Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







Обеспечение боевых действий.





Общие положения.

Принятие решения, а тем более проведение его в жизнь, требует знания обстановки, ибо ею будет определяться как самая возможность выполнения поставленной задачи, так и способ действий, при помощи которого будет выполнена эта задача. Мало того, надо уметь делать эту обстановку выгодной для себя рядом специальных мер.

Сведения об обстановке добываются на войне при помощи разведки; предохранение от действий противника и обеспечение себе выгодного положения достигается при помощи охранения земного, воздушного, химического и маскировки, а также, как выше выяснено, и своевременным принятием соответствующего построения.

Разведка и охранение, вместе взятые, и составляют боевое обеспечение войск, в отличие от политического,1 имеющего целью обеспечить успех рядом политических мероприятий, и тылового или материального, заключающегося в обеспечении боевых действий соответствующей работой тыла.

Конечно, боевое обеспечение в разных случаях: на походе, в бою, при расположении на месте имеет свои особенности, которые будут разобраны в соответствующих отделах тактики. Тем не менее существуют и некоторые общие положения в отношении обеспечения, которые естественно рассмотреть в начале курса, посвятив им особую главу, во избежание излишних повторений в последующем.

Разведка.

Цель, способы и средства раз- ведки.

Разведка имеет целью сбор всех тех сведений об обстановке, которые могут иметь влияние как на самое решение начальника, так и на проведение этого решения в жизнь войсками.

Сведения эти естественно должны касаться:

1) тех войск противника, которые могут помешать нашим действиям, дабы выяснить их численность, материальную и моральную силу, занимаемое ими положение, т. е. где они находятся или куда, как, в каком порядке передвигаются, возможные и вероятные их действия; {129}



2) той местности, где возможны наши действия, для выяснения и проверки тех ее свойств, которые могут отразиться на работе войск и тыла обеих сторон;

3) населения района предстоящих действий: какими средствами оно располагает, как эти средства наилучшим образом могут быть использованы войсками, каковы политические настроения, как их можно использовать или какие против них надо принять меры с целью обеспечения себя от враждебных действий и в целях возможной борьбы с неблагоприятными настроениями;

4) тех климатических особенностей, которые могут отразиться на действиях войск своих и противника.

Сбор перечисленных сведений может производиться:

а) непосредственным наблюдением противника, жителей или осмотром местности, наблюдением различных примет;

б) наблюдением при помощи различных инструментов (метеорологических, звукометрических, для подслушивания и т. д.);

в) изучением всевозможных письменных и чертежных данных; прежде всего карты, затем описаний района действий, донесений, почтово-телеграфной корреспонденции, газет, бумаг на убитых, раненых, пленных;

г) опросом своих войск, пленных, перебежчиков, дезертиров противника и местного населения;

д) и наконец — боем.

Приемы проведения каждого из этих способов разведки представляют собою предмет специальных исследований. В курсе общей тактики приходится отметить только сравнительное значение и свойства каждого способа и вида разведки и организации всей разведки в целом при помощи всех имеющихся способов и средств.

Значение и свойства раз- личных спосо- бов разведки.

Непосредственное наблюдение и личный осмотр местности являлись лучшими способами разведки, когда действия велись на сравнительно небольших фронтах, дальность и меткость огня были невелики и почти всю массу войск, расположившихся на месте или передвигающихся, можно было окинуть взором одному человеку с нескольких наблюдательных пунктов. Ныне при широких фронтах действий, дальности и меткости оружия, расчленении войск на ряд мелких групп, хорошей маскировке войск непосредственное наблюдение так затруднено, что не может давать былых результатов; изучение расположения одного батальона противника ныне часто труднее и берег больше времени, чем прежде изучение этим путем группировки целой армии. Отсюда пришлось реорганизовать этот способ разведки.

