Сдам Сам

ПОЛЕЗНОЕ


КАТЕГОРИИ







География средневекового Востока и Европы





Развитие географического знания в эпоху Средневековья (III – конец XV вв.) характеризуется развитием практически только страноведческого направления. Другие же направления, связанные с математикой и фундаментальными естественными науками, не получили какого-либо развития и даже в значительной степени были забыты.

Только в арабском мире сохранялись некоторые идеи античности, не получая, однако, дальнейшего развития. Основными носителями географического знания были купцы, чиновники, военные и миссионеры, для которых страноведческие знания составляли основу их практической деятельности или государственной службы.

Наибольшее развитие страноведение (в основном, в виде специальных географических произведений) получило в арабском мире. Это было связано с обширностью Арабского халифата, который, начиная с VIII в., постепенно расширился от Центральной Азии до Пиренейского полуострова. Одним из важных факторов развития страноведения был посреднический характер арабской торговли между Востоком и Западом в их традиционном понимании.

Арабские страноведческие произведения носили справочный характер, они давали информацию о народах, богатствах, переправах, населенных пунктах и предметах торговли. Примером может служить самая ранняя сводка такого рода, относящаяся к середине IX в., – "Книга путей и государств" Ибн Хардадбека, чиновника при багдадском халифе. Таков и самый полный многотомный "Географический словарь" первой четверти XIII в., написанный мусульманином из византийских греков Якутом (1179-1229 гг.).

Что же касается пространственного кругозора арабов, то он наиболее полно характеризуется описанием путешествий странствующего купца марокканца Абу Абдаллаха Ибн Баттуты, одного из величайших путешественников. Он начал свои странствования в 1325 г. из Танжера, побывал в Египте, Западной Аравии, Йемене, Сирии и Иране, затем морем добрался до Мозамбика, а на обратном пути посетил Бахрейнские острова. В дальнейших своих путешествиях Ибн Баттута посетил Крым, был в низовьях Волги и в ее среднем течении, пересек Прикаспийскую низменность и плато Устюрт и проследовал в Среднюю Азию. Оттуда через хребет Гиндукуш он вышел в долину Инда и несколько лет прожил в Дели. В 1342 г. он прошел через Индостан на юг, посетил Мальдивские острова, Шри-Ланку и морем прибыл в Китай. В Танжер Ибн Баттута вернулся в 1349 г., вновь побывав на Шри-Ланке, в Сирии и Египте. В 1352 – 1353 гг. состоялось его последнее путешествие, во время которого он пересек Западную и Центральную Сахару.



Всего за 25 лет своих странствий он прошел по суше и по морю около 130 тыс. км. На покое, возвратясь из странствий, в городе Фес, Ибн Баттута продиктовал книгу под названием "Подарок созерцающим о диковинках городов и чудесах путешествий", которая чаще известна как "Путешествия Ибн Баттуты". Эта книга, переведенная затем на ряд европейских языков, насыщена огромным географическим, историческим и этнографическим материалом, представляющим большой интерес и в наше время для изучения средневековой истории и географии посещенных им стран, в том числе обширных областей бывшего Советского Союза. Как считают комментаторы этого произведения, там, где Ибн Баттута говорит о том, что лично видел, т.е. в большей части своих описаний, его сообщения, как правило, вполне достоверны.

Экологическое направление географии у арабов носило характер вульгарного детерминизма, восхваляющего климат Аравийского полуострова, одного из семи "климатов", которые, в отличие от широтных климатов греков, означали крупные регионы мира.

Некоторые великие арабские ученые поднимались до генетических и космогонических рассуждений, однако и они не смогли подняться до уровня древнегреческих ученых. Так, багдадский араб Масуди, в X в. побывавший на Мозамбикском проливе, сделал первое описание муссонов, а также писал об испарении влаги с поверхности воды и последующей конденсации в виде облаков. Великий хорезмский ученый-энциклопедист Бируни был и крупнейшим географом XI в. Во время своих долгих путешествий он изучил Иранское нагорье и большую часть Центральной Азии. Сопровождая завоевателя Хорезма афганского султана Махмуда Газневи в его опустошительном походе на Пенджаб, Бируни собрал там обширные материалы об индийской культуре и положил их вместе с личными наблюдениями в основу большого труда об Индии. В этом труде Бируни, в частности, пишет об эрозионных процессах, о сортировке аллювия, о находках морских ракушек высоко в горах. Он приводит сведения о представлениях индусов о связи приливов с Луной.

