Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Расчет и организация движения.





Маневр или перегруппировка имеют шансы на успех только в том случае, если назначенные марши будут выполнены точно в указанный срок при сохранении должной скрытности и боеспособности войск.

А это возможно лишь в том случае, если марш будет верно рассчитан как тем начальником, который его задает, так и тем, кто будет его выполнять.

Основной данной для расчета маршей, конечно, служит скорость движения, определение которой составляет в известных условиях довольно трудную задачу. Правда, устав дает в качестве основы расчетов нормальную скорость движения для различных родов войск, однако тут же оговаривается, что скорость эта соответственно уменьшается при ряде неблагоприятных условий. Поэтому в каждом данном случае приходится, рассчитывая марш, брать не отвлеченную уставную норму, а ту конкретную, с которой придется фактически иметь дело, иначе действительность может значительно разойтись с расчетом.

Так, в 1915 г. дважды, в мае и августе, штаб V армии перебрасывал стрелковую бригаду на расстояние в 35 км, первый раз к Шавли, второй к Фридрихштадту, ночным маршем, исходя из расчета 4 км в час и 2 часа на большой привал, всего 11 часов. Выступив в 23 часа, бригада по расчету штаба должна была к 10 часам следующего дня быть на месте. На деле ночью под проливным дождем скорость марша не превосходила 2 км в час, а пойле бессонной ночи не поднималась и днем выше 3 км. Поэтому к 10 часам утра бригада, пройдя всего 18 км, только поднималась с большого привала, а в указанное место прибывала между 16 и 17 часами.

В настоящее время с усилением воздушной опасности сделать точный расчет движения еще труднее, и для этого необходимо значительно большее внимание к тем фактическим условиям, в которых совершаются марши, помня, что скорость марша обычно несовместима с его скрытностью, ибо последняя требует расхода большого количества времени на принятие ряда специальных мер. Поэтому, задавая марш войскам, нельзя гнаться за двумя зайцами: желая добиться скрытности, надо и переходы уменьшать до 15—20, а иногда может быть и 10 км. Стремясь выиграть время, надо рискнуть тем, что движение может быть раскрыто, и войска даже понесут при этом потери от воздушного врага.



Верно определив среднюю скорость движения данного перехода (среднюю, ибо скорость всегда больше в начале и меньше в конце перехода), нетрудно рассчитать таковой. Именно, взяв циркулем с двухверстной карты расстояние между двумя пунктами, надо прибавить 10% на изгибы пути, а затем полученную цифру разделить на среднюю скорость движения; получив таким образом число часов движения и добавив к нему продолжительность большого привала, будем иметь время, необходимое для совершения перехода.

Установив, к которому часу надо выйти на конечный рубеж в случае отсутствия встречи с земным противником, можно определить и время выступления колонны.

Пример: переход по карте 20 километров, добавив 2 километра на изгибы, имеем 22 километра, средняя скорость движения колонны {188} в данных условиях 3 километра в 1 час. Требуется, за округлением, 71/2 часов ходу, прибавив 2 часа на большой привал, — 91/2 часов. Необходимо закончить передвижение полностью к 18 часам, глубина колонны 3 км. Надо, значит, чтобы голова колонны прибыла на место к 17 часам, почему выступить ей необходимо в 81/2 часов, осторожнее в 8 часов.

В тех случаях, когда дело идет только о переброске войск в данный район, вполне достаточно начальнику, совершающему марш, просто указать, куда и к какому сроку его войскам следует прибыть; лишь в тех случаях, когда у данных войск может быть в пути скрещивание с другими, надо еще добавить, какие пункты и к какому часу должны быть пройдены. Иначе даются указания в тех случаях, когда на марше возможно столкновение с противником. Здесь определить время прибытия на ночлег невозможно, зато очень важно, чтобы войска приняли бой в определенном порядке построения — шахматном, уступном, линейном, захватив известный выгодный рубеж раньше противника; поэтому необходимо стремиться регулировать самое движение колонн в пути, дабы обеспечить им взаимную поддержку и связь. Конечно, для этого прежде всего надо отказаться от указания мест ночлегов, определяя только фронт, на который должны выйти войска к концу дня.