Так, ныне непосредственное наблюдение ведется непрерывно рядом наблюдателей, начиная с воздушных и кончая имеющимися в каждом стрелковом взводе. Бее они взаимно друг друга дополняют и проверяют: одни изучают общую картину положения дел, но не могут дать необходимых деталей, другие, наоборот, изучают небольшие участки фронта в высшей степени детально, причем один наблюдательный пункт никак не может заменить другого. Так, в 1916 г. при подготовке наступления на Якобштадтском плацдарме армейский инженер I армии, усиленно наблюдавший и изучавший германскую позицию с артиллерийских наблюдательных пунктов, вынес убеждение о незначительности проволочных заграждений немцев в районе Лесн. Дукернек и только {130} из канавы, находившейся в 300—400 шагах впереди окопов, удалось обнаружить две ясно проектировавшиеся полосы проволочных заграждений по несколько рядов кольев и солидную засеку между ними.

Столь же серьезные данные дает и наблюдение самых разнообразных примет. Общеизвестно, что на западном фронте постоянное появление кошки в одной из окопов выдало командирский наблюдательный пункт; резкое увеличение числа проходящих людей по одной и той же дороге неприятельского района ясно говорит об усилении войск, смена, прибытие танков, установка химического оружия открываются иногда только по слуху, и по самым ничтожным признакам.

Ценнейшим дополнением глаза и уха является наблюдение при помощи всевозможных инструментов: подслушивание разговоров по телефону особыми приборами, радиослежка, звуко- и светометрия, позволяющие довольно точно определять места батарей противника, метеорологическое наблюдение, необходимое не только артиллерии и химическим войскам, но и общевойсковому командованию и имевшее свои органы в конце мировой войны на западе при штабах.

В числе письменных и чертежных документов, подлежащих изучению, на первом месте надо доставить умелое чтение карты, ибо без этого искусства ныне совершенно нельзя управлять войсками и давать им задачи, в которых учитывался бы местный элемент. Недаром же, опытные начальники часами просиживают над картой, внимательно изучая каждый изгиб горизонтали. Выгоды изучения местности по карте заключаются именно в том, что она дает возможность охватить весь район в целом, после чего становится ясно, где и что именно надо дополнить личным обзором.

Выехать на местность, не изучив предварительно карты, значит напрасно потерять массу времени; для младшего начальника не уметь читать карту значит не быть в состоянии верно осведомить старшего о своем месте и положении дел, рискуя из-за этого получить в спину снаряд своей же артиллерии, а в лучшем случае не добиться должной помощи.

Не менее важно не простое чтение, а внимательное изучение каждого слова донесения, ибо часто одно слово меняет смысл написанного.

Также должны собираться и внимательно изучаться малейшие документы, исходящие из рук и из района действий противника. Осенью 1916 г. простой конверт от письма, использованный германцем при отправлении естественной надобности у своих проволочных заграждений и подобранный русским разведчиком, выдал № немецкого полка, занимавшего позицию южнее Якобштадта.

Опрос позволяет в значительной степени дополнить наблюдение, изучение карты и письменных документов. Вместе с тем опрос своих бойцов может дать иногда ценные данные и указания для применения тех или других способов действий.

Пленные, перебежчики, дезертиры, местные жители могут иногда дать исключительной ценности данные. Так, шесть русских пленных, захваченных японцами 11 января 1905 г., точно указали начало и характер пап его наступления на Сандепу, а один из них даже рассказал содержание наставлений Куропаткина для овладения японскими позициями.1 Часто впрочем пленные, а особенно жители, дают весьма {131} сбивчивые и противоречивые сведения, поддакивая допрашивающему и стремясь сказать то, что последнему, по их мнению, должно понравиться, почему этот опрос надо уметь вести. Зато само число пленных, перебежчиков, дезертиров, появляющихся на том или ином участке фронта, безошибочно говорит о боеспособности или разложении частей противника; а потому достаточно прекращения таковых на данном участке, чтобы даже без всяких других данных вывести определенное заключение о появлении на фронте войск, сильных в моральном отношении. Вместе с тем количество без вести пропавших также довольно верно определяет удельный вес своих частей.

Наконец, бой определеннее всего показывает действительное соотношение обеих сторон, независимо от их численности и средств техники. По самому темпу боя, стрельбе противника, степени меткости и выдержанности его огня войска сразу видят, с кем имеют дело, проникаясь либо пренебрежением к противнику, либо доходя иногда до форменной паники в окопах из-за меткой стрельбы противника, боясь не то что высовываться, а даже говорить иначе как шопотом. Беспорядочная ночная стрельба русских в мировой войне и гробовое молчание в германских окопах лучше всех других разведывательных данных говорили о соотношении моральных сил сторон.