Выдающийся ученый, философ, врач и музыкант Ибн Сина (латинизированное Авиценна) (ок. 980-1037 гг.) писал о денудационных процессах. Он описал результаты своих непосредственных наблюдений о выработке долины крупными реками Центральной Азии и на этой основе выдвинул идею о непрерывном разрушении горных стран. Он указал на то, что горы начинают стачиваться в процессе вздымания и что этот процесс идет непрерывно.

Но, несмотря на эти (и другие) отдельные достижения, арабская география в смысле теоретических представлений не продвинулась дальше античных географов. Ее заслуга заключается в основном в расширении пространственного кругозора и в сохранении для потомков идей античности.

О низкой ступени теоретических представлений говорят и карты арабов, которые до XV в. строились без градусной сетки. На этих картах для изображения географических объектов использовались правильные геометрические фигуры – круги, прямые линии, прямоугольники, овалы, что неузнаваемо меняло натуру. "Из боязни идолопоклонства Коран запрещал изображать людей и животных. Этот запрет нашел свое отражение и на географических картах, которые чертились как схемы при помощи циркуля и линейки".

Исключение составляют карты аль-Идриси (1100-1165 гг.). В 1154 г. появились его "Географические развлечения". Эта книга, в отличие от чисто описательных страноведческих справочников других арабских авторов, содержала проверку идей Птолемея и исправления его ошибок на основе новейших сведений. Кроме того, в книге были составлены две карты мира, круговая и прямоугольная, на 70-ти листах. Именно эти карты и отошли от арабских канонов тем, что географические объекты были изображены на них в натуральных очертаниях. Правда, эти карты были построены также без градусной сетки, т.е. в смысле математического обоснования они уступали птолемеевым, но в номенклатурной части существенно превосходили их.

Теперь обратимся к раннему средневековью в Европе, которое характеризуется в целом упадком науки. Из географических сочинений этого времени обычно упоминается "Христианская география" Козьмы Индикоплова (VI в.), где даются сведения страноведческого характера по Европе, Индии, Шри-Ланке и Эфиопии. Книга получила довольно широкую известность благодаря тому, что в ней решительно отвергалась шарообразность Земли как заблуждение.

Господство натурального хозяйства в средневековой Европе резко сузило значение географических знаний. Только благодаря крестовым походам 1096, 1147-1149 и 1180-1192 гг. европейцы стали нуждаться в географических сведениях, а также познакомились с арабской культурой.

В последующем значительные географические сведения были получены в результате посольских миссий католической церкви в монгольские ханства, наибольший расцвет которых приходится на XIII в. Среди этих посольств выделяют первого из таких послов – итальянца, францисканского монаха Плано Карпини (1245-1247 гг.) и фламандца Гильома Рубрука (1252-1256 гг.), которые разными путями достигли столицы великого хана Каракорум, собрали значительный этнографический, исторический, политический и страноведческий материал.

Особый интерес представляет отчет Рубрука о его посольской миссии. Он впервые правильно обрисовал очертания Каспийского моря, как считают некоторые специалисты, также первый установил основные черты рельефа Центральной Азии, и то, что Китай с востока омывается океаном. П. Карпини и Г. Рубрук дали Западной Европе первое действительно достоверное описание Центральной Азии и монгольских народов и тем самым открыли целую новую область для исследования... Уже одно это придает их трудам большую ценность, и, кроме того, они были пионерами в том движении, которое приоткрыло Азию, хотя и на короткое время, для сношения с Европой".