20 сентября 1914 г. на марше к Сувалкам, преследуя отступавших немцев, командир II кавказского корпуса указал колоннам корпуса места ночлегов. В результате завязавшийся в этот день бой приобрел характер разрозненных стремлений колонн просто пробиться к месту ночлега, а не выполнить известный маневр.

Средством для регулирования движения колонн в пути является указание времени, когда они должны пройти известные рубежи. Нормально указывается время выступления: а) с исходных пунктов и б) с больших привалов. Кроме того, можно указать время прохождения важных рубежей в пути. Колонны, прибывшие на привал или данный рубеж раньше назначенного времени, задерживаются на месте до указанного часа выступления. Колонны опоздавшие остаются меньше времени на большом привале. Во всех этих случаях надо расчет делать по колонне, движение которой будет самым медленным, вследствие ли ее состава, качества дороги или ожидаемых задержек со стороны противника. Конечно, и приэтом можно уравнивать движение колонн только в том районе, где не ожидается встречи с противником, иначе указание времени прохождения рубежей может связать свободу маневра.

Уравнивание движения отнюдь не означает линейности порядка движения колонн; порядок сохраняет свою форму уступную или шахматную благодаря тому, что колоннам указывается или различное время прохождения одного рубежа, или одно время прохождения разных рубежей, или, наконец, каждой колонне указывается свой рубеж и свое время прохождения. По установленному уставом порядку выравниваются: «при наступательном марше головы охраняющих частей и главных сил; при отступательном — хвосты охраняющих частей и главных сил; при фланговом — середины колонн охраняющих частей, главных сил и обозов 2-го разряда».1

В то же время начальник каждой колонны должен сделать расчет вытягивания своей колонны и совершения ею марша. Нельзя колонну, {189} силою в стрелковый полк с артиллерией и больше, собирать сначала в одно место, откуда затем вытягивать по дороге, ибо такая колонна, глубиною в 3—4 км, может вытягиваться 3/4 часа и даже 1 час, значит, все это время последняя рота полка будет напрасно ожидать, стоя или лежа на месте в снаряжении, не говоря уже о том, что ожидающие на сборном месте войска явятся выгодною мишенью для воздушного врага.

Поэтому вытягивание войск в колонну производится последовательным прохождением их через известный исходный пункт. Начальник колонны указывает этот пункт, время прохождения через него головной части и порядок следования прочих войск, после чего каждый подчиненный начальник должен сам рассчитать, когда ему выступить, дабы влиться в общую походную колонну своевременно.

Конечно, для такого вытягивания колонны необходимо обладать известною опытностью и слаженностью войск в работе. Прежде всего исход вый пункт следует выбирать так, чтобы при движении к нему одна часть не загородила дороги другой, а также чтобы никому не пришлось двигаться назад.

Далее, при указании порядка следования в колонне необходимо считаться с расположением частей на ночлеге и принять меры, чтобы часть, назначенная в хвост колонны, преждевременно построившись, не загородила дороги прочим. Особое внимание вопросам вытягивания необходимо уделять при расположении большого отряда в одном населенном пункте, да еще с узкими кривыми улицами, в которых одна застрявшая повозка может задержать все движение. В 1919 г. кавалерийский корпус ген. Покровского, набившись весь в одну большую станицу, вытягивался из нее с 8 до 14 часов, вследствие отсутствия должной организации движения.

Обеспечение марша.

При совершении маршей обоими противниками могут предприниматься друг против друга следующие боевые действия, от которых надо обеспечить себя:

а) разведка всех видов;

б) боевые действия с воздуха по походным колоннам войск и обозов с применением обыкновенных и химических средств поражения;

в) заражение участков дорог стойкими отравляющими веществами с целью воспрепятствовать или хотя бы замедлить движение;

г) порча мостов, переправ, дорог для замедления движения;

д) замедление движения колонн боем специально выдвинутых отрядов или огнем дальнобойной артиллерии;

е) атака походных колонн своим развернутым боевым порядком. Конечно, организация обеспечения прежде всего зависит от цели марша, почему различается обеспечение наступательного, отступательного и флангового марша.

Далее, конечно, играет роль и обстановка, а в ней в первую очередь свои средства, соотношение сил и взаимное положение сторон.