Бой в конце концов завершает и искупает все недостатки разведки другими способами. Чем больше сведений собрано последними, чем они вернее, тем меньше остается добывать данных боем, тем с более открытыми глазами начальник его начинает. Наоборот, чем слабее работала предыдущая разведка, тем больше за это приходится расплачиваться в бою.

Средства раз- ведки.

Средствами, при помощи которых можно использовать вышеперечисленные способы разведки, являются:

а) Разведка личная или через специально посылаемых лиц — командиров и политработников.

б) Тайная или агентурная разведка.

в) Войсковая разведка, причем последняя может собирать сведения:

1) в интересах общевойскового командования — разведка воздушная, конная, пешая, техническая, отчасти метеорологическая

2) специальная разведка — в интересах технической работы данного рода войск или данного оружия, или известной службы, разведка: артиллерийская, инженерная, связи, химическая, метеорологическая в артиллерии и химических органах.

Конечно, нельзя очень строго разграничивать работу этих видов разведки: часто общевойсковая разведка может дать весьма ценные данные для специальной работы артиллерии, химических и прочих войск; наоборот, специальная разведка еще чаще на ряду со своими располагает сведениями, весьма полезными общевойсковому командованию.

Каждая разведка преимущественно работает характерными для нее способами и отличается определенными свойствами, знать которые необходимо для правильной организации разведки вообще, дабы каждое средство использовать в своем месте, в свое время.

Разведка лич- ная или через доверенных лиц.

Конечно, разведка личная или через доверенных лиц является лучшим средством разведки, если производится человеком достаточно опытным в деле непосредственного наблюдения, изучения письменных {132} документов, ведения опроса. Поэтому, применение этой разведки надо рекомендовать всюду, где только она возможна. Однако эта возможность ныне, как выше отмечено, в отношении непосредственного обзора значительно ограничена. Поэтому ныне даже командиру полка часто приходится вести управление при помощи карты, тщательное изучение которой только и дает возможность получить картину положения своей части в целом.

Чем старше начальник, тем менее его личная разведка может заключаться в обозрении местности и расположения войск и тем больше заключается в изучении описаний района действий, в тесном общении с подчиненными начальниками, посещении войск, беседах с непосредственными участниками боев, в личном изучении важных документов, опросе некоторых пленных, представителей местного населения.

Из этого, конечно, вовсе не следует, что старшему начальнику не нужно вовсе выезжать для личной разведки. Наоборот, эти выезды надо делать как можно чаще: только они дадут возможность увидеть и понять особенности современного боя, познать настроения войск, только из этих выездов можно узнать, какие надо сделать поправки в своем решении, научить подчиненных, исправить их и свои ошибки.

Поэтому личная разведка начальника в нынешней боевой обстановке находит не меньшее применение, чем прежде; она только использует другие способы, отбросив самую мысль о возможности охватить глазами поле сражения и в нем разобраться. Естественно поэтому, что эти выезды не должны итти во вред управлению, и поэтому начальник имеет право оставлять свой командный пункт, лишь когда он не рискует из-за этого оставить войска без своего руководства.1

При невозможности всюду использовать свой глаз ныне широкое распространение естественно получает разведка через лиц достаточно опытных и авторитетных; наиболее подходящим для этого лицом, конечно, является начальник штаба.

Агентурная разведка.

Преимуществами агентурной разведки являются:

а) возможность проникнуть в самые сокровенные уголки противника вплоть до его высших штабов еще в мирное время;

б) отсутствие расхода от войсковых частей, что делает ее для войск самым экономным видом разведки.