Выдающимся географическим явлением XIII в. следует назвать книгу венецианского купца Марко Поло (1254 – 1344 гг.) "О разнообразии мира" или, как ее обычно теперь называют, "Книга Марко Поло". Этот купец осуществил длительное путешествие в Восточную Азию (1271 – 1295 гг.), долго служил у хана Хубилая в Пекине, что дало ему возможность широкого знакомства с жизнью народов Восточной Азии. В своей книге, кроме достаточно правдивого описания многих посещенных мест, Марко Поло упоминает о Японии и острове Мадагаскар. Таким образом, он существенно расширил пространственный кругозор европейцев, впервые широко и доступно познакомил их с богатствами Востока.

В ХIV-V вв. "Книга" Марко Поло служила одним из руководств для картографов. Его географическая номенклатура в значительной степени повторяется на многих картах, в том числе таких известных картах мира, как Каталонская 1375 г. и круговая Фра-Мауро 1459 г. Очень большую роль сыграла эта книга в истории великих географических открытий. "Мало того, что организаторы и руководители португальских и первых испанских экспедиций XV—XVI вв. пользовались картами, составленными под сильным влиянием Поло, но и само его сочинение было настольной книгой для выдающихся космографов и мореплавателей, в том числе для Колумба. Характерно, что в 1477 г. в немецком переводе вышло первое печатное издание этой книги и это была одна из первых в Европе печатных книг.

К литературе подобного рода относится и "Хождение за три моря" тверского купца Афанасия Никитина, который путешествовал в 1466 – 1475 гг. по южной и юго-западной Азии, долго прожил в Индии. Правда, его книга была открыта и опубликована лишь в XIX в., но как показатель уровня развития и интересов к географической информации произведение А. Никитина заслуженно упоминается в истории географической науки. Он "был первым европейцем, давшим вполне правдивое, огромной ценности описание средневековой Индии, которую он обрисовал просто, реалистично, деловито, без прикрас. Своим подвигом он убедительно доказывает, что во второй половине XV в., за 30 лет до португальского "открытия" Индии, путешествие в эту страну из Европы мог совершить на свой страх и риск даже одинокий и бедный, но энергичный человек, несмотря на ряд исключительно неблагоприятных условий".

В конце рассматриваемого периода географические путешествия стали предприниматься целенаправленно. В этом отношении выдающейся можно назвать деятельность португальского принца Энрики (Генриха), прозванного Мореплавателем (1394-1460 гг.), который в 1415 г. основал в городе Сегрише на юге Португалии мореходную школу и обсерваторию. Капитаны Энрики Мореплавателя шаг за шагом открывали западное побережье Африки, и их географические открытия продолжались до тех пор, пока, накануне эпохи Великих географических открытий, в 1487 г. Бартоломеу Диаш не достиг мыса Доброй Надежды.

Характерным родом географической литературы рассматриваемого периода является и так называемая коммерческая география. В 1333 г. появилась "Практика торговли" итальянца Пеголетти, которая содержала сведения о качестве и технологии изготовления важнейших товаров, о единицах веса и меры, денежных единицах стран, описание пошлин и транспортных издержек, а также караванной дороги от Азовского моря в Китай. Начиная с XIII в., возникает некоторое подобие "количественного" описания государств (в службах губернаторов и дипломатических агентов итальянских городов-государств). В известной степени в них содержались некоторые истоки экономической географии.

В области картографии важным моментом следует считать появление компаса, что вызвало создание так называемых порталанов – компасных карт, где градусную сетку заменили перекрещивающиеся компасные румбы, по которым определялись курсы кораблей. После появления искусства гравировки на меди эти порталаны стали доступными для широкого круга заинтересованных лиц. Хотя математическая основа у них и отсутствовала, изображение объектов побережий было весьма полным и удовлетворяло непритязательные потребности современников.

 


ТЕМА 2: ЭПОХА ВЕЛИКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ

(ХУ – СЕРЕДИНА ХУП ВВ.)

 

Лекция 2

За начало этого периода вполне обоснованно берется первое путешествие X. Колумба и его открытие Америки, так как именно это открытие имело наибольший мировой экономический, политический, этнографический и научный резонанс. Концом периода можно считать конец XVII в., когда завершились крупнейшие открытия в южных морях и в Северной Азии и когда в основном закончились поиски северо-западного и северо-восточного проходов из Европы в страны Востока.