Обеспечение маршей вне возможности столкновения с земным противником сводится в сущности только к принятию мер против воздушной и химической опасности, агентурной разведки, иногда от наблюдения и обстрела дальнобойной артиллерии. {190}

Возможность столкновения хотя бы только с разведывательными отрядами противника вынуждает принимать более серьезные меры обеспечения, дабы сбить эти части, обнаружить, что делается за ними, и расстроить действия противника.

Наконец, движение в сфере возможности боя требует специальных мер для обеспечения себе своевременного развертывания и выгодного положения в предстоящем бою.

Естественно, что на характере обеспечения отразится также местность и проч. данные обстановки.

В общем, конечно, обеспечение марша слагается из разведки и охранения всех видов, причем при организации этих действий надо, сначала установить, чем, где, как и когда противник может помешать успеху марша, а затем уже организовать свое обеспечение и противодействие имеющимися средствами.

Боевые действия с воздуха, а также употребление стойких химических веществ и даже порча дорог могут применяться войсками на марше для противодействия противнику только согласно общего оперативного плана высшего командования; прочие виды разведки, охранения, боевых действий применяются, наоборот, без указаний свыше, самими войсковыми начальниками, совершающими марш в одной или нескольких колоннах.

Разведка на марше.

Цель разведки: выяснить расположение и передвижения противника, мешающие маршу и вообще нашим действиям, разведать, насколько, удобны пути для движения и каких требуют исправлений, дабы в зависимости от этого либо заблаговременно озаботиться исправлением, либо избрать обходную дорогу; наконец, выяснить характер отношения населения, условия его размещения и местные средства.

Направление, ширина и глубина разведки, естественно, определятся теми дорогами, которыми предстоит воспользоваться нам, а также теми, которые может использовать противник, не стесняясь, что последние проходят и вне разграничительных линий, ибо на марше особенно трудно ждать своевременного уведомления соседа о грозящей опасности, так как связь по фронту в движении всегда хромает.

Крайние рубежи достижения надо рассчитать так, чтобы разведка была достаточно впереди, когда войска закончат переход.

Связь с разведкой на марше, естественно, требует особого внимания, ибо движение затрудняет нахождение начальника и самой разведки.

Личная разведка на марше собственно имеет место только с началом боя. Разведка местности и населения производится лично по мере движения, но, конечно, довольно бегло.

Агентурная разведка — обычно лучше всего работает при наступательном марше и отступлении противника, когда агенты и добровольцы из местных жителей, пропустив мимо себя всю массу отступающих войск, могут дать самые ценные о них сведения, тем более, что успех нашей стороны сильно развязывает языки всем сочувствующим элементам. Уже значительно слабее работает агентурная разведка, когда наступают обе стороны, ибо для доставки сведений агенту необходимо прорваться сквозь наступающее охранение противника. Наконец, хуже всего работает агентурная разведка при отступательном марше, когда надо не только прорваться сквозь охранение противника, {191} но и догнать свои отступающие части. Так, при отходе русских войск в 1904 г. к Ляояну казачий офицер, скрытно пробравшись к японцам, никак не мог выбраться обратно, ибо ему приходилось итти ночью и без дорог, а японцы двигались днем и по дорогам; в результате сначала он шел наравне с их головными отрядами, потом с главными силами колонн, наконец, с обозами, и только остановка у Ляояна дала ему возможность пробраться к своим с полными, но совершенно устарелыми сведениями о группировке противника.

Воздушная разведка дает хорошие сведения, если противник сам находится в движении или укрепляется на достаточно открытой местности. Однако, ее данные трудно успеть передать в свои находящиеся в движении войска. При наличии возможности столкновения в данный именно день выгодно высылать ее утром, дабы обнаружить выступление колонн противника с ночлега и успеть передать добытые сведения начальникам колонн на большом привале.

При большом удалении противника, наоборот, выгоднее посылать воздушную разведку во вторую половину дня, дабы выяснить, где и какие войска противника заканчивают переход. Конечно, при наличии достаточных средств и напряженном положении перед боем нужно высылать разведку два раза в день.

Войсковая разведка конная и пешая разведывает противника, местность, главным образом, в отношении проходимости дорог и местное население.