Зато сведения этой разведки обычно сильно запаздывают, не могут получаться регулярно и точно в срок, так как она вынуждена работать украдкой и урывками, на нее нельзя очень полагаться, ибо надежность каждого агента всегда находится под сомнением, многие из них ведь являются двойными шпионами, т. е. служат одновременно обеим сторонам; неподготовленный в военном отношении агент может не подметить многих весьма важных данных и увлекаться несущественными сведениями, наконец, значительные затруднения всегда представляет переброска агентов к противнику через линию фронта, густо занятого войсками; в мировой войне прибегали для этой цели даже к летательным аппаратам, откуда агент спускался ночью на парашюте. {133}

Поэтому агентурная разведка, в качестве регулярного средства, принадлежит стратегии и оперативному искусству и ведется высшими штабами. Однако не следует целиком отказываться от этого средства и тактике: в известных случаях, особенно при сочувствии местного населения, эта разведка может принести крупную пользу полкам, батальонам и даже ротам выполнением простых, но для мелких войсковых частей весьма важных поручений, например, имеется ли в соседней деревне противник, сколько его и что он делает.

Часто сочувствующие элементы могут и сами итти навстречу войскам, предупреждая их о грозящей опасности, об отступлении противника и т. д., нельзя отталкивать таких лиц своими неосновательными подозрениями, но надо соблюдать и достаточную осторожность, чтобы не попасться на удочку враждебным элементам.

Поэтому даже самые младшие войсковые начальники должны уметь пользоваться агентурной разведкой и ни в коем случае не смотреть на агентов, как на непременных шпионов противника, как это бывало во время мировой войны, когда войска не только не оказывали содействия агентам высших штабов, но иногда даже вешали их под предлогом, что «все они немецкие шпионы».

Особенность агентурной работы в тактике заключается в том, что ее сведения добываются главным образом наблюдением, потом осторожным опросом и реже всего добычей документов, ибо последнее требует потери времени и этим путем агент легче всего выдает себя противнику.

В общем, в тактике агентурная разведка все-таки является только эпизодическим добавком к другим видам разведки, дающим сведения, может быть, и не столь точные и подробные, но к определенному сроку.

Войсковая раз- ведка.

а) Воздушная разведка использует: наблюдение, фотографические съемки с аппарата и иногда обстрел известных мест из пулемета и бомбами, с целью выяснить, имеется ли в них противник. Высота, с которой производится эта разведка, не дает возможности укрыться от нее за теми закрытиями, которые препятствуют земному наблюдению, скорость движения позволяет проникать далеко в тыл и быстро доставлять сведения выславшему начальнику.

Современный самолет-разведчик при скорости разведывательного полета 180—200 километров в час и при продолжительности его в 4—6 часов может заглянуть в тыл противнику на 360—400 километров. Приэтом он обнаруживает колонну полка с высоты 2—3 тысяч метров и захватывает своим наблюдением полосу шириною при хорошей видимости до 5 километров; окопы, вырытые на открытой местности, войска и обозы в движении и стреляющие батареи отлично наблюдаются с самолетов; пехота в боевом порядке и замаскированные батареи на позиции обнаруживаются с трудом, обычно только при помощи фотографирования и тщательного изучения снимков.

Отсюда воздушная разведка, давая сразу общую картину группировки противника, передвижения его резервов, работы тыла, является неоцененным средством для старших начальников и основным видом их разведки. Однако, в подвижном маневренном бою, где обстановка быстро меняется, эта разведка дает очень мало младшим начальникам, {134} даже командирам полков; лишь в отдельных случаях, сбросив сверху донесение при помощи вымпела, летчик успеет предупредить командира полка или батальона о непосредственно грозящей последнему опасности. Наоборот, при стабилизации фронта эта разведка при помощи аэрофотосъемки дает точные сведения об укреплении всей позиции противника в целом и в деталях, а потому в связи с личным наблюдением является важным средством разведки для всех начальников до командиров взводов включительно.

Устав определяет следующие виды воздушной разведки:

а) глубокую,

б) ближнюю и

в) поля сражения.

Вариантом первых двух видов являются разведки флангов и промежутков. Кроме того, необходимы и разведки своего расположения с целью проверки правильности маскировки. Дальность глубокой разведки принимается уставом 50—100 и более километров в тыл противника, она выполняется один раз в 2—4 дня.