Великие географические открытия начались не вдруг. Дальние океанические плавания и сухопутные путешествия предпринимались в истории человечества при наличии определенных политических, экономических и научно-технических предпосылок. Коротко рассмотрим составные части географического знания накануне великих открытий, которые способствовали осуществлению планов достижения стран Востока европейцами ~ такова была основная цель многих путешествий.

В этом отношении наиболее важным моментом было слияние трех потоков географического знания.

Во-первых, возрождение землеведческих идей античности, особенно тех из них, которые относятся к представлениям о шарообразности Земли. В этом отношении, прежде всего, следует назвать второе издание книги кардинала Пьера д'Эйи, или Петра Аллиакуса (1350-1420 гг.) "Изображение мира"(1414 г.). В ней впервые в эпоху Возрождения комментируется "География" Птолемея. Возрождается идея о возможности достижения Индии западным путем, делается разбор точек зрения относительно обитаемости жаркого пояса, оспаривается замкнутость Индийского океана с юга. Приводятся доказательства того, что Африка с юга омывается океаном, что вдохновляет принца Энрики на поиски путей в Индию вокруг Африки. Аналогичные мысли высказывались в "Космографии" итальянского гуманиста Энея Сильвио Пикколомини (1405-1464 гг., с 1458 г. – папа Пий II). Здесь, кроме поддержки идей шарообразности, имеются рассуждения о климатических поясах и их особенностях, об их обитаемости, делении Земли на части света, а также неоконченные характеристики Европы и Азии, с направлениями главных горных хребтов и рек и большим номенклатурным материалом.

Во-вторых, в 40-х гг. XV в. появляется книгопечатание и благодаря этому в Европе распространяются страноведческие произведения, где описываются богатые золотом, драгоценными камнями и пряностями страны Востока – Индия, Китай, Цейлон, Чипанго (Япония) и другие.

В-третьих, появляются картографические произведения, показывающие возможные пути в страны Востока. Последним картографическим произведением обзорного характера, выполненным без градусной сетки, является карта венецианца Фра-Мауро, изготовленная в 1459 г. для Венецианской республики. При ее составлении автор использовал портоланы, данные путешественников XIII, XIV и XV вв., в особенности Марко Поло, арабские источники и материалы португальских открытий. Характерно, что Фра-Мауро не замыкал Индийский океан внутри суши; он показал южную оконечность Африки под названием мыс Диаб (араб, "между океанами") якобы достигнутый неизвестным арабским мореплавателем около 1420 г.

Одной из первых карт, где показано в градусной сетке взаимное расположение Европы и Азии через океан, является карта флорентийского астронома и географа Паоло дель Поццо Тосканелли, составленная, очевидно в 70-х гг. XV в. Эта карта не дошла до нас. Попытка ее реставрации под названием "Карта навигаций" была сделана лишь в XX в.

Однако о наличии карты свидетельствует ответ Тосканелли на просьбу Колумба об указании кратчайшего пути к островам пряностей.

В 1492 г. Мартин Бехайм из Нюрнберга (1459 - 1506 гг.) изготовил первый дошедший до нас глобус, на котором простирание Атлантического океана по долготе составляло примерно столько же, сколько и на карте Тосканелли. Таким образом, эти (и другие того же периода) картографические труды исходили из малых размеров земного шара, что облегчало решение вопроса плавания на запад для достижения стран Востока.

 

В период великих географических открытий, отечественные исследователи выделяют два периода:

· испано-португальский период (конец XV – середина XVI в.), включающий открытие Америки, начиная с первой экспедиции Колумба (1492 г.); португальские плавания к Индии и берегам Восточной Азии, начиная с экспедиции Васко да Гамы; испанские тихоокеанские экспедиции XVI в. от первого кругосветного плавания Магеллана до экспедиции Вильяловоса (1542-1543 гг.);

· период русских и голландских открытий (середина XVI – середина XVII в.), к которому относятся: открытие русскими всей Северной Азии от похода Ермака до плавания Попова-Дежнева (1648 г.); английские и французские открытия в Северной Америке; голландские тихоокеанские экспедиции и открытие Австралии.

