необходимо тщательно маскировать артиллерию, имея в виду, что при продолжительном пребывании на одном месте с воздуха обнаруживаются даже хорошо замаскированные батареи но путям подъезда и тропинкам, протаптываемым на самой батарее.

Особо тщательные меры должна принимать артиллерия для защиты от обстрела химическими снарядами, являющегося главным способом борьбы с нею.









Конфликты в семейной жизни. Как это изменить? Редкий брак и взаимоотношения существуют без конфликтов и напряженности. Через это проходят все...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...

Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...

Что делает отдел по эксплуатации и сопровождению ИС? Отвечает за сохранность данных (расписания копирования, копирование и пр.)...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.