Разведка противника при наступлении имеет задачей не только наблюдение, но обычно и бой, которым должна пробивать себе дорогу. Уверенность в следующей сзади поддержке должна делать эту разведку смелой и решительной в действиях; зато и выдвигать ее надо достаточно заблаговременно, ибо иначе на нее насядет охранение. Конечно, надо делать эту разведку достаточно мощной, снабжая средствами техники, предпочитая выслать меньшее число, но сильных отрядов, дабы разведке не приходилось ожидать подхода и помощи охранения на каждом шагу из-за мелких частей противника.

Наоборот, при отступательном марше значение разведки сводится скорее к образованию завесы перед своим фронтом и поддержанию соприкосновения с противником; ей приходится больше сдерживать его, чем думать о нанесении ударов. Отсюда, естественно, в этом случае выгоднее иметь большое число более мелких разведывательных отрядов, с большим количеством огневых средств, задерживающих движение противника на всех дорогах. Во всяком случае необходимо, чтобы разведка на марше работала не по усмотрению только начальников колонн, высылающих ее: одни — дальше, другие — ближе, необходимо, чтобы начальник, управляющий маршем колонн, обычно командир дивизии, указывал колоннам, на какой рубеж, в какой полосе выдвинуть им разведку, определяя в необходимых случаях и ее силу.

Хорошая разведка на марше имеет особо важное значение, ибо боевая готовность войск при движении в походных колоннах значительно понижена, они представляют благодатную цель для огня артиллерии, а при современной дальности тяжелых пушек охранение обеспечить их от обстрела не может.

Неудивительно поэтому, что история пестрит примерами внезапных столкновений и поражений войск, застигнутых врасплох на марше {192} вследствие отсутствия должной разведки. Так, 31 октября 1914 г. 2 бригада 51 пехотной дивизии была выдвинута из армейского резерва через Гольдап фланговым маршем по шоссе на Гумбинен на поддержку 28 пехотной дивизии, атакованной немцами. С запада движение бригады должно было прикрываться 2 кавалерийской дивизией, двинутой на Гавайтен. Понадеявшись на конницу, бригада не выслала своей разведки и имела лишь слабое фланговое охранение в расстоянии около 2 км от колонны. Между тем 2 кавалерийская дивизия фактически не вышла к Гавайтену, и бригада 51 дивизии в 10—12 км севернее Гольдапа была внезапно осыпана огнем 20—30 германских орудий, принудивших ее отойти назад с потерей больше 1 000 человек.

Особое значение приобретает на марше разведка пути следования и не только в отношении удобства его для движения, но и в смысле химической опасности.

Эта разве ша должна вестись особо от разведки противника всеми колоннами, имеющими свой путь следования. Естественно надо составлять эту разведку из сапер и химических разведчиков, придавая им прикрытие. Саперы не только обнаруживают повреждения пути, но определяют в донесениях и время, необходимое для исправления, а также находят материал для этого; химические разведчики, обычно от полкового химического взвода, находят химические пробки, обозначают зараженные площади флажками, отыскивают обходные пути, доносят начальнику, вызывают средства для очистки и выставляют охранение на границах зараженной местности.

Наконец, разведка пути должна производиться и специальной артиллерийской разведкой.

Смешивать разведку пути с разведкой противника отнюдь не следует, ибо первая иногда должна свернуть с данной дороги для выполнения своей основной задачи; лучше, поэтому, для разведки пути выслать особый дозор из специалистов да еще со средствами связи и прикрытием. Независимо от него разведывательные отряды должны быть обеспечены химическими и инженерными силами.

Разведку населения на марше естественнее всего поручить политработникам и квартирьерам, посылаемым для выбора и распределения квартир.

Охранение марша.

Основная трудность охранения на марше заключается в том, что охранение оно само двигается и двигаются охраняемые войска; внимание рассеивается движением, надо осматривать местность, а сзади наседают свои части, которые двигаются в лучших условиях. Отсюда земное охранение невольно прижимается к своим частям, а воздушное и химическое очень утомляются.

Земное охранение.

Естественной задачей земного охранения является:

1. Предохранить походные колонны от опасного и внезапного маневра, огня и удара холодным оружием со стороны противника, а также от его разведки.