Открытия стран и земель сопровождалось их описанием и сравнительно точными определениями местоположений. Таким образом, был получен материал, позволяющий уже не умозрительно (как было в основном в античную эпоху), а фактами обосновать многие научные представления, сложившиеся в географии. Ведь только после первого кругосветного путешествия шарообразная форма Земли стала совершенно очевидным для всех фактом, отрицать который прекратила и церковь.

За годы великих открытий география заняла положение одной из наиболее важных отраслей знания, которая отвечала многим запросам развивающегося капитализма, удовлетворяя потребность в подробных сведениях о разных странах (как европейских, так и заморских), о торговых путях, рынках, природных богатствах и т. д.

Первыми результатами новых открытий становились рассказы и записи самих путешественников: дневниковые записи Колумба и Пигафетты (участника первого кругосветного плавания), "скас-ки" русских землепроходцев и другие подобные материалы. Несколько позже стали появляться собрания описаний путешествий. Так, в середине XVI венецианец Дж. Б. Рамусио выпустил трехтомное издание "Плавания и путешествия". Аналогичное собрание путешествий в 1598 г. издал англичанин Р. Хаклюйт, который в 1598-1600 гг. выпустил новое трехтомное издание.

Вторым родом литературы, связанной с эпохой великих открытий, стали так называемые "Космографии", продолжавшие традиции землеведческого направления античных ученых. В них рассматривались место Земли во Вселенной и общие соображения по устройству самой Земли. Первым этого рода произведением рассматриваемого периода является "Введение в космографию" (1507 г.) Мартина Вальдзеемюллера, лотарингского географа (1470 – 1527 гг.), который более известен тем, что в своей работе он поместил письма Америго Веспуччи о том, что вновь открытая земля на западе не является Азией, а представляет собой отдельный материк – Новый Свет. В остальном же это было изложение взглядов Птолемея, с его классификацией географии. В течение всего XVI в. сохраняется триада Птолемея: география – количество; топография – карта; хорография – писание. Под космографией понималась некоторая сумма астрономии, физики и географии.

География еще не стала теоретической наукой: время для этого не наступило. Она выполняла в сущности справочную функцию, и обе главные формы изложения географического материала – карты и страноведческие описания – носили справочный характер. Страноведение в основном следовало старым традициям и часто сводилось к сплошному перечислению фактов, причем физико-географический элемент занимал в нем подчиненное положение. Эта же тенденция господствовала и в преподавании географии.

Одной из главных причин такого состояния географии было общее недостаточное развитие естественных наук, которые должны были служить для географии необходимой основой, очень слабое знание основных фактов, относящихся к природе Земли и ее поверхности. Поэтому накопление фактов продолжало оставаться главной задачей географии, и в связи с этим на передний план закономерно выдвигается картография как основной метод фиксации географических данных, причем такой метод, который позволяет установить пространственные связи между отдельными объектами.

Главными открывателями были не ученые, а военные, купцы, различные авантюристы и представители влиятельных особ. Для ученых естествоиспытателей великие географические открытия имели первоначальное значение лишь в том отношении, что они практически показали шарообразность Земли и тем самым подтвердили справедливость учения древних, равно как и верность математических построений и астрономических наблюдений. Не случайно Н. Коперник начал свой труд "О вращении небесных сфер" с восторженного изложения представлений о сферичности Земли, доказанной новыми географическими открытиями.

Ревизия Птолемея начинается лишь с начала XVII в. Б. Кекерман в "Системе географии" (1611 г.) все еще сохраняет космографию, но уже заменил триаду Птолемея "общей" и "специальной" географией, каковое деление в принципе сохраняется до настоящего времени. Кроме того, у Кекермана, по всей вероятности, впервые после античных ученых, имеется выделение двух сфер – земли и воды и понятие земноводного шара.

Наконец, третий род литературы – это общегеографические компедиумы, которые исходили из попыток выделения географии из лона космографии. Так, немецкий ученый Ф. Клювер в 1624 году опубликовал шеститомный труд "Введение в всеобщую географию", где первый том представлял описание картины Вселенной – некоторая дань традициям, но остальные 5 томов были посвящены различным частям Земли.