Глубина ближней разведки до одного перехода, точнее ею желательно захватить конечно-выгрузочные станции противника, она уже живо интересует корпус и производится раз, а в случаях особо важных и два раза в сутки. Нормальной глубиной разведки поля сражения является дальность артиллерийского огня, она производится чаще всего и собирает сведения, важные для всех начальников. На ряду с этим, для постоянного наблюдения на ближних расстояниях, главным образом, в целях артиллерийской стрельбы, с успехом могут применяться привязные аэростаты, представляющие прекрасные артиллерийские наблюдательные пункты с непрерывным наблюдением. Радиус их поля зрения 15—20 км, удаление от линии фронта 6—12 км. Невыгоды — трудность наблюдения вследствие неустойчивости аэростата, уязвимость с воздуха и огнем с земли, влияние атмосферных явлений.

Недостатки воздушной разведки при помощи самолетов:

1. Она не дает уверенности, что противника нет там, где он не обнаружен; в марте 1918 г. сосредоточение десятков германских дивизий к месту удара не было обнаружено летчиками.

2. Несмотря на все усовершенствования, она еще или вовсе не работает, или недостаточно хорошо работает ночью, в сильную облачность, в туман, дождь, снег, град.

3. Не может установить, какие именно части противника ею обнаружены (№№ полков и т. д.), а также и политико-морального состояния войск, о каковом может судить только приблизительно по некоторым признакам, так, например, наблюдения германской авиации в 1914 г. после пограничного сражения давали сведения об отходе французов в порядке, что должно было навести главное командование на мысль, что пропиши к еще вполне боеспособен.

4. Не дает сведений о настроении и достатке населения, рельефе местности.

5. Недостаточно надежна, ибо встречает серьезного врага в истребительной авиации и зенитных средствах противника.

Поэтому, даже в тех случаях, когда воздушная разведка дает хорошую общую картину положения дел, должна быть непременно дополнена другими видами разведки. {135}

Агентурная и воздушная разведки являются единственными средствами разведки глубокого тыла противника; кроме них, еще только конница может при известных благоприятных условиях проникать в этот тыл, все прочие средства ограничивают свою работу разведкой фронта и ближайшего тыла.

б) Разведка войсковыми частями. Может вестись: конницей, пехотой, бронесилами и смешанными отрядами из всех родов войск, собирая сведения всеми вышеперечисленными способами, в том числе и боем.

Конная разведка может вестись:

а) крупными соединениями конницы — корпусами и дивизиями, снабженными всеми средствами техники, поддержанными бронесилами, а часто и пехотой, и

б) конницей стрелковых дивизий и полков, в некоторых армиях — корпусов, так называемой войсковой конницей.

Пешая разведка ведется: разведывательными дозорами в 2—3 стрелка, высылаемыми от разведывательных органов, отделениями, взводами, ротами и батальонами стрелковых полков.

Разведка бронесил самостоятельно ведется очень редко, но придача их всякой другой разведке, когда сведения приходится добывать боем, весьма полезна.

Смешанные отряды из всех родов войск бывают самого разнообразного состава, основою их является пехота или конница, которым придаются другие роды войск для усиления огневой мощи, для устранения или устройства препятствий, для специальной разведки.

Каждый из перечисленных видов общевойсковой разведки отличается известными свойствами, которые необходимо знать, дабы не возлагать непосильных задач и не ожидать от данной разведки тех результатов, которых она дать не может.

Исследование работы конных масс не составляет предмета общей тактики; производится эта работа по указаниям армейского командования и имеет целью обычно не только разведку, но и специальные боевые действия.

Преимущества конной разведки войсковой конницы заключаются в ее подвижности, дающей возможность захватить широкий фронт, быстро выдвигаться в требуемом направлении, работать не только на фронте, но и в тылу противника, быстро доставлять донесения.