2. Обеспечить выгодное исходное положение, а также выиграть время для перехода главных сил в боевой порядок.

Вполне естественно, что выполнить эти задачи охранение сможет только в том случае, если оно прикроет все направления, откуда можно ожидать появления противника, если оно будет следовать на достаточном {193} расстоянии, искусно занимая соответствующие рубежи, если сила и состав его будут достаточны для выполнения тех действий, которых потребует задача и обстановка.

Конечно, организация охранения зависит в каждом данном случае и от цели действий, и от обстановки.

Отсюда прежде всего следует различать охранение при наступательном, отступательном и фланговом марше.

Охранение при наступа- тельном мар- ше.

а) Фронтальное. В зависимости от общей обстановки фронтальному охранению при наступательном марше приходится иметь дело: а) либо только с разведывательными отрядами противника, оттеснившими разведку или проскользнувшими мимо нее, б) либо с охранением противника, наступающим, отступающим или находящимся на месте, оттеснившим или остановившим нашу разведку, в) либо, наконец, и с главными силами противника, развернувшимися для поддержки своего охранения, сбитого нашим охранением.

Задачей охранения будет: в первом и во втором случаях опрокинуть разведку и охранение противника, не давая задержать движение своих главных сил и не позволяя открыть их марш; в последнем случае — захватить и удержать выгодный рубеж для развертывания своих главных сил, выиграть нужное время для перехода этих сил в боевой порядок, привлечь на себя возможно большие силы противника, облегчая этим маневр своих главных сил, и в то же время не дать себя разбить до подхода последних. Во всех этих случаях охранение действует совместно с разведкой и так же, как последняя, собирает доступными средствами сведения о противнике, местности и населении.

Конечно, при современной дальности тяжелых пушек охранению не под силу прикрыть свою колонну от артиллерийского огня, для этого его пришлось бы выдвигать на переход вперед, рискуя полным уничтожением до подхода главных сил. Зато охранение каждой части должно обеспечить ей свободу маневрирования, т. е. быть в таком удалении, чтобы последняя могла в случае боя развертываться и выходить из-за фланга охранения движением из глубины, а не вдоль фронта. Для этого удаление охраняющей части должно, примерно, соответствовать величине фронта боевого порядка той части, которую оно прикрывает. Так, дивизия, при ширине фронта ее развертывания 4—10 км, должна иметь охраняющую часть впереди не менее чем в 5—6 км, ибо иначе она рискует с начала боя головой походной колонны почти упереться в тыл ведущей бой охраняющей части и лишить себя свободы маневрирования.

Совершенно на том же основании полк должен иметь свое охранение в расстоянии не менее 3 км, а батальон около 2 км. Подобное удаление требует выделения охраняющих частей достаточной силы и соответствующего состава, дабы, с одной стороны, опрокидывать разведку и охранение противника, не требуя поддержки от главных сил, а с другой — не подвергнуться отдельному поражению. Естественно, конечно, что в каждом данном случае сила и состав охранения будут зависеть от качества войск и условий местности, времени, суток и погоды.

Чем больше войска чувствуют свое превосходство над противником, тем смелее выдвигается вперед и действует охранение, тем больше привлекает оно на себя войск противника и облегчает маневрирование {194} своих сил. Наоборот, чем меньше этой уверенности, тем больше жмется к своим охранение и стесняет их маневрирование.

Открытая местность, день, удобство действия артиллерии требуют придачи большого ее количества к охраняющей части, где действие орудий скорее проложит дорогу или сдержит натиск противника, чем удар живой силы.

Наоборот, закрытая, лесистая местность, ночь, туман заставляют охранение составлять главным образом из пехоты и держать ближе к главным силам.

Уставы Красной армии дают следующие нормы для фронтального охранения:

Так, Полевой устав (§ 341) определяет, что «во фронтальную охраняющую часть назначается приблизительно до одной трети пехоты и большая часть артиллерии колонны, в том числе некоторое количество гаубиц и тяжелых орудий.

«Кроме того, охраняющей части придаются конница, инженерные части, броневые части, самокаты и мотоциклеты».