Всеобщая география" Б. Варениуса – выдающийся географический труд XVII в.

Самым выдающимся событием рассматриваемого периода стало появление труда нидерландского ученого немецкого происхождения Бернхардуса Варениуса (настоящее имя и фамилия Бернхард Варен, 1622- 1650 ? гг.) – "Всеобщая география" (1650 г.). В этом труде впервые после работ античных ученых предпринята попытка создания развернутой те­оретической концепции географии, соответствующей новой стадии развития философии и науки, попытка "вычленения" географии в качестве самостоятельной отрасли знания. В самом начале своей работы Варениус определяет эту науку следующим образом: "География есть часть прикладной Математики, в которой показывается состояние земноводного шара и его частей, поколику сие надлежит до количества". После предисловия следует глава под названием: "О нужных геометрических и тригонометрических предложениях, которые учащимся и читающим географии знать должно". В дальнейшем тексте также много мест относительно расстояний, углов, размеров, характеристик через геометрические фигуры. Третья, прикладная, книга и вовсе посвящена технике определения координат, пользования компасом, измерениям на земле, картографическим проекциям.

Что касается земноводного шара, который Варениус рассматривает в качестве предмета географии, то здесь речь идет о сферах Земли. При этом выделяются "земля", куда, кроме горных пород, включены травы, деревья и животные; "воды" – океаны, моря, реки, озера, болота и минеральные воды; "атмосфера" – воздух, облака, дожди и т. п. Причем эти три части не отождествляются с планетой, а имеют верхнюю и нижнюю границы.

 

Относительно атмосферы в книге Варениуса сказано, что это "тонкое тело, весь земной шар окружающее". "Земля" же, вероятно, – это та кора, или скорлупа, которую впервые выделил в 1600 году Уильям Гильберт в работе "О магните, магнитных телах и великом магните Земли" в отличие от внутренней части или собственно магнита, и в пределах которой протекает жизнь, происходят непрестанные возникновения и уничтожения.

 

Рассматривая отдельные сферы, ученый выдвигает различные классификационные и динамические подходы. Так, характеризуя атмосферу, он различает климатические пояса и погодные различия внутри поясов. Им же, очевидно, одним из первых, поставлена проблема общей циркуляции атмосферы. Он пишет о расширении воздуха над экватором и об уплотнении его над полярными областями, что приводит к движению воздуха.

Описывая различия мест на земной суше, Варениус выделяет три типа мест: рудокопные ямы, леса и степи. Эти типы подразделяются на роды. Например, леса он делит на роды по породам деревьев и по произрастающим ягодам. Степи Варениус делит на два рода: собственно степи, которые бесплодны и сухи; степи плодородные, но не заселенные.

Род собственно степей он делит на 4 вида: песчаные, болотные, каменистые и бесплодные12. Если добавить к подобным рассуждениям классификацию островов, природных вод, разделение Мирового океана на отдельные океанические бассейны, классификацию морей, то вполне можно согласиться с оценкой: "Учение Варения знаменательно еще и тем, что оно стало переходной ступенью от умозрительно-синтетического подхода к предмету естественной географии к аналитическому".

Этот ученый понимал необходимость дифференцированного изучения поверхностной оболочки Земли и тем самым пытался теоретически обосновать необходимость дифференциации географии, развития ее отдельных отраслей.

 

Важным видом географической литературы времен великих открытий стало количественное описание отдельных стран. Мотив – потребности торговых людей и государственных служащих. Такое количественное страноведение получило название статистики (нем. Statistic, от итал. Stato – государство). Впоследствии это направление обогатилось английской политической арифметикой и получилась современная статистика.

Так как произведения такого рода описывали преимущественно давно известные страны, то ставить их в прямую связь с новыми географическими открытиями вряд ли возможно. Эта связь может быть опосредованной через развитие рыночных отношений между географическими пространствами, на что, безусловно, повлияли новые открытия.