С другой стороны, однако, конные части очень уязвимы огнем с земли и с воздуха, хорошо наблюдаются, зависят в своих действиях от местности, времени года, суток, состояния погоды, наконец, не отличаются большой оборонительной силой. Особенно это касается войсковой конницы, которая имеет возможность вести разведку только эскадроном дивизии или отдельными разъездами, силою от отделения до взвода. Удаление эскадрона и отдельных разъездов принимается уставом до перехода, фактически оно обычно не превосходит 15—20 километров. Фронт разведки эскадрона доходит до 8 километров, разъезд может разведывать только направление, а не фронт. Высылать от дивизии на разведку целый эскадрон обычно нельзя, ибо затем его некем будет заменять. Отсюда нормальным видом разведки войсковой конницы является высылка отдельных разъездов, которые отличаются очень незначительной боевой силой. Самое большее, что они могут {136} дойти до пешей, а иногда только до конной разведки противника, которая при атаке легко может смять их.

Отсюда нормально войсковая конная разведка должна или подкрепляться пешей разведкой, следующей за нею, или входить в состав специального смешанного разведывательного отряда.

Пешая разведка обладает свойствами, обратными конной.

1. Менее заметна для глаза и менее уязвима огнем:

Даже днем может подходить и подползать на очень близкое расстояние к противнику, обнаруживая каждое пулеметное гнездо, подсчитывая число бойниц в каждом окопе.

2. Мало зависит от местности, времени года, суток, погоды, может проникнуть всюду, где ступит нога человека.

3. Отличается более значительной боевой силой: может захватывать и удерживать известные пункты, создавая выгодную обстановку для действий своих частей.

4. Зато отличается медленностью движения: требует много времени на выдвижение вперед, на самую работу и на доставку донесений. Поэтому не может высылаться далеко и захватывать широкий фронт. По той же причине значительно более конной разведки чувствительна к своему тылу и флангам; зная, что ее легко захватить, очень опасливо выдвигается вперед и требует надежного обеспечения флангов и тыла.

Отсюда пешая разведка:

1. Может найти себе применение лишь при достаточном сближении с противником и на небольшом фронте, особенно, когда надо не только разведать, но и захватить какой-нибудь пункт и удерживать его.

2. Заменяет конницу всюду, где по условиям обстановки таковая не может работать, именно: в сфере действительного пехотного огня, ночью, в трудно доступной, бездорожной местности (в глубоком снегу, в густом лесу, в болотах и горах), а также когда нет конницы.

Таким образом, обе разведки не исключают, а дополняют друг друга: конная разведка войсковой конницы может работать на расстоянии до 15—20 километров и даже до перехода, преследуя, главным образом, цель — найти противника; пешая же выдвигается согласно уставу не далее 8—10 километров от своих охраняющих частей, ведя разведку ротою в полосе шириной до 2 километров.

Итак, конная разведка при своей подвижности слаба в огневом отношении, пешая из-за медленности движения боязлива за фланги и тыл и при теперешней огневой силе обороны даже разведывательная рота не всегда проложит себе дорогу своими средствами. Поэтому ныне даже небольшие, но упорные в обороне части противника, заняв выгодные пункты, легко могут остановить и пешую и конную разведку. Так, в 1914 г. германские пехотные части при их упорстве боя останавливали целые русские кавалерийские дивизии, занимая перешейки между озерами, лесные дефиле, каменные строения. Поэтому и в будущей войне, предполагая иметь дело с серьезным противником, часто нельзя будет рассчитывать на успех конной разведки и даже отдельных разведывательных рот. К тому же всегда в дивизии обе ее разведки, конная и пешая, действуют обычно недалеко друг от друга, и постоянно конная разведка нуждается в поддержке со стороны пешей, {137} а пешая в более быстром освещении местности. Отсюда естественным является стремление, с одной стороны, объединить работу пешей и конной разведки, с другой — усилить эту общую разведку огневыми средствами. Эта мысль приводит к созданию особых разведывательных отрядов, в которых широкое применение может найти и артиллерия, не говоря уже о бронеавтомобилях и легких танках, а при действии вдоль железных дорог — и о бронепоездах. В таких отрядах пехота и огневые средства являются ядром, а конница — глазами и ушами, охраняющими это ядро и ведущими разведку.

Где можно, пехотная часть отряда может быть посажена на автомобили или подводы для большой подвижности.