В соответствии с этим и согласно § 428 Боевого устава пехоты и § 90 Боевого устава артиллерии дивизия при движении по одной дороге охраняется авангардом в примерном составе — стрелковый полк с большей частью артиллерийского полка; полк в свою очередь высылает в головной отряд для своего охранения батальон. «Батальон, назначенный в головной, тыльный или боковой отряд, усиливается полковой или приданной полку артиллерией, средствами связи, взводом конных разведчиков, частью химического взвода, а иногда бронесилами, конницей и саперами из числа приданных полку.»1 «Для своего непосредственного охранения головной отряд обычно высылает в сторону движения головную заставу силою в один стрелковый взвод, с придачей ей взвода станковых пулеметов, батальонных орудий, средств связи, саперномаскировочных инструкторов и химиков с соответствующим имуществом.

«Непосредственное охранение головного отряда с флангов достигается высылкою боковых дозоров из числа приданных батальону конных разведчиков.

«Удаление частей, охраняющих головной отряд, должно обеспечить его, как с фронта, так и с флангов, от действительного огня станковых пулеметов противника (до 2 км)».

Головная застава для своего охранения высылает дозор в составе отделения с ручным пулеметом. Полезно иметь в авангарде и даже головном отряде некоторое число дальнобойных пушек, дабы возможно раньше открыть огонь и стеснить маневрирование противника.

В случае наступления вслед за отходящим противником следует обратить особое внимание на усиление головного отряда инженерными частями для быстрого восстановления дорог, иногда за этим отрядом придется везти и часть необходимого строительного материала, если такового нельзя найти на месте. Вместе с тем в этом случае надо хорошо обеспечить головной отряд средствами химической разведки и защиты, ибо противник почти наверно применит заражение местности и притом при помощи автоцистерн или ранцевых приборов для разбрызгивания. {195}

При распределении войск на походе в главных силах головного отряда полезно вести артиллерию не в голове колонны, а в ее хвосте, ибо головная застава в случае внезапной атаки превосходного противника может и не оказать должного сопротивления; в таком случае артиллерия головного отряда, при следовании в голове его, может легко подвергнуться пулеметному огню, не успев еще занять позицию. При движении в хвосте батальона, артиллерия может итти скачками от рубежа к рубежу вслед за пехотой, сохраняя возможность поддержать последнюю в каждый данный момент, проходя открытые пространства на рысях и оставляя рубеж или перегиб местности не раньше, чем следующий будет занят пехотой.

При наличии в головном отряде бронемашин и при недостаточной ширине дороги невыгодно вести таковые за артиллерией, ибо последняя, особенно при начале случайного боя, может легко загромоздить дорогу. Зато присутствие бронемашин может быть очень полезным между головным отрядом и головной заставой, увеличивая силу сопротивления последней и обеспечивая ее быстрой поддержкой. Особенно необходимо подобное движение бронесил в закрытой местности, когда трудно рассчитывать на быструю помощь артиллерии.

б) Боковое охранение. При достаточной насыщенности фронта, когда все продольные дороги заняты движущимися колоннами, нет необходимости иметь особое боковое охранение; таковое приходится высылать только, когда соседние дороги не заняты движением своих войск; высылается оно от главных сил распоряжением начальника колонны. Полезно это охранение выдвигать от того батальона или полка, который в случае боя будет развертываться в эту сторону — этим устраняется перемешивание частей.

«Боковой отряд при наступательном марше прикрывается в направлении движения головной заставой (стрелковый взвод с придачей взвода станковых пулеметов) и с открытого Фланга — боковой конной заставой или конным дозором.

«Боковой отряд непосредственно подчиняется начальнику колонны и двигается на одном уровне или с главными силами авангарда (высылаемого при движении дивизии), или с головой колонны. Согласование движения достигается назначением для бокового отряда точного времени выступления с исходных пунктов, с определенных рубежей и больших привалов.»1 Боковое охранение может иногда следовать и не по дорогам, а вдоль рубежей, по колонным путям, например, если вдоль пути следования тянется в стороне лес или хребет, выгодный для захвата противником.

Неподвижное охранение на марше. В тех случаях, когда впереди по пути следования будут пункты, захват которых необходим заблаговременно, можно прибегнуть к неподвижному охранению, выдвигая таковое вперед заранее для захвата и удержания намеченных пунктов.