Ярким примером произведений этого рода является "Описание Нидерландов" Людовико Гвиччардини (1521 – 1589 гг.), опубликованное в 1567 г. и выдержавшее 35 изданий на 7 языках.

Труд состоял из двух частей: по современной терминологии – отраслевой и районной. Первая часть содержала материалы о названии страны, ее географическом положении, климате, устройстве поверхности, плодородии почвы в тогдашних границах Нидерландов, включавших Голландию, Бельгию, Люксембург, Северную Францию. Здесь же имелись главы о реках, о роли моря и леса; описывались быт, нравы, ремесла, торговля и управление. Вторая часть книги была основной по объему и посвящалась характеристике 17 провинций страны, причем эта характеристика была не шаблонной, хотя имела ряд общих мест, похожих на разделы первой части книги. Вместе с тем в описании провинций содержалась количественная характеристика хозяйства, указывались причины его развития. При этом большое значение придавалось природным условиям и экономико-географическому положению. Большое место занимало описание населенных пунктов каждой провинции.

Некоторые исследователи оценивают эту книгу как первое экономико-географическое сочинение.

Картографические произведения XVI - XVII вв.

Одним из важнейших видов географической литературы времен великих открытий были картографические произведения. Мотив - внезапное расширение пространственного кругозора людей, неслыханное ранее развитие мореходства, торговли и колониальных захватов породило острую потребность в географических картах. Да и сами путешествия и открытия приносили картографии обильный материал. Этот встречный процесс интереса и материалов привел к мощному развитию картографии. Доказательство шарообразности Земли и выяснение ее истинных размеров значительно улучшили математическую основу карт.

Были созданы специальные картографические учреждения в колониальных фирмах (в "Палате для торговли с Индией" в Испании, в англо-голландской "Ост-Индской компании" и др.). Возникли частные картографические предприятия, которые, благодаря хорошему сбыту своей продукции, процветали. Развивалось и своеобразное художественное направление в картографии, особенно в Италии. В те времена карты имели великолепное зарамочное оформление, да и в пределах неизвестных земель рисовались различные аллегорические фигуры высокохудожественного исполнения.

Во второй половине XVI в. центром картографии становится Антверпен (Нидерланды). Здесь возникла фламандская школа, прославившаяся именами Авраама Ортелия (1527-1598 гг.) и Герарда Меркатора (1512- 1594 гг.).

Ортелий был гравером, иллюминовщиком, торговцем и издателем карт. Он увековечил свое имя изданием большого собрания карт, которое вышло 20 мая 1570 г. под названием "Обозрение круга земного" и состоял из 70 карт. Список авторов насчитывал 87 имен, в их числе был и Меркатор. Каждая карта сопровождалась описанием географического характера.

Герард Меркатор, является крупнейшим картографом своего времени, автором нескольких выдающихся картографических произведений, основоположником научной картографии.

Стал разрабатывать математические основы картографии.

Главные вехи его творчества отмечены созданием карты Палестины в 1538 г., карты мира в двойной сердцевидной проекции в том же году, где название Америка распространено впервые на оба материка Нового Света, глобуса в 1541 г. В 1544 году по религиозным мотивам он переехал в Дуйсбург, где выпустил карту Европы на 15 листах. В 1569 г. им была создана карта мира на 18 листах в новой цилиндрической проекции, и, наконец, в 1570 г. он завершил свой "Атлас". С тех пор слово "атлас" стало нарицательным именем собрания карт.

В конце XVII в. центр картографии перемещается в Амстердам. Здесь появляются атласы И. Хондия, В. Янсона, В. Я. Блау (Блае). Многие атласы сопровождались огромным географическим текстом и справочным материалом.