Конечно, подобные отряды все-таки сильно уступают коннице в подвижности, зато имеют возможность вести разведку не только наблюдением или захватом пленных, но и боем, подчас даже весьма упорным, заставляя противника развертывать и обнаруживать свои силы; мало того, предупреждая- его в захвате выгодных рубежей и пунктов и имея возможность упорно удерживать их, эта разведка может создавать своим частям выгодные условия для ведения дальнейшего боя.

в) Техническая разведка. Ведется ныне двояким путем:

а) при помощи радиоразведки,

б) путем подслушивания телефонных разговоров.

В отношении радиоразведки устав разделяет 3 вида действий: радиослежку, радиоперехват, радиоподслушивание.

Радиослежка производится при помощи особых приборов, дающих возможность определить место и мощность радиостанций противника, а отсюда — какие штабы находятся в данном районе.

Радиоперехват принимает передачу радиотелеграфа противника, а радиоподслушиватель — разговоры по радиотелефонам.

Конечно, техническая разведка является средством в общем довольно случайным, ибо противник естественно будет принимать ряд мер для сокрытия своих переговоров и будет давать ложные передачи.'

Печальный опыт II русской армии Самсонова в Восточно-Прусской операции 1914 г., когда все его боевые приказы перехватывались немцами, слишком общеизвестен, чтобы кто-либо стал его повторять.

Однако самый факт существования технической разведки затрудняет работу связи противника, и это одно уже является выгодным свойством данной разведки.

Мало того, попадая в критическое положение, штабы иногда предпочтут быстро передать важное сообщение по радио, чем, сохраняя тайну, опоздать передачей и тем еще более ухудшить положение. В такие периоды техническая разведка может дать колоссальные результаты, превосходящие все, что может дать другая разведка. Подслушивание телефонных разговоров может давать больше, чем подслушивание радио, ибо телефоном пользуется огромное число лиц, и здесь более возможна нескромность. В целях борьбы с этой разведкой воспрещается заземление телефона в полосе ближе 3 километров от окопов. Однако никто не гарантирован, что аппараты для подслушивания далеко превзошли эту норму.

г) Метеорологическая разведка. Должна производиться специальными органами метеорологической службы и давать предсказания {138} погоды как на более длинные периоды — месяц, декада, так и регулярно на следующий день. Кроме того, элементы ее входят в состав специальной — артиллерийской и химической — разведки, с целью дать данные для ведения огня без пристрелки и учитывать условия и возможность применения химических средств борьбы как со своей, так и со стороны противника.

Специальная разведка.

а) Артиллерийская разведка обеспечивает артиллерии своевременное «вступление в бой и целесообразное боевое применение».1

Отсюда она должна:

1) дать артиллерийскому начальнику, а через него и общевойсковому, все те сведения о противнике и местности, которые помогли бы принятию решения, первым делом, конечно, в отношении использования артиллерии, а попутно и других войск,

2) дать артиллерийскому начальнику все те данные о противнике и местности, которые необходимы для выполнения возложенной на артиллерию задачи.

Отсюда, до тех пор, пока общевойсковым начальником не поставлена артиллерии определенная задача, ее разведка должна работать параллельно с войсковой, раскрывая те препятствия, которые может представить выполнению общей задачи противник и характер местности, и определяя те действия артиллерии, которые могли бы помочь артиллерии и другим войскам в преодолении этих препятствий.

С того момента как артиллерии поставлена определенная задача, первая цель не отбрасывается, ибо постоянные изменения в обстановке потребуют новых и новых перегруппировок, а с нею и новых сведений о противнике и местности, зато, кроме этой работы, на долю артиллерийской разведки выпадает не менее ответственная и весьма сложная работа — добыть необходимые данные для выполнения задачи, возложенной на данную артиллерийскую часть.

Чтобы хорошо выполнить задачу, надо, конечно, прежде всего отлично знать:

а) Кому именно и в чем надо помочь, связавшись с той пехотой, конницей, бронесилами, авиацией, которым надо оказать содействие.

б) Добыть возможно более точные сведения о том противнике и той местности, где предстоит бой, дабы выяснить, какие именно цели — пехотные, артиллерийские, кавалерийские, броневые, фортификационные, тыловые — надо поражать сейчас и, может быть, придется поражать в будущем как в случае успеха, так и неуспеха своих войск, какое противодействие при этом можно встретить со стороны всех родов войск противника, особенно его артиллерии и авиации.