Такой способ действия часто приходится применять при ночных маршах, которые опасно совершать, не имея впереди прикрытия. Выдвинув вперед днем заблаговременно охраняющую часть, можно занять ею намеченный рубеж и под ее прикрытием ночью подтянуть прочие части. Вообще же очень увлекаться выдвижением таких отдельных {196} частей не следует — они очень легко могут подвергнуться отдельному поражению, будучи сильны с фронта и имея открытые фланги.

Другое дело, если такое выдвижение делается одновременно на фронте целого корпуса или даже армии, и выдвинутые части могут образовать почти сплошной огневой фронт, обеспечивая друг другу фланги; так приходится действовать, например, при подходе к заблаговременно укрепленной полосе противника.

Боковое неподвижное охранение при наступательном марше выгодно высылать, когда нет продольных дорог для подвижного охранения, но к пути следования выходят местами дороги, которыми может воспользоваться противник. Для этого, придав головному отряду роту или взвод от части, идущей в хвосте колонны, следует по мере движения выставлять от этой роты отдельные посты или отделения на боковых дорогах, используя выгодные наблюдательные пункты.

Заняв эти места, посты остаются до прохождения колонны и затем собираются в хвост ее. Этот прием с особой выгодой применяется в горах, где очень мало дорог, но много наблюдательных пунктов, позволяющих видеть на большие расстояния. Выставление неподвижного бокового охранения требует известной сноровки, которая заключается в умении выбрать только самые важные пункты: опытный командир часто, израсходовав взвод, лучше охранит колонну, чем неопытный, истративший роту.

в) Тыльное охранение. Тыльное охранение при наступательном марше необходимо как для поддержания порядка, который в хвосте колонны нарушается особенно легко, так и для обеспечении тыла от нападения мелких частей и партизан противника.

Для этого выделяется небольшая часть (не больше роты на дивизию и отделения на батальон), следующая за хвостом в расстоянии около километра. В тех случаях, когда с тыла можно ожидать нападения крупных частей противника, например, прорвавшейся конницы, необходимо тыльное охранение соответственно усиливать, придавая ему не только станковые пулеметы, но и артиллерию и бронемашины.

г) Охранение при отступательном марше. При отступательном марше важно обеспечить беспрепятственность своего отхода и замедлить наседание противника, дабы оторваться от него. Беспрепятственность отхода обеспечивается высылкой вперед достаточных инженерных средств и хорошей охраны земной, воздушной, химической, дабы не задержать движения из-за порчи дорог, особенно мостов, из-за химических пробок, которые могут устраивать самолеты, из-за возникновения беспорядка среди отходящих войск и обозов.

По свидетельству В. Путна, переправа через реку Буг у пос. Hyp при отходе от Варшавы в 1920 г. была совершена благополучно только потому, что комдивом 27 были высланы заблаговременно на мост инженерный батальон и отряд, особого назначения, а около него были поставлены пулеметы воздушной обороны и орудия.

Инженерные, химические и зенитные средства, кроме того, должны быть распределены и по всей колонне для ликвидации возможных задержек. Наконец, ими же должны быть обеспечены и тыльные охраняющие части как для своей защиты, так и для устройства препятствий и пробок на пути противника, согласно указаний свыше.

Наконец, для обеспечения отступательного марша от наседания и разведки противника выдвигается специальное охранение, задачей {197} которого является задерживать натиск противника всеми средствами до боя включительно.

Бой этот не может носить очень упорного характера, за исключением того случая, когда охраняющей части ценою гибели придется спасать свои главные силы. Вообще же целью этого боя будет только выигрыш времени. Эта задача достигается преимущественно огнем артиллерии, пулеметов, бронемашин, налетами аэропланов на колонны противника и применением стойких отравляющих веществ.

Следует избегать в таких боях вводить в дело большое количество пехоты, ибо отход таковой очень труден; всегда выгоднее применять для этой цели спешенную конницу с большие числом технических средств.

Расстояние тыльного охранения от главных сил при отступлении является колеблющейся данной: оно увеличивается при каждой остановке тыльных частей для боя и уменьшается на ночлеге.