Что касается русской картографии, то она с самого начала своего развития была государственным достоянием, а не предметом коммерческого интереса. Первым атласом России считается "Большой чертеж всему Московскому государству", который, как предполагают, относится к 1600 году. Это произведение не дошло до наших дней. Но, судя по "Книге к Большому чертежу", он представлял дорожный атлас, пространственно охватывающий территории от Днепра до Оби и от Лапландии до Бухары, Грузии и Крыма. Вершиной русской картографии является "Чертежная книга Сибири" Семена Ульяновича Ремезова (1642 - после 1720 гг.), законченная в 1701 году и включавшая 23 карты, составленные на основе материалов русских землепроходцев. Ремезов с сыновьями составили также "Хорографическую чертежную книгу" (1697-1711 гг.) на 171 листе и "Служебную чертежную книгу" (1702-1730 гг.) на 116 листах. Русские карты того времени строились без градусной сетки, но с полным изображением гидрографической сети, которая выполняла роль основы.

В целом географическое знание времен великих открытий приняло вполне систематический характер и имело самостоятельное оформление. Можно вполне уверенно утверждать, что в это время география сложи­лась в качестве самостоятельной области знания, появились, особенно в картографии, профессионально занимающиеся географией люди.

Географическая деятельность в форме путешествий в целях открытия новых земель и путей, несмотря на то, что этим не занимались профессиональные географы, стала влиять на научную мысль своего времени, хотя и происходило это с опозданием.

 

 

ТЕМА 3: ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ ВТОРОЙ

ПОЛОВИНЫ ХУП – ХУШ ВВ.

 

Лекция 3

Научная революция XVII столетия в Европе, проходившая под флагом первенства опыта, для чего требовалось расчленение единого, столпами которой выступили великие Г. Галилей, Ф. Бэкон, И. Кеплер, Р. Декарт, И. Ньютон, подготавливалась исподволь.

В XVI в. Н. Коперник сделал революцию в космологии, создав гелиоцентрическую систему с несколькими сферами. Эта система окончательно вытеснила систему греческого астронома и географа Птолемея. Н. Коперник начинает свой революционный труд "О вращениях небесных сфер" с практического изложения сферичности Земли, "доказанной новейшими открытиями".

Начало новой системе ценностей, выдвигающей на первый план точное измерение отдельных явлений, положил Г. Галилей. И. Кеплер, опираясь на открытия Галилея, установил три известных теперь каждому старшему школьнику закона движения планет.

Родоначальник английского материализма Френсис Бэкон осуществил реформу в научном методе в методологическом плане. Он же первым из великих реформаторов науки Нового времени сделал значительный реверанс в сторону географических открытий, отметив их значение для научной революции своего времени.

Свой вклад в научную революцию внес Р. Декарт, стремившийся очистить науку от вредных и ненужных схоластических наслоений, дополнить ее тем, что вело бы к открытию достоверных и новых истин. Сочинение И. Ньютона "Математические начала натуральной философии" знаменовало важнейший методологический переход от правдоподобных спекуляций к количественной теории и точному эксперименту.

Период второй половины 17 – 18 вв часто называют Новым временем и началом научных географических исследований земной поверхности.

В рассматриваемую эпоху уже не было таких чрезвычайно выдающихся географических открытий, которые весьма существенно повлияли бы на изменения в географическом мышлении. Открытия географических объектов, разумеется, продолжались. Весьма больших успехов достигли путешественники-исследователи внутренних частей материков, открывая горные системы, речные бассейны и т. д. Но в отличие от предшествующих периодов на данном этапе стали снаряжаться экспедиции сугубо научного характера, как по своим официальным целям, так и по достигнутым результатам.

Самым первым ученым-путешественником, очевидно, следует назвать английского геофизика и астронома Эдмунда Галлея (1656-1742 гг.), который участвовал в чисто научной экспедиции по определению земного магнетизма. Для географии важно то, что Галлей впервые нашел рациональный способ пространственной группировки явлений - способ изолиний, составив карту магнитных отклонений в изогонах. Способ изолиний впоследствии получил в географии и картографии широкое распространение и стал важным, если не главным, методом установления географических закономерностей, поскольку он позволял пространственно группировать единичные факты и поднимать их на уровень всеобщности. Для развития географии и, особенно, океанографии, важно и то обстоятельство, что составленные Галлеем карты пассатных ветров и пояснения к ним (1686 г.) дали первое представление о направлении ветровых потоков и их смещении.









Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:


©2015- 2019 zdamsam.ru Размещенные материалы защищены законодательством РФ.