в) Основываясь на этих данных, можно и нужно в первую очередь определить те наблюдательные пункты, огневые позиции и пути подвоза, при помощи которых можно наилучшим образом выполнить поставленную задачу, помня, что обычной ошибкой артиллерийской разведки, как впрочем и всякий другой специальной, является увлечение огневыми позициями и наблюдательными пунктами, удобными технически вообще, но не для выполнения данной задачи. Так, в мартовских боях 1916 г. на Якобштадском плацдарме около половины {139} батарей тяжелой артиллерии не могло принять участия в подготовке атаки пехоты, ибо одни батареи имели наблюдательные пункты очень хорошие, но не для тех целей, которые надо было наблюдать, а у других — орудиям нельзя было придать должного угла поворота, ибо директрисса и секторы обстрела не были соображены с действиями пехоты,

г) С открытием огня задачей артиллерийской разведки естественно является наблюдение и уточнение данных стрельбы и одновременно сбор тех сведений, которые могут дать основания для последующих решений начальника. В этом отношении сеть раскинутых наблюдательных пунктов артиллерии должна являться весьма выгодным средством разведки вообще, ибо такого количества наблюдательных пунктов, так надежно связанных с начальниками, не имеет ни один штаб, ни один род войск. Недаром, в бою первые сведения об успехе или неуспехе пехоты нормально приходят с артиллерийских наблюдательных пунктов, а не от самих пехотных частей, донесения которых должны пройти ряд инстанций и потому запаздывают.

Способами артиллерийского наблюдения являются: наблюдение, опрос, изучение карты, а иногда некоторых документов; бой не есть способ действий артиллерийской разведки, за исключением случаев необходимой самообороны, поэтому эта разведка работает всегда под прикрытием других родов войск.

По средствам выполнения артиллерийская разведка делятся на наземную и воздушную. Первая выполняется артиллерийскими разъездами, артиллерийскими начальниками и органами инструментальной разведки: топографической, метеорологической, светометрической, звукометрической. Вторая — самолетами и аэростатами».1

Весьма важным оружием артиллерийской разведки является звукометрия, ибо она дает возможность определять места батарей противника, требуя всего нескольких часов для организации работы. Самолет, как известно, находит лишь плохо замаскированные батареи или неосторожно обнаружившие себя стрельбой во время его полета. Звукометрия же дает возможность обнаруживать всякую открывавшую огонь батарею. Поэтому, чем слабее артиллерия воздушными средствами, тем более заинтересована она в хорошей работе звукометрических станций.

Иногда ценные данные случайного характера дают артиллерийской разведке агентурные сведения, а также показания пленных и жителей. Так, крестьянин, явившийся в сентябре 1914 г. в штаб 2 кавказского корпуса, дал ценные данные о месте расположения и характере укрепления и маскировки германских батарей; пленные не раз выдавали места штабов и т. д.

б) Инженерная разведка, подобно артиллерийской, должна иметь целью:

а) сбор сведений, могущих влиять на решение общевойскового начальника,

б) сбор сведений, необходимых для своевременного выполнения или подготовки к выполнению специальных инженерных работ, необходимых для обеспечения успеха этого решения. {140}

Подобно артиллерийской, инженерная разведка, где возможно, должна начинать свою работу еще до решения начальника, дабы дать данные для такового.









ЧТО ТАКОЕ УВЕРЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ В МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЯХ? Исторически существует три основных модели различий, существующих между...

Конфликты в семейной жизни. Как это изменить? Редкий брак и взаимоотношения существуют без конфликтов и напряженности. Через это проходят все...

Живите по правилу: МАЛО ЛИ ЧТО НА СВЕТЕ СУЩЕСТВУЕТ? Я неслучайно подчеркиваю, что место в голове ограничено, а информации вокруг много, и что ваше право...

ЧТО И КАК ПИСАЛИ О МОДЕ В ЖУРНАЛАХ НАЧАЛА XX ВЕКА Первый номер журнала «Аполлон» за 1909 г. начинался, по сути, с программного заявления редакции журнала...





Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2021 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.