Согласно устава, охранение при отступательном марше состоит из следующих частей; полк — для своего охранения выдвигает тыльный отряд силою в батальон, от которого высылается на марше тыльная пешая походная застава и боковые конные дозоры. В сторону движения, согласно устава, высылается не более двух рот на дивизию.1

д) Охранение при фланговом марше. Фланговый марш представляет движение флангом к противнику, т. е. в самом беззащитном положении.

Отсюда в случае возможной встречи с противником он возможен только при надежном земном охранении, задачей которого естественно является прикрыть движение главных сил и в случае наступления противника выиграть достаточно времени для совершения марша.

Как и при отступательном марше, охранение флангового марша не может рассчитывать на поддержку колонны главных сил, а потому должно быть достаточно сильным и самостоятельным.

Задача этого охранения может выполняться или при помощи движения охраняющей части параллельно пути, по которому движется колонна, или при помощи заблаговременной высылки охраняющей части к известному пункту, где, заняв позицию, она прикроет движение главных сил. В первом случае движение охраняющей части должно быть так рассчитано, чтобы она все время находилась между противником и охраняемой колонной, последовательно перехватывая пути от противника, во втором случае надо, чтобы противник не мог миновать позиции, занятой охраняющей частью.

Согласно устава, боковое охранение полка возлагается на боковой отряд, силою до батальона, конечно, с придачей достаточно сильных технических средств; иногда полезную роль может сыграть заблаговременное химическое заражение некоторых участков дорог, ведущих от противника, для чего боковому отряду распоряжением свыше могут придаваться автоцистерны и ранцевые приборы для разбрызгивания стойких отравляющих веществ

Для своего охранения боковой отряд высылает боковую походную заставу силою в 1 стрелковый взвод и взвод станковых пулеметов; при отсутствии параллельной дороги организуется неподвижное охранение {198} высылкой на дороги, ведущие от противника, отдельных сторожевых застав, силою от отделения до взвода, для прикрытия марша в течение указанного времени, после чего заставы присоединяются к боковому охранению.

Фланговый марш часто не исключает возможности появления противника перед головой и в хвосте войск, совершающих движение.

В таких случаях для охранения головы и хвоста необходимо высылать головное и тыльное охранение; обозы требуют при фланговом марше обычно особого прикрытия.

е) Воздушное охранение. Походные колонны, особенно кавалерийские, артиллерийские, обозные, представляют благодатную цель как для воздушной разведки, так и для действия с самолета осколочными и химическими бомбами и пулеметным огнем.

В 1918 г. на французском фронте части, не соблюдавшие достаточной осторожности, несли до 25% потерь от самолетов; пулеметная рота, следовавшая в сомкнутой колонне по шоссе и подвергшаяся нападению с воздуха бомбами, понесла до 40% потерь в течение одной минуты. В том же году французами по примеру англичан была создана специальная воздушная дивизия из 600 истребителей и бомбардировщиков, наносившая жестокие удары германцам. В 1920 г. 1 конная армия, подвергшаяся атакам всего 9 польских самолетов, имела 17 августа в одной только 6-й дивизии 100 людей и 100 лошадей потери, причем одно из ее наступлений было отбито исключительно атаками самолетов.1 Конный корпус Жлобы в 1920 г. был рассеян атаками всего 7 самолетов Врангеля. В настоящее время, когда бомбометание сверху благодаря новым прицельным приспособлениям стало весьма точным, необходимо особенно считаться с воздушной опасностью, Конечно, воздушные налеты не могут нанести громовых ударов сразу по всем колоннам наступающей армии — для этого нет достаточных средств ни у одной армии, но они во всяком случае могут сыграть крупную роль своими действиям на главных направлениях в решительные минуты.

Мерами для парализования разведки и нападений сверху должны явиться:









ЧТО ТАКОЕ УВЕРЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ В МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ? Исторически существует три основных модели различий, существующих между...

Что будет с Землей, если ось ее сместится на 6666 км? Что будет с Землей? - задался я вопросом...

Что делает отдел по эксплуатации и сопровождению ИС? Отвечает за сохранность данных (расписания копирования, копирование и пр.)...

Что способствует осуществлению желаний? Стопроцентная, непоколебимая уверенность в своем